15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Язык родной и красивый
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

Язык родной и красивый

7 июля 2013 года
Язык родной и красивый

     Занимаясь одним проектом, вынужден был коснуться вопроса о положении национальных языков в нескольких этнических федерациях: Бельгии, Индии, Канаде, Швейцарии. Это подтолкнуло к анализу статуса национальных языков в Российской Федерации. Раскрывшаяся картина отнюдь не прибавила оптимизма.
      Казалось бы, самой судьбой России с ее огромным многообразием национальных языков предназначено стать мировым лидером в защите принципа многоязычия, в разработке и реализации условий, благоприятных для воплощения данного принципа в общественной практике, создании гарантий не только сохранения, но и развития языков национальных меньшинств. Однако не всегда политика российской власти соответствует в полной мере декларированным целям.
      В Российской Федерации уделено значительное внимание правовому регулированию статуса национальных языков, включая, разумеется, языки этнических меньшинств. Принципиальное значение в этом плане имеют в первую очередь Конституция Российской Федерации, федеральный закон «О языках народов Российской Федерации», Федеральный закон РФ от 1 июня 2005 г. N53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации», а также законы о языках, принимаемые в республиках в составе РФ.
      В нашей стране русский язык провозглашен государственным языком. В то же время, согласно федеральной Конституции, республики в составе РФ вправе придавать статус государственных языкам титульных наций. Кстати, Российская Федерация – не единственное государство, где существует несколько государственных языков. Например, в Испании официальным языком государства является кастильский язык. Граждане Испании обязаны его знать и имеют право им пользоваться. Другие языки Испании считаются официальными в соответствующих автономных сообществах согласно их законодательству. В Швейцарии признаны четыре языка, три из них являются официальными, в Канаде и Бельгии функционируют по два официальных языка. При этом следует уточнить, что официальный язык государства или субъекта федерации в федеративном государстве и есть государственный язык.
      Статус русского языка и статус языков титульных наций должны быть юридически одинаковыми в том смысле, что все они обладают одними и теми же чертами, вытекающими из природы государственного языка: например, обязательность использования языка в образовании, в публичной жизни, при оказании государственных услуг. Различия заключаются, во-первых, в границах распространения: русский язык как государственный действует на всей территории России, языки титульных наций республик функционируют как государственные в пределах соответствующих республик. Во-вторых, на территории последних действуют, как правило, два государственных языка – русский и язык титульной нации республики. И проблема заключается в том, чтобы не сталкивать эти языки, а разумно сочетать.
      Человеку, живущему и работающему в России, хорошее знание русского языка ничего, кроме блага и ощутимых преимуществ, не принесет. Овладение этим языком важно не столько потому, что он является государственным, сколько потому, что он облегчает жизнь и фактически необходим. Однако отношение к государственным языкам должно быть равным, поскольку равны их носители – нации. Только отъявленные националисты могут выступать против равноправия наций. При этом они не считаются даже с федеральным законодательством, исходящим из принципа равноправия языков.
      В федеральном законе «О языках народов Российской Федерации» равноправие языков народов России определяется как совокупность прав народов и личности на сохранение и всестороннее развитие родного языка, свободу выбора и использования языка общения (п. 1 статьи 2). Конституция РФ запрещает пропаганду языкового превосходства (статья 29, часть 2). А согласно упомянутому закону о языках, равноправие языков народов Российской Федерации охраняется законом. Никто не вправе устанавливать ограничения или привилегии при использовании того или иного языка, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Некоей заезжей даме, которая недавно выступала в Казани против равноправия татарского языка с русским, не помешало бы предварительное хорошее знание Конституции своей страны и федерального законодательства.
      Отсюда следует необходимость придерживаться принципа равноправия государственных языков не только во внутренней, но и во внешней политике. Исходя из того что русский язык как официальный государственный язык должны изучать и знать как все граждане Российской Федерации, так и те, кто не имеет российского гражданства, но проживает и работает в России, российская власть должна, соответственно, признать и то, что все русские, оставшиеся на постоянное местожительство в государствах, образованных на территории бывшего СССР, обязаны изучать и знать государственные языки этих новых государств (например, казахский в Казахстане, киргизский в Киргизстане, эстонский в Эстонии, латышский в Латвии, литовский в Литве и т.д.).
      Как не вправе представители некоренных народов России (речь идет об иммигрантах) требовать от российского правительства создания условий для использования их родного языка в публичной жизни, российских государственных органах, при предоставлении населению государственных услуг, в первую очередь в образовании, так не вправе притязать на использование русского языка в публичной сфере и русские меньшинства в новых государствах. В этом вопросе, как в любом другом, недопустимы двойные стандарты. Между тем, по данным одного источника, если в советское время от латышей, эстонцев и литовцев требовали изучать русский язык, то русские меньшинства в Балтийских республиках в целом предпринимали мало попыток изучить язык республики, в которой они проживали. В 1989 г. только 13,7 процента русского эстонского населения умели говорить на эстонском языке, в то время как 22,7 процента русских в Латвии знали латышский язык и 33,5 процента русских в Литве умели говорить на литовском языке.
      Федеральный закон «О языках народов Российской Федерации» содержит немало красивых деклараций, которые сами по себе не вызывают особых возражений. В нем есть ряд положений, которые соответствуют международной практике и международно-правовым документам. Среди них можно указать, например, на заявленный принцип: государство на всей территории Российской Федерации способствует развитию национальных языков, двуязычия и многоязычия; на нормы о том, что Российская Федерация гарантирует каждому право на использование родного языка, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества независимо от его происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, отношения к религии и места проживания (п. 3 статьи 2); нормы о содействии развитию государственных языков республик (ст. 6); праве граждан Российской Федерации обращаться в государственные органы, организации, на предприятия и в учреждения Российской Федерации с предложениями, заявлениями, жалобами на государственном языке Российской Федерации, родном языке или на любом другом языке народов Российской Федерации, которым они владеют. Проблема непонимания возникает тогда, когда законодательные положения расходятся с жизнью. А таких положений, к сожалению, немало.
      Обратимся сначала к федеральной Конституции, в части 3 статьи 68 которой зафиксировано обязательство Российской Федерации гарантировать всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития. Согласно закону о языках, «представителям малочисленных народов и этнических групп государство оказывает содействие в организации различных форм воспитания и обучения на родном языке независимо от их количества и в соответствии с их потребностями». Лучшей оценкой эффективности политики российской власти в данной сфере являются практические результаты: как утверждалось в статье даже политически ангажированного российского автора, лишь 47 процентов из общего числа детей коренных малочисленных народов Севера изучают родной язык как самостоятельный предмет, 3 процента факультативно. Потеря языка и культуры, а также генетического фонда привела на грань исчезновения 12 коренных малочисленных народов Севера как самостоятельных этносов. По свидетельству двух ученых из северокавказского региона, «этносоциологические исследования в ряде регионов показывают, что существует реальная угроза функциональной гибели языков некоторых коренных народов России». И далее: «Сравнение функционирования языков народов Дагестана в двадцатые-пятидесятые годы прошлого века с современным оказывается не в пользу наших дней. То же самое можно сказать и о языках других народов Северного Кавказа, Поволжья, Севера и Сибири. Сегодня наблюдается низведение социальных функций национальных языков до семейно-бытового уровня». Однако вряд ли это как-то беспокоит российскую власть.
      Федеральный закон о языках закрепляет право граждан Российской Федерации на право свободного выбора языка воспитания и обучения, но тут же ограничивает право на обучение правом на получение на родном языке только основного общего образования (т.е. в пределах 9 классов). Что касается других ступеней образования, то обучение на родном языке после основного общего образования, видимо, не предполагается. Но и указанное право гарантируется не всем народам. Во-первых, федеральный закон о языках ограничивает право на выбор языка обучении пределами возможностей, предоставляемых системой образования. Нет сомнений в том, что возможности эти будут определять российские чиновники, которые всегда найдут причины для доказательства отсутствия возможностей. Во-вторых, сама практика свидетельствует о декларативности права на получение образования на родном языке. Как отмечалось в специальной литературе, «…сегодня из 130 языков, распространенных на территории России, только для четырех (русского, татарского, башкирского, якутского) доступно школьное образование с первого по одиннадцатый класс».
      Граждане Российской Федерации, как уже отмечалось, вправе обращаться в государственные органы, организации, на предприятия и в учреждения на родном языке, а ответы этих органов, организаций и учреждений должны даваться на языке обращения. Казалось бы, это демократическое положение, однако вслед за этим в законе делается оговорка: в случае невозможности дать ответ на языке обращения используется государственный язык Российской Федерации. Представляя хорошо российскую бюрократическую практику, нетрудно догадаться, как чиновники будут игнорировать обязанность отвечать гражданам на языке обращения, ссылаясь на невозможность сделать это.
      В любой программе сохранения и развития национального языка принципиальное значение приобретает ее финансирование. Российское законодательство не обходит стороной этот вопрос. Так, в федеральном законе о языках говорится о целевом бюджетном и ином финансовом обеспечении государственных и научных программ сохранения и развития языков народов Российской Федерации, проведении в этих целях льготной налоговой политики. Средства на финансирование федеральных целевых программ сохранения, изучения и развития языков народов Российской Федерации или соответствующих региональных целевых программ предусматриваются федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий год или законами субъектов Российской Федерации.
      Вот только не припоминается ни одной меры федерального правительства, направленной на сохранение и повышение статуса татарского языка, выделение федеральным центром финансовых ресурсов на программу развития татарского языка. Впрочем, вполне возможно, что об этом неизвестно только мне.
      В регулировании языковой ситуации в регионах российская федеральная власть прибегает и к откровенному принуждению. Ему придается благообразный в правовом отношении вид. Способ принуждения очень простой и детально отработанный. Пользуясь этническим большинством в палатах Федерального собрания, власть может принять любой закон, ограничивающий интересы и права национальных меньшинств, а законы в правовом государстве принято выполнять. У национальных меньшинств нет, как, например, в Бельгии, институционально закрепленного права воспрепятствовать принятию решения, нарушающего их интересы и права, особенно в области культуры и языка.
      Особо следует напомнить историю с попыткой перевода татарского языка с кириллицы на латинскую графику. Как известно, трагическая судьба татарского языка заключалась, в частности, в том, что за короткий исторический период дважды менялась его графическая основа. В 1927 г. принималось решение о смене арабской графики на латинскую. Я помню, как даже мама, не получившая большого образования, переписывалась с родственниками, используя то арабскую вязь, то латиницу.
      После принятия постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 13 марта 1938 г. «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей» началась работа, как пишет один из российских специалистов, «по ничем не обоснованному переводу» родных языков нерусских этнических групп с латинской графики на русскую. По оценке российских же экспертов, это постановление открыло «полувековой период ограничения сферы функционирования родных языков в образовании». Кириллизация татарского языка широко открыла двери для его русификации.
      Оба раза – и при смене арабской графики на латинскую в 1927 г., и при переходе с латиницы на кириллицу в 1939 г. – инициатива исходила сверху. В 1999 г. предложение отказаться от кириллицы и перейти к латинской графике исходило из самой республики, но было отвергнуто на самом верху российской власти. В 2002 г. Государственная дума приняла поправку к федеральному закону «О языках народов Российской Федерации», в результате которой в статье 3 закона появилась норма: «В Российской Федерации алфавиты государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик строятся на графической основе кириллицы. Иные графические основы алфавитов государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик могут устанавливаться федеральными законами».
      Обращает на себя внимание то, что во всех трех случаях никто не интересовался мнением самого татарского народа – носителя языка. Во всех трех случаях решение навязывалось принудительно сверху. Во всех трех случаях окончательное решение принимали люди, не имеющие никакого отношения ни к татарскому народу, ни к его языку. Все сказанное свидетельствует о жесткой связи и преемственности между политической культурой тоталитарного СССР и политической культурой авторитарной России.
      Не будучи специалистом в области языкознания и потому отказываясь судить о преимуществах или недостатках перевода татарского языка на латинскую графику, сошлюсь на мнение других авторов. Так, известный российский специалист М.В. Дьячков утверждает, что «поскольку многие буквы русского языка привязаны к определенным звукам, не совпадающим со звуками в языках национальностей, обретающих или обновляющих свою письменность, то сие может привести к нежелательным фонетическим искажениям; латинский же алфавит с этой точки зрения совершенно нейтрален, и предпочтительнее использовать именно его». Казанская исследователь Сагитова Л.В. обобщила мнения защитников латинской графической основы татарского языка: «Мотивационное поле людей – сторонников перехода на латиницу содержит следующие позиции: возможность сближения с народами родственной культуры, в первую очередь с Турцией; возможность включения в западную компьютерную систему; овладение технологиями развитых стран; повышение престижа татарского языка».
      На мой взгляд, во всем этом деле для российской власти важнейшей была не филологическая, а политическая сторона. Дело в том, что подъем в разных сферах современной общественной жизни России русского национализма – это очевидный факт, отмечаемый многими экспертами независимо от их национальной принадлежности. Одним из проявлений его является безразличие к судьбе языков других народов со стороны многих политиков и ученых.
      Депутатов Государственной думы и судей Конституционного суда Российской Федерации вообще не интересовал вопрос, какая графическая основа – кириллица или латиница – в большей мере соответствует или не соответствует звуковому строю татарского языка. И те, и другие руководствовались политическими соображениями. В противном случае нетрудно было бы организовать не одну, а несколько экспертиз, включая международную. Это, во-первых.
      Во-вторых, вокруг какой идеи объединились противники латиницы за пределами татар? Это идея защиты безопасности России. Русские националисты, кричавшие об угрозе Российской Федерации, которую якобы создает перевод татарского языка на латиницу, даже не понимали, что тем самым вообще порождали сомнение в прочности устоев России. Ведь насколько хрупким должно быть состояние страны, если изменение графической основы одного языка подрывает ее безопасность. Страшно представить!
      В-третьих, неприемлем сам подход власти к столь чувствительному этническому вопросу, как язык народа. К сожалению, никто во властных структурах не предложил (или не хотел предлагать) узнать мнение самого главного субъекта, носителя языка – татарского народа. Сделать это можно было бы путем известной демократической процедуры через референдум или, по крайней мере, посредством широкого и достоверного социологического опроса среди татар.
      В-четвертых, вызывает возражение сам окончательный метод решения, принятый в этой ситуации – метод законодательного принуждения. Принятая поправка к закону о языках буквально принуждает все нерусские народы использовать в качестве графической основы своих языков только кириллицу, даже если она не соответствует звуковому строю какого-то из этих языков. Оговорка о том, что иные графические основы алфавитов государственных языков республик могут устанавливаться федеральными законами, звучит довольно лицемерно, ибо известно, какое этническое большинство принимает в России федеральные законы. До решающего значения мнения самого народа, носителя языка, дело никогда не дойдет.
      В юридическом плане безупречной была позиция Государственного Совета Республики Татарстан в его обращении в Конституционный суд России. Конечно, вряд ли в республике были наивные люди, которые верили в политически не ангажированное решение суда. Тем не менее, опираясь на Конституцию Российской Федерации, республиканский парламент четко исходил из природы федеративных отношений, указав, что установление графической основы алфавита как органической составной части государственного языка республики, по смыслу статей 68 (часть 2), 71, 72, 73 и 76 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации, не относится ни к ведению Российской Федерации, ни к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, и, следовательно, в этом вопросе республики обладают всей полнотой государственной власти; выбор графической основы алфавита государственного языка является правомочием, производным от конституционного права республики устанавливать свои государственные языки, и, соответственно, составляет исключительную компетенцию самих республик.
      Содержащееся в Федеральном законе о языках народов Российской Федерации положение о том, что графические основы алфавитов государственных языков республик устанавливаются федеральными законами, нарушает статьи 68 (части 2 и 3), 73 и 76 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации и означает неправомерное вторжение в компетенцию субъектов РФ, которые вправе осуществлять в данной сфере собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов.
      Конституционный суд РФ фактически уклонился от непосредственного решения вопроса, кто вправе выбирать графическую основу государственного языка республики, и привязал его к более широкой проблеме регулирования прав и свобод человека и гражданина и установления основ федеральной политики в области культурного и национального развития Российской Федерации, составной частью которой является государственная языковая политика, и отнес все это, разумеется, к ведению Российской Федерации, т.е. федерального центра. Суд упустил из вида главное – он не стал задаваться вопросом: какова воля самого татарского народа, главного носителя языка; считает ли он перевод своего языка с кириллицы на латиницу нарушением его языковых прав? А за счет многословия, расширительного толкования Конституции можно практически обосновать любое положение. Это уже доказывал сам Конституционный суд, когда в 1996 г. признал неконституционным избрание главы субъекта Федерации региональным парламентом, а в 2005 г. стал утверждать абсолютно противоположное.
      Не способствует благополучию языков национальных меньшинств позиция некоторых российских ученых. Так, ставшие обычными выступления русских националистов против национальной государственности коренных народов России ставят под угрозу и их языки, поскольку именно названная государственность является еще каким-то и чуть ли не единственным инструментом сохранения этих языков. Как отмечалось в научной литературе, практика доказывает, что, например, «развитие коми языка в Республике Коми находится на более высоком уровне, чем в других регионах проживания коми; чувашский язык в Чувашии развивается и функционирует значительно интенсивнее, чем в регионах проживания чувашей вне республики; престиж эвенского языка значительно возрос с образованием в Республике Саха (Якутия) отдельного Эвено-Бытантайского национального региона и т.д.». Иначе говоря, именно национальная государственность еще может содействовать сохранению национального языка.
      Статус государственного языка, которым пользуются языки титульных наций в республиках в составе Российской Федерации, не дает покоя некоторым русским националистам. Несмотря даже на то что такой статус предусмотрен в российской Конституции и конституциях республик. В последнее время стала пропагандироваться идея о лишении языков титульных наций республик в составе Российской Федерации статуса государственных языков и замене последнего на статус официальных языков, что, очевидно, направлено на снижение их значимости. Так, несмотря даже на то что статус государственного языка для языков титульных наций республик предусмотрен в российской Конституции и конституциях республик, одна из авторов заявляет: «Можно было бы предложить предоставить республикам право устанавливать языки со статусом официальных на территории этих субъектов, а не государственных. В отличие от государственного языка официальный язык не указывает на государствообразующую роль определенного этноса, выполнившего интеграционную функцию по объединению разных народов в единое суверенное государство, в силу чего не может стать и символом этого государства (во всяком случае, пока существует такой этнос)».
      Трудно сказать, чего больше в такого рода суждениях: ксенофобии, неуважения к Конституции Российского государства или политической слепоты относительно опасных для стабильности общества последствий, начни российская власть претворять в жизнь столь непродуманную идейку. Прежде всего следует напомнить, что государственный язык – это символ национальной государственности, создание которой означает реализацию народом основополагающего и общепризнанного международным сообществом права наций на самоопределение, что является одним из важнейших принципов международного права. В отношении своей государственности титульные нации республик являются государствообразующими народами. С учетом имеющейся практики нельзя не согласиться с мнением одного российского автора, что «наличие национальной государственности в рамках Российской Федерации, возможность провозглашения титульного языка (или языков) государственным объективно оказывает положительное воздействие на функционирование и развитие соответствующих народов. Это можно видеть на примерах Чувашии, Тувы, Алтая и т.д.». Кроме того, неизвестно, какие границы между государственным и официальным языком хотели бы провести эти националисты. Ведь в зарубежной политической и правовой практике такое разделение никто еще не проводил. Вообще наблюдается странное явление: как только русские националисты касаются не своего языка, а судьбы и функций языков национальных меньшинств, то проявляют неизбывное стремление понизить их роль.
      До сих пор речь шла о некоторых институциональных барьерах, которые мешают сохранению и развитию языков национальных меньшинств в российской действительности. Сохранение или исчезновение языков национальных меньшинств, конечно, в большой степени зависит от проводимой государством этнополитики.
      Но есть процессы, так сказать, более глобального характера, которые, мягко говоря, не способствуют сохранению, а тем более повышению роли национальных языков и очень сильно влияют на их судьбу, и не учитывать эти процессы нельзя. Одним из них является происходящий в мировом масштабе процесс глобализации, при которой языки многочисленных наций объективно сохраняют свое значение либо даже расширяют свои функции. В то же время языки национальных меньшинств становятся менее востребованными, их функциональность уменьшается, о чем свидетельствует, например, сокращение числа представителей этих меньшинств, говорящих на родном языке. Например, от переписи к переписи сокращается число татар, считающих родным языком татарский язык. В 1926 г. татарский язык назвали родным 98,9 процента татар, в 1959 г. – 92,1%, в 1979 г. – 85,9%, в 2010 г. – примерно 81 процент. Причем, как отмечает известный татарский этнолог Д.М. Исхаков, да и среди тех, кто указал во время переписи 2010 г. на владение татарским языком, «около половины говорит лишь на обиходно-разговорном («кухонном») татарском, не владея по-настоящему литературным языком».
      Более того, некоторым языкам меньшинств вообще угрожает полное исчезновение. По словам академика В.А. Тишкова, «некоторые специалисты говорят, что к концу XXI в. в мире может остаться всего 400 – 500 языков вместо 4 – 5 тысяч, которые были зафиксированы в XX в.». По другим оценкам, из 6800 языков мира от половины до 90% могут исчезнуть к концу XXI в. По долгосрочным прогнозам лингвистов, из 230 языков Европы к концу столетия могут быть потеряны 30%. Уже сейчас 70 процентов населения земного шара говорит на 11 языках, и вследствие очень широкого распространения основных мировых языков – особенно английского, а также китайского, испанского и французского – сокращается сфера распространения языков национальных меньшинств и языков коренных жителей стран – аборигенов. Чтобы выжить, лингвистические меньшинства должны все больше и больше выдерживать конкуренцию на глобальном рынке. К сожалению, только нет рекомендаций, как это сделать.
      Существуют и другие причины уменьшения роли языков национальных меньшинств. Одна из них – расхождение между официальным статусом языка и реальным статусом и функциями языка. Конечно, провозглашение языка государственным или официальным должно бы способствовать распространению его употребления, повысить престиж языка. Но так происходит не всегда. Сильно ли расширились в XXI веке функции, например, татарского языка или языков других титульных наций в их республиках по сравнению с веком двадцатым, не говоря уже о языках коренных малых народов Севера? Возможно, роль родных языков каких-то меньшинств и несколько возросла, но далеко не в такой степени, чтобы говорить об этом как о каком-то достижении национальной политики Российской Федерации.
      Другая причина рассматриваемого явления – сознательный переход многих представителей национального меньшинства к использованию в жизни в качестве основного языка этнического большинства. По словам одного зарубежного исследователя «они (люди, относящиеся к национальному меньшинству. – М.Ф.) чувствуют, что их родной язык идет не в ногу с современным развитием. В этом контексте язык меньшинства рассматривается как простой маркер этнокультурной идентичности с более сентиментальной, чем инструментальной ценностью». Такой переход к преимущественному использованию более распространенного языка объясняется во многом тем, что это дает возможность более активно участвовать в экономической, политической, культурной жизни общества, быть социально более мобильным, хотя наиболее оптимальным вариантом остается двуязычие.
      Существуют и другие обстоятельства, которые могут повлиять на уменьшение роли языков национальных меньшинств. Это, например, уменьшение численности представителей конкретного меньшинства. Считается, что одна из естественных причин исчезновения языков состоит в том, что около половины языков мира имеют меньше 2500 носителей, тогда как, по оценке UNESCO, для устойчивой передачи языка между поколениями нужно иметь не менее 100000 живых носителей.
      На состояние языка большое влияние оказывает домашняя обстановка. Если, например, родители говорят между собой и с детьми на татарском языке, можно ожидать, что, став взрослыми, эти дети продолжат традицию. Если же родители-татары говорят в семье на русском или ином языке, не нужно ждать, что дети приобретут и сохранят навыки разговора на татарском языке. На уменьшение роли родного языка этнических меньшинств определенное влияние оказывают межнациональные браки, когда в семье начинает доминировать язык этнического большинства, который знают оба супруга, хотя для одного из них родным является язык меньшинства; многонациональная производственная среда, где объективно главным средством общения становится язык этнического большинства; увеличение численности населения в ареале проживания национального меньшинства за счет переселенцев иной этнической принадлежности из других регионов страны, а также большого притока иммигрантов.
      Нельзя сбрасывать со счетов и такой фактор, как урбанизация. Сельская одноязычная среда, в которой жители общаются друг с другом и местной властью на одном, родном языке, является хранительницей этого языка. Объясняется это более ограниченными социальными контактами деревенских жителей. По мере же экономического развития страны или конкретного региона, роста городов и увеличения численности городского населения за счет переселения сельских жителей, включения их в многонациональные коллективы по месту работы, учебы и жительства сокращается социальная база языков национальных меньшинств. Как заметил один из известных российских экспертов, «уже в третьем поколении городские коми становятся в подавляющем большинстве полностью русскоязычными. Семья практически не является транслятором языковых традиций в городе, хотя в селе эту функцию она еще продолжает исполнять».
      Функциональная роль языка снижается в среде диаспоры, поскольку, находясь в инонациональной среде, составляющие диаспору люди вынуждены использовать язык окружающего этнического большинства.
      Снижение роли родного языка, безусловно, наносит определенную психологическую травму многим представителям национального меньшинства. Можно только согласиться с тем, что «неоправданное сужение функциональности миноритарного языка создает у носителей оного внутреннюю психологическую напряженность, подчас имеющую скрытый характер и резко проявляющуюся в моменты социально-экономических потрясений».
      Несмотря на отмеченные, во многом объективные процессы, уменьшение роли национального языка в среде самого народа, носителя этого языка, не является фатальным. При желании народ может сохранить свой язык и культуру в любом случае. В условиях России оптимальным вариантом является двуязычие. Конечно, его, как показывает опыт Канады, бывает трудно реализовать практически из-за давления доминантного языка. Но иного рационального выхода в сложившихся условиях у татар просто нет.
      В заключение следует подчеркнуть очевидное: состояние родного языка – это в первую очередь проблема самой нации. Вряд ли кто будет искренне заботиться о сохранении ее языка, если сама нация, составляющая в обществе большинство или меньшинство, не будет заботиться о сохранности и развитии своего языка. Хотя язык не является единственным индикатором принадлежности человека к той или иной этнической группе, тем не менее непреложным остается факт, что язык остается главным маркером этнической идентичности.
      Учитывая сложившуюся ситуацию, считаю, что была бы полезной организация всетатарского обсуждения состояния и перспектив татарского языка. Инициатором такого обсуждения могла бы выступить Академия наук Республики Татарстан. Ответственность за судьбу татарского языка лежит на самих татарах. Пора освобождаться от раздробленности и безынициативности.
 

М. ФАРУКШИН, 
член-корреспондент АНТ.


Комментарии (17)
Aqbars, 07.07.2013 в 18:35

" Человеку, живущему и работающему в России, хорошее знание русского языка ничего, кроме блага и ощутимых преимуществ, не принесет. "

Мир серьезно меняется, Мидхат Хабибович. Так что человек только живущий и работающий в России сегодня уже является человеком отсталым. На международном же уровне русский - всего лишь один из региональных языков, не имеющий особых преимуществ, например, перед корякским или чувашским.
Татарский язык и татар в целом давил и давит московский империализм. Можно согласиться конечно, что отсутствие системного сопротивления московскому империализму, в особенности на протяжении последних 20 лет, со стороны татар полностью лежит на их совести.
Ошибки нужно исправлять.

Кунак, 07.07.2013 в 19:26

Всё правильно изложено. Когда же появится из татар подвижник к судебному разбирательству с российской вакханалией в языковой дискриминационной политике в отношении нерусских народов. Модаване Приднестровья отсудили же право на латинизацию своего письма, и получили денежную компенсацию за нанесенный моральный и лингвистический ущерб.
Уже вроде готовы были скинуться на оплату юристов для обращения в Страсбург. Потухло?

Аналитик, 07.07.2013 в 19:32

Кунак, 07.07.2013 в 19:26

Всё правильно изложено. Когда же появится из татар подвижник к судебному разбирательству с российской вакханалией в языковой дискриминационной политике в отношении нерусских народов. Модаване Приднестровья отсудили же право на латинизацию своего письма, и получили денежную компенсацию за нанесенный моральный и лингвистический ущерб.
Уже вроде готовы были скинуться на оплату юристов для обращения в Страсбург. Потухло?
===================
Удивительно, какие все умные, когда сокрушаются на манер старух - эх, не те люди пошли, не те татары, не то что я, такой разумный и великий. Да было уже обращение в Страсбург, там отказали. Проблема в том, что ЕСПЧ занимается индивидуальными правами, а не коллективными.

Кунак, 07.07.2013 в 21:12

Аналитик.07.07.2013.19:32
Я юридически неграмотный, особенно в международном праве. Если в Страсбурге отказали, тогда где нам татарам выход? Кто и какой орган, занимающийся народами, притесняемыми, дискреминируемыми другими народами, как имет место в Раше?
Готов быть просвещенным грамотными в этом вопросе людьми.

Аналитик, 07.07.2013 в 21:19

Кунак, 07.07.2013 в 21:12
Я юридически неграмотный, особенно в международном праве. Если в Страсбурге отказали, тогда где нам татарам выход?
============
А с чего вы взяли, что где-то должен существовать суд, который наконец защитит справедливость за нас? Где был тот Страсбургский суд, когда татары защитили свое право быть мусульманами и не креститься?

Кунак, 07.07.2013 в 21:36

Аналитик.07.07ю2013 21:12
Я полагаю так. Если существует суд, занимающийся персональными делами, то если не существует суд, то дожен был бы быть суд,который бы отстаивал права отдельных народов. Я в своем пенсионном возрасте кроме внесения денежной лепты не на что либо серьёзное не способен.

Аналитик, 07.07.2013 в 22:05

Кунак, 07.07.2013 в 21:36
Я полагаю так. Если существует суд, занимающийся персональными делами, то если не существует суд, то должен был бы быть суд,который бы отстаивал права отдельных народов.
============
Вся проблема в том, что несмотря на то, что должен был бы быть суд,который бы отстаивал права отдельных народов, его в реальности не существует. Только и всего. Так что тем, кто борется за права своего народа, приходится либо полагаться на гениальное изобретение Максима Калашникова, либо терпеливо отстаивать свои права политическими методами. В обоих случаях успех не гарантирован.

Aqbars, 07.07.2013 в 22:20

"Так что тем, кто борется за права своего народа, приходится либо полагаться на гениальное изобретение Максима Калашникова"

Кстати, калаш есть ни что иное как модифицированный шмайстер, поступивший на вооружение вермахта в конце 1944...

Политические методы более эффективны, но для этого нужно критическое число хорошо образованных людей. Поэтому чекистская хунта пытается покончить, по крупному счету, с наукой и образованием.

гость, 08.07.2013 в 07:25

Нынешняя власть вспомнила политику царя гороха. ЕГЭ - есть политика русификации и христианизации национальных народов. Методы кнута и пряника сменили на более благовидные - перспектива - ВУЗ !

Гость, 08.07.2013 в 20:04

Была я в этом Вузе и ЕГЭ сдавала. Студенты тупеют с каждым годом, а потом такие же и работают. И мне очень жаль, что не могу писать на родном языке, а читаю и говорю плохо. В семье в основном говорили на русском или смеси русско-татарских слов. А за свои права нужно бороться хоть как-нибудь. А то совсем на голову сядут: всем русские имена дадут и перекрестят прямо в роддоме

Шрек, 09.07.2013 в 10:05

Хорошая статья.Но хотелось бы добавить.
-------------------
М. ФАРУКШИН:"Но есть процессы, так сказать, более глобального характера, которые, мягко говоря, не способствуют сохранению, а тем более повышению роли национальных языков и очень сильно влияют на их судьбу, и не учитывать эти процессы нельзя. Одним из них является происходящий в мировом масштабе процесс глобализации...языки национальных меньшинств становятся менее востребованными, их функциональность уменьшается,..."
-------------------------------------------------------------------
Да,есть такая проблема.Но тут главное чтобы процесс шёл добровольно,по воле самой нации,а не был бы насильственно навязан другими.Касаемо татар, это выглядело бы следующим образом :"Дайте возможность татарскому языку,на основе латиницы стать государственным,установите так называемый "статус кво", а ассимилироваться или нет,они решат сами."

-------------------------------------------------
М. ФАРУКШИН:"Сельская одноязычная среда, в которой жители общаются друг с другом и местной властью на одном, родном языке, является хранительницей этого языка.... По мере же экономического развития страны или конкретного региона, роста городов и увеличения численности городского населения за счет переселения сельских жителей, включения их в многонациональные коллективы по месту работы, учебы и жительства сокращается социальная база языков национальных меньшинств."
------------------------------------------------
Тут ещё следует добавить,что в каждом доме завёлся ещё один "родственник",интересно и навязчиво общающийся с татарской семьёй на русском языке-это телевизор.

Аяз Кунакка, 09.07.2013 в 12:11

КУНАК ДУСКАЕМ,
Сез бер үк вакытта бәхетле дә, һәм бәхетсез дә зат. Сезгә АНА сөте белән, ялан тәпи аша милли моң, милли җан кергән – ул үзе бер бәхет, ә бүгенге хәлебез ( дөресрәк хәлсезлегебез) Сезне борчый, кайгырта - ул безнең уртак бәхетселек. Киләчәгебез шомлы. Бү көнбарыш дәвам ителсә телебез, милләтебез саклана дип уйлау – төпсез, баладай хыяллану. Бүгенге көндә татар теленең чишмәсе корып бара. Бер котылу юлы – БӘЙСЕЗЛЕК. НОКТА. Югыйсә, булдыра алмасак Сезнең кебек әле үлмәгән милли җанга тик шул кала:

Кырык буын бабай исеменнән
Әҗерләрен тутырып түләрмен:
Җир өстендә соңгы татар булып
Йөзләренә төкреп үләрмен.

Равил Рахмани.

Какланган технократ булу аркасында русча бәлки шомарак язар идем, тик үземә вәгъдә биргәч үзебезчә тырышам.

Мөхтәрәм Мидхәт әфәнденең соңгы ике төпле чыгышларын укып чыккач ниндидер табигый рәвештә аңардан өмет ителгән сөземтәләр басымсыз, юл арасында югалып калган тойгысы калды. Мөһим, шомлы сораулар сәбәптән бәлки үзенә юлланырмын дип уйлыйм. Уртак кайгы бит, бу барышны бары тик тамаша итеп бетәбезме, яки тупланып бер саклану сукмагына басабызмы.

Җитәкләшик, дуслар,
Аерым, аерым үлмәс өчен.
Булат Окуджава.
Сәлам.
P.S.

ДЕРЖАВНОЕ и ВЕЛИКОДЕРЖАВНОЕ мышление и политика разные понятия.
Ну не дано Кремлю первое, что ее и погубит.

..«МЫ НЕ ДОПУСТИМ ПОЯВЛЕНИЯ В РОССИИ ЗАМКНУТЫХ ЭТНИЧЕСКИХ АНКЛАВОВ СО СВОЕЙ НЕФОРМАЛЬНОЙ ЮРИСДИКЦИЕЙ, ЖИВУЩИХ ВНЕ ЕДИНОГО ПРАВОВОГО И КУЛЬТУРНОГО ПОЛЯ СТРАНЫ, С ВЫЗОВОМ ИГНОРИРУЮЩИМ ОБЩЕПРИНЯТЫЕ НОРМЫ, ЗАКОНЫ И ПРАВИЛА» …( из ежегодного послания Путина Федеральному собранию РФ, декабрь 2012 г.)
Ну что тут добавить? Беда России в том, что ее перестали уважать и любить даже ее дети, не говоря уже о нас, ее пасынках, у нас это уже на генетическом уровне. О каком будущем России можно говорить, разве что словами поэта М.Орлова:

Тебя, сквозь ржавая Россия,
Уже никак не починить.
Тебя лишь можно распилить,
И распиливши переплавить,
И что-то путное створить.

Guest, 09.07.2013 в 17:00

"Ну что тут добавить? Беда России в том, что ее перестали уважать и любить даже ее дети, не говоря уже о нас, ее пасынках, у нас это уже на генетическом уровне." Да, добавить нечего ибо всё верно сказано. Так уж и все дети?)))

Кунак, 09.07.2013 в 21:23

...."С ВЫЗОВОМ ИГНОРИРУЮЩИМ ОБЩЕПРИНЯТЫЕ,ЗАКОНЫ И ПРАВИЛА". Кто же входил в число этих товарищей, которое наверное считало и решало за всех, ни кого не спрашивая. Растворение и разбавление коренных народов делалось с явыз Ивана, который заселял русских на землях изгнанных татар с берегов больших рек, и других мест,а то и пряммо в татарские аулы. Дальше эта разбавленческая этнополитика продолжилась при СССР. Заселение русскими в Прибалтике на жилплощади депортированных прибалтов, построени Камаза в ТАССР изгадив экологию, изгнав народ со своих земель,нарушив демографию.

Адиль, 12.07.2013 в 11:22

Что бы не прогнозировали такие эксперты как Тишков,какие бы не были тенденции в мире по сокращению численности языков,для народов России главный вопрос по языковой проблеме состоит в том,что их языки искусственно ставятся в положении второсортности,ненужности в общественной жизни народа.Причем это всегда выдается за благо для самих народов т.н. коронный аргумент шовинистов"на вашем языке нет полноценной учебной,научной литературы","мы же желаем для ваших детей добра,желаем,чтобы через нащ великий язык они приобщились к мировым достижениям цивилизации".Наверно такие суждения можно было бы принять во внимание,в отношении малочисленных народов(от 1до50тыс.человек).Но в отношении миллионных народов,да еще имевших ранее свою государственность,письменность,систему образования,говорить подобное,это значит прикрывать культурный геноцид в отношении этих народов.Странно,что М.Фарукшин в своей статье обошел нежелание РФ ратифицировать Европейскую хартию языков,прямое нарушение Конституции,в части забвения федеративных принципов устройства государства.
"Ответственность за судьбу татарского языка лежит на самих татарах. Пора освобождаться от раздробленности и безынициативности".Пишет автор.Опять как всегда крестьянин виноват.А может быть пора вам ученым и республиканским управленцам выйти из тени в вопросе сохранения языка и прямо поставить вопрос перед федеральным центром о безусловных правах народа в отношении своего этнического развития.Можете быть уверены народ вас поддержит и наверно тогда не придется упрекать людей в пассивности и раздробленности.Вспомните национальный порыв 90-х годов.А погасил этот порыв кто? Кто сам испугался перспективы свободы народа.Мудрейший президент и окружавшие его ученые,заболтавшие в дискуссиях внедрение лат.алфавита.Почему-то крымские татары не имея государственности и количество татарских школ из года в год увеличивают и татарский спутниковый канал самостоятельно открыли.Вся проблема в том,что нет у нас лидера могущего громко озвучить наши проблемы.А те голоса из простого народа быстро затыкаются и физически уничтожаются.

Rimma, 13.07.2013 в 19:24

Стоит обратиться в ЕСПЧ по вопросу навязывания кириллицы. Есть же юр.фирмы, специализирующиеся на таких делах. Цены вполне доступные. Сама смотрела эту информацию в Интернете, по образованию я юрист. Нужна активная общественная организация типа "Азатлыка", выдвинут пострадавших физ.лиц от "кириллицы", деньги собрать на юристов и вперед.

zirek, 22.09.2015 в 21:20

О наших проблемах никто не будет ратовать!Поэтому всегда и везде поднимать вопросы сохранения языков коренныхнародов России,являющихся не только по своей вине нацменьшинствами.