9 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Политика Исламская гражданская хартия
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Исламская гражданская хартия

2 февраля 2012 года

     После выборов 4 декабря появилось немало желающих представить их результаты таким образом, как будто бы единственным электоральным ресурсом отторгнутой русским обществом «Единой России» являются российские мусульмане.
      Потом не раз были преданы огласке независимые показания о том, что в давших ЕдРу максимальный процент голосов кавказских республиках количество реально голосовавших составляло порядка 5% при нарисованной явке около 99%. Равно был проигнорирован и тот факт, что для значительного числа исламской протестной молодежи ее неучастие в выборах является выражением куда более непримиримого отношения к существующей политической системе, чем среднероссийская протестная формула голосования за любую партию кроме ПЖИВ.
      Однако эти факты уже не могли изменить первого составленного впечатления, точь-в-точь как в известном анекдоте: «вилки-то нашли, но осадочек остался».
      Именно поэтому вдвойне важным было участие исламских гражданских активистов в акциях протеста против фальсификации результатов выборов с самого их начала. Так, уже 5 декабря ряд русских мусульман стихийно приняли участие в соответствующих выступлениях в Москве, после чего было принято решение упорядочить такое участие и придать ему политический характер. Поэтому 11 декабря на Болотной площади присутствовала уже группа исламских гражданских активистов с флагом Русского исламского движения и независимо от них делегация татарской национально-демократической партии «Ватан». Исламские активисты приняли участие в таких акциях и в ряде других регионов, наращивая его к 24 декабря, когда очевидным стало возросшее количество мусульман разных национальностей среди их участников.
      Эти действия и в целом общероссийское гражданское пробуждение стали стимулом для ряда российских исламских интеллектуалов, чтобы заявить – вопреки мифам у российских мусульман, как и у других групп подавленного российского общества, есть что предъявить существующему режиму и есть чего добиваться вместе с другими своими согражданами.
Руководствуясь этими соображениями, три исламских общественных деятеля, символически представляющих три основные группы российского исламского сообщества (татарскую, северокавказскую и формирующуюся русскую), 26 декабря 2011 года подписали Исламскую гражданскую хартию (текст приводится ниже).
      Но прежде, чем представить ее российскому обществу, будет нелишним объяснить мотивы ее авторов, как и мотивы исламских активистов, участвующих в общероссийском гражданском движении или морально поддерживающих его.
Ведь, несмотря на заявления о том, что ислам является традиционной религией России, положение практикующих мусульман в нашей стране за исключением такого специфического региона как Чечня является куда более удручающим, чем на «загнивающем Западе», где мусульмане в массе своей являются иммигрантами. Причина? Она та же, по которой страдает и остальное общество, в том числе и русское, а именно - гражданское бесправие, декларативный характер прав и свобод, гарантированных законом, в условиях беспредела власти, отсутствия независимого суда и т.д.
      Стимулируя переселение «избыточных» человеческих сил из мусульманских стран и республик в коренную Россию, что является поводом для наивных разговоров о ее «исламизации», российская власть фактически осуществляет подавление исламской религиозной и гражданской активности, на деле (а не на словах) демонстрируя к исламу отношение в диапазоне от «терпимой» до «нетерпимой» религии.
      Достаточно перечислить несколько основных штрихов этой политики, побудивших, в том числе, выйти на улицы вместе с остальными россиянами первых исламских гражданских активистов:
      1) уже не первый год мусульманские произведения, в том числе общепросветительские, разрешенные во всем мире, делят с русскими националистическими списки экстремистской запрещенной литературы;
      2) в российских регионах в дежурном порядке проходят облавы на мусульманские общины, в том числе такие пацифистские, как нурсисты, с последующей «посадкой» их активистов и лидеров;
      3) только за этот год и только в материковой России было убито пять имамов, причем в Ярославской области в течение нескольких месяцев демонстративно один за другим были убиты двое, а сколько их было убито на Кавказе, уже даже никто не считает, потому что иначе пришлось бы сбиться со счета;
      4) силовиками продолжают затравливаться и выдавливаться из страны авторитетные и принципиальные исламские лидеры вроде Али Евтеева, Исы Цечоева и т.д., и даже попытка официозного Совета муфтиев России создать объединенную мусульманскую структуру по аналогии с объединением МП РПЦ и РПЦЗ закончилась ее административным разгромом с опалой ее инициаторов;
      5) перед провозглашением Евразийского Союза в странах Средней Азии, ранее вполне лояльных к исламу, «вдруг» начали резко закручивать гайки – запрещать намазы и ношение хиджабов в публичных учреждениях, ограничивать посещение мечетей, исламское образование и т.д. – факт, лишь на первый взгляд, российских мусульман не затрагивающий, но на самом деле являющийся показателем процессов по отношению к исламу на всем постсоветском пространстве, тренды которых обычно задаются в Кремле.
      Все эти факты и тенденции вынуждают сегодня занять активную позицию даже тех мусульман, которые годами придерживались принципа невмешательства в российские политические процессы, нейтралитета по отношению к существующей власти и т.д.
      Чего же сегодня хотят мусульмане России?
      По сути, того же, что и остальные граждане России – заявить ее властям: «соблюдайте свою Конституцию!». Так или иначе все пункты короткой Исламской гражданской хартии означают именно это и вытекают из буквы или духа российской Конституции, как бы к ней ни относиться.
      Именно поэтому для стихийно зарождающегося сегодня исламского гражданского движения (или исламской составляющей общегражданского движения) принципиальное значение имеет не вопрос о власти, а вопрос о ее характере, что делает его именно гражданским, а не политическим.
      Надо особо отметить, что исламские гражданские активисты выступают против использования широкого гражданского движения в сугубо политических целях тех или иных монополистов, в частности, либеральных, которые хотят лишь сменить одну группировку во власти на другую, не меняя самой ее сущности.
      Именно поэтому Исламская гражданская хартия солидаризируется с теми силами, вне зависимости от их идейной направленности, которые добиваются подлинного гражданского освобождения российского общества, всех его групп и частей.
      Исламская гражданская хартия провозглашает необходимость отмены ст. 282 и 280 УК РФ, пересмотра т.н. «антиэкстремистского законодательства», давно превратившегося в дубинку для подавления инакомыслия, в т.ч. мусульманского, роспуска карательно-репрессивных структур, претворяющих его в жизнь. Мы считаем, что в России не должно быть места уголовным преследованиям за «мыслепреступления», а единственным экстремизмом, с которым может бороться само государство, являются прямые призывы или подготовка к применению неправомерного насилия на территории РФ или в отношении ее граждан.
      Хартия в пределах общегражданской повестки дня содержит и требования, имеющие значение для большинства мусульман России, представляющих ее коренные народы. Среди них требования реального федерализма, в том числе и бюджетного, невмешательства центра в национально-культурную жизнь регионов, участия их жителей в распределении доходов от природных ресурсов, извлекаемых из их земель.
      При этом надо особо подчеркнуть, что эти требования не противопоставлены интересам русского народа, не менее чем мусульманские отчужденного от политических свобод и экономических благ – хартия прямо поддерживает самоопределение русской нации в неимперском, нешовинистическом ключе. Из этических соображений авторы хартии не стали определять за русское общество конкретных форм его самоопределения на территории краев и областей РФ (будь то одна республика или разные регионы-земли), придерживаясь лишь того принципа, что оно не должно посягать на права других российских народов, в том числе мусульманских, имеющих собственные республики.
      Исходя из всего сказанного, можно резюмировать, что послание Исламской гражданской хартии носит максимально неконфликтный, вписанный в общероссийскую гражданскую повестку характер. Исламское гражданское движение готово сотрудничать с любыми силами в том, что касается претворения в жизнь принципов его хартии и переустройства российской общественно-политической системы на началах твердых гарантий прав и интересов российских граждан любых вероисповеданий, убеждений и национальностей.
 

      Исламская гражданская хартия
      Во Имя Бога, Милостивого и Милосердного!
      Мы, исламские гражданские активисты и представители мусульманских общественных объединений, принимаем настоящую Исламскую гражданскую хартию (хартию гражданских требований мусульман России, далее - хартию) и заявляем о намерении добиваться ее претворения в жизнь.
      1. Мы требуем немедленного освобождения и полного оправдания узников совести – политических заключенных, подвергшихся репрессиям за свою общественную и религиозную деятельность, в том числе по подложным обвинениям в уголовных преступлениях. Требуем открытого расследования и пересмотра этих сфальсифицированных дел с участием представителей правозащитных организаций и международной общественности, а также уголовного преследования всех лиц, виновных в их фабрикации, включая представителей силовых структур, коррумпированных судей, экспертов и т.д.
      2. Мы требуем отмены ст. 280 и 282 УК РФ в их нынешнем виде – уголовной ответственностью могут наказываться только прямые призывы к совершению неправомерных насильственных действий на территории РФ или в отношении ее граждан, остальные дела могут рассматриваться только в гражданско-правовом порядке (иски о диффамации).
      3. Мы требуем роспуска всех подразделений правоохранительных органов и спецслужб, занимающихся подавлением инакомыслия под видом борьбы с экстремизмом – силовые структуры могут осуществлять соответствующую деятельность только в отношении людей и групп, которые прямо осуществляют или планируют незаконную насильственную деятельность на территории РФ или в отношении ее граждан, причем последняя должна быть доказана в открытом судебном производстве.
      4. Мы требуем отмены позорных списков запрещенной литературы и практики запрета литературы.
      5. Мы требуем отмены нынешнего федерального закона РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года и распространения на религиозные организации и религиозную деятельность норм и принципов закона об общественных и некоммерческих организациях. Требуем отмены произвольных ограничений и государственных преференций в области общественной и просветительской деятельности религиозного характера. Требуем невмешательства государства в деятельность любых религиозных организаций и их равноудаленности от него.
      6. Мы требуем отмены нынешнего закона о политических партиях и возможности создавать партии в уведомительном порядке, в том числе по региональному, религиозному и национальному признакам. Требуем честных и прозрачных выборов под контролем международных организаций и правозащитников.
      7. Мы требуем возврата к принципам реального федерализма, выборности глав субъектов Федерации, отмены унитаристских и ассимиляторских законов, в частности, закона о языках народов России. Мы не противопоставляем интересы мусульманских народов и республик интересам русского народа, который сам является жертвой имперского шовинизма, напротив, мы поддерживаем его самоопределение в составе РФ на территории нынешних ее краев и областей. При этом национально-культурные права представителей коренных народов России за пределами своих титульных образований должны обеспечиваться на паритетных началах.
      8. Мы требуем наделения населения и свободно избранных властей субъектов Федерации правом самим определять квоту иностранной рабочей силы, привлекаемой в регион, с целью предотвращения замещения коренного населения и межнациональных конфликтов. При этом мы требуем обеспечения гуманитарных прав и защиты интересов мигрантов, законно находящихся на территории тех или иных регионов.
      9. Мы требуем изменения принципов бюджетных отношений между федеральным центром и регионами, установления подлинного бюджетного федерализма. Требуем наделения коренных народов на своих землях правом на участие в доходах от использования природных ресурсов, содержащихся в них, приоритетного решения за счет таковых их неотложных демографических и этнокультурных проблем.
      10. Мы требуем прекращения решения сложных национальных и религиозных вопросов путем применения грубой военной и полицейской силы. Требуем политического урегулирования кавказской проблемы путем широкого диалога общественных сил и участия авторитетных посредников.


      Настоящая хартия открыта к подписанию всеми людьми доброй воли. Авторы хартии образуют совет для распространения и претворения ее требований в жизнь, решения которого принимаются единогласно (текущий состав совета: Абдулла Мухаметов, Харун Сидоров, Асламбек Эжаев).
 

Вадим СИДОРОВ (Харун ар-Руси).

 

Список общественных деятелей, подписавших хартию (открыт к присоединению):
Абдулла Мухаметов, журналист,
Харун Сидоров, НОРМ,
Асламбек Эжаев, издатель,
Гейдар Джемаль, движение "Интерсоюз",
Рафис Кашапов, Татарский общественный центр,
Халида Хамидуллина, журналист,
Магомет Туаев, правозащитник,
Салман Север, Русское исламское движение Петрограда,
Анатолий Обросков, движение "Мир без наркотиков".
(АПН.)


Комментарии (1)
Рустам, 20.02.2012 в 13:20

Аллах над нами, земля под ногами, вперед, мусульмане!