4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Политика Национальный ответ
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Национальный ответ

9 февраля 2012 года
Национальный ответ

«Люди забыли эту истину, но ты не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил».
Наказ Лиса Маленькому принцу.
 

     Владимир Путин оказался в числе вождей и лидеров нецарской России, выступавших с программными сочинениями по национальному вопросу. До него их было лишь двое: Ленин и Сталин. Путин стал третьим. После многих десятилетий пренебрежения национальный вопрос вновь признан «носящим фундаментальный характер для России».
      Вожди пролетариата и основатели большевизма были озабочены национальными проблемами еще задолго до их прихода к власти. Понимали: без поддержки «присоединенных» народов победы «пролетарской революции» в России им не видать.
      Больше всего работ было у Ленина: первая появилась в 1903 году, а последняя – статья «К вопросу о национальностях и «автономизации» – в конце1922 года, уже как завещание. Она и сегодня читается с большим интересом. У Сталина его первое и главное произведение «Марксизм и национальный вопрос» увидело свет в 1913 году.
      А программная статья Путина «Россия: национальный вопрос» появилась за один месяц до его формального возвращения на президентский пост и после двенадцати лет правления им страной. Поздновато. Слишком многое из возможностей уже упущено. Еще хуже – слишком много преград нагромождено на пути их решения, слишком далеко зашла политика раскола единства народов. Лозунг: «Россия – для русских!» успел заразить умонастроения более половины всего населения страны.
Спасительная программа по национальной политике должна была предшествовать началу горбачевской перестройки СССР.
      Нельзя было ее начинать, не осудив все прошлые преступления власти против народов страны – с покаянием за уничтожение крестьянства и восстановление крепостного права, за произвол безбожия, за депортацию народов и оккупацию прибалтийских государств. За «адресный» голодомор, наконец. И прибалтийские республики, пожалуй, тоже можно было бы удержать хотя бы на конфедеративных началах, доверив им и возложив на них общесоюзную задачу: стать «полигоном» рыночных экономических и других реформ, с предоставлением им широких полномочий по распространению выработанной совместной модели на весь Союз.
      Мировой катастрофой стало не само разрушение СССР, а исчезновение неповторимой возможности преобразовать его в альтернативный противовес насаждению уже вступившего в завершающую стадию «нового мирового порядка» – с разобщением, ослаблением и порабощением народов всего мира. Никто в здравом уме не разрушит свой дом из-за того, что там завелись мыши с клопами и тараканами или из-за нестерпимого непорядка в нем. Если при церквях завелись попы-развратники, а при мечетях муфтии-ворюги, то нельзя же из-за этого сносить храмы, растоптать учение Христа и вероучение ислама.
      Возникновение обновленного Союза народов в границах СССР изменило бы ход всей мировой истории. Вся геополитическая картина мира была бы ныне иной, не столь тревожной.
      Из всех республик СССР, союзных и автономных, из всех его народов самыми заинтересованными в преобразовании и сохранении его как Союз равноправных республик были Татарстан и татарский народ. Надежды татарского народа на самосохранение и национально-культурное развитие были связаны с новым статусом республики в составе преобразованного Союза. На то была направлена и Декларация о государственном суверенитете Татарстана. От разрушения единого Союза татары потеряли и наши надежды на свободное развитие, и почти весь смысл нашей Декларации. То есть больше, чем кто-либо.
      Примечательно, что в статье о национальном вопросе В. Путин признает, что разрушение единой страны стало следствием выхода РСФСР из состава СССР – из большой России. Но он тут же ставит в один ряд с сепаратистским РСФСР и тех, кто добивался равноправия народов путем выравнивания их государственного статуса до уровня союзных республик. Вот что он пишет: «Продекларировав 20 лет назад суверенитет, тогдашние депутаты РСФСР в запале борьбы с «союзным центром» запустили процесс строительства «национальных государств», причем даже внутри самой Российской Федерации. «Союзный центр», в свою очередь, пытаясь давить на оппонентов, начал вести закулисную игру с российскими автономиями, обещая им повышение «национально-государственного статуса».
      По Путину выходит так, что стремление автономий к повышению национально-государственного статуса – это было плодом закулисных игр с целью «строительства «национальных государств», что все надо было оставить как при Советах.
Не сулило ничего хорошего ни себе, ни миру сохранение СССР в неизменном виде, со всеми его изначальными генетическими уродствами, с ненасытным имперским аппетитом, с иерархическим делением народов с разным уровнем прав.
      Тем, кто готовил программную статью В. Путина по национальному вопросу, не мешало бы знать, что при образовании СССР в 1922 году туда со статусом союзных республик вошли лишь четыре республики: РСФСР, Украина, Белоруссия и ЗСФСР. Остальные – Казахстан, среднеазиатские и закавказские республики до поры до времени оставались автономными республиками в составе тех четырех. А союзными они стали без всяких «закулисных игр», даже без деклараций о суверенитете, а всего лишь решением сверху, точнее, волей Сталина и его окружения. Это тоже было «закулисными играми» Сталина с автономиями? Или потребностью укрепления советской империи?
      Татарстан получал неизменный отказ своим намерениям стать союзной республикой – и при Ленине, и при Сталине, и даже при Брежневе. Но, отказывая Татарстану, никто из них не допускал обвинения республики в «сепаратизме», в «разрушении России», которые обрушились на Татарстан как лавина в конце 80-х и в начале 90-х годов. Черной пропаганды и клеветы на Татарстан тех лет ныне показалось мало. Ее решили возродить. При Медведеве додумались насадить в республике «филиал» некоего московского «исследовательского» учреждения для сбора сплетен и изготовления клеветы, со штатным провокатором-доносчиком во главе.
      Отпечатки «информации», поставляемой провокаторами «филиала», прослеживаются, к сожалению, и в программной статье Путина по национальному вопросу. Например, там говорится: «Когда речь заходит о том, что в России, а в особенности на исторических русских территориях, ущемляются права русских, это говорит о том, что государственные структуры не выполняют своих прямых задач – не защищают жизнь, права и безопасность граждан».
      Хотя автор ведет речь об «исторических русских территориях», но и в Татарстане тем «филиалом» и одним шумливым «обществом» надоедливо муссируется «ущемление прав русских». На том основании, что в русских школах русский и татарский языки преподаются как государственные языки республики в равных объемах. Напомню: это положение Конституционным судом РФ признано законным!
      Не берется во внимание, что все учебные дисциплины в русских школах, кроме языковых, преподаются на русском языке. То есть на изучение русского языка отводится в 10 - 12 раз больше времени, чем на татарский язык. Плюс к тому: русская языковая среда и в школе, и в семье, и на улице; десятки русскоязычных телевизионных и радиоканалов, огромное количество русских книжных магазинов при единственном в Татарстане магазине татарских книг, загнанном в подземелье – на второй подвальный этаж.
      Русских наших сограждан, требующих, чтобы русский язык изучался не как государственный, а как родной язык, понять можно. Но не можно понять непонимание ими их татарских сограждан. Большинство татарских детей в Татарстане учатся в русских школах. Выходит так: требование преподавания русского языка в этих школах как родного языка означает, что и татарские дети в этих школах русский язык должны будут изучать как свой родной язык! Попытайтесь, уважаемые русские наши сограждане, представить себе обратную ситуацию – принуждение русских ребятишек изучать какой-либо нерусский язык: татарский, украинский, литовский, эстонский и т.д. как их родной язык! Представили? Ну как, кровь закипает?
      Татары не ради отказа от родного языка идут в русские школы. Их принуждает к отказу, в частности, языковая дискриминация нерусских школьников при сдаче ЕГЭ, абитуриентов при поступлении в вузы. С них требуют овладения русским языком и знания русской литературы на уровне тех, для кого русский язык является родным языком!
       Создание национальной системы образования – от дошкольных учреждений до национальных университетов – это самая болезненная национальная проблема татар. Ее решение сняло бы вопрос о татарском языке в русских школах Татарстана. Так, помогите же нам татарам отстоять наши школы, гимназии, лицеи, татарский факультет в КГУ от государственного погрома; покончить с языковой дискриминацией выпускников национальных школ, создать национальные вузы; помогите нам переселить еще не уничтоженные татарские школы в нормальные помещения из заброшенных детских садов и трущоб; помогите вернуть учеников татарской школы №4 в Казани в свое помещение, откуда их выгнали, чтобы вселить туда кадетов. Без вашей помощи мы не избавимся и от тех чиновников и сановных татарских вельмож, которые расхваливают закон N309, пытаются убедить народ, что татарам достаточно 4-х классного национального образования. Вот тогда мы и провокаторов оставим без работы, и Путина вынудим увидеть более реальную картину жизни «на исторических русских территориях». Тогда и татарских ребят, которые пойдут в русские школы, учите по нормам русских школ. 
      А программа Путина, пока она составлена таким образом, что каждая сторона находит в ней и ожидаемое, и неприемлемое для себя. Есть там то, что по душе сторонникам уже упомянутого лозунга: «скрепление русским культурным ядром», «решение задачи интеграции различных этносов и конфессий» (то есть их слияние). Наше новое название там – «русский татарин». Есть «великая миссия русских – объединять, скреплять цивилизацию. Языком, культурой…» Есть и такая установка: «В первую очередь речь должна идти о повышении в образовательном процессе роли таких предметов, как русский язык, русская литература», без упоминания места в этой очереди нерусских родных языков.
      Но есть там и другое, противоположное – признание, что «Россия возникла и веками развивалась как многонациональное государство». С подкреплением этой истины ссылкой на авторитетные для автора источники.
      Есть несогласие Путина с идеей «построения русского «национального», моноэтнического государства, противоречащего всей нашей тысячелетней истории». Признается необходимость «органа власти», «отвечающего за вопросы национального развития, межнационального благополучия, взаимодействия этносов».
      Но программная статья Путина – это еще программа только кандидата в президенты, а не президента. У нее краткосрочная задача предвыборной гонки: получение голосов и тех, кто за принадлежность России только одному из ее народов, и тем, кто с этим не согласен. То есть завоевание симпатии всех, не испортив отношения с теми, кому сам симпатизируешь.
      Но при всей противоречивости и декларативности содержания, статья Путина – это нормальная предвыборная программа. Перед ответственными выборами в условиях расколотой страны она не могла быть другой. И интересна она прежде всего не содержанием. Политическая значимость путинской программы – в самом факте ее появления, в снятии молчаливого запрета с темы национальных и межнациональных проблем, в становлении ее предметом открытого общественного обсуждения. Это уже немало.
      Но у запоздалых программ в любой сфере бывает еще одна специфическая беда. Она не только в запущенности нерешенных проблем, а в нежелании или неспособности власти самокритично признать свою вину за плоды собственных ошибок и непростительных упущений. Этот чисто субъективный фактор может оказаться непреодолимой преградой самоочищения и оздоровления и национальной политики государства.
      К сожалению, за Путиным наличия способности к самокритике не замечено. Вот один пример с двумя фактами. 30 августа 2002 года, выступая на съезде Всемирного конгресса татар, Владимир Путин беспощадно клеймил тех чиновников, кто препятствует изучению «национального языка». Вот его слова: «В заключение что я хотел бы сказать по поводу изучения национального языка. Полная дурь и бред, если кто-то где-то запрещает в многонациональной стране изучать родной язык. Или препятствует этому. Абсолютно недопустимо, вредно для страны в целом...»
      И другой факт. 1 декабря 2007 года президент Путин подписывает закон N309, принятый Госдумой, кстати, голосами лишь фракции «Единая Россия». То, что он оценивал как «полная дурь и бред», «абсолютно недопустимое, вредное для страны в целом», стало правовой нормой государства!
      На фоне этих и других подобных фактов обнадеживающим контрастом воспринимается ответ другого кандидата в президенты Российской Федерации – Прохорова Михаила Дмитриевича – на вопрос о его отношении к переводу татарской и другой национальной письменности с кириллицы на латиницу: «Мне кажется, прелесть нашего многонационального народа в том, что мы должны уметь совмещать все виды культур. Чем больше различных национальностей, культур объединяются в нашу общероссийскую культуру, тем лучше. Мы страна, у которой никогда не было серьезных национальных проблем. И вот это мы должны обязательно сохранить. Поэтому пусть народ сам решит, как ему удобнее…»
      Михаил Прохоров как кандидат в президенты уникален тем, что удельный вес его кандидатских обещаний на порядок, если не больше, выше, чем у других. В отличие от его оппонентов у него нет другой политической опоры, кроме поддерживающих его избирателей и выполнения программных обещаний. У других есть свои партии, армия чиновничества, уже занятые им и их фракциями места в парламенте, представители в других органах власти. У Прохорова этого нет. Он, в хорошем смысле этого слова заложник своей программы, своей публично выраженной политической позиции. Он это сам понимает. Потому он искренен. Он сильно рискует многим, хотя у него тысяча возможностей обустроить себе полную радостей беззаботную жизнь. Потому я верю его словам больше, чем обширным программам других.
      Я буду голосовать за него – за Михаила Прохорова.
      Но кто бы ни стал президентом Российской Федерации, разрабатывая программу по национальному вопросу, ему следует различать две разные вещи:
      а) национальные проблемы,
      б) проблемы межнациональных отношений.
      Очень важно – их не перепутать и не отождествлять.
      Национальные проблемы, как болезненные болячки, есть у каждого народа РФ. У русского народа их не меньше, чем у татар. И, наоборот. Они есть и у башкир, у чувашей, у российских евреев, да и у всех без исключения. Это частные проблемы каждого народа, которые можно и нужно решать сообща, не затрагивая интересы кого-либо.
      Борьба татарского национального движения за решение своих национальных проблем никогда не была направлена против русского и других народов! Татары вообще не боролись ПРОТИВ кого-либо. Они боролись ЗА себя, за свои права. Требования об открытии татарских школ, гимназий, национального университета никогда не сопровождались предложениями закрывать русские учебные заведения.
      Проблемы межнациональных отношений в Татарстане не было в прошлом, нет и сейчас. Были лишь безуспешные попытки внедренных в национальные организации провокаторов создать такую проблему, перенаправить требования о решении национальных проблем на обострение межнациональных отношений и дискредитировать этим национальное движение.
      Приравнивание решения национальных проблем к попыткам обострения межнациональных отношений – это очень опасная политическая игра. Она позволяет чисто национальные требования, не противоречащие интересам других, к примеру, в области национального образования, культуры, СМИ и др. преподнести и давить их как «национализм», «национал-сепаратизм». У провокаторов это самый легкий способ делать карьеру. На этом легко можно заработать политические очки «мудрого миротворца», обеспечившего «мир и покой в республике», введя в заблуждение федеральные власти и всю российскую общественность. Закрыв сотни татарских школ в самом Татарстане, восхваляя закон N309 с нацистским душком и оправдывая ограничение национального образования 4-мя классами начальной школы, можно заслужить похвалу федералов «за сохранение целостности России» и за «обеспечение мира и согласия в республике».
      Даже это – не самое страшное. Самое опасное в политической игре с подменой этих двух проблем - в насаждении и укреплении недоверия федеральных властей и русского народа к татарам и Татарстану.
      В заключительной части статьи Путина по национальному вопросу есть суровое предупреждение: «А тем, кто хочет или пытается разделить нас, могу сказать одно – не дождетесь».
      Дождались уже. Даже кандидатам в президенты уже приходится подстраиваться под сторонников того скандального лозунга с призывом предоставить место в России лишь одному народу. Не только пытаются, но и добиваются разрушительного успеха не вражеские лазутчики из-за бугра, а политика родного государства и «партии власти» с безумием экстремистских законов, запретов, с «дурью и бредом» шовинистического произвола. Проще валить все на тех, кто возмущается узаконенной дурью и бредом, называя их «националистами», «национал-сепаратистами», «ваххабитами» и т.д.
      Но нет и не бывает национализма угнетаемых народов без угнетения их кем-либо. «Национализм», который приписывается им, это лишь ответная реакция на ущемление их прав. А ответная реакция, как стоны от боли, может быть разнообразной: молчаливое страдание, громкое возмущение с политически нецензурными выражениями и т.д.
      Обвинение ущемленных в правах народов в возмущении этим ущемлением – это, по сути, то же самое, что привлечение к ответственности не грабителя, а его жертвы за нарушение ей общественного порядка в ночное время своими истошными воплями о помощи.
      Без расчистки завалов на путях не может быть нормального движения ни транспортных средств, ни общества. В национальной политике такую расчистку следовало бы начать с отмены реакционных шовинистических законов и дурных запретов. В первую очередь закона N309, исключившего из системы школьного образования изучение родных нерусских языков и литературы, родной культуры, истории своего народа и запрета ЕГЭ на родных нерусских языках, закона, лишающего народ его права на выбор букв алфавита. Следует отменить решения и постановления: о закрытии национальных школ, о прокурорском погроме татарско-турецких лицеев, о разгоне Татарского факультета КГУ, о ликвидации единственного татарского вуза – Татарского государственного гуманитарного института.
      К слову, по ходу разговора. Российская и мировая общественность остались в неведении об одном чудовищном факте при погроме татарско-турецких лицеев. Там всех учащихся, от младших классов и до выпускников (более 1500 детей), принудили написать доносы на себя, на одноклассников, на учителей и родителей! Под видом сочинения об их гражданской позиции. В поисках турецких шпионов.
      Нарастающее насилие в области языка, культуры, образования порождает у народов России самые серьезные опасения за свое будущее, ставит их в положение пасынков, лишает их чувства Родины. Оно же является серьезным основанием не доверять предвыборным обещаниям власти.
      Ни один народ, ни по своей воле, ни насильно, не согласится с клеймом второсортности, не примет отношения к своему языку и к своей культуре как к лишнему балласту государства.
      У нерусских коренных народов России нет другой Родины за пределами России. Но не по их воле и не по их вине возник и стал обостряться вопрос выбора: или, как и в прошлом, вместе с русским народом самоотверженно строить, защищать и укреплять Россию, или безучастно наблюдать и тихо злорадствовать ее неудачам?
      К сожалению, программная статья о национальной политике кандидата в президенты В. Путина не снимает эти наши тревоги и сомнения.
      Есть и другие вопросы. Если «Россия возникла и веками развивалась как многонациональное государство», то почему государствообразующим народом объявляется лишь русский народ? Ведь российское государство возникло не только как славянско-русское, но и как тюрко-татарское и финно-угорское!
      Национальная политика в нашем государстве в решающей степени зависит от ответа на вопрос: «Что есть многонациональность для России?». Вариантов немного:
      1. «Многонациональность - бесценное культурное и духовное богатство России, генофонд российской цивилизации». Лишь такое понимание многонациональности способно предотвратить раскол народов страны.
      2. «Многонациональность – это беда России…» Такой вывод был оглашен 15 февраля 2001 года с трибуны Госдумы устами кремлевского «оракула» Жириновского. Он стал основой лозунга «Россия – для русских!».
      3. «Никакой многонациональности в России нет. Россия – страна мононациональная. Процент «нацменов» ниже «нормы» многонациональности». Это тот же вариант «беды» в более мягкой форме.
      От «беды» избавляются. Способов избавления от коренных народов много – от «интеграции», «консолидации», «оптимизации» до депортации или следования примеру США.
      Не менее важен вопрос о единстве и целостности России.
      Что является определяющим началом единства и целостности России: единство и целостность земель (территорий) или единство и целостность ее народов?
      Ведь если исходить из главенства территории, то ради ее целостности можно и пренебречь населяющими ее народами и пойти на все: войны, депортации, геноцид, зачистки и т. д.
      Я считаю, что единство страны должно стать следствием единства всех ее наций, всех слоев и возрастов всего многонационального ее народа.
      При разработке программ по возрождению и прорыву многонациональной России следовало бы держать в уме как политические аксиомы следующие предостережения:
      1. В высшей степени безответственно и абсолютно гибельно для страны направлять стремление русского народа к возрождению и процветанию России на путь насильственной русификации и православного крещения всей многонациональной России.
      2. В высшей степени преступно и абсолютно недопустимо создание в России (самой Россией!) таких обстоятельств, когда надежды ее древних коренных народов на национально-культурное выживание и развитие станут несовместимыми с сохранением России.
      И как заключение. Ради большего соответствия национальной политики Российской Федерации ее историческим особенностям как многонациональной страны цивилизованным нормам уважения интересов всех ее коренных народов, считаю необходимым:
      - введение института уполномоченного по правам народов (возможно, с совмещением его полномочий с должностью министра по национальным вопросам);
      - соблюдение всех международных правовых актов по защите прав народов, национальных меньшинств и языков;
      - присоединение Российской Федерации к «Декларации ООН о правах коренных народов», которая была принята в сентябре 2007 года на шестьдесят первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН (Россия отказалась от голосования за нее);
      - ратификацию «Европейской Хартии о региональных языках и языках меньшинств» (РФ обязалась ее ратифицировать еще при вступлении в Совет Европы в 1998 году).
 

Фандас САФИУЛЛИН.


Комментарии (0)