6 января 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Яблочный Спас (ч.2)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Яблочный Спас (ч.2)

6 января 2018 года
Яблочный Спас (ч.2)

     - Тупик очевиден и по выступлению Путина: «Одно из крупнейших наших достижений - это то, что стала лучше работать судебная система, - говорит Владимир Владимирович. - В частности, мы соединили Арбитражный и Верховный суды». Это же какой шаг! Он, правда, не говорит, куда этот шаг.
     А что же нам делать с системой? Я принципиальный противник силовых методов, потому что точно знаю: в результате будет еще хуже. Тогда выбор не слишком большой. Надо через легальные процедуры добиваться существенного изменения, не декоративного. Побеждать на выборах в Думу и настойчиво выстраивать политическую альтернативу. Имея фракцию в Думе человек из 30, мы получим фундамент такой альтернативы.
     - Где вы возьмете эти человек 30?
     - Мы рассчитываем на 9 – 10% по спискам и пять-шесть одномандатников. За это будем бороться.
     - Почему бывший мэр Петрозаводска Галина Ширшина и глава партии Эмилия Слабунова идут по спискам, вы сдаете Петрозаводский одномандатный округ власти?
     - Слабунова, скорее всего, пойдет в Законодательное собрание Карелии, а Ширшина - в горсовет Петрозаводска. Одномандатный округ для них не на 100% проходной. Они будут заниматься думской кампанией в федеральном списке и региональной кампанией - городской и региональной.

     «Мы и есть демократический фланг»

     - На либеральном фланге есть ПАРНАС, Навальный с Партией прогресса, «Открытая Россия» Ходорковского и проект омбудсмена Бориса Титова Партия роста. Кого из них вы считаете союзниками?
     - Со всеми, с кем можно не сражаться, мы готовы не сражаться. Мы сразу сказали, что с ПАРНАСом разведем максимальное количество округов, и действуем в этом направлении. С Титовым у нас пересечение только в Петербурге из-за того, что там Оксана Дмитриева.
     - Если Алексей Навальный призовет к бойкоту выборов, «Яблоко» сильно потеряет в электорате?
     - Надеюсь, такой глупости не будет. Но если все же будет, то вспомним, что в Костроме список Демкоалиции с поддержкой Навального получил 2%. Даже Медведев перед выборами сказал: центр политической жизни переехал в Кострому. А на праймериз Демкоалиции весной нынешнего года зарегистрировалось 8 тыс. человек.
     - Вы планируете привлечь электорат Навального, Ходорковского, Касьянова?
     - Мы хотим привлечь всех. У меня такое впечатление, что Навальный, несмотря на то что он обратился к Владимиру Владимировичу (пустить Партию прогресса на выборы. - «Газета.Ru»), вряд ли примет участие в выборах. И Михаил Ходорковский тоже вряд ли примет участие.
     - Вы как «Единая Россия». Они тоже говорят, что об оппозиции говорить не станут, не хотят пиарить других. Но читателей это интересует, многие хотят объединенный демократический фланг.
     - «Яблоко» идет на выборы, мы и есть этот фланг.
     - В прошлый раз ваш фланг показал 3% на выборах в Госдуму.
     - Да, это 2,5 млн. избирателей. А вы, кстати, сколько привели избирателей на участки, чтобы ваш фланг получил больше процентов?
     - То есть мы должны приводить?
     - Конечно, это же для вас делается. Неужели вы думаете, что чего-нибудь дождетесь хорошего для себя, если так и будете просто сидеть и ждать? То, что делает «Яблоко», оно делает не для себя, а для вас. Поэтому, если вы не приведете избирателя, так и будете жить.
     В 2011 году мы готовы были представить альтернативу и пойти на президентские выборы. Все говорили ровно то же, что и вы, обаятельно улыбаясь: да зачем это? Нам политики не нужны. Мы вот белые шарики - и по бульварам (имеется в виду протесты против фальсификаций выборов в 2011 – 2012 годах. - «Газета.Ru»). И хоровод на Садовом кольце. И контролировать, победил ли Путин. У нас такая работа.
     - Благодаря тем людям с шариками хотя бы на региональных выборах на следующих циклах мы увидели, что ситуация в день голосования лучше. Не благодаря власти, а благодаря тем, кто вышел тогда на площадь. Они и вам услугу сделали.
     - Во-первых, люди вышли на площадь благодаря нашей работе, буквально. Инициаторами и катализаторами процесса были наблюдатели, которых не побоялось выставить «Яблоко».
     - Были «Голос», независимые наблюдатели, которые формально шли от других партий.
     - От каких? Там не было других партий. Никто, кроме «Яблока», массово наблюдателей не выставил. Сурков им запретил это делать.
     Но самая главная задача тогда была другая - по-серьезному предъявить альтернативу на президентских выборах, которые проходили через два месяца. Нужно было сделать максимум на думских выборах, чтобы потом пойти на президентские. Мы попытались. Часть сделали, часть не смогли. В результате получили 6 мая 2012 года (беспорядки на Болотной площади. - «Газета.Ru») и полный разгром всего за счет принятых впоследствии законов. И колоссальный сдвиг назад. Уже через сто дней после инаугурации стало ясно: будет полный разгром оппозиции и регресс по всем направлениям.
     Короче говоря, лозунг «голосуй за кого угодно, кроме»… и дилетантский отказ от участия в выборах президента в 2012 году, отказ от политики - все это привело демократическую общественность к гражданскому вымиранию.

     Лидерство в «Яблоке» и путь азиатских «тигров»

     - Вы сказали: вместо того чтобы ходить с белыми шариками, что, конечно, красиво и весело, нужно заниматься поиском и производством политиков. Ту же реплику мы можем вернуть вам. Вы лидером партии сколько являетесь? Вот и произведите новую линейку политиков для того самого избирателя, которого вы призываете прийти и привести других. Не только страшилками о будущем с Путиным привлекайте, а новыми лицами. А вы продолжаете быть единственным олицетворением партии.
     - Вовсе не единственным. Мы надеемся на этих выборах привести в Думу целую когорту людей, которым по 30 - 40 лет. Посмотрите на другие партии, много ли новых лиц? С ума можно сойти, сколько новых политиков вокруг! А в «Яблоке» есть.
     - Какой запас прочности вы даете сегодняшней власти?
     - Большой запас. Но если представить альтернативу, тогда изменится ситуация в целом.
     - Вы не верите, что власть способна начать реформы в политике, в экономике, во всех сферах?
     - Нет. Это совершенно невозможно. В 1996 году внутри ельцинского курса можно и нужно было создать альтернативу. В целом я считал, что страна движется исторически в правильном направлении, но экономическая политика должна быть другая.
     Тогда можно было говорить о реформах, о том, что можно проводить другую экономическую политику в части бюджета и приватизации. А сейчас проблемы иные. Прекращение войны с Украиной. Восстановление взаимодействия и дружеских отношений с Европой. Отмена санкций. Предотвращение опасности большой войны. Прекращение бесконечного вранья по телевизионным каналам. Это не реформы - это смена системы и президента.
     Новый президент не должен управлять судами, потому что не будет их бояться. Они к нему не придут. Нынешняя власть никогда не сделает независимую судебную систему, потому что она ее боится. А без судебной системы эффективной рыночной экономики не может быть. Как не может быть футбола без правил игры и без судьи.
     - Азиатские «тигры» поднимались отнюдь не на либерально-демократических реформах.
     - Что ж, поговорим про «тигров». В 1960 - 1970-е годы поднимались «тигры»: Индонезия, Малайзия, Сингапур, Южная Корея, Таиланд. В Южной Корее с 1971 года пять раз баллотировался в президенты и через 26 лет, в 1997 году, победил Ким Дэ Чжун. При нем судят двух предыдущих президентов за коррупцию, приговаривают их к смертной казни, и он их милует, в экономике ликвидирует чеболи (околовластные финансово-промышленные группы). И Южная Корея становится одной из ведущих экономик мира.
     Индонезия. Прилетаешь в Джакарту, садишься в такси и спрашиваешь: кому принадлежит это такси? И водитель говорит: президенту, его семье. Все так или иначе в стране принадлежит клану власти - президенту и его семье. В результате страна просто разваливается на куски. Во всех остальных «тиграх» произошло торможение, они сошли с арены. Этот пример свидетельствует: смена политической системы, отказ от коррупции и монополии на власть ведут к появлению эффективной экономики.
     Китай - это вообще другая история: руководство страны сдало в аренду мировому бизнесу территорию и население, и это привело к тем результатам, которые мы имеем сегодня. Все остальное - механизмы управления этими обстоятельствами. Китай выиграл из-за крайне низкой цены рабочей силы и неограниченной ее численности. Сейчас у них будут проблемы, цена рабочей силы выросла, урбанизация достигла насыщения, появляется «ловушка среднего класса». Мы, конечно, можем демонстрировать знание других моделей. Но они к России не имеют никакого отношения.
     Пока у нас закон не будет одинаковым для всех, не будет неприкосновенной частной собственности, - в России не будет эффективной экономики. К тому же сейчас Россия в изоляции, ее поставили под удар. Каждый теперь может нас пнуть, установить дополнительные санкции - это и есть тупик.
     - И вы убеждены, что мы не выйдем из него, пока Путин у власти?
     - Да, он не видит возможности менять систему, не верит, что существуют другие системы. Считает, что у всех точно так же, как у нас. Он говорил про британский референдум о выходе из ЕС: «Вот интересный (премьер Дэвид) Кэмерон. Он сам этого не хочет, зачем тогда объявляет референдум?». Путин не думает, что можно объявить референдум для того, чтобы не просто подтвердить свое мнение, а для того, чтобы узнать, чего хотят люди.
     - Вы всерьез считаете реальным радикальный сценарий?
     - Полтора года назад я написал большую статью, называется «Осознанный выбор?». Тогда Медведев сказал: да, у нас Крым и санкции, но это осознанный выбор. Я написал: «А вы понимаете, какой выбор сделали, что теперь будут делать с нашей страной? Ее снимут с доски. Нас ограничат в ресурсах настолько, чтобы мы стали третьеразрядной страной. Раз мы непредсказуемые и не соблюдаем правила, то воевать, конечно, не надо, а надо задвинуть куда-нибудь подальше. Как 180-миллионная Нигерия, о которой даже не знает никто. Это не вопрос, что они хорошие, а мы плохие. У нас 1% мирового ВВП, а у тех, кого мы себе противопоставляем, - больше 40%».

     Про встречу с Путиным и «демократа номер один»

     - Вы с Путиным виделись в последний раз в 2011 году. Что тогда вы обсуждали?
     - Обсуждал другие варианты развития. Я не сомневался, что он вернется. То, что вам рассказываю, то и ему предлагал. Он сказал, что этого не будет. Без всяких вариантов.
     - Зачем тогда он вас пригласил, замерял мнение демократов?
     - Нет, мы с ним ровесники, и он себя считает демократом.

     («Газета.Ru».)
     (Продолжение следует.)

На снимке:
Григорий Явлинский.


Комментарии (0)