15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество За горизонтом
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

За горизонтом

15 июня 2018 года
За горизонтом

     Жду с нетерпением прихода незаурядного человека! К приему гостя подготовились, учитывая его вегетарианство. Помогавшие мне дамы сообщили, что кроме отварного картофеля с овощами вегетарианец любит хороший сыр. Моя беседка на даче в Боровом Матюшино прибрана.
     Так что же представляет собой остро интересующий меня человек, с которым я знаком только по телефонным разговорам и нечастым картинкам его физиономии на телеэкране! Он технарь, закончил КАИ и успешно работал в профессии. Был впоследствии в политике, проводимой партией «меченосцев» (по определению И.В. Сталина). Работал в социологической лаборатории КАИ. Кроме того, гость являлся доверенным лицом Ельцина – преступника, подлежащего суду. Также был доверенным лицом генерала Лебедя и помощником депутата Государственной думы Сергея Глазьева.
     В период ельцинского процветания мне удалось опубликовать статью «Наперсточники», где Ельцин упоминался как деградированный алкоголик, окруженный злобной сворой обезьян. Некоторые олигархи напоминали стаю обезьян (по мнению Фейхтвангера).
     После обрушения 90-х годов мой гость вплотную занялся литературно-публицистической деятельностью и достиг в ней высочайшего уровня! Его талантливость, в моем представлении, под стать Гиляровскому, в более позднее время Кольцову и Эренбургу. Считаю, что гость имеет несомненное преимущество перед вышеназванными литераторами, так как великолепно, профессионально компетентен в музыке, поэзии, драматургии.
     Слышны возгласы «Приехал, приехал!». Неторопливо по садовой дорожке приближается невысокий, чуть сутуловатый человек, пропорционально сложенный, с привлекательным неулыбчивым, сосредоточенным лицом. Бороду, судя по всему, беспокоили ветры политических неурядиц. Пристальный взгляд через очки завершает облик.
     Вынужден коснуться здоровья этого человека. Услышал в телефонной трубке: «Агафангел, чувствую себя неважно!». Мне очевидно, что подобное обращение насмешливо-скептического человека может прозвучать только у «края». У него буквально произошел разрыв сердца, требовалась операция, которая совсем недавно могла быть только достоянием фантастов. Многочасовая операция на остановленном сердце и реконструкция внутри сердца была завершена успешно! Мне приятно, что мое очень косвенное отношение к незаурядному событию все-таки просматривается. В настоящее время качество жизни пациента удовлетворительное. В настоящее время пациент посещает баню, не злоупотребляя парной, делает достаточно длинные пешие переходы без отдышки и может проплыть значительное расстояние. И все это, не расставаясь с диабетом.
     Мы и раньше в недлительных телефонных разговорах касались жизни после смерти. Я почти уверен, что загробной жизни не существует. Мой собеседник твердо убежден в противоположном! Мой интерес имеет основание, так как от первого года своей практической работы и до последнего я выполнял также обязанности хирурга экстренной неотложной помощи.
     Хирург-неотложник должен обладать хорошими знаниями, находчивостью, решительностью. На ладонях хирурга-неотложника, являющихся своеобразными весами, две «тяжести» противоположной сущности!
     Ваш покорный слуга, уважаемый читатель, вероятно, был не самым худшим неотложником. Кроме того, многие годы мне пришлось заведовать кафедрой, где, как принято считать, «мертвые учат живых».
     Мое сообщение, точнее, сообщение моего гостя, человека умного и не лживого, прошу принять, как нечто среднее между достоверным рассказом и научной статьей. Предоставляю слово гостю, стараясь записать его сообщение, сохраняя стиль сказанного им:
     «Отчетливо осознавал, что мое состояние приближается к критическому, не испытываю страха перед «уходом», но «уходить» не хочется, мне еще интересна жизнь во всех ее проявлениях. Превалирует, безусловно, визуальная составляющая и созерцание природы не на последнем месте. Не угасает надежда на кардиохирургов. Нахожусь в операционной. Все спокойно и тихо. Внутреннего напряжения не испытываю. Премедикация (медикаментозная подготовка к операции) сыграла свою положительную роль. Ухожу в забытье с надеждой на благоприятный исход. Мне говорили, что вероятность неблагоприятного исхода операции 95%, но иного выхода нет, травма, не совместимая с жизнью, продольная дыра длиной в сантиметр в межжелудочковой перегородке. Подписал все необходимые бумаги. Знал, что операция началась… Не мог судить о времени ее начала, но ее длительность была очевидной (потом сообщили, что она длилась 7 часов). Никаких болевых ощущений!
     Становилось все светлее и светлее, спокойнее и теплее. Отчетливо увидел происходящее как бы со стороны. Себя, лежащего на операционном столе, склоненных хирургов над моим телом, блеск приборов и инструментов. Мое сознание, я не знаю, как точнее определить это состояние, находилось значительно выше всего, о чем я только что сказал. Никаких «тоннелей» я не видел.
     Даже быстро нарастало ощущение необычайно легкого полета, как во сне, я видел, как из тумана, легкого и приятного, проступал и становился отчетливым край большой спокойной воды, напоминающий своей огромностью океан, поразительно ярко-синий, необыкновенно красивый, все краски переливались и чувствовалась невероятная глубина, «дружественность» океана, от него шло ощущение солнечного тепла. Как и от огромного синего «неба», пространства над океаном. Все краски были очень яркими, сочными, в этой жизни таких никогда не видел. В воде словно отражалось «небо». Впервые я понял слова – и дух носился над водой. Мое локальное сознание, бестелесное, как бы парило над этим океаном на огромной высоте в несколько километров.
     Если здесь клиническая смерть, которая у меня была зафиксирована, длится 3 минуты, то дело в том, что на том свете времени не существует. Есть только наполненное ощущение радостного, счастливого, солнечного бытия. Ощущение по впечатлениям таково, что там я пробыл несколько месяцев. Подчеркну, материального тела не было, но при этом было ощущение локализации в пространстве, в определенной точке «небесного пространства» своего сознания и была возможность перемещаться в любом направлении. Чувствовал себя словно электромагнитная волна. И еще – ощущение тотального счастья. Все было словно залито потоком солнечного света. 
     Ощущал присутствие близких и приятных мне людей, и если бы захотел, они были бы рядом со мной. Но я отчетливо понимал, наше общение может происходить без физического их присутствия, телепатически, ментально. Появился голос внутри меня, внутри моей локальной точки в пространстве, по впечатлению мужской, который спрашивал меня о моих желаниях. Возник диалог мыслей, все-таки по смыслу вербализированный. Внешний голос, очень дружественный и теплый, задавал вопросы, спрашивал желания. Все происходящее рождало такое «современное» ощущение – курорт для долларовых миллиардеров. Я испытывал полнейшее душевное благополучие и душевный комфорт, возникшие в моем ясном и радостном сознании. Словами это трудно выразить, как, например, любовь трудно выразить словами. Но чувство необыкновенное. Общее чувство счастья и вдохновения. Пожалуй, в этой жизни такого полного счастья я не испытывал. Здесь всегда какие-то рамки, а там этих рамок не было, но чтобы понять, нужно испытать это состояние тотального счастья».
     Гость задумался, и мне показалось, что он подбирает слова, наиболее полно отображающие его состояние. «Совершенно неожиданно, как переключение тумблера, исчезло все, только что окружавшее меня, и я ощутил своеобразное снижение, опускание с некоторой высоты на операционный стол. Я вновь был на земле. Никаких тоннелей и света в их конце тоже не возникало! Почувствовал некоторое разочарование в своем «возвращении», но душевного протеста не произошло. Только удивление и воспоминание об этом, казалось, близком счастье. Так называемый в этой жизни страх смерти навсегда исчез. Было глубокое переживание, что никакой смерти не существует. Это отпечаталось в моем сознании.
     Глубоко благодарен Роину Кондратьевичу Джорджикия, главному «дирижеру» кардиохирургического «оркестра», и зав. отделением Анвару Садыкову за совершенно удивительную и талантливую операцию, проведенную с ювелирным искусством. Многие медики, которые потом читали историю операции и болезни, говорили, что они совершили невозможное. И даже сомневались, что подобные операции могут производить в Москве. Это крупнейшие ученые, как говорит в таких случаях Митимер Шаймиев, – золотой фонд Татарстана».
     Гость пристально занялся картофелем и овощами, а мне вспомнился эпизод из давнего прошлого. Роин Джорджикия был симпатичен мне еще в давние-давние годы, когда он совсем молодым врачом работал у профессора В.А. Кузнецова – превосходного хирурга и отличного человека. Роин был прекрасно воспитан, вежлив, скромен и обещал стать незаурядным хирургом. За сдержанностью угадывалась твердость характера, но без ложного избыточного темперамента. Он был надежен.
     Роин долго работал над кандидатской диссертацией, так как не всегда были оптимальными условия для ее выполнения, а добросовестность в получении фактов не способствует быстрому ее завершению. Диссертация написана. Подошел день защиты. В этот день защищался и его друг Саша Чугунов. На их защите одним из оппонентов должна выступить профессор Т.Б. Толпегина, дама обаятельная, но чуть полноватая и своеобразная.
     Она экстренно заболела и находится в стационаре. Звоню в стационар. Сообщают – профессор на прогулке, состояние удовлетворительное. Беру машину скорой помощи. Со мной верный друг и ученик Равиль Нигметзянов. Парень сильный и смелый (впоследствии в Афгане врач Нигметзянов получил боевые ордена).
     Подъезжаем к больнице, Толпегина еще на прогулке. Уговариваю выступить на защите, которая вот-вот начнется или уже началась. Раздражена!
     - Поймите, наконец, Алексей Андреевич, обстоятельства сильнее нас!
     - Вы правы, Татьяна Борисовна!
     Равиль подводит машину вплотную. Далее – дело техники. Подсаживаем увесистое тело в машину и выгружаем ее почти в зале заседания ученого совета!
     Выступала оппонент убедительно, хорошо, бросая на меня сердитые взоры. В финале даже улыбнулась над забавным эпизодом. Ее наряд не был академичен. Вот и все.

     Алексей АГАФОНОВ,
профессор.

     На снимке: Алексей Агафонов.


Комментарии (0)