30 августа 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Юбилей

20 января 2012 года
Юбилей

     Шаймиеву исполняется 75 лет, и это, несомненно, большая страница в истории татарского народа. Конечно, Шаймиев – выдающийся политический деятель, впервые провозгласивший для Татарстана доктрину «суверенитета» и тезис об «ассоциированном членстве» в Российской Федерации. Практически до конца 90-х годов мы имели конфедеративную модель развития республики, Татарстан на основе первого договора о разграничении полномочий имел особый статус в Российской Федерации, практически минимизировал налоговые выплаты в бюджет федерального центра.
Черчилль говорил о Сталине: «Он принял Россию с сохой, оставил с атомной бомбой». Конечно, Россия образца 1913 - 1917 годов была пятой мировой державой, сейчас она на 10-м месте. И тоталитарная империя, которую создал Сталин, была построена на костях ударников и заключенных, миллионы людей были репрессированы, один голодомор унес до 10 миллионов жизней на Украине, в Поволжье, в Казахстане – эта империя была огромным шагом назад в истории России, к крепостному праву и феодализму.
      Шаймиев принял ТАССР в «деревенском» состоянии, 95% собственности не принадлежали республике. Ни «Татнефть», ни КамАЗ, ни Нижнекамскнефтехим, ни Оргсинтез, ни энергетика (Заинск, Нижнекамск), ни вертолетный завод, КАПО, КМПО, «Элекон», КОМЗ, Точмаш, «Свияга», ни зеленодольские заводы, ни вузы и многое другое не были собственностью республики. Копылов, Лемаев, директор КамАЗа стояли в иерархии СССР выше, чем первый секретарь Татарского обкома КПСС. Хотя тот и был членом ЦК КПСС по должности. Татарстан был автономной республикой, занимал 30 – 40-е место в СССР, по существу, это была третьеразрядная «голодная» республика с талонами (400 граммов, по существу, спреда, маргарина, а не масла, десяток яиц, 1,5 килограмма мяса или «синей» колбасы с «бумагой» в месяц на человека), хотя и добывала по сто миллионов тонн нефти (как говорил председатель Госплана СССР Н. Байбаков, судя по фамилии, имевший татарские корни, весь СССР 60 - 70-е годы жил на татарстанской нефти, добыто нефти в «советский» период было 2 миллиарда тонн, 36 триллионов рублей на сегодняшние деньги).
      Население Казани приближалось к миллиону человек, но союзное руководство приняло решение не строить метро в Казани, метро строилось только в столицах союзных республик и «полуторамиллионниках». Празднование 800-летия Казани политбюро ЦК КПСС запретило, как отрыжку «буржуазного национализма». Народный эпос «Идегей» был запрещен постановлением 1944 года, исследования по истории Золотой Орды находились под запретом. Национальные спектакли, литература, поэзия – все тщательно просеивалось, идеологический гнет в провинции был гораздо более удушающим. Московские писатели, тот же Чивилихин в «Памяти», живописали ужасы татаро-монгольского ига. Из всех репродукторов, телевизоров, исторических учебников неслось, что татарское иго затормозило развитие России на 300 лет, хотя было совершенно непонятно, почему США хватило ста лет с начала XIX века, чтобы стать передовой державой мира, а Россия, в 1552 году покорив Казань, затем Сибирь, Польшу, Прибалтику, Крым, Кавказ, Среднюю Азию, так и осталась «жандармом Европы». Табеев говорил, что татарский язык – «язык доярок и пастухов», что он неизбежно отомрет с развитием национальной общности «советский народ». Четырежды в советский период татарская интеллигенция и номенклатура ставили вопрос о придании Татарстану статуса союзной республики – в 20-х годах (Султан Галиев, его борьба с великорусским шовинизмом, с ленинских позиций против национальной политики Сталина), в конце 30-х годов, когда Сталин при принятии новой Конституции СССР провозгласил критерии «союзности» (миллион населения, развитое промышленное производство, внешние границы и т.д.), в конце 50-х годов (первое татарское возрождение как результат хрущевской оттепели, расцвет татарской культуры, реабилитация репрессированной татарской интеллигенции) проект хрущевской Конституции СССР, в период принятия брежневской Конституции СССР в 70-х годах. И всякий раз ТАССР оставалась автономной, хотя экономический потенциал ТАССР превышал в конце 70-х годов экономический потенциал всей Прибалтики.  
      Первая буржуазная революция в России, «перестройка», на излете 80-х годов привела Шаймиева к власти. Тогда основное столкновение за место первого секретаря обкома КПСС развернулось между Шаймиевым, председателем Совета министров ТАССР, и Булатовым, секретарем обкома КПСС по сельскому хозяйству. За Булатовым стоял второй секретарь обкома КПСС Родыгин, выражавший интересы русской оборонки промышленного директората, они относились к демократическим преобразованиям «горбачевцев» резко негативно, это была постсталинская элита. Шаймиева поддерживали деревенские коммунисты, Закамье, Татнефть, интеллигенция, татарская и русская (та же «Вечерняя Казань» и КГУ поддержали Шаймиева). Предлагали быть первым секретарем обкома Ринату Галееву из Альметьевска, но он поддержал Шаймиева. Активное участие в «заговоре» с целью выдвижения Шаймиева на пост первого секретаря обкома принял и авторитетный отец Рустама Минниханова. Пожалуй, главным координатором «заговора», мотором выдвижения Шаймиева можно назвать Халяфа Низамова, зав орготделом Совета министров, он тщательном поработал с колеблющимися делегатами партконференции. Шаймиев относился к относительно демократическому, «горбачевскому» крылу татарского обкома. Его поддержал помощник секретаря ЦК КПСС Г. Усманова Олег Морозов, идеологический отдел обкома КПСС.
      Победа Шаймиева была не случайностью, а закономерностью. Он стал выразителем интересов широкой коалиции сил, требующих назревших перемен, хотя всегда называл себя центристом. Шаймиев долго формировался как самостоятельный лидер, конечно, страх перед тоталитарной системой проходил медленно. С тех лет его любимой поговоркой стало «Нужно всегда держать обе двери открытыми». Шаймиев лавировал, он был мастером компромисса и не любил лобовых атак. В связи с гибкой тактикой Шаймиева, принципиальной в стратегии, он добился почти невозможного. Ельцин признавал его непререкаемым авторитетом, и если бы не горький опыт с вице-президентом Руцким, несомненно, сделал бы его вице-президентом России. Шаймиев не любил менять кадры, но если нужно, охотно выдвигал новые фигуры во власть. Решение назначить молодого Метшина мэром Нижнекамска, например, назначить молодого премьера Рустама Минниханова, которого татарстанская элита вначале приняла в штыки, расценивала как человека из деревни, выдвижение молодого Ильшата Аминова из «Эфира» на пост директора ТНВ, даже выдвижение Ирека Муртазина на пост пресс-секретаря президента РТ были именно «шаймиевскими». И Шаймиев, и Минниханов оказались по историческому счету не деревенскими кулаками и буржуа, а настоящими сельскими интеллигентами, неравнодушными людьми.
      Экономический скачок Татарстана за годы правления Шаймиева огромен. Республика вышла на ВРП в триллион рублей в год, обогнала независимые Узбекистан, Азербайджан, Литву. Минниханов поставил цель выйти в ближайшие годы на 2 триллиона рублей, то есть на ВРП в 65 миллиардов долларов в год. Шаймиев сконструировал особую, свою «шаймиевскую» систему управления, конечно, клановую, замкнутую, без рывков, но с постоянно набирающей скорость передовой в России государственной машиной. Тысячелетие Казани, метро, Универсиада, ТАНЕКО, Всемирные конгрессы татар, программы газификации сел, строительства дорог, ветхое жилье, урожаи в 5 миллионов тонн зерна в год, спортивные победы, Шаляпинский и Нуриевский фестивали, международные контакты республики. Путь к этому был извилист.
      Вспомним – во время референдума планировался арест Шаймиева, Мухаметшина как сепаратистов, федеральная прокуратура планировала аресты всех председателей участковых комиссий референдума, в республику планировалось введение войск. Шаймиев называет ночь перед референдумом о правосубъектности республики самой тяжелой своей ночью в жизни. Шаймиев, Мухаметшин, парламент должны были бежать в Челны, и там планировалось создать рубеж обороны против оккупации. Было и избрание первым секретарем обкома КПСС Рево Идиатуллина вместо Фарида Мухаметшина, был и путч глав во главе с Халяфом Низамовым, была и отставка два года назад. Но Шаймиев выдержал все и принимал взвешенные, мудрые решения. Авторитет его по-прежнему огромен в мире, в России, среди татар и всех народов.
      Поздравляем! 

Рашит АХМЕТОВ.


Комментарии (0)