30 августа 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Политика Медаль от Столыпина
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Медаль от Столыпина

28 февраля 2012 года
Медаль от Столыпина

     Премьер-министр России Владимир Путин наградил госсоветника РТ Минтимера Шаймиева медалью Столыпина I степени – «за заслуги в решении стратегических задач социально-экономического развития страны». 
 Медаль Столыпина – награда правительства РФ. Учреждена постановлением правительства от 26 мая 2008 года №388. Изготавливается из латуни. Имеет две степени. Та, которой награжден М. Шаймиев, является высшей степенью. Она позолоченная.
      На лицевой стороне медали – изображение П. Столыпина и надпись «ВО СЛАВУ РОССИИ, ВО БЛАГО РОССИЯН», и рельефная надпись «СТОЛЫПИН П.А.». На оборотной стороне – рельефная надпись «ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».
      Но у этой медали, кроме лицевой и обратной, есть еще и третья сторона, которая оставляет в тени некоторые малоизвестные «заслуги» «великого реформатора». Я уже упоминал о них в разных публикациях и не один раз. Новые обстоятельства вынуждают вернуться к ним и по-новому оценивать их.
      Революционные события в начале ХХ века стали мощным толчком для национального возрождения татарского народа. Произошло раскрепощение национального самосознания татар, наступило «золотое десятилетие» бурного развития национального просвещения, культуры, литературы, книгоиздания. Это вызвало у властей Российской империи самое серьезное беспокойство. Оно звучит как тревожный набат в послании председателя Совета министров П.А. Столыпина от 19 сентября 1909 года обер-прокурору Синода С.М. Лукьянову:
      «С 1905 года в среде татар Поволжья стало усиленно развиваться национальное оживление, получившее религиозную окраску и выразившееся и в устройстве мечетей в небольших деревнях, и в открытии школ, и в издании литературных произведений. По татарским деревням стали разъезжать книгоноши – мужчины и женщины с газетами, книжками, листками и прочим. Повсеместно у татар возрос интерес к просвещению, стремление к сознательной жизни, к национальному самоопределению».
      И вот какие ответные действия против возросшего «интереса татар к просвещению и сознательной жизни» предлагает «великий реформатор» России:
      «Возвращаясь к Поволжью и, в частности, к Казанскому краю, я не могу не отметить, что к этой местности с инородческим населением, колеблющимся, как сказано, между русско-православным и татарско-мусульманским влиянием, должны быть направлены серьезные усилия к пресечению национально-татарского натиска. Отказаться от этой борьбы значило бы отказаться от своих вековых исторических задач, отрицательные последствия чего неисчислимы. …Не подлежит сомнению, что в настоящем деле все правительственные силы должны быть мобилизованы, так как важность государственных задач очевидна». («Эхо веков», N3/4, 1998 г.).
      Татары еще только начинали преподавать в своих школах общеобразовательные предметы, издавать книги, журналы, газеты, успели создать свой театр, а какую паническую реакцию они вызвали у властей империи?! Стремление народа к просвещению, к национально-культурному возрождению было возведено на уровень страшной угрозы «вековым историческим задачам», то есть смыслу исторического существования России! Борьба против «возросшего интереса татар к просвещению», против «стремления к сознательной жизни» была объявлена «важной государственной задачей», требующей «мобилизации всех правительственных сил»!
      По Столыпину выходило так, что осуществление «вековых исторических задач» России невозможно, если не держать татар в темноте, невежестве, рабстве и в тупом равнодушии к своей судьбе! И, наоборот, удержание татар в темноте, невежестве, рабстве и в тупом равнодушии к своей судьбе приравнивалось к спасению Отечества!
      Удивительным повторением столыпинской тревоги стало «обнаружение» в 2002 году такой же страшной «угрозы» Российской Федерации со стороны латинских букв татарского алфавита.
      Для «пресечения национально-татарского натиска» с «мобилизацией всех правительственных сил» Столыпиным было создано «Особое совещание по выработке мер для противодействия татарско-мусульманскому влиянию в Поволжском крае». «Особое совещание» работало с 12 по 29 января 1910 года и выработало проект «Мер…» из 34 пунктов, как заготовку законопроекта по татарско-мусульманскому вопросу. Кстати, число 34 начинает приобретать некий магический смысл. У столыпинских «Мер…» 34 пункта; в законе, запретившем татарскую латиницу, 34 слова; а в запрещенном при Путине татарском алфавите – 34 буквы.
      Очень интересные ассоциации с нынешними временами вызывает и пункт 11 того столыпинского проекта:
      «Устранить из конфессиональных мусульманских школ (мектебов и медресе) предметы преподавания общего характера, в том числе и русский язык, ограничив программу преподавания в означенных школах исключительно предметами, относящимися к изучению мусульманского вероучения, подчинив их в отношении соблюдения этого требования к общему учебному надзору».
      То есть из татарских школ полностью исключались общеобразовательные предметы! Вместе с изучением русского языка! А преподавание оставленных религиозных предметов допускалось только по утвержденным правительством учебникам.
      Вот, оказывается, где они – истоки и прообраз федерального закона N309, исключившего из школ изучение родных нерусских языков, родной литературы и культуры, истории своего народа!
      При всех внешних различиях между столыпинской заготовкой закона от 1910 года и законом N309, принятым «Единой Россией» и подписанным президентом Путиным в 2007 году, их стратегическая цель одна и та же – окончательное решение «татарского вопроса». Различны лишь тактические приемы ее достижения. Учтена лишь разность исторических обстоятельств. Сто лет тому назад собирались опустить татар на самое дно невежества и мракобесия, изолировав нас от каких-либо познаний и научных представлений о мире и даже от русского языка! А в начале XXI века решили превратить нас в «русских татар» путем уничтожения национальных школ вообще.
      Те проекты Столыпина по татарскому вопросу не успели стать законом. Но тем не менее предпринять ряд «серьезных усилий к пресечению национально-татарского натиска» его правительство успело. Самым громким из них был погром в 1911 году знаменитого медресе Иж-Буби с арестом его руководителей братьев Буби и учителей. Хочу отметить, что там же преподавала родная сестра братьев Буби – Мухлиса Буби, богослов, общественный деятель, стальной воли и легендарного мужества женщина с трагической судьбой лучших дочерей и сыновей татарского народа в 20-е и 30-е годы прошлого века.
Сходство столыпинского погрома медресе Иж-Буби с попыткой повторного закрытия ее наследницы уже в наши дни и с прокурорским погромом татарско-турецких лицеев в 2007 – 2008 годах просто поразительное!
      Все идет по Столыпину. Дело «великого реформатора» живет и побеждает, но оно еще не доведено до конца. Еще не закрыты все татарские школы, еще не уничтожен загнанный в подземелье последний татарский книжный магазин. Но решению Россией ее «вековых исторических задач» нынешним «реформаторам» уже не мешают ни напугавшие Столыпина татарские школы, ни «создавшие» повторную «угрозу РФ» латинские буквы татарского алфавита. Уже можно смело, без оглядки на них, идти вперед «ВО СЛАВУ РОССИИ, ВО БЛАГО РОССИЯН».
      Столыпин с ними.
      А «героев», достойных медали его имени, у нас еще хоть пруд пруди.


Фандас САФИУЛЛИН.


Комментарии (0)