6 апреля 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Я – русский
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Я – русский

3 августа 2013 года
Я – русский

     Я – русский националист. Ибо национализм – это любовь к своему народу. Поскольку ощущаю судьбу своего народа как свою, я стремлюсь быть просвещенным националистом: изучаю русскую историю и культуру, пытаюсь осмыслить русскую историческую миссию и русскую идею.
      Просвещенный националист знает, что шовинизм, то есть радикальный, агрессивный национализм, вражда и ненависть к другим народам – враждебен подлинному национализму не меньше, чем агрессивный интернационализм. В свою очередь, эффективно противостоять шовинизму можно только с позиций просвещенного национализма.
      Я – русский патриот. Ибо патриотизм – это любовь к своему отечеству, к своему государству. Просвещенный русский патриот знает, что тотальное всевластие государства – этатизм – подавляет жизнь человека и общества, в конечном счете ведет к саморазрушению государства. А шовинизм плюс этатизм – это фашизм. Поэтому этатизм враждебен патриотизму. Так же как враждебен разрушительный для государства космополитический либерал-большевизм, который в девяностые оскорблял наше достоинство: «патриотизм – это прибежище для негодяев».
      Просвещенный русский патриот знает, что русский народ строил русскую государственность как систему собственного выживания и самозащиты. Русский патриот гордится тем, что русские, отстраивая Россию, не уничтожили, не поработили и не крестили насильственно ни один народ. В отличие от колониальной политики «просвещенной» Европы, которая истребила и поработила аборигенов Северной и Южной Америки, Австралии и Африки. Беспримерный исторический факт: в России до 1917 года сохранились все присоединенные народы. Ибо русский государствообразующий народ отстраивал российскую государственность со всеми народами и для всех народов России. При этом русские несли на себе основное бремя государственного строительства. Элиты присоединенных народов органично вливались в русскую элиту. Можно ли было представить себе в американском конгрессе индейца, в английском парламенте – индуса, во французском правительстве – алжирца?.. В России же грузинский князь армянского происхождения Лорис-Меликов руководил правительством Александра II. А Петербург был интернациональным городом.
      Ныне русских в России 85% – больше, чем французов во Франции, которая считается национальным французским государством. Нас же заклинают: «Россия – многонациональное государство». В таком случае все государства многонациональные, ибо во всех живут разные народы, народности, племена. Россия – это русское многонациональное государство, в котором всем народам жилось не хуже, а многим лучше русских (крепостное право и воинская обязанность не распространялись на национальные окраины России).
      Русские – суперэтнос, многонациональный народ, включающий множество этносов – народов и народностей. Русский – тот, кто говорит, думает по-русски и считает себя русским. «Русский татарин», «русский башкир», «русский еврей», «русский малоросс», «русский великоросс»… – органичная форма национальной самоидентификации в предреволюционной России. За пределами России до сих пор всех нас так и величают: «русские», и мы, наконец, должны вернуть свое национальное именование. Когда мы говорим о себе, идентифицируем себя – выделяемся как народ из других, то должно говорить: «мы русские», а не славяне или «россияне», а тем более «русскоязычные».
      Среди тех, кто считает себя русским, этнически русских подавляющее большинство. Поэтому этнически русским незачем опасаться размывания. Стремление создать этнически русскую государственность – зловредная утопия, ибо: 1) не осуществима: по каким принципам вырезать этнически чистые территории на просторах России?; 2) братоубийственна: кто и на каких основаниях среди считающих себя этнически русскими будет выделять настоящих «чисто русских»?; 3) не несет ничего положительного для этнических русских; 4) неизбежно приведет к столкновению с русскими не по этносу, а также с остальными народами России, – это развал России, – на каких основаниях им жить в одном государстве с «чисто русскими»?
Вместе с тем отстаивание подлинных русских национальных интересов не умаляет других российских народов. От волеизъявления русского большинства страны зависит судьба шестой части суши и всех народов, на ней проживающих. В этом смысле действительно «Россия для русских». Как и всякое государство построено – не для иностранцев же. При том, что в России всегда другие коренные народы и даже те из них, кто не считал себя русским, имели и имеют не меньшие права, чем русские, а к иностранцам русские относились и относятся гостеприимней, чем к нам на Западе. И сейчас националистических эксцессов в России меньше, чем в Европе.
      Но по политике и по тону в СМИ все больше складывается впечатление, что Россия вроде бы и не для русских. С начала девяностых годов ХХ века государствообразующий народ в России подвергается расчленению, национальному унижению, а наш дом-государство – разрушениям. Ныне в России вопиет русский вопрос – это вопрос жизни или смерти России. Основная национальная проблема в России – это русский вопрос. Без русского национального возрождения в России не возродится российское государство, значит – не выживут ни российские элиты, ни народы России. Русский просвещенный патриотизм никогда не подавлял другие народы России, а всегда был залогом государственного единства всех, в России живущих.
      Русский патриот болезненно переживает развал своего государства и расчленение своего народа («величайшую геополитическую катастрофу» – по признанию президента Путина). Для оправдания Беловежского государственного переворота в декабре 1991 года был запущен миф о «единстве славянских народов». С тех пор нам внушают, что Российская Федерация, Украина и Белоруссия населены «славянскими народами». Авторы этого мифа сознавали мощные центростремительные силы раздираемых частей русского народа, поэтому прикрывали разрушение страны демагогией о «славянском единстве». С нелегкой руки «реформаторов» призрак «мы – славяне» и сегодня бродит по России. Утопия, порожденная политической конъюнктурой, может привиться в истории, что неизбежно отзовется новыми катастрофами.
      До 1917 года русские, украинцы и белорусы были народностями русского народа, говорящими на великорусском, малорусском и белорусском наречиях русского языка: «Русский язык – это совокупность тех говоров, поднаречий и наречий, на которых говорит русский народ, то есть известные племена и народности, объединенные общностью нравов, верований, преданий и самого языка» (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона). Когда Малороссию и Белую Россию захватывали другие государства, они неизменно возвращались в лоно единой России. Поэтому истории неизвестны ни великоросская, ни украинская, ни белорусская нации, ни «суверенные» великоросское, украинское и белорусское государства. Из чего следует историческая предопределенность русских жить в едином государстве.
      Очевидно, что и в советский период, при глобальных социальных и экономических потрясениях, не произошло ничего, что превращало бы великоросскую, малорусскую и белорусскую народности в отдельные самостоятельные народы. Хотя идеологизированный политический язык содержал такие понятия, как «белорусский народ», «украинский народ». Иначе говоря, до 1991 года в истории нет свидетельств распада русского народа. Земли Западной Руси завоевывались или отъединялись насильственно и при появлении исторических возможностей возвращались в лоно русской государственности.
      Народ – это органичное единство исторической судьбы. Как всякий организм, народ имеет душу, национальный менталитет и характер, который во многом определяет его исторические формы. Народ с отсеченными частями – искалечен. Сопротивляясь разрушениям, национальный организм может восстановить основные жизненные функции, не сопротивляясь – может окончательно деградировать. Расчлененный русский народ по всем законам духа и природы стремится восстановить свое органичное государственное единство. К этому призывают не только разорванная экономика, не только разъединенные семьи, не только лавина неразрешимых проблем, но прежде всего душа нации. Эта тонкая материя (выражающаяся в инстинкте национального единства, национальном самосознании и воле) невидимыми токами действует в нашей жизни. Одни политики пытаются подавить основной жизненный интерес народа, сжимая пружину национального сопротивления. Другие эксплуатируют духовную волну реинтеграции, выигрывая выборы и референдумы, раздавая «объединительные» посулы.
      Весной 1992 года я как народный депутат России летел в Брюссель на международную конференцию. В ВИП-зале аэропорта Шереметьево подошел молодой человек: «С вами хочет поговорить министр иностранных дел Беларуси». Молодой ухоженный министр радушно обратился ко мне: «Виктор Владимирович, мы знаем, что вы этнически чистый белорус, мы внимательно следим за вашей политической деятельностью, может быть, ваш опыт понадобится вашей Родине. Вы опытный аналитик, скажите, как будут развиваться отношения наших стран дальше?». На «этнически чистый» я ответил то, что думал: «Мы единый народ. Расчлененный русский народ рано или поздно восстановит свое единство. От нас, политиков, зависит только – раньше или позже, с большими или меньшими жертвами». Министр оторопело: «Ну, нас теперь только танками соединишь». На что я выдал свое заключение: «Вас, политиков, – может быть, и танками, а народ сам воссоединится».
      Противникам русского национального возрождения пора бы осознать закон природы – национальной:
      – немногочисленная ксенофобия в среде русских – это ответ на агрессивную русофобию как со стороны либерального правящего слоя, так и со стороны приезжих из национальных окраин;
      – чем мощнее национальное унижение и подавление народа, тем радикальней реакция национального сопротивления (см. пример Германии после Первой мировой войны). Если русский народ будет расчленен до уровня губерний, то восстановит государственное единство фашиствующий режим. Предотвратить эту гибельную для всех перспективу может только русское национальное возрождение, восстанавливающее традиционную российскую государственность. Российский же правящий класс до сего дня больше всего боится именно русского возрождения.
      Это продемонстрировано и событиями на Манежной площади. Очевидно, что это было не организованное, а стихийное событие, что не исключает действий примазавшихся к нему провокаторов. Очевидно, что это прорыв массового недовольства чудовищной уже несправедливостью – социальной и национальной. Да, были там и экстремисты, избивающие инородцев. Это недостойно русского националиста и патриота. Это чудовищно само по себе и должно жестко наказываться законом, – как избиение и убийства на национальной почве русских парней. Но тоже очевидно, что в европейских странах в такой ситуации молодежь ведет себя несравненно экстремальнее – с большими жертвами и разрушениями. На Манежной, кроме ободранной елки, не было разрушено ничего. Были вскинутые руки, но большинство – со сжатыми кулаками. Лозунги «Россия – для русских!», «Россия не Кавказ!» и «Русские, вперед!» – не фашистские, а протестные, протест против вызывающего наглого поведения выходцев с Кавказа на исконно русских территориях, против реальных убийств ими русских (что становится уже похожим на перманентный терроризм) и реального покровительства кавказским экстремистам продажными «полицейскими». (Псевдолиберальные СМИ в унисон завопили о «фашистском путче». Через несколько дней солидарная с Манежем молодежь держала большой лозунг: «Патриотизм – не фашизм». Мне больше верится молодежи, а не либерал-большевикам, которые меня и моих соратников в девяностые называли «коммуно-фашистами», «красно-коричневыми».) Очевидно – была бы справедливость закона, не были бы отпущены убийцы в ответ на «солидные» «прошения» со стороны кавказской диаспоры, – не было бы Манежа.
      В той ситуации власти заговорили о преступных организаторах, о радикальных националистах и левых экстремистах. Президент Медведев пригрозил: «Со всеми, кто гадил, разберемся… Бардака на улицах и в общественных местах быть не должно», обогащая околоцензурный лексикон тандема. Опять же закон природы – психологической: брутальность выражений свидетельствует не о силе, а о слабости и растерянности. О событиях на Манежной президент отозвался так: «Погромы (которых, по существу, не было – сравните с таковыми в Европе), нападения на людей должны быть квалифицированы как преступления, а лица, их совершившие, понести наказание». Про нападения на людей – верно. Но в первой реакции ни слова об убийствах русских парней, о коррумпированных силовиках, спровоцировавших массовые выступления, о том, что вопиюще демонстративное попрание выходцами с Кавказа нашего жизненного уклада и наших традиций становится уже чуть ли не нормой. Они что – не понимают: от такого люди и звереют?!
      Теперь все повторяется в Пугачеве! Правящие слои так и не делают выводов перед лицом грозных предзнаменований, ибо слепы и борются только за свои эгоистические интересы. Призваны сделать эти выводы мы – просвещенные русские патриоты и националисты.
      В девяностые режим впрямую разрушал государственность и унижал национальное русское достоинство. С двухтысячного года власти удалось остановить распад страны. Но цена этого огромна: неэффективная власть, погрязшая в невиданной коррупции, отсутствие насущных преобразований, увеличение социального расслоения и социальной несправедливости, подавление всякой политической активности общества, вал наркоторговли, насаждение государственными телеканалами бездуховности и аморализма… Главное – отсутствие у власти и элиты понимания того, чем они пытаются управлять: основ русской цивилизации и российской государственности. Соответственно – отсутствие всякого стратегического видения.
      Самосохраниться для русских означает с достоинством осознать себя государствообразующим народом, игнорируя русофобские выпады и не поддаваясь ксенофобской истерии. Открыто формулировать свои основные жизненные интересы и бороться за то, чтобы власть признала статус расчлененного русского народа; признала дальнейшие попытки развала преступлением против великого народа и великой культуры; признала объективную реальность – территории дореволюционной России или бывшего СССР, населенные русским большинством, неизменно тяготеют к восстановлению государственного единства, ибо государство есть форма самосохранения русского народа.
      Национальная государственная самозащита – не экстремизм, а наш исторический долг перед небом и землей, перед предками и потомками. Средства должны соответствовать достоинству и задачам возрождения великого народа. Каждая нация может и должна контролировать ту территорию, на которой она составляет большинство. Для того чтобы государственно воссоединились русские земли, не требуется ни войн, ни блокад, ни шовинистической истерии. Исторический пример – ФРГ, не признававшая ГДР, но и не штурмовавшая Берлинскую стену. Правительство Федеративной Республики Германии открыто добивалось воссоединения немецкого народа мирными средствами – и преуспело в этом. Когда в России на высшем государственном уровне будет сформулирована политика воссоединения русского народа, ее трудно будет упрекнуть в экстремизме.
      Территории с русским большинством – Российская Федерация, Белоруссия, Украина (за исключением западных областей, исторически, культурно, религиозно давно ориентированных на Запад), Южная Сибирь (ныне называемая Северным Казахстаном) – и до сего дня тяготеют к тем или иным формам воссоединения. Задача национальных лидеров – создать условия для исторического волеизъявления народа, разорванного на части. Политики должны учитывать современные сложные реалии, но в свете стратегической цели – национального воссоединения. Это откроет долгий, многотрудный, но реальный путь: поддержка десятков миллионов соотечественников, лишенных родины, переселение русских с территорий, окончательно ушедших из России, экономическое сближение, размывание таможенных и иных барьеров, соединение интересов безопасности и обороны, конфедеративные союзы, а когда-то и референдумы спорных территорий... Ко всему этому следует относиться не как к обременительной помощи чужим, а как к программе национального самоспасения. Важно не поддаться сладкоголосому пению политических сирен о том, что свершившееся исторически необратимо, что «народы – независимые», а «государства – суверенные». Если же отдадимся антинациональному гипнозу, то в недалеком будущем услышим от тех же аналитиков, что Московское, Сибирское, а может быть, и Тверское государства тоже «суверенные» и должны жить в дружбе, поскольку населены «славянскими народами»…
      Исторический опыт русского народа, строившего не моноэтническое, а многонациональное государство, диктует сегодня отвергнуть химеры типа «русской республики» (стремления вырезать на теле Российской Федерации зоны с чисто русским населением) или «принципа национально-пропорционального представительства». Никогда русский народ в своем государственном строительстве не руководствовался этническими «принципами». Это очередные привнесения извне – «национально-пропорциональное представительство» – пытались реализовать в Южно-Африканской Республике. Попытки внедрения новых шовинистических утопий приведут к кровавой междоусобице и гибели русского народа. Необходимо единить русские земли, бережно сохраняя национальную самобытность всех российских народов.
      Таким образом, только Российское государство способно сохранить в истории каждый народ России и все ее элиты, способно защитить традиционный российский жизненный уклад, культуру и цивилизацию. Только русский прорыв – национальное возрождение государствообразующего народа – является подлинным ресурсом восстановления российской государственности. Русский народ строил государство для всех народов России, он всегда отличался веротерпимостью и отсутствием агрессивного шовинизма. Поэтому жизненный интерес каждого народа России и всех ее элит – общероссийских и региональных – в русском национальном возрождении. Нынешнее разложение, необъятная коррупционная кормушка, безнаказанная масштабная наркоторговля привлекают в столицы низкопробные человеческие образцы с национальных окраин. Дело возрождения России способно объединить лучших русских и нерусских людей России.
      Мы должны осознать: остаются последние шансы возвращения национального духа к самому себе. Отделяя зерна от плевел, мы должны узреть главные задачи русского национального возрождения:
      – восстановление исторической памяти без провалов, без искажений, обогащенной трагическим народным опытом, без кривозеркалья последних десятилетий.
      – обретение полноты национального самосознания – духовного, соборного, державного, без псевдолиберальных иллюзий, «красных» рецидивов и «коричневых» примесей.
      – отказ от попыток коммунистической реставрации, ибо невиданною кровью доказана полная противоположность интернациональной коммунистической идеологии и русской идеи. Но и не оголтелый «антикоммунизм», направленный против обездоленных людей, для которых красные флаги не столько выражение коммунистической реакции, сколько символ социальной справедливости.
      – окончательное разоблачение антинационального характера либерал-большевистской утопии.
      – отказ от экстремизма, шовинизма, этатизма. Русское сопротивление невозможно под противными русскому духу знаками серпа и молота, свастики, языческими или руническими символами, оно возможно только под традиционным российским стягом, державным орлом, перед ликом Спасителя.
      – национальное примирение и взаимная терпимость всех, кто хочет сохранить российский государственный дом, ибо только его стены гарантируют нам возможность для органичного разномыслия и мирных поисков согласия.
      «Русские вперед» (а «Россия, вперед» без этого немыслима) – это не фаланга крутолобых боевиков, нацеленных на очередную бойню, а содружество вдохновенных созидателей, совестливых мыслителей, мужественных воинов, красивой и талантливой русской молодежи, – возрождающих традиционную Россию, а не воплощающих очередную утопию. Это не фашизм, не шовинизм, не нацизм, а просвещенный патриотизм, просвещенный национализм.
      Мы должны отказаться от всевозможных «измов», от зигзагов влево и вправо и выйти на живительный «царский путь» – к возрождению русской православной цивилизации.
      Великие русские люди так выражали русское самосознание: «Величие, могущество и богатство всего государства состоит в сохранении и размножении русского народа» (М.В. Ломоносов).
      «Мы – русские и потому победим» (А.В. Суворов).
      «Я готов поднять на своем знамени – Россия для русских и по-русски, и поднять это знамя как можно выше» (М.Д. Скобелев).
      «Хозяин земли русской есть один лишь русский. Так было и всегда будет» (Ф.М. Достоевский).
      «Россия – для русских» (император Александр III).
      «Национализм во мне столь естественный, что никогда никаким интернационалистам его из меня не вытравить» (Д.И. Менделеев).
      «Мы призваны творить свое и по-своему, русское и по-русски» (И.А. Ильин).
      «Народ, не имеющий национального самосознания, – есть навоз, на котором произрастают другие народы» (П.А. Столыпин).
      Нынешний правящий слой не подает признаков приведения в действие мощнейшего ресурса всех благих преобразований в России, до сего дня демонстрирует фобию (непонимание, боязнь и враждебное отношение) к русскому национальному возрождению.
      Антинационально настроенная элита не имеет в России исторических перспектив.
 

Виктор АКСЮЧИЦ.
(АПН.)


Комментарии (46)
Кунак, 03.08.2013 в 22:55

Горы лжи. Не крестили насильственно не какие народы, никаго не ущемляли. Восхваляют русских полководцев не как военных гениев, что никак не отнять,а как русских шовинистов. Суворов истребил 300 и даже более ногайцев, генерал Скобелев пролил море крови при штурме последнего оплота туркменского сопротивления крепости Геок-тепе. Насильственная христианизация прокатилась по всему Поволжью и Уралу. Беларусы и украинцы не самостоятельные народы со своими языками, а какя-то часть русского народа со своими говорами опять же русского языка. Оказывается он белорус оборотень в русские. Бывает и такое. У татар до черта.

Аналитик, 03.08.2013 в 23:58

Просвещенный русский патриот знает, что русский народ строил русскую государственность как систему собственного выживания и самозащиты. Русский патриот гордится тем, что русские, отстраивая Россию, не уничтожили, не поработили и не крестили насильственно ни один народ.
=============
Русскому патриоту надо изрядно поработать, чтобы преодолеть невежество по части русской истории. При "отстраивании России", т.е. при создании русской колониальной империи, было уничтожено немало народов, например, убыхи, меря, мурома, натухаи и ряд жругих народов, а уж политика насильственного крещения в России проводилась вплоть до 1917 года, вновь возобновившись в начале этого века!

Аналитик, 04.08.2013 в 00:05

Русский – тот, кто говорит, думает по-русски и считает себя русским. «Русский татарин», «русский башкир», «русский еврей», «русский малоросс», «русский великоросс»… – органичная форма национальной самоидентификации в предреволюционной России.
==========
А для того, чтобы эта национальная самоидентификация была еще более органичной, в предреволюционной России были установлены ограничения для тех, кто не желал становиться окончательно русским. Например, для "русских евреев" была установлена черта оседлости, запрещавшая им переселяться в ряд губерний, а для "русских татар" был установлен запрет приобретать недвижимость в Туркестане, чтобы лишить возможности конкурировать с русскими купцами. Русские школы получали средства от русского государства, а татарские школы вплоть до 1917 года не получили от него ни копейки!

Guest, 04.08.2013 в 03:31

Вся статья этого автора построена на наглой лжи и призывает к усилению и развитию и без того широко распространенного ярого русского шовинизма.
Это опасная и деструктивная статья для многонационального государства.

Роман, 04.08.2013 в 07:43

Как сказал философ "Все течет, все изменяется". И народы тоже меняются, они как дети растут, требуют большей самостоятельности, а некоторые даже отделяются. Все это нормально и надо к этому привыкнуть и смириться. Конечно, с этим трудно примириться, как трудно, например, примириться со смертью своих родителей. Но это неизбежно. Единственный выход делать это цивилизованно и гуманно. В конечном итоге, мы все живем на одной Земле и в ближайшее время не собираемся ее покидать и надо договариваться. Если кого-то не устраивают старые договоренности, предлагайте новые, если кого-то не устраивают старые названия, предлагайте новые, но не занимайтесь разрушением с упорством маньяков.

Guest, 04.08.2013 в 08:22

Интересный психологический момент. Роман признает право народов на самостоятельное развитие, на отделение, называя его закономерным. Но он же одновременно характеризует его как разрушение России. Это не разрушение России, потому что Россия с отделением Кавказа, республик Поволжья, Якутии останется и будет продолжать прекрасно существовать, даже в гораздо большей сплоченности и единстве. Та же Чечня требует ежегодно 400 млрд рублей дотаций,а эти деньги пойдут в русские регионы.

Guest, 04.08.2013 в 08:27

Татарстан уже 23 года назад принял Декларацию о государствнном суверенитете республики, провел референдум о международной правосубъктности, предложил ассоциированное членство в РФ(конфедерацию), однако в ответ на его территорию собирались ввести войска.

Guest, 04.08.2013 в 08:30

Тысячу раз был прав Ленин, когда писал, что обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части великорусского шовинизма. Интересно, в чем причина этого феномена?

Guest, 04.08.2013 в 10:50

Guest, 04.08.2013 в 08:30
"...обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части великорусского шовинизма".
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
Пардон-с, не понял. Вы Асючица имеете в виду?

Guest, 04.08.2013 в 12:22

Именно.

Guest, 04.08.2013 в 13:25

"Тысячу раз был прав Ленин, когда писал, что обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части великорусского шовинизма. Интересно, в чем причина этого феномена?"
=========================================
Причина, наверное, в слабости этих людей; в отсутствии у них нравственного, духовного стержня; в отсутствии самостоятельного, независимого мышления; в комплексе неполноценности, который внушался всем инородцам "старшим братом" на протяжении столетий (ложью, фальсификацией истории, лживыми фильмами, как, например, "Орда", в котором русский народ показан особым, верующим, постоянно молящимся, чистым и добрым, а татары темными, грязными и злыми, и т.д.).

Такие духовно слабые люди - это бесхребетные, несчастные создания, которые не знают: куда примкнуть, на чью сторону встать ради сиюминутных меркантильных интересов, и которые думают, что если они будут преданно служить "старшему брату", хозяину, то их за это погладят по головке и дадут какие-то льготы.
Но они не понимают, что "старший брат" все равно их не будет считать своими, и всегда будет презирать только за то, что они инородцы - "поганые" чухонцы, татары, хохлы, жиды, полячишки и т.д.
Читайте Ленина, Бердяева, Чаадаева, Льва Толстого и других умных людей, которые объяснили уже особенности менталитета русского этноса.

Только тот человек, который уважает свой народ, любит его, бывает справедливым и к другим народам.
А тот, кто будучи "инородцем", считает себя русским, он никогда и русским не станет (для русских он всегда будет чужим, человеком второго сорта), и свою нацию предает.

А предателей все презирают, над ними смеются, и с ними не считаются, т.к. им доверять нельзя.
Считаются с теми, кто сам себя и свой народ уважает, кто имеет чувство собственного достоинства.

Если они предали свой народ, то предадут и чужой народ, которому они служат в качестве обслуживающего персонала. Это аксиома.

Guest, 04.08.2013 в 15:04


Попытка преодолеть лживую историю России была предпринята в 1920-годы, когда историки стали подчеркивать колонизаторский характер завоевания Казани, и появились достаточно объективные "интернационалистские" труды академика М.Н. Покровского, профессоров М.Г. Худякова, Н.Н. Фирсова и других.

Так М.Г. Худяков прямо писал, оценивая нравственные итоги завоевания Казани:

"Чудовищное избиение жителей взятой Казани составляет одну из самых тяжелых страниц русской истории. Такою колоссальною гекатомбою человеческих жертв закончился "Крестовый поход" христолюбивого воинства против казанцев, первое выступление русского государства на путь территориальных завоеваний.
Кроме огромного количества человеческих жизней, насильственно унесенных в могилу, кроме бесчисленных слез, страданий и горя пережитых казанским народом, печальный день 2 октября знаменовал собою гибель материального благосостояния, накопленного целыми поколениями, и утрату культурно-бытовых ценностей.... Богатству народа был нанесен страшный удар, от которого он едва ли мог бы оправиться".

Так считал и известный казанский профессор Н.Н. Фирсов, отмечавший, что колонизация "инородческих земель" вносила в жизнь местного населения "нечто чуждое и безнадежно роковое", укореняя у него неприязнь ко всему русскому.

"Но уже в середине 1930-х годов наступает период возврата советской науки к теориям российской державности, и начинают распространяться идеи о русском завоевании, как "меньшем зле", которые в 1940-е годы сменяются великодержавными теориями о "прогрессивном" характере русских завоеваний и "добровольном" вхождении в состав России других народов. Кроме "доводов" о постоянном "тяготении" нерусских народов к "великому русскому народу" часто утверждалась мысль об огромном цивилизаторском значении присоединения Поволжья.

Иногда прямо указывалось, что "советские историки утвердили мысль о прогрессивной роли великорусов и их государственности в приобщении иноязычных народов к более передовым формам общественной жизни и культуры (коми, марийцев, удмуртов, чувашей, татар, мордвы и др.)".
Самое замечательное здесь - это упоминание татар, в качестве объекта русского "культуртрегерства". Народ, имевший в течение пятисот лет средневековую государственность, исповедывающий одну из Мировых Религий и развитую городскую культуру, оказывается, был "прио6щен" (причем неоднократно силой не кроткого христианского слова, а огнестрельного оружия) к "передовой великорусской государственности"! Только ограниченные рамки научной статьи не позволяют выказать всей меры сарказма в отношении степени "научности" подобных неоколониалистских опусов.

В период краха коммуно-советской системы и идеологии татарская наука отбросила все эти теории и вернулась к объективной, морально-этической оценке завоевания Казани, рассматривая борьбу за свободу и независимость, в качестве высшего нравственного императива. Татарские историки подчеркивали огромные, неисчислимые бедствия, которые принесло это завоевание татарскому народу. По сути дела, он был лишен городской цивилизации, развитых городских ремесел, его светская культура уничтожена, а религия систематически подвергалась унижениям и преследованиям, вообще народ был поставлен на грань этноцида, переживая тяжелейшую социально-психологическую депрессию.
И если он сумел сохраниться и нашел в себе силы для выживания и возрождения, то это не благодаря российским властям, а вопреки их постоянному давлению.

И если татары и их культура не исчезли в горниле Российской империи, то это объясняется лишь одним - яростным сопротивлением и непрерывной борьбой против насилия и угнетения за сохранение своих прав и культурно-религиозной самобытности.

Татарская историческая наука (не будем принимать в расчет работы несчастных историков 1930-80-х гг., которые были вынуждены писать под диктовку партийных органов) единодушна в том, что завоевание Казани - это начало горестной и трагической истории нашего народа, не во всем преодоленной и до сих пор.

Процесс отрешения от мифов затронул в конце 1980-х - начале 1990-х гг. и российских историков. Появились достаточно объективные работы по истории русского колониализма, которые подчеркивали негативный характер для России завоевания Казани. Появился целый ряд трудов (А.А. Зимин, В.Б. Кобрин, А.Л. Юрганов и другие), авторы которых обоснованно связывают становление российского деспотизма и державного централизаторства подавление свободомыслия и утверждение православного мессианизма, а в качестве ближайших последствий завоевания Поволжья и Сибири, повернувшего страну не к интенсивному, а к экстенсивному развитию, называют консервацию феодализма в форме крепостничества, экономическое и социально-политическое отставание России от развитых стран Европы. В этом, кстати, с ней солидарна и мировая наука в лице ведущих западных историков.

Но в современной Москве подобные подходы к теме опять все чаще подвергаются сомнению. Вновь намечается возврат к церковно-державным мифам XVI века, опять идут разговоры о "прогрессивности" для России и для самих татар этого завоевания или о "вынужденности" завоевания Казанского ханства (например, работы Н.С. Борисова, Ю.Г. Алексеева, А.Г. Бахтина). В некоторых соседних республиках проходили пышные празднования 450-летия "добровольного" вхождения в состав России. Подобные потуги далеки от науки и являются ее политизацией в худшем виде.

Основной тенденцией в современной российской историографии стало рассмотрение проблемы завоевания Казани через призму "объективизма", а главным тезисом, что Московское государство "принуждено" было враждебной политикой татарских ханств завоевать их, дабы обезопасить себя. В ход идут лживые рассуждения о нескрываемой враждебности татар и т.д. На деле все эти аргументы не выдерживают никакой критики и служат только "научным" оправданием завоевания Казани и неуклюжим прикрытием колонизаторской политики царизма.

Guest, 04.08.2013 в 18:52

Русский патриот гордится тем, что русские, отстраивая Россию, не уничтожили, не поработили и не крестили насильственно ни один народ. В отличие от колониальной политики «просвещенной» Европы, которая истребила и поработила аборигенов Северной и Южной Америки, Австралии и Африки. -------------------------------------------------
Такое может написать или явный лжец, или тупица не знающий очевидных исторических фактов.Самое основное то,что такие воззрения присущи тем кто сидит в Москве и реально формирует национальную политику,тем кто постоянно просвещает нас с экранов ТВ,тем кто готовит школьные программы и готовится выполнить заказ по написанию нового учебника истории для школы.Просто этот Аксючиц высказал все откровенно,а те будут продвигать эти идеи завуалированно,напуская болтовни о дружбе народов,единой России и пр. великорусской чуши.

Аналитик, 04.08.2013 в 23:19

Очень характерно, что русские нацисты считают грубым нарушением прав русского населения в сопредельных странах, где им отказывают в праве на образование на родном языке или не признают русский язык государственным, в то время как в России за нерусскими народами не признают ни того ни другого. Достаточно сказать, что татар в России В ПЯТЬ РАЗ больше, чем русских во всех трех странах Балтии ( Латвии, Литве и Эстонии), вместе взятых, но тем не менее татарский язык не признан государственным языком РФ, а татарские школы в России за пределами Татарстана почти везде уничтожены. Но это русские нацисты не считают нарушением прав татар, видимо, полагая, что нерусские народы не заслуживают тех же прав, какие положены русским.

Guest, 05.08.2013 в 16:56

Все нерусские люди, которые называют себя русскими, вызывают только чувство жалости и неуважения!
Эти люди безликие, серые и несчастные,и как бы они не старались казаться русскими, это им не поможет, люди таких не уважают (и русские. и нерусские).
Надо всегда оставаться самим собой, это самый оптимальный и достойный вариант для любого адекватного человека, имеющего честь, достоинство, нравственность, и историческую память о предках.

Guest, 05.08.2013 в 19:58

Аксючицу нужно вспомнить о своем родном белорусском народе.

Шрек, 05.08.2013 в 20:26

Виктор АКСЮЧИЦ:"Я – русский патриот. Ибо патриотизм – это любовь к своему отечеству, к своему государству."
======================================
Статья выдержана в стиле а-ля Проханов:много лирики и мало конкретики.
Лишний раз убеждаешься в правильности утверждения,что: «патриотизм – это последнее прибежище негодяев».
Автор по-видимому хитрит, а может и не понимает,что надо любить(уважать)человека,а не государство.До мозгов зомбированных русских никак не дойдёт,что любое государство,а империя тем более-это источник потенциального зла для граждан.Поэтому государство надо не любить,а его надо остерегаться ,контролировать,держать как говорится в "ежовых рукавицах".

Guest, 06.08.2013 в 09:59

"но тем не менее татарский язык не признан государственным языком РФ, " Аналитик вы хотите чтобы татарский признали вторым государственным?

Guest, 06.08.2013 в 14:10

"...До мозгов зомбированных русских никак не дойдёт,что любое государство,а империя тем более-это источник потенциального зла для граждан.Поэтому государство надо не любить,а его надо остерегаться ,контролировать,держать как говорится в "ежовых рукавицах".
+++++++++++++
Вы правы!
Все великие люди говорили об этом, в том числе и гениальный Лев Толстой!

Guest, 06.08.2013 в 15:12

Guest, 04.08.2013 в 08:27

Татарстан уже 23 года назад принял Декларацию о государствнном суверенитете республики, провел референдум о международной правосубъктности, предложил ассоциированное членство в РФ(конфедерацию), однако в ответ на его территорию собирались ввести войска


А трусливые татары-колхозники испугались и продали свой суверенитет!!! Татарам надо научиться драться за свою землю ,а то так и будем сидеть без суверенитета.

Guest, 06.08.2013 в 15:14


О предсказании появления тирана и мучителя народов – Ивана Грозного и его деяниях.

Константинопольский патриарх Парфений мудро предсказал появление тирана и мучителя многих народов – Ивана Грозного.

Парфений писал будущему отцу Ивана Грозного - Василию Третьему так:

«Ты захочешь вступить в другой брак. Брак этот будет незаконен. И у тебя может родиться будущий мучитель твоей страны».

Иван Грозный Бешенный и Кровавый был особенно жесток и беспощаден к татарам, т.к. у них было богатое, процветающее государство; богатый, культурный, но гордый и непокорный народ, который не хотел терять свою родную религию Ислам, и свое развитое и процветающее государство.

Но Иван Грозный был также жесток и к своему народу, и своим подчиненным, хотя и не в такой степени жестокости, как к татарам.

Среднеазиатский завоеватель Тамерлан (Тимур), известный своей жестокостью, и то был намного более человечным, чем Иван Грозный Кровавый.
Иван Грозный был зверски жесток даже с пленными.

Лев Гумилев о Тамерлане (Тимуре), например, писал так:

«Тимур был настолько поражен мужеством, стойкостью и верностью
татарского вождя, что, захватив в плен его семью, приказал отправить ее
вслед герою под конвоем, дабы никто не обидел женщин и детей
Меж тем, во время отступления Тимура из Поволжья, некоторые офицеры
татарского происхождения (мурза Едигей и царевич из Белой Орды Корейчак)
просили у Тимура разрешения остаться в степях и были отпущены. Тимур
возложил на них задачу упорядочить татарскую Орду. Но военачальники уехали
и не вернулись к мусульманскому владыке, нарушив присягу. Очевидно, фактор
этнической принадлежности был сильнее. Мурза и царевич-татарин не стали
помогать завоевателю, а предпочли соединиться со своим народом. Так в
разбитой Тимуром Золотой Орде утвердились новые властители».

А к своим соотечественникам Иван Грозный относился так.

Грозные казни Грозного

Один из его любимых видов казни — зашить осуждённого в медвежью шкуру (называлось это «обшить медведно») и затем затравить собаками. Так был казнён новгородский епископ Леонид. Иногда на людей наоборот натравливали медведей. Так, дворянина по фамилии Овцын он повесил на одной перекладине с овцой.

А в 1570 г. Иван Грозный решил наказать 200 человек из DC. Один смекалистый боярин забрился в монахи, дескать, «я в домике!». Но Грозный рассудил, что новоявленному схимнику полагается лететь на небеса как ангелу. Он был посажен на бочку с порохом, дабы лететь прямиком на небо к Богу!


Врача Елисея Бомбелия казнили так: выворотили из суставов руки, вывихнули ноги, изрезали спину проволочными плетьми, затем привязали к деревянному столбу и разводили под ним огонь, наконец, полуживого отвезли на санях в тюрьму, где он и скончался от ран.

Главу посольского приказа (МИДа, то бишь) Ивана Михайловича Висковатого привязали к столбу, а затем приближенные царя подходили к осужденному, и каждый вырезал у него из тела по куску мяса.

Один из опричников, Иван Реутов, «неудачно» отрезал кусок, в результате чего Висковатый преждевременно умер. Тогда Грозный обвинил Реутова в том, что он сделал это нарочно, чтобы сократить мучения Висковатого, и велел казнить его. Но от казни Реутов уберегся, успев заболеть чумой и умереть.

Из других видов экзотических казней, применявшихся Грозным, следует назвать попеременное обливание осуждённого крутым кипятком и холодной водой.
При такой термообработке с пациента слезала кожа. Так был обработан казначей Никита Фуников-Курцев

Ещё один любимый вид наказания для царя-батюшки Ивана Грозного — это кипячение в жидкости. Использовался он, главным образом, по отношению к государственным изменникам. Приговорённого сажали в котёл, вдевали его руки в специально вмонтированные кольца, заполняли котел маслом, вином или водой и ставили его на огонь, постепенно подогревая жидкость до кипения.
По версии братьев Стругацких, кипячению в масле подвергся Иоанн Богослов (см. «Отягощённые злом»).

В конце июля 1570, когда на Красной площади в Москве состоялись массовые казни, царь приказал у многих «вырезать из живой кожи ремни, а с других совсем снять кожу и каждому своему придворному определил он, когда тот должен умереть, и для каждого назначил различный род смерти: у одних он приказал отрубить правую и левую руку и ногу, а потом только голову, другим же разрубить живот, а потом отрубить руки, ноги, голову».

Грозный любил «комбинированные» виды казни и использовал свою могучую фантазию на всю катушку.

В Новгороде царь приказывал поджигать людей специальным горючим составом («пожаром»); затем, опалённых, их привязывали к саням и пускали лошадей вскачь. Тела волочились по мёрзлой земле, оставляя кровавые полосы. Затем их сбрасывали в реку Волхов с моста. Вместе с этими несчастными к реке везли их жён и детей. Женщинам связывали назад руки с ногами, привязывали к ним детей и тоже бросали в студёную реку. А там, в лодках, плавали опричники, которые добивали всплывающих баграми и топорами.


Попутно со штурмом Казани Грозным была совершена акция по упреждающему устрашению, которая выразилась в связывании 70 тыс. погибших защитников Казани по 4 и сбрасывании их в Волгу. Попутно туда побросали и аналогичное количество штурмовавших город.

При опричнине не проходило и часа, чтобы кто-нибудь из неугодных царю людей не принимал ислам. А ему неугодны были все VIP-персоны. Например:
Боярин Репнин. Отказался танцевать в маске перед царем. Через 5 дней убит прямо в храме.

Боярин Фёдоров. Был посажен царем на престол и собственноручно им убит. Та же участь постигла и четыреста слуг и приближённых Фёдорова.

Князь Старицкий был двоюродным братом царя, и ему милостиво разрешили принять яд.

Митрополит Филипп. Это невиданное для РПЦ дело — он единственный митрополит, который не угождал Грозному, и даже не соглашался. Царь не сразу решился помочь Филиппу покинуть этот мир. Когда же это случилось, митрополита сначала разжаловали в рядовые монахи, а позже задушили во время молитвы.

Позже Филипп по причине своей мученической смерти был канонизирован, что лишило последующие споры на тему канонизации царя всякого смысла (ибо как святой, пусть даже не лично, может убить другого святого?). Следы того, как Филипп троллил царя, навсегда увековечились в обществе под словами «Филькина грамота» — так обозвал Иван Грозный его творчество.

Обычный ландшафт во времена опричнины:

Дьяк Висковатый. Бывший член ИР. Публично выпилен по кускам.

Казначей Фуников. Публично сварен в котле.

Сын Иван. Убит лично любящим папашей на фоне ковра.

Личный шут Вассиан. Публично сожжён после недальновидной попытки раскрыть глаза на поведение супруги царя. Хотя во всех правящих домах — и не только Европы — считалось признаком дурного тона как-либо притеснять шута, а тем более его казнить. Согласно неписаному закону, шуту дозволялось высмеивать всех и вся, включая Самого, выступая в роли запасной совести монарха.

Боярин Козаринов-Голохватов, принявший схиму, посажен на бочку с порохом, дабы лететь прямиком на небо к Богу!

Этих людей заменяли личности, не столь избалованные талантами. Они активно угождали царю, а власть свою использовали в личных целях. И они разделили судьбу тех, кого казнили (отец и сын Басмановы, Вяземский).

Опричное войско представляло собой, по сути, толпу гопников, и могло только жечь и грабить караваны, свои же города и деревни, заподозренные царём-параноиком в измене (Новгород, Псков, Тверь), а не воевать. Единственное достижение опричнины — изобретение Advice dog: эмблемой этих зверей была собачья голова и метла, а деятельность сводилось к девизу «Воруй-убивай!».

Ливонская война была проиграна, сельское хозяйство разорено, куча умнейших людей бежала за границу или приняла Ислам.

Иван Грозный был маньяком, садистом, развратником, алкоголиком и параноиком.


Guest, 06.08.2013 в 15:23


Автор: Грекулов Е. «ПРАВОСЛАВНАЯ ИНКВИЗИЦИЯ В РОССИИ»:
Глава V. Насильственное насаждение православия среди народностей России

Инквизиция

Самодержавие — этот, по словам В. И. Ленина, «самый реакционный и варварский строй»1, проводило среди народов окраин России политику национально - политического, социального и культурного угнетения. Верной помощницей самодержавия в его реакционной политике на окраинах была православная церковь. Угнетение нерусских народов, их русификация, а также колониальные захваты сопровождались насильственным обращением населения в православие. Это было одним из средств колониальной политики самодержавия.

Еще в XIII-XIV ее. новгородские выходцы, утверждая свою власть в Вятском крае, насаждали христианство мечом и огнем, не останавливаясь перед уничтожением местных народов, не желавших креститься. Делалось это при помощи духовенства, следовавшего за завоевателями в новые места. Грамота 1452 г. митрополита Ионы вятскому духовенству красноречиво рассказывает, как внедрялось христианство среди нерусских народов Вятского края. Священники, по признанию митрополита, перемучили много людей, переморили, в воду пометали, сжигали в избах мужчин, старцев и малых детей, выжигали глаза, младенцев сажали на кол и умерщвляли. Расправляясь с такой жестокостью с нерусскими народами, не желавшими креститься, инквизиторы угрожали им еще «великой опалой» от государя и «конечным извержением без милости» от церкви. Митрополит не осуждал духовенство за зверскую расправу с нерусскими народами. Он предостерегал только, что кровавый террор по отношению к народам, не желавшим принять православие, может вызвать ненависть их к духовенству и нанести ущерб церкви2.

В Казанском крае христианизация началась со второй половины XVI в., вскоре после завоевания Казани здесь были основаны монастыри. Над татарами, противившимися крещению, совершалось дикое насилие: их сажали в тюрьмы, у них отбирали земли, их выселяли из деревень, заставляли жениться на русских женщинах, держали в цепях. При этом церковники не скрывали, что их цель — «народ от татарской веры отучить и остращать».

Насильственное крещение проводилось при колонизации Поволжья и Сибири в XVII в. Правительство вместе с духовными властями стремилось привлечь на свою сторону феодальную верхушку, обещая ей в случае крещения разные льготы. У мурз, не желавших креститься, отбирались поместья с православными крестьянами, они лишались права распоряжаться ими. Крестьянам при переходе в православие предоставлялись некоторые льготы на шесть лет. Упорствующих превращали в крепостных. ….
Крестьяне пытались жаловаться на притеснения со стороны помещиков и духовенства, но за «челобитья» их заключали в тюрьмы, били кнутом, убивали.
В свою очередь и крестьяне, борясь с насильственной христианизацией, разрушали монастыри и церкви, избивали наиболее ненавистных им священников, некоторых даже убивали, поднимали массовые восстания.
В Сибири среди остяков и вогулов огнем и мечом действовал сибирский митрополит Филофей Лещинский. Этот инквизитор разрушал нехристианские кладбища, рубил и сжигал капища, возводя вместо них часовни, силой обращал сибирские народы в православие, угрожая в случае отказа смертью. Вогулы и остяки отвергали попытки церковников задобрить их льготами по уплате ясака и подарками. «Лестью хотите отвратить нас от древней нашей веры, разорить и уничтожить нас, — говорили они. — Головы свои положим, но этого не допустим»3. Несмотря на сопротивление местных народов, Филофей обратил в православие свыше 40 тысяч человек. В качестве одной из приманок для крещения применялось освобождение новокрещен от наказания за совершенные ранее проступки. Например, в 1723 г. за нежелание принять участие в переписи марийцы были приговорены к нещадному наказанию. Чтобы избежать наказания, 545 крестьян - марийцев согласились креститься4. Однако крестьяне — новокрещены не хотели посещать церкви, выполнять церковные обряды.

В ответ на жесточайшие наказания крестьяне сжигали церкви и дома священников, поднимали восстания.
Таковыми были, например, восстание башкир 1704-1708 гг., слившееся с булавинским восстанием 1707-1708 гг., восстание березовских вогулов и остяков 1707 г. и др. Восстания потерпели поражения, и многие башкиры и другие народы нерусской национальности, захваченные в плен, были приговорены к смерти. Спасая свою жизнь, некоторые башкиры и другие народы соглашались перейти в православие. За обратный же переход в мусульманство их сжигали на кострах как вероотступников.

В 1735г. в районе Екатеринбурга на Урале вспыхнуло восстание башкир, вызванное социальным гнетом и насильственным крещением. После разгрома восстания многие участники были казнены, многие сосланы в каторжные работы, башкирские деревни были разорены до основания. Расправляясь так жестоко с восставшими, правительство и церковь обещали пощадить жизнь тем из них, кто примет православие. Многие восставшие шли на это, хотя продолжали относиться враждебно к православию и его служителям.

Среди крестившихся поневоле был и башкир Тойгильда Жуляков, вскоре перешедший вновь в мусульманство. Тойгильду обвинили в том, что он, приняв мусульманство, «богу, закону его... учинил великое противление и ругательство». Его привезли в Екатеринбург, и здесь, на площади, по распоряжению главного командира уральских, сибирских и казанских заводов В.Н. Татищева, на страх другим в присутствии всех новокрещен сожгли.
Детей Тойгильды наказали розгами и раздали в русские семьи5. В июне 1740 г. за переход в мусульманство сожгли известного рудознатца казака Исаева. Перед смертью он заявил, что знает, где находится серебряная руда. Это ему не помогло: в назидание другим Исаев был сожжен 6.

В башкирских восстаниях 1745 и 1755 гг. против феодально-крепостнического гнета, осложненного еще национальными притеснениями, также наблюдался протест против насильственной христианизации. В воззваниях предводителя восстания 1755 г. Батырши указывалось на невыносимое положение мусульман, на тяжелые условия работы на заводах. Батырша призывал насильственно крещенных башкир выступать заодно с «истинными мусульманами»7.

Для расширения миссионерской деятельности православной церкви в 1738 г. при свияжском Богородицком монастыре была организована Новокрещенская контора. Она ставила своей целью «умножение христианского закона» среди мусульманского населения Поволжья «для вятщего утверждения в вере». Это была настоящая инквизиторская организация. Наделенная большими полномочиями, контора насаждала православие среди народов нерусской национальности не стесняясь в средствах. Новокрещенская контора действовала до 1764 г., т.е. 26 лет, и за эти годы вызвала всеобщую ненависть и возмущение.

Посылаемые в татарские и башкирские деревни священники-миссионеры, эти, по словам В. И. Ленина, «жандармы во Христе» под видом «спасения неверных душ» проводили политику угнетения нерусских народов. Они заставляли их креститься, подвергали смертельным побоям, разоряли их хозяйства, а доносчиков награждали. Руководивший Новокрещенской конторой архимандрит Сильвестр старался оправдать кровавый террор, проводившийся его инквизиторами. Но возмущение деятельностью Сильвестра было так велико, что Синод был вынужден назначить вместо него другого.

Не лучше был и новый инквизитор Лука Конашевич. Он разрушал татарские мечети, на их месте строил церкви, подвергал татар-мусульман жестоким наказаниям, заточал в тюрьмы, разорял их дома и деревни. Синод поддерживал своего ставленника, проклиная мусульман и мусульманское учение, называя Магомета «самым студным лживым пророком» (указ от 24 декабря 1750 г.). Деятельность Луки Конашевича вызвала глубокое возмущение.

Татары писали в своих жалобах, что если их будут и дальше принуждать креститься, они оставят свои дома и деревни и уйдут в леса. Луку Конашевича перевели в Белгород епископом, но память об этом жестоком инквизиторе осталась надолго.
В народном предании рассказывается, что Лука Конашевич стремился всех татар превратить в русских и что по жалобе татар министры осерчали на него и сослали в Сибирь 8.

Не меньшее возмущение вызвала деятельность другого представителя Синода, стоявшего во главе Новокрещенской конторы, епископа Дмитрия Сеченова.

Татары и башкиры жаловались, что Сеченов силой принуждал их креститься, погружая в купель связанными, держал многих в тюрьме под караулом в кандалах и колодках и подвергал мучительным побоям.

Действуя на основании указа Синода от 14 февраля 1743 г., Сеченов сжигал мусульманские кладбища и молельни, разорял крестьянские дома, рубил в них окна и двери, выламывал печи.
В результате крестьяне пришли «в конечное разорение».

С такими же жалобами обращались чуваши Ядринского и Курмышского уездов на инквизитора игумена Неофита, на курмышского протопопа Куприяна и др.9, но эти жалобы успеха не имели: Синод своих инквизиторов не давал в обиду. Действуя огнем и мечом, Сеченов за один год сумел обратить в православие свыше 17 тысяч татар. Его перевели в Нижний Новгород, и здесь за четыре года он заставил принять православие более 30 тысяч человек.

За свою «деятельность» и за поддержку Екатерины II во время дворцового переворота этот инквизитор был щедро награжден: он получил в личное владение тысячу душ крепостных, богатые денежные подарки и стал первоприсутствующим членом Синода10.

Центром насильственной христианизации татар был также казанский архиерейский дом, которому в середине XVIII в. принадлежало до четырехсот населенных пунктов.
Пропаганда ислама и тем более обращение в мусульманство запрещались под страхом смерти.

Нельзя было строить новые мечети, старые же разрушались. Только при епископе Луке Конашевиче за 1738-1758 гг. из 536 мечетей Казанской губернии было разрушено 418.

В Сибири из 133 мечетей осталось 35 (11).
Детей татар и башкир, обратившихся в ислам, отбирали у родителей и раздавали новокрещенам.

На татар и чувашей миссионеры напускали воинские отряды — «обжорные команды», которые разоряли их постоями, чинили всяческие обиды.

Крестившимся крестьянам нерусской национальности предоставлялись некоторые льготы: они освобождались от холопства, от уплаты податей (на три года), ими не могли более распоряжаться неправославные помещики.

Зато подати некрещеных крестьян возрастали, что делало их положение еще более тяжелым. Крестьян - новокрещен поселяли в одном месте, некрещеных же татар выселяли, разоряя их хозяйство.

На землях некрещеных татар организовывались новые монастыри — Спасо- Юнгинский, Седмиозерский, Раифский и др.

Протесты крестьян-мусульман против деятельности духовенства принимали различные формы: это были жалобы на священников в Синод и к правительству, восстания, в которых протест против насильственной христианизации сочетался часто с протестом против феодально-крепостнического гнета.

Кроме того, крестьяне-мусульмане непосредственно расправлялись с ненавистными им священниками, избивали и убивали их. Бывали случаи, когда крестьяне обращались за помощью к мусульманам, жившим за рубежом.

В 1751 г. татары подали жалобу на «несносные обиды», чинимые им митрополитом Сильвестром. Они писали, что Сильвестр крестил их насильно, держал их в оковах на монастырском дворе, вместе с женами и детьми, морил голодом, пока они не согласятся креститься.

В Царевококшайском уезде крестьяне деревни Кошки обложили соломой избу, где находился с командой поп Георгий Давыдов, и подожгли ее. Миссионера спас подоспевший воинский отряд. В Вятской провинции крестьяне избили иеромонаха Вениамина Григоровича; его с трудом освободила из рук крестьян конвойная команда.

Восставшая мордва убила миссионера Алексея Мокеева и пыталась убить также Дмитрия Сеченова. С дубьем и цепами напали чуваши на протопопа Георгия Давыдова12.

Царские чиновники, борясь с массовым бегством и возмущениями крестьян нерусской национальности, в некоторых случаях пытались обуздать духовные власти, руководившие христианизацией. Так, в 1751 г. оренбургский губернатор просил Сенат запретить священникам крестить башкир силой, а также отсылать их в тобольскую консисторию. Он писал, что деятельность миссионеров разоряет башкир и наносит большой вред интересам помещиков и государства. С такими же требованиями обращались и уральские заводчики, так как бегство работных людей и насильственные меры духовенства неблагоприятно отражались на заводских работах. Правительство было вынуждено прислушаться к этим жалобам. В Казанскую губернию послали с особыми полномочиями подполковника Свечина и поручили ему проверить на месте причины разорения татар.

В своем «Экстракте» о разорении крестьян, «восприявших закон греческий не по желанию, а по принуждению», Свечин писал, что священники-миссионеры ездили будто бы учить новокрещен закону божьему, на самом же деле собирали с новокрещен деньги, требовали продукты и пушнину, делали «прицепки» за незнание молитв, под угрозой ареста вымогали деньги.

Чтобы заставить татар креститься, миссионеры рубили в крестьянских домах окна и двери, ломали печи, «без всякого милосердия» избивали плетьми, заковывали в кандалы, отправляли в тюрьму на тяжелые монастырские работы13.

Доклад Свечина дал яркую картину ужасающего произвола и притеснений крестьян в связи с насильственной христианизацией. Грубо русификаторская политика и христианизация населения создавала почву для народных волнений. Опасаясь повторения крестьянских восстаний, правительство было вынуждено в апреле 1764 г. закрыть Новокрещенскую контору и перейти к более тонким методам христианизации и обрусения населения.

С башкир и татар сложили недоимки, родителям вернули отобранных у них детей, попам-миссионерам предложили применять более мягкие меры для побуждения населения к крещению. Закрытие Новокрещенской конторы не приостановило, однако, насильственного обращения крестьян нерусской национальности в христианство и беззастенчивый грабеж со стороны миссионеров. В 1765 г. Синод был вынужден отметить, что миссионеры-священники ездили по новокрещенским жительствам с женами и детьми, собирали с крестьян деньги, скот, овчины, холсты и всякую живность.

Новокрещены, не имея никакой защиты, отдавали миссионерам все, что те требовали, и совершенно разорялись 14. За время существования Новокрещенской конторы было обращено в христианство 409864 человека — цифра по тому времени огромная 15.

Такими же кровавыми действиями отметили свой миссионерский путь и другие «просветители»: Стефан Пермский, Трифон Вятский, Гурий Казанский, Софроний Иркутский и др.

Несмотря на их жестокость, церковь причислила этих инквизиторов к лику святых и заставила чтить как «угодников божьих». Духовенством распространялись легенды, будто кровавый террор миссионеров осуществлялся по божьей воле.

Татары, башкиры, чуваши и другие нерусские народы ненавидели православное духовенство за насильственную христианизацию, за поборы, за помощь, которую оно оказывало правительству в деле национального угнетения.

Эта ненависть с особой силой проявилась во время крестьянской войны 1773-1775 гг. под предводительством Емельяна Пугачева. Крестьяне уничтожали церкви, убивали особо ненавистных им священников. Они оставляли навязанное им силой православие и возвращались к вере отцов. По официальным далеко не полным данным, во время восстания Пугачева было убито 237 церковников и членов их семей и сожжено свыше 60 церквей16.

Удмурты, чуваши, башкиры, татары просили Пугачева избавить их от гнета священников. Пугачевский атаман Герасим Иванов по просьбе крестьян сжег дом сунгулеевского священника на Урале; в селе Нохмачи священника повесили, а его дом сожгли. После взятия восставшими Ижевского завода в селе Сретенском удмурты повесили весь притч, а церковь разграбили. Мордовцы села Кангуш Краснослободского уезда Тамбовской губернии избили священника Алексея Васильева, говоря при этом: «Не мешай нам, поп, молиться по-нашему»17. Удмурты также отказывались выполнять церковные обряды, платить поборы за требы и расправлялись со священниками. В виде протеста против христианизации удмурты возвращались к прежней «идолопоклонной» вере. В феврале 1774 г. новокрещенные удмурты, собравшись в селе Сретенском, решили послать к Пугачеву депутацию и просить его закрыть Ижевский завод, а им разрешить быть по-прежнему в идолопоклонной вере18.

Гнев народных масс обращался также против монастырских властей и монастырей, основанных на территории Мордовии для закрепощения мордовского народа и усиления феодально-крепостнического гнета. Особенную ненависть мордвы вызвали власти Пудожского монастыря, захватившего крестьянские земли. Этому монастырю принадлежало более двух тысяч крепостных крестьян.

Принудительное крещение нерусских народов продолжалось и в XIX в. Оно использовалось как средство колониального угнетения и русификации. Духовенство продолжало обирать народ. По словам Магницкого, бывшего в то время попечителем казанского учебного округа, православное духовенство стремилось попасть в чувашские селения с не меньшим энтузиазмом, чем европейцы в Бразилию: здесь можно было обогащаться за счет нерусских народов.

Центром русификаторской деятельности духовенства среди народов Поволжья было «Братство святого Гурия», основанное в 1867 г. Это братство получило свое название по имени епископа Гурия, жестокого инквизитора, действовавшего среди татар в интересах русификаторской политики самодержавия. Братство святого Гурия старалось уничтожить национальное единство татар и воспитать их в духе православия и покорности самодержавию. Открывая свои школы, братство делало их опорными пунктами для борьбы против мусульманства и других религий нерусских народов, для борьбы с национальной культурой.

На Кавказе русификаторскую политику самодержавия проводило основанное Синодом в 1860 г. «Общество распространения христианства». Общество располагало целой армией миссионеров, этих, по словам В.И. Ленина, «новейших инквизиторов», «душителей религиозной свободы». Общество насаждало всюду свои школы, строило церкви, внедряло православие не только проповедью, но и силой оружия, прибегая к содействию местной администрации. Оно добивалось обрусения нерусских народов, слияния их с русскими. Национальная культура и национальный язык изгонялись. Служители культа презрительно называли национальный язык «вымирающим наречием».

Очагами колонизации и христианизации на Кавказе были также Пицундский, Новоафонский, Драндский монастыри, основанные с этой целью в 70-80-х годах XIX в.
Церковники с презрением относились и к марийцам, называя их «темным черемисским царством». Они говорили, что задача церкви — «просветить этот полуязыческий мир светом христианской религии, слить его... в одно целое с Россией»19. С этой целью духовенство душило ростки национальной культуры, изгоняло из школы национальный язык, подачками и силой обращало народ в православие.

В Карелии священники говорили, будто карелы находятся на пути к вырождению и неспособны к самостоятельному государственному и культурному развитию, поэтому национальную культуру должны заменить православие и русская культура….

Епископ Вениамин, занимавшийся обрусением народов Севера, говорил: «Православие должно вести борьбу не просто с чужой верой, но и с чужой национальностью... чтобы сделать их (т. е. северные народы — Е. Г.) не только по вере, но и по национальности русскими»20. С этой целью миссионеры силой отбирали детей у родителей и отвозили их в церковные школы, где пытались привить им то, что они называли русской культурой. Но дети, как отмечал миссионер Никандр, «тосковали по родным местам... хирели и умирали»21.

С «просветительной» деятельностью жандармов в рясах среди нерусских народов хорошо познакомился знаменитый писатель А. И. Герцен, когда он был в ссылке в Вятской губернии.

Герцен писал о чудовищном произволе и хищничестве чиновников и попов среди этих народов: «Настоящий клад для земской полиции — это вотяки, мордва, чуваши: народ жалкий, робкий, года через 2-3 исправник или становой отправляется с попом по деревням ревизовать, кто из вотяков говел, кто нет и почему нет. Их теснят, сажают в тюрьму, секут, заставляют платить требы»22.

В результате насилия за 1881-1894 гг. в православие было обращено 129 тысяч человек нерусской национальности23. Об усилении насильственного крещения говорили и на миссионерских съездах.

Первый съезд «темных инквизиторов», как называли миссионеров, состоялся в Казани в 1885 г. На этом съезде присутствовали архиереи всех тех губерний, где было нерусское население. Съезд имел одну цель: разработать меры по внедрению православия, подготовить к этому жандармов в рясах.

Второй миссионерский съезд, собравшийся в Москве в 1891г., отразил агрессивную политику духовенства по отношению к нерусским народам. Еще более воинственно было настроено духовенство на третьем миссионерском съезде (Казань, 1897г.). Этим съездом руководил помощник обер-прокурора Синода Саблер.
Он назвал православие «краеугольным камнем самодержавия».

На этом съезде «опричники духовенства» — миссионеры требовали усиления полицейских репрессий по отношению к тем, кто отказывался принять православие, кто пытался бороться за свободу совести. Духовные власти не могли больше сжигать на кострах и гноить в тюрьмах сторонников ислама и других религий, как это они делали раньше. Но на стороне этих опричников был административно-полицейский аппарат самодержавия, они использовали школу и печать, изгоняли национальный язык, пытались уничтожить национальную культуру.

Насильственная христианизация и русификация вызвали массовый протест народных масс. Этот протест выражался в различных формах: крестьяне не давали средств на содержание духовенства, не посещали церкви, не соблюдали церковных обрядов, они избивали и убивали особо ненавистных им священников и монастырские власти. Одной из форм протеста было массовое отпадение от православия, несмотря на репрессии со стороны духовенства и полиции.

Отпадение от церкви приняло особенно большие размеры в 80-х годах XIX в. в Казанской и других губерниях, населенных татарами. Обер-прокурор Синода Победоносцев вынужден был признать, что крестьяне, оставлявшие православие, по своему духу и обычаю с православием не имели ничего общего. Массовое отпадение от православия и отказ от выполнения церковных обрядов вызвали усиление репрессий со стороны правительства и церкви. В конце XIX и начале XX в. были организованы процессы против тех, кто не желал оставаться в рядах официальной церкви. У удмуртов вырубались их священные рощи, отбирались дети, которые затем помещались в монастыри для воспитания в православном духе; устраивались погромы, избивались те, кто хотел верить по-своему; крестьян подговаривали составлять приговоры о выселении из деревень неугодных духовенству лиц. Такая деятельность духовенства встречала сопротивление народа. Так, в 1901 г. по требованию сарапульского епископа Владимира полицией была вырублена в деревне Ерыксы священная роща. Местные крестьяне-марийцы оказали при этом сопротивление, обратили в бегство священников и полицейских. Для «усмирения» крестьян был послан полицейский отряд, в результате столкновения было ранено 25 человек, а одного крестьянина убили24.

Жестокие меры по насаждению православия среди народов нерусской национальности вызвали резкое осуждение со стороны прогрессивных элементов русского общества. В повести Ф. Решетникова «Подлиповцы» автор, рассказывая о пермяцкой деревне Подлипной, с негодованием говорит об инквизиторской деятельности православного духовенства.

Он отмечает, что крестьяне приняли православную веру лишь тогда, когда последовали карательные меры, и что для них православный поп и становой в сущности одно и то же. При появлении того и другого они «прячутся в домах и запирают двери». В повести Н. Лескова «На краю света» и в очерке «Сибирские картинки XVIII в.», основанном на документальных материалах, автор показал миссионерскую деятельность сибирского архиепископа Нила, насаждавшего православие среди народов Севера.

После подавления революции 1905 г. гонения на неправославные и нехристианские религии, особенно на ислам и сектантство, усилились. Духовное ведомство расширило сеть церковно - приходских школ и попечительств, воинствующая пропаганда православия велась также через церковные собрания. В помощь жандармам в рясе были привлечены реакционные и черносотенные элементы, их организации возглавлялись духовенством. Духовенство боролось также с национально - освободительным движением и с этой целью усилило деятельность миссионерских организаций.

В 1910 г. совещание миссионеров, этих гонителей веры и душителей религиозной свободы, возглавил председатель совета министров Столыпин.

Совещание разработало целую программу по укреплению христианства и по борьбе с мусульманством. В том же году миссионеры собрались на очередной съезд в Казани.

«Темные инквизиторы» добились на этом съезде принятия суровых мер против неправославных. Административные органы содействовали им в подавлении свободы совести и стремления к национальной самостоятельности.
В свою очередь и представители мусульманской религии проявляли нетерпимость по отношению к тем, кто исповедовал другую религию, особенно к русским. ...

1. В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 24, стр. 59. 90
2. АИ, т. I, № 261
3. П. Буцинский. Крещение остяков и вогулов при Петре I. Харьков, 1893, стр. 71.
4. ПСЗ, т. VII, № 4254.
5. «Русская старина», кн. X, 1878, стр. 309 - 312.
6. С. И Викторовский. История смертной казни в России. М, 1912, стр. 204.
7. Е. Малов. О Новокрещенской конторе. Казань, 1878, стр. 172.
8. Е. Малов. Указ. соч., стр. 165.
9. Н. Б. Никольский. Распространение христианства среди нижегородских чуваш до 1764 г. — «Живая старина», вып. 1 - 2, 1915, стр. 127.
10. Е. Малов. Указ. соч., стр. 60.
11. И. Дубровин. Пугачев и его сообщники, т. I. СПб., 1884 стр. 364.
12. И. Дубровин. Указ. соч., т. I, стр. 50 - 56.
13. «Пугачевщина». Сборник документов, т. II. M. 1926 - 1931, стр. 3-5.
14. Там же, стр. 27.
15. Е. Малов. Указ. соч., стр. 203.
16. «Сборник отделения русского языка и словесности Академии наук», т. XV, 1876, стр. 14 - 16.
17. «Исторический вестник», т. XVIII, 1884, стр. 131
18. П. Н. Луппов. Христианство у вотяков. СПб., 1899, стр. 316, 320.
19. А. Трефилов. Очерки по истории дореволюционной марийской школы. М., 1951, стр. 198.
20. А. Базанов. Миссионеры и миссионерские школы на севере. Л., 1936, стр. 9.
21. А. Базанов и Н. Казанский. Школы на крайнем севере. Л., 1939, стр. 48.
22. А. И. Герцен. Сочинения, т. VIII. М., 1956, стр. 562.
23. «Обзор деятельности духовного ведомства православного исповедания за время царствования Александра III». СПб., 1894.
24. А. И. Бобрищев - Пушкин. Суд и раскольники - сектанты. СПб., 1902, стр. 106 - 107.

Guest, 06.08.2013 в 15:25



Возвращение в ислам. Год 1905

Дмитрий (Ахмад) Витальевич Макаров,
публицист (Москва)

После завоевания поволжских ханств войсками Ивана Грозного, проходившего под флагом распространения христианства, началась кампания по насильственному крещению коренных народов Поволжья и Приуралья: татар, башкир, чувашей, мордвы, удмуртов, марийцев. Потом, немного поутихнув, эта кампания возобновилась с новой силой при Петре Первом, который своим указом подтвердил запрет дворянам-мусульманам держать крепостных-христиан, подкрепив это требованием либо отдать своих крепостных, либо самим креститься. Период с 1738 по 1755 год считается для российских мусульман, по оценке Александра Бенигсена, “самым трагическим периодом за все время их существования”. Именно тогда наиболее сильно распространилось христианство среди мордвы, чувашей и удмуртов. И тогда же появилось немало крещеных среди татар. Собственно, основная тяжесть удара насильственной христианизации приходилась по татарам как по народу, доминировавшему в Волго-Уральском регионе, да и вообще в Восточной Европе, в недавнем прошлом и лишь недавно (прошло менее двухсот лет) утратившим свою государственность.

Кроме того, надо отметить, что в плане идеологии язычество не шло ни в какое сравнение с исламом. Среди татар же главной мишенью была феодальная аристократия, наравне с абызами (1) и ишанами (2) бывшая элитой нашего народа. Именно мурзы руководили организованным сопротивлением крещению, причем не только татар, но и черемисов (марийцев), остяков (хантов) и других народов. У татарских мурз, самоотверженно отстаивавших интересы государства на полях сражений, за отказ принимать чуждую веру отбирали крепостных, отбирали земли, которыми они владели по праву своих отцов и дедов, даже собственные усадьбы.

Доля феодалов и служивых татар среди татар была очень высокой – в некоторых регионах страны практически все мусульманское население состояло исключительно из них (ярославские, романовские, кадомские, шацкие служивые татары). Весьма красноречивой иллюстрацией попыток крещения татарских мурз было указание всем мурзам Курмышского уезда (куда входила и часть татарских аулов современной Нижегородской области) креститься в срок до 25 февраля 1682 года, в противном случае их лишали имущества и переводили в податное сословие... Указание было дано 17 февраля того же года. Методы, к которым прибегали миссионеры, отличались разнообразием: когда не дал ощутимого результата “пряник” – денежные выплаты новокрещеным и т. д., они применили “кнут” – заключение под стражу за нежелание креститься, освобождение от рекрутской повинности новокрещеных с переложением ее на “упорствующих”, выселение “упорствующих” со своих земель, уплата налогов за новокрещеных теми, кто остался в своей прежней вере. В результате одни из них принимали христианство под страхом смерти, другие – чтобы сохранить поместья и крепостных. Необходимо отметить, что если в результате кампании, предпринятой в первой половине XVIII века по массовому крещению “инородцев”, окрестилась практически вся мордва, подавляющая часть чувашей и удмуртов (надо отметить тот факт, что официально оставшиеся в язычестве чувашские и удмуртские села находятся в полностью татарском окружении), половина марийцев, то среди мусульман – татар и башкир – доля окрестившихся осталась сравнительно невысокой (12 тысяч из 400 тысяч крещеных “инородцев” за время существования Новокрещенской конторы). И хотя позже, при Елизавете (после разгрома восстания Батырши) и Екатерине Второй (после разгрома восстания Юлаева), и появились некоторые послабления для мусульман, но вернуться в ислам потомкам этих крещеных татар было уже запрещено. Подобный переход карался на определенном этапе законотворчества – смертной казнью, а после некоторой либерализации законодательства – вечной ссылкой с конфискацией имущества и детей. Созванная при Екатерине Второй комиссия по обсуждению законодательства нашла, что “отступников из христиан в магометанство... как опаснейших гонителей христианства, более опасных, чем сами природные магометане”.

Но тем не менее подобные возвраты были, в том числе и в нынешней Нижегородской области. Волн массового возвращения в ислам, а вернее сказать, подачи прошений об официальном возврате в ислам, крещеных татар было две: одна в 1866– 1869 годах, а другая – после царского манифеста о свободе совести 1905 года (в церковных документах этот процесс называется “отпадом”). В это время ранее крещеные татары, а точнее их потомки, целыми деревнями подавали прошения о переводе их в ислам. Профессор Казанской духовной академии Машанов в своем докладе на миссионерском съезде в 1910 году называет цифру в 50 тысяч «отпавших» в течение XIX века. Одной из самых красноречивых подобных историй является хроника семьи дворян Стулкиных из деревни Петряксы Курмышского уезда Симбирской губернии (ныне деревня Петряксы Пильнинского района Нижегородской области). (Тот самый уезд, мурзам которого было предписано креститься в течение недели в 1682 году.) В прилагаемом к прошению списке перечислены все 46 членов этого рода, включая жен и детей. Со времени подачи их первого прошения (15 сентября 1905 года) до удовлетворения их просьбы прошло три (!) года, и это несмотря на то, что, согласно их уверениям, ни они сами, ни их предки никогда православными не были, а с рождения были мусульманами. В качестве первой реакции на просьбу узаконить их пребывание в качестве мусульман появляется резолюция:

“Произвести надлежащее расследование в том: действительно ли принадлежат к числу отпавших из православия и только числятся православными, а на самом деле исповедуют магометанскую религию, составить на просителей подробную ведомость”.

Не замедлил себя ждать и ответ полицейского исправника:

“Полицейское управление доносит губернскому правлению, что все просители с их семьями со дня своего рождения исповедуют магометанскую религию и что обрядов православной веры они никогда не исполняли”.

Но даже несмотря на столь явный факт, вдобавок официально подтвержденный, в ответ на прошение Стулкиных, направленное на имя симбирского губернатора, их отправляли то в полицейское управление, то в духовную канцелярию, один ответ даже подписан ветеринарным инспектором. Наконец их дело просто клали под сукно, по-видимому, надеясь, что просители сами откажутся от своих требований. И наконец 21 сентября 1908 года, спустя три долгих года, законная просьба была удовлетворена.

С такими препятствиями сталкивались наши предки, когда им нужно было официально объявить себя мусульманами. Что же можно сказать про нас, если мы складываем лапки при самых малейших трудностях и неудачах!

Прилагаемое прошение не первое и не последнее в длинной череде документов по делу дворян Стулкиных:

Прошение

Умершие предки наши, по принуждению ли или просто по своим разсчетам, были новокрещеными в православие из татар мусульманского исповедания, как и мы, просители, но православной веры не исполняли, тяготея всегда к магометанской мусульманской религии, как и мы лично теперь, исповедуя ее в действительности исчисляясь новокрещеными или православными просто лишь только по записи и по имени может быть, а не более.

Желая быть действительно и формально причисленными к мусульманской религии мы, на основании изложенного и в силу Высочайше Утвержденного 25 ... сего 1905 года Положения Комитета Министров, а также циркуляра Министерства внутренних дел от 18 августа сего года за № 4628, предложения Департамента духовных дел иностранных исповеданий от 25 того же Августа за № 4801 ... Оренбургского Магометанского духовного собрания, по своему духовенству, от 12 сентября 1905 года за № 5071 имеем честь покорнейше просить Ваше Превосходительство сделать распоряжение, по возможности непродолжительным временем, о причислении нас с детьми нашими и семьями к мусульманской религии, которую только мы в действительности исповедуем и впредь всегда желаем исповедовать и исполнять ее, а также об исключении нас из православных метрических списков, если мы в них значимся, в последующем поставить объявить по месту нашего жительства, с вручением особого объявления о том на руки.

При этом считаем нужным... что по поводу сего нами было уже возбуждено ходатайство пред... ным собранием в... сего года, которое, как объявило нам собрание, передано им на распоряжение Господина Министра Внутренних дел, что было... сего года, на что последовало... нам неизвестно и не объявлялось.

Проживающие в деревне Петряксах Петряксинской волости Курмышского уезда Симбирской губернии неслужащие дворяне: Саляхетдин Айнетдинов, Низяметдин Аляутдинов, Аймалетдин Аляутдинов, Сейфетдин Якупов, Нежеметдина Якупов и Мухаммадъяр Аляутдинов Стулкины*.

Только вдумайтесь в эти слова: “об исключении нас из православных метрических списков, если мы в них значимся”,* они даже не знали о том, значатся ли они в метрических списках!

Другой образец обширной переписки по делу Стулкиных не менее красноречив. Это тот самый документ, на котором стоит подпись ветеринарного инспектора. Прошу обратить особое внимание на даты прошений и ответов на них – разница не менее 2–3 месяцев, кроме того, даже губернского чиновника возмутил факт игнорирования аналогичной со Стулкиными просьбы крестьян соседней деревни, и он просит даже не ускорить их дело, а просто начать его. Помимо этого, интересно здесь то, что из документа явно следует неединичность просьбы об официальном возврат в ислам, и это только в соседних волостях одного уезда. Еще интересен тот факт, что у людей, подающих просьбу о переводе в ислам, имена и фамилии – мусульманские (Хусаин, Закир, Хамидуллин, Абзанов, видимо, искаженное Афзалов). Причем это имена официальные, зафиксированные в документах. Это говорит о том, что и они сами, и их родители (фамилии – по именам отцов) на самом деле являлись мусульманами!

Резолюция первого стола. Входящие № 610 и 480

Настоящее отношение Симбирской Духовной Консистории за № 2342 и приложенну при нем переписку об исключении об исключении при нем переписку об исключении из числа православных неслужащих дворян Стулкиных препроводив в Курмышское полицеское управление, предписать оному, с возвращением приложений, доставить Правлению требуемые Духовной Консисторией сведения о Стулкиных, а равно немедленно исполнить предписание Правления, от 3-го Октября 1905 года за № 2505 о производстве дознания по прошению крестьян дер. Большой Рыбушкиной, Чембилеевской волости Курмышского уезда, Хусаина Хамидуллина и Закира Абзанова о нестенении их исповедывать магометанскую веру, ибо хотя Полицейское Управление, рапортом от 31 минувшаго Января за № 3699, и донесло Правлению, что дознание о них представлено в Губернское Правление Декабря 1906 года за № 3699, но при означенном рапорте поступила переписка лишь о дворянах Стулкиных. – Февраля 27 дня 1907 года.

За Советника Губернский Ветеринарный инспектор (подпись неразборчива) Вице-Губернатор (подпись неразборчива).

(1) Абыз – возможно, от искаженного “хафиз”, возможно, от тат. «абзы» (дяденька) абызы ходили по деревням, распространяя таким образом религиозные знания. Многих из них за это подвергали самым различным наказаниям (смертная казнь, каторга и т. д.).

(2) Ишан – суфийский наставник. Ишанизм был чрезвычайно распространен среди мусульман Поволжья и Приуралья и сыграл ключевую роль в сохранении Ислама в регионе.

Guest, 06.08.2013 в 15:30

КРЕЩЕНИЕ ТАТАР

С 1552 г. после жестокого и кровавого завоевания Казанского Ханства для татарского народа наступили тяжелые испытания во всех отношениях: потеря богатого с высокой культурой государства; потеря 70 % населения Казанского Ханства, героически защищавшего свое государство до последней капли крови; потеря огромной Ханской казны (золота, драгоценностей, мехов); сжигание варварами Ивана Грозного богатейших Ханских библиотек; полное обнищание народа; насильственное крещение путем пыток и убийств; невозможность получения образования.
После смерти Ивана Грозного (1584) положение татар и других нерусских народов Поволжья и Урала не претерпело существенных изменений к лучшему.
В царствование Федора Иоанновича (1584—1598) повинности ясашных (облагаемых налогами) крестьян продолжали расти.
Продолжалась также активная миссионерская деятельность, связанная с обращением татар-мусульман, а также инородцев-язычников в христианскую веру.
Однако, несмотря на сильное давление и применение карательных мер, после смерти Гурия (1576) среди новокрещеных татар усилилась тяга к возвращению в Ислам. Преемник Гурия архиепископ Гермоген в письме к царю Федору Иоанновичу жаловался, что многие крещеные татары вернулись к своей прежней вере, а другие лишь назывались христианами.
Царь ответил указом, дающим новокрещеным татарам право селиться среди русских и получать пастбища.
Но и эти меры не возымели должного действия.
В 1592 году вспыхнуло новое восстание татар и черемисов против крещения, подавленное войсками.
В 1593 году был издан царский указ о закрытии всех мусульманских мечетей в тех селениях, в которых имеется хотя бы один православный христианин.
Миссионерская деятельность была приостановлена в период Смуты начала XVII столетия.
Зато другие тяготы Смутного времени — экономические, социальные — татары ощущали на себе в значительно большей мере, чем русские.
Поэтому они оказались втянутыми в социальные движения того периода.
Татары участвовали, в частности, в крестьянском восстании под предводительством Ивана Болотникова в 1606 году.
А в 1609 году произошло восстание татар и чувашей в Свияжском и Чебоксарском уездах. Против крестьян послали карательный отряд под начальством воеводы Ф. И. Шереметева.
Известно также, что семь человек из татар участвовали в работе Земского Собора, созванного в начале 1613 года для избрания нового царя.
Им стал 16-летний боярский сын Михаил Федорович Романов. 11 июля 1613 года он венчался на царство.
Факт привлечения татар к процедуре избрания нового царя свидетельствует о хитром и коварном стремлении верхушки русского общества искать примирения с инородцами, использовать «татарский фактор» в строительстве Российского государства.
Татарский народ, проявив великодушие, умение забывать старые обиды, с честью выполнял эту возложенную на него историческую миссию участия в строительстве Российского государства.
В царствование Михаила Федоровича (1613—1645) и Алексея Михайловича (1645—1676) Романовых политика в отношении татар коснулась главным образом феодальной знати — князей и мурз.
В частности, официальное подтверждение получали их права на владение землей и крестьянами. Об этом свидетельствует, например, сохранившаяся запись о поместье князя Сафара, Маметева сына, Тенишева, сделанная 11 июня 1678 года в приказной избе воеводы в Темнико-ве. При этом Сафар Тенишев ссылался на запись в переписной книге 1646 года. Дополнительно с его слов было записано, что его, Сафара, сыновья Ибрагим и Исмаил несут службу в государевой армии («рейтарская служба»).
Особой благосклонностью властей пользовались новокрещеные татарские феодалы. В подтверждение этого можно сослаться на «ввозную грамоту» служилому новокрещеному казанскому князю Якову Васильевичу Асанову в 1597 году. За ним была закреплена вотчина с огромными земельными угодьями, лугами, бортными угодьями, бобровыми гонами на Волге, Каме, Майне, по Ногайской и Самарской дорогам.
Вместе с тем положение основной массы татарского населения, в особенности крестьян-ясашников, оставалось крайне тяжелым. Государственные повинности постоянно увеличивались, административно-полицейский гнет приобретал невыносимый характер.

После некоторой паузы, связанной со Смутой, возобновилась и стала набирать обороты агрессивная политика крещения татар-мусульман. Проводниками этой политики были не только православные священники, миссионеры, но и государственные структуры. Об этом говорит, например, челобитная романовских служилых татар, поданная царю Алексею Михайловичу в 1547 году. Податели челобитной Джалмурзины, Исупов, Джамакайко Янсырыков и Чиныкайко Мамедкулов жаловались на то, что романовский воевода Алексей Малышкин посадил их в тюрьму, заковал в цепи и мучил зверскими пытками, заставляя силой креститься в православную веру. Они умоляли царя: «Пожалуй нас, не вели, государь, нас сильно крестить в православную христианскую веру, а вели, государь, нам быть в своей мусульманской вере. Царь-государь, смилуйся, пожалуй!»
В данном случае царь Алексей Михайлович откликнулся на это тем, что дал указание крестить их хитро и коварно, якобы не насильно, а «ласкою», т.е. беря с крестившихся меньшие налоги, чем с мусульман: «И как тебе ся наша грамота придет, и ты б романовских татар и иных никаких иноземцев силой в православную христианскую веру крестить не велел, а призывал бы ети иноземцев в православную христанскую веру креститься ласкою и обнадеживая их нашим государевым жалованием».
Но ни о каком осуждении действий воеводы Малышкина и тем более наказании его за эти действия в царской грамоте и речи не было. Не собирался также царь отказываться от политики крещения «иноземцев», находя лишь целесообразным прибегать к более мягким методам ее проведения.
В Соборном Уложении 1649 года «мусульманскому вопросу» был посвящен особый раздел. В нем содержалась статья, запрещавшая русским людям покупать, брать в залог земли у татар, как феодалов, так и ясашных крестьян. Тем самым юридически закреплялся статус татарских князей, мурз и крестьян как государевых людей, призванных служить в пользу государства.

Инквизиторский характер имела статья, запрещавшая новокрещеным татарам под Страхом быть Заживо Сожженными покидать христанскую веру, возвращаться в мусульманство.

Одновременно власти старались «задобрить» тех татар, которые принимали христианскую веру. Так, Указ царя Алексея Михайловича 1654 года устанавливал, что каждому инородцу, согласившемуся принять христианство, должно быть выдано 15 рублей. Другой пункт предоставлял феодалам-татарам, принявшим христианство, право пожизненного и наследственного владения своими поместьями. В то же время устанавливалось, что после смерти феодала-мусульманина его поместье переходило к любому, даже дальнему, родственнику-крещеному, невзирая на претензии более близких наследников-мусульман.

Эту испытанную подлую и грязную политику «кнута и пряника» в отношении татарских князей и мурз продолжали проводить и преемники Алексея Михайловича. Так, Указ царя Федора Алексеевича от 16 мая 1681 года лишал некрещеных татарских князей и мурз права взимать повинности у своих крестьян. Повинности предписывалось вносить впредь в царскую казну. Тем же Указом было обещано татарским князьям и мурзам, которые согласны принять православную христианскую веру, оставить за ними отписных крестьян.

Из Указа царя Федора Алексеевича от 16 мая 1681 года:
«Низовых городов у мурз и у татар, и мурзинских, и татарских жен, и у вдов, и у недорослей, и у девок поместья их и вотчины с крестьяны и с бобыли отписать на себя великого государя для того: ведомо ему, великому государю, учинилось, мурзы и татарове в поместьях своих и в вотчинах к крестьяном чинят многие налоги и обиды и принуждают их к своей мусульманской вере и чинят осквернение... и мурз и татар ни в чем не слушать, и податей не платить... А если будут мурзы и татары которые согласятся переходить в православную христианскую веру креститься, тех крестить, и отписным крестьянам за ними быть по прежнему, да им же давать жалованье».

Линия на жестокое экономическое принуждение к крещению была продолжена в царствование малолетних Ивана и Петра при регентше Софье. Своим Указом 1682 года они предписали отбирать у некрестившихся князей и мурз половину их поместий и вотчин в пользу государства.

Не все феодалы-татары смогли устоять перед столь мощным жестоким и коварным натиском. Некоторые из «служилых татар» приняли христианство, перешли в иную этнокультурную среду, стали русскими. Подавление военной силой народных восстаний против крещения, жестокая зверская физическая расправа над участниками национально-освободительного движения, экономическое разорение татарских земель и, наконец, насильственное крещение — вот те главные факторы, которые поставили татарский этнос в конце XVI—XVII веков на грань выживания.

Численность татар в это время Резко Уменьшилась, т.к. условия для воспроизводства этноса оказались крайне неблагоприятными.

И все-таки, даже в этих тяжелейших условиях, татарский народ выстоял, проявив высокую нравственность, достоинство, преданность своей Вере, удивительную этнокультурную живучесть. Татары в таких невыносимых условиях угнетения и унижения, все равно смогли сохранить свою национальную и религиозную идентичность.
Массового крещения татар, с неизбежным обрусением большей части новокрещеных, колонизаторам-варварам не удалось осуществить!
Татары сохранили себя как Этнос, сохранили свой Родной язык, свою Религию, свою Историческую Память, и сейчас успешно возрождаются, проявляя свойственную им пассионарность!


Вот пример того, как казнили татар, Заживо их Сжигая (!):

Казнь за "обасурманивание"

Кисанбику Байрасову (Татарку) в 1739 г в Екатеринбурге заживо сожгли за то, что она после насильственного крещения снава приняла Ислам.

“Пойманную татань-башкирку, которая была крещена и дано ей имя Катерина, за три побега и что она, оставя Закон Христианский, обасурманилась, за оное извольте приказать на страх другим казнить смертию – сжечь, дабы впредь, на то смотря, другие казнились".

подпись - генерал Саймонов. 1739г.


www.azatliq.org/content/article/1956067.html


Хөкем эшендә 18 гасырда яндырылган мөслимә искә алынды

Кроме этого, есть примеры того, как татар Заживо Замораживали (!) зимой на снегу голыми, заливая их водой, за то, что они не хотели креститься!

Guest, 06.08.2013 в 15:32


Как проходила христианизация чувашей

В 1720—1722 гг. Петр I издал несколько указов о христианизации народов Поволжья, по которым тем, кто принял крещение, на три года предоставлялись льготы (освобождение от податей и сборов, от рекрутской повинности). однако нерусские народы упорно не желали креститься. Tогда правительство указом от 22 сентября 1740 г. и рядом других решений определило методы насильственного крещения народностей Поволжья. В Свияжске была создана Hовокрещенская контора с большим штатом проповедников, чиновников и командой солдат.
Прибегая главным образом к методам насилия, правительство в то же время снова обещало новокрещеным временные льготы: освобождение на три года от податей и рекрутской повинности, выдачу крестов, денег и одежды. Подати и рекрутская повинность крестьян, принявших христианство, перекладывались на некрещеных.
Члены Hовокрещенской конторы, попы, приезжавшие в чувашские деревни в сопровождении воинских команд, угрожали крестьянам, избивали их, заковывали в кандалы, заставляя креститься. За 24 года деятельности Hовокрещенской конторы почти все чуваши путем насилия или обещания льгот и вознаграждений были крещены.
В 40-х гг. ХVIII в. происходили многочисленные выступления чувашей против насильственной христианизации.
В январе 1744 г. представители чувашей из разных деревень Чебоксарского уезда выбрали Охадера Tомеева из деревни Кильдишево и трех других крестьян представителями для подачи коллективного прошения на имя императрицы Елизаветы Петровны. Выборные выехали в Москву и в июле подали в Синод прошение, в котором требовали запретить насильственную христианизацию, назначить трех лиц (двух русских чиновников и третьим — Tомеева) для управления чувашами и крещения их мирными средствами. Синод отверг эти требования. Tомеев был вынужден скрыться. Чуваши Чебоксарского уезда поголовно отказались креститься.
Добившись принятия христианства силой оружия и обманом, правительство отказалось от своего обещания предоставить вознаграждение и льготы тем, кто крестился.
Крещеные чуваши только формально стали христианами. По существу они долгое время оставались язычниками, хотя духовенство вело постоянную слежку за ними и жестоко наказывало за исполнение языческих обрядов. Служба на непонятном церковнославянском языке была совершенно чужда им.
Духовенство, в свою очередь, не знало местного языка. Чувашам неясно было назначение икон: считая их идолами «русского бога», доносившими ему о поступках чувашей, они выкалывали изображениям глаза, ставили их ликом к стене. В течение довольно длительного времени христианские догматы оставались для чувашей неясными, их обыденное религиозное сознание представляло собой сочетание язычества с православием.
В первые же годы массовой христианизации в чувашских селениях начали возводить церкви (в основном на народные деньги). В 1760-х гг. было выстроено около ста церквей, к середине ХIХ в. их число достигло 150. В первой половине ХIХ в. были практически уничтожены почитаемые чувашами-язычниками священные рощи.

текст из книги "Чуваши: этническая история и традиционная культура" Иванов В.П., Николаев В.В., Димитриев В.Д.

Guest, 06.08.2013 в 15:33


Как проходила христианизация мордвы

С XVI в. на территории мордвы начали воздвигаться православные монастыри и церкви. Царское правительство наделяло их пахотными, лесными, водными угодьями и приписывало к ним целые мордовские поселения. Монахи крупных монастырей центра буквально по следам русского войска, разгромившего Казанское ханство, через Шацкий, Арзамасский, Темниковский; Алатырский уезды, населенные мордвой, устремились в «подрайскую землицу», захватывая лучшие угодья. Крупнейшими монастырями на мордовских землях были Пурдышевский, Санаксарский, Саровский и др. Одной из главнейших задач, поставленных перед ними, было утверждение мордвы в христианской вере.
Столкновения светских и церковных властей с «иноверцами» на почве христианизации носили порой весьма ожесточенный характер.. Так, в 1656 г. в Шацком уезде был убит архиепископ рязанский Мисаил, прибывший туда с царской грамотой, с государевыми служилыми людьми «мордву и татар во крещение приводити».
16 мая 1681 г. царь Федор Алексеевич подписал указ о предоставлении льгот мордве в случае крещения («А как они крестятся, и им во всяких податях дано будет льготы на шесть лет» 31). Немалое число мордвы польстилось на льготы и крестилось, но едва удалялись священники и пристав, как новокрещеные снимали с себя кресты и продолжали жить по-старому. Спустя пять лет вышел новый указ царского правительства, в котором говорилось о том, что новокрещеная мордва «в христианской вере не тверда, в церкви божий не приходит и отцов духовных у себя не имеет».
( Collapse )
В 1740 г. в Казани была учреждена Контора новокрещенских дел, призванная ускорить христианизацию на территории Казанской, Нижегородской, Воронежской и Астраханской губерний. В указе царского правительства от 11 сентября 1740 г. об отправлении архимандрита Д. Сеченова, назначенного главой конторы, в эти губернии, повелевалось давать новообращенным льготы от податей на три года, освобождать их от рекрутской повинности, от работы на казенных заводах, «давать каждому по кресту медному, что на персях носят, весом каждый по пяти золотников, да по одной рубахе с порты, и по сермяжному кафтану с шапкою, и рукавицы, обуви чирики с чулками, а кто познатнее, тем при крещении давать кресты серебряные по четыре золотника, кафтан из сукон крашеных, какого цвета кто похочет, ценою по 50 копеек аршин, а вместо чириков сапоги ценою в 45 копеек, женскому полу волосники и очельники, по рубахе холщовой. Да от денег, мужескому полу, кои от рождения выше 15 лет, по рублю по 50 копеек, а от 10 до 15 лет — по рублю, а кои ниже 10 лет, тем — по 50 копеек».
Намного ухудшилось положение тех, кто несмотря на подачки, не хотел креститься, ибо все повинности и подати крестившихся в льготные годы было приказано «взыскивать на оставшихся в тех местах некрещеных иноверцах».
В 1744 г. в челобитной, адресованной императрице Анне Иоанновне, мордовские «прявты» (выборные старосты.— Н. М.) деревень Романиха и Ключиха Терюшевской волости Нижегородского уезда Данила и Живайка Цанаевы от имени «всей той волости мордвы» просили не подвергать их насильному крещению, отозвать из волости прибывшего туда епископа Нижегородского Дмитрия (Сеченова.— Н. М.) с протопопами, попами и солдатами, который не желавших креститься арестовывал, держал под крепким караулом в кандалах и колодках, бил мучительски, смертно, привязав к столбам, и в купель окунал связанных и кресты надевал на связанных. Однако принудительное крещение продолжалось, а за содействие мордве в составлении указанной челобитной солдата Преображенского полка Григория Зубкова по императорскому указу было повелено бить «при полку нещадно батогами, дабы впредь другие того чинить не дерзали» 34.
Так начиналось Терюшевское восстание мордвы 1743—1745 гг., возглавленное Несмеяном Кривовым и Пумрасом Семеновым. Понимая, какую опасность оно представляет, епископ Нижегородский и Алатырский Дмитрий просил Синод быстрее подавить его, ибо «протчих мест новокрещеные народы... мордва, и черемисы, и чуваша вси от того возмутятся и воссвирепеть могут».
Прибывшие войска действительно скоро и жестоко подавили восстание, а его предводителя Несмеяна Кривова «за снятие с себя креста и за расколотие святые иконы», и за то, «что он во всем был первой возмутитель и заводчик», Правительствующий Сенат приговорил «зжечь при собрании всей Терюшевской волости новокрещеных и некрещеных мордвы при селе Сарлее, при котором собрание и на преосвященного Дмитрия нападение от мордвы было». «Учинить смертную казнь» повелевалось и другому лидеру этого восстания, бурмистру деревни Клеиха Пумрасу Семенову «за возмущение мордвы». Остальные руководители и повстанцы «в страх другим» были биты кнутом и плетьми.
Протест не только мордвы, но и других народов Среднего Поволжья против христианства, как религии, насильственно внедряемой в народ царизмом, иногда облекался в религиозную форму: отказ от принудительно навязанного православия, возврат к «язычеству», но вместе с тем имели место попытки как-то трансформировать старую языческую веру, чтобы можно было эффективнее противопоставить ее православию.
Один из ярких эпизодов такого реформаторства связан с движением мордвы той же Терюшевской волости, проходившем в 1808—1810 годах. Возникнув как обычное крестьянское сопротивление помещичье-крепостному гнету (отказ от барщинных работ), оно затем превратилось в религиозно-реформаторское движение. Возглавил его местный же крестьянин — житель деревни Большое Сеськино, принадлежавшей графине Сен-Приест, Кузьма Алексеев. Мордовские крестьяне указанной волости стали собираться в лесах на общие моления — озксы, проводившиеся, как докладывал нижегородский губернатор А. М. Руновский министру внутренних дел князю А. В. Куракину, «по древнему их идолопоклонническому мордовскому заблуждению». На этих мольбищах К. Алексеев объяснял крестьянам, что они должны быть свободными, не должны принадлежать помещикам и выплачивать оброк, что «Христа больше нет, не будет больше и христианской веры», что скоро «прежняя их мордовская вера возвысится, а христианская упадет».
Царское правительство жестоко расправилось с крестьянским движением. Его руководитель с семью наиболее близкими «сообщниками» был арестован и предан военно-полевому суду, который приговорил Кузьму Алексеева к сечению плетьми, вырезанию ноздрей, наложению клейма на лбу и щеках и к ссылке на поселение в Иркутскую губернию. Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Вениамин лично объезжал волость, совместно с помещиками и полицией назначал к каждой десятидворке новокрещен смотрителей, получивших приказание «наблюдать, дабы живущие в оных препорученных им дворах новокрещены не исправляли никакого моления по мордовским обрядам, а молились бы по-христиански» .
Иерархи русской православной церкви объявляли «грехом» житейские контакты русских крещеных крестьян с некрещеной мордвой, накладывали на них церковное табу. Неоднократные попытки православного духовенства наложить церковный запрет на повседневные связи русского крещеного крестьянства с мордвой еще не крещеной оказались безуспешными, были обречены на провал. Как доносил в Синод епископ Нижегородский и Алатырский Дмитрий, «неученые христиане (русские крестьяне.— Н. М.) при их (мордвы.— Н. М.) бесовских игралищах приходят обществом и скверным их жертвам приобщаются, пьют и едят с ними заедино».
Некоторые миссионеры предлагали поощрять браки новокрещен с русскими, о чем, в частности, писал в Правительствующий Сенат 5 июня 1733 г. архиепископ Казанский и Свияжский Илларион, отмечавший, что «за русскими никого из оных (новокрещенок народов Поволжья.— Н. М.) не имеется». Принятие православия хотя и облегчило браки мордвы, марийцев, удмуртов, чувашей с русскими, зато еще более затруднило их с мусульманскими народами — их соседями (татарами, башкирами), ибо губернаторам и воеводам на местах не раз повелевалось «смотреть накрепко», чтоб «махометане мордву, чувашей, черемис, вотяков и протчих тому подобных иноверцев в свою веру не превращали и не обрезывали».
И хотя православие у поволжских народов не зашло так глубоко, чтобы идентифицироваться, отождествиться с их этническим самосознанием, как у русских (русский — православный), тем не менее было бы неверно утверждать, как это иногда делается, что будто христианизация их носила чисто формальный характер.
Однако даже система Ильминского, несмотря на явное миссионерско-русификаторское содержание, внедрялась крайне непоследовательно,- поскольку преподавание на инородческих языках казалось царским властям занятием опасным. Например, член Ученого комитета Министерства народного просвещения Георгиевский в 1867 г. утверждал, что нельзя учить инородцев на родном языке, ибо это «может послужить к пробуждению племенного самолюбия и уважения к собственному языку». На страницах «Журнала Министерства народного просвещения» при обсуждении вопроса об образовании инородцев было высказано такое суждение: «...язык — это народ: утвердите язык письменностью, дайте ему некоторую литературную обработку, изложите его грамматические правила, введите его в школу и церковь, и вы тем самым утвердите соответствующую народность, и доселе безразличную в отношении к языку массу инородцев, с явным даже влечением к усвоению русского языка, вы обратите в племя, которое будет дорожить своими особенностями и будет настаивать на своем обособлении» .
Как явствовало из циркуляра, направленного 23 мая 1870 г. министром народного просвещения графом Д. А. Толстым управляющему Казанским учебным округом М. Соколову, инородческие языки могли быть употребляемы в школах лишь «...по необходимости, как орудие при первоначальном обучении и развитии инородцев». В свою очередь, разъясняя это положение, М. Соколов писал Н. И. Ильминскому 9 июня 1870 г., что оно не дает повода полагать, будто в инородческих школах будут учить инородческим языкам.

Guest, 06.08.2013 в 16:01

О жизни татар при царицах Елизавете и Екатерине второй.

Императрица Елизавета Петровна, предшественница Екатерины II, вела по отношению к казанским татарам антимусульманскую политику. Ее Указ от 19 ноября 1742 года предписывал разрушение всех мечетей на территории Казанской губернии и недопущении возведения новых. Местный глава епархии Лука Конашевич, известный в татарском народе под именем "хромого в черной шубе" (аксак кара-тун), остался в памяти татар, как самый жестокий гонитель мусульманской религии. Из 536 мечетей в Казанском уезде было разрушено 418. Деяния Луки привели к обострению политической обстановки. А новый Указ Елизаветы от 8 августа 1750 года еще больше обострил обстановку: казанских татар заставили переселиться в болотистую местность. Так в Казани образовались Старая и Новая татарские слободы. Ужесточилась политика насильственного крещения.

Екатерина II была умным политиком и прагматически мыслящим государственным деятелем, а потому она предприняла шаги по смягчению гонений: в 1764 году ликвидировала контору новокрещенских дел" (осуществлявшую насильственное крещение татар и других народов края), а казанского архирея назвала "гонителем". Он был выдворен в другую епархию. А еще раньше, в 1763 году, она подписала Указ, разрешающий татарским купцам свободно торговать на всей территории Российской империи (т. е. уравняла их в правах с русским купечеством).

29 мая 1767 года Екатерина II в письме А. Ольсуфьеву отметила: "...Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы... во всем видно, что Казань столица большого царства".

После воцарения Екатерины II (1762-1796) политика самодержавия в отношении мусульманского населения России существенно изменилась, религиозные преследования и притеснения прекратились.

Екатерина II как просвещенная правительница предпочитала добиваться покорности татар и других мусульманских народов не силой, а «добрым обхождением», учитывая их национально-религиозные интересы. В 1764 году была закрыта Контора новокрещенских дел.

В 1766 году императрица совершила путешествие по Волге, посетив город Казань. Здесь она приняла депутацию татар, внимательно выслушала их просьбы. По возвращении в Петербург Екатерина II, откликаясь на одну из просьб, издала указ о разрешении строить в Татарской слободе Казани каменной мечети.

Иным показателем усиления внимания властей к татарскому населению явилось включение его представителей в Комиссию по составлению Уложения законов Российской империи, созванную в 1767 году. Депутаты-татары из Казани, Оренбурга, Пензы и других городов представили в комиссию наказы от мусульманского населения, в которых настойчиво звучало требование обеспечить свободу вероисповедания, прекратить притеснения и т.д.

Хотя работа комиссии, прерванная в 1769 году, не достигла поставленной цели, тем не менее, наказы мусульманских депутатов не остались без внимания. Правительство стало давать разрешение на строительство каменных мечетей.

В 1767 году за Булаком, в начале Старой Татарской слободы, развернулось строительство большой двухэтажной каменной мечети, работы выполняли татарские мастера. На возведение мечети было израсходовано 5 тысяч рублей, которые внесли 62 состоятельных представителя татарской общины. Первая молитва в новой мечети состоялась в 1770 году. Долгое время она называлась Юнусовской, ибо располагалась на одноименной площади. С конца XIX века ее стали называть «мечеть Марджани» в честь выдающегося татарского просветителя и ученого Шигабутдина Марджани, являвшегося в середине XIX века имамом этой мечети и наставником медресе при ней.

Примерно в эти же годы за озером Кабан, в Новой Татарской слободе, на средства богатого купца С. Галиева была построена еще одна мечеть. Впоследствии она стала называться Апанаевской.

Трудно переоценить значение принятого Святейшим Синодом в 1773 году вердикта, в котором провозглашалась терпимость официальной церкви ко всем другим традиционным для России верованиям, признавалась необходимость свободного отправления всех религиозных культов. Это был, несомненно, серьезный шаг к равноправию религиозных культов и свободе вероисповедания.

Крестьянская война Емельяна Пугачева, в которой активно участвовало татарское и башкирское население Поволжья и Урала, в том числе и многие мусульманские духовные лица, привела к некоторому замедлению процесса сближения между верховной властью и мусульманами. Однако уже в 80-е годы XVIII века этот процесс стал развиваться высокими темпами.

В 1785 году правительство разрешило строительство каменных мечетей в Оренбурге и Троицке. Сама императрица лично определила цели и контуры мусульманской политики России. В письмах оренбургскому губернатору Игельстрому она, в частности, подчеркивала: «Подобные мечети привлекут к нам симпатии соседних народов. Это будет самой сильной мерой для того, чтобы они отказались от своей независимости». Были даны указания о строительстве при мечетях медресе и караван-сараев, о приглашении из Казани авторитетных имамов. Екатерина II распорядилась привлечь имама мечети села Каргалы Мухамеджана Хусаинова к государственной службе, назначив ему жалованье. В 1786 году ему был присвоен титул «первый ахун Оренбургского края» с выплатой жалованья в 300 рублей в год.

Существенным элементом политики «просвещенного абсолютизма» являлось внимание к российским мусульманам. «Проводите осторожную политику в отношении местного населения, а также тех, кто переселяется в эти края, – наставляла Екатерина II Игельстрома. – Не обижайте их, не давите на них». Екатерина не разделяла презрительного отношения своих предшественников к мусульманам-татарам; напротив, она относилась к ним с определенным доверием, будучи уверенной, что татары могут оказаться полезными в деле привлечения симпатий соседних мусульманских народов к Российской империи, в налаживании связей с ними. Возможно, что на ее позицию в этом определенное влияние оказывал и французский просветитель Вольтер, считавший ислам религией просвещения.

Самым крупным и значимым мероприятием «просвещенного абсолютизма», несомненно, явилось учреждение муфтията. 22 сентября 1788 года Екатерина II повелела Игельстрому озаботиться организацией в городе Уфе духовного мусульманского управления, призванного осуществлять назначения мулл в мечети и контроль за их деятельностью. Сенату было предписано подобрать кандидатуру главы этого управления – муфтия.
B 1789 году состоялось официальное открытие данного учреждения под названием Оренбургского магометанского духовного собрания (Уфа тогда входила в состав Оренбургской губернии). Первым муфтием стал ахун Мухамеджан Хусаинов, выходец из села Каргалы (Сеитовская слобода) под Оренбургом. Его должность по петровской «Табели о рангах» приравнивалась к чину IV класса – действительный статский советник или генерал-майор.

Создание муфтията имело целью поставить мусульманское духовенство под неусыпный контроль царской администрации, сделать его послушным и управляемым. Назначение муфтия государственной властью противоречило требованиям шариата, согласно которым имамы и муфтий должны избираться самими верующими. К тому же полномочия духовного управления и муфтия были весьма ограниченными.

Тем не менее, это событие имело для татар большое положительное значение. Впервые мусульманство признавалось государственной властью в качестве особой, самостоятельной религиозной общности. Создались более благоприятные условия для консолидации мусульманского населения империи, для выражения и отстаивания им своих законных интересов. Этими более благоприятными условиями раньше всех и больше всех мусульманских народов смогли воспользоваться поволжские татары, как самая многочисленная и развитая этническая общность среди них.

В конце XVIII – первой половине XIX века татарские земли Поволжья и Южного Урала пережили настоящий бум строительства мечетей как в крупных городах – Казани, Уфе, Оренбурге, Астрахани, Саратове, Пензе, так и в татарских селах и деревнях. Вот лишь некоторые сведения об открытии мечетей, почерпнутые из книги Шигабутдина Марджанй «Моста-фад ал-ахбар фи ахвал Казан ва Болгар». В 1791 году была_открыта мечеть в большом селе Марджани, в 1796 году – в селе Ашыт, в 1800 году – в селе Кысна и т.д.

Быстрое увеличение числа мусульманских мечетей и духовных училищ при них обострило проблему кадров духовенства, а также религиозной литературы. Уфимское мусульманское духовное управление было лишено права открывать высшие духовные училища (медресе) для подготовки имамов. Эту задачу должны были решать сами мусульманские общины. Последние направляли наиболее склонных к духовному служению и способных молодых людей на учебу в медресе Средней Азии. И особенно славились медресе Бухары. Оттуда же поступала в основном религиозная литература. Лишь в XIX веке был налажен массовый выпуск этой литературы в типографиях Казани.

На рубеже ХVIII – ХIХ веков в среде мусульманского духовенства стали появляться люди высокообразованные, с широким кругозором, убежденные сторонники идей просвещения. К таким_имамам относились Габдрахим Утыз-Имяни (1756 – 1836) и Габденнасыр Курсави(1775—1812). Известно, что Г. Утыз-Имяни после окончания медресе в Бухаре в 1798 году вернулся в свое родное село Утыз-Имяни и стал исполнять обязанности имама. Одновременно он вел занятия в открытой им при мечети мектебе. Г. Утыз-Имяни был замечательным поэтом, писал трактаты на богословские и этические темы.

-----------------------------------------
Длительное время, примерно с середины XVI до середины XVIII века, экономическое положение татарского населения Поволжья и Южного Урала было исключительно тяжелым: фактически шла борьба за выживание.
Но трудолюбие и терпение, природная сметливость, бережливость, присущие нашему народу, позволили не просто выжить, но и накопить силы и средства для экономического и социального возрождения. Постепенно, начиная с конца XVII века, стали восстанавливаться традиционные для поволжских татар занятия – торговля и ремесло, развиваться городская жизнь и культура.
Развитию татарского предпринимательства способствовали реформы Петра I, направленные на создание в России передовой промышленности, обеспечение положительного сальдо внешней торговли. При Екатерине II эти положительные тенденции еще более усилились. Татарскому населению было предоставлено право беспрепятственно заниматься торговой деятельностью. В 1773 году был издан указ «О нечинении казанским служилым татарам препятствия в отпуске их в разные города для торговых промыслов». В 1781 году последовал новый указ – о разрешении казанским татарам объявлять свои капиталы и записываться в купечество и мещанство.

Предприимчивые люди из татар не преминули воспользоваться предоставленными возможностями. Имеются данные, что к 1800 году 32 семьи казанских татар с числом душ 131 человек состояли в купеческих гильдиях. Среди наиболее состоятельных, авторитетных купеческих семей чаще всего назывались Абсалямовы, Апанаевы, Бикбовы, Галиевы, Юнусовы. Объявленный капитал всех купеческих семей превышал 600 тысяч рублей.

Относительно рано казанские купцы стали вкладывать свои капиталы в мануфактурную промышленность. Известен такой факт. В 1743 году крещеный татарин Асафулла Иноземцев основал в селе Кукмор Мамадышского уезда медеплавильный завод. Вскоре его компаньоном стал богатый казанский купец Абсалямов. Им вдвоем удалось создать весьма крупное для того времени производство. Завод имел 5 медеплавильных печей, 77 рудников, их обслуживали 330 рабочих и 195 мастеров. Интересно отметить, что работный люд завода составляли 130 посессионных крепостных крестьян и 200 вольнонаемных рабочих.

В последующие десятилетия такое сотрудничество и слияние торгового капитала с промышленным приобрело весьма широкое распространение с пользой для обоих видов предпринимательства. В первой половине XIX века фактически все крупные казанские купцы являлись одновременно и владельцами промышленных предприятий. Они вкладывали свои капиталы в кожевенное, мыловаренное, свечное и текстильное производства.

Приведем некоторые данные о предприятиях казанских татар из книги профессора Казанского университета Карла Фукса «Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях» (Казань, 1844 год). На заводах Заманова, Юнусова, Арсаева, Апанаева и Якубова вырабатывалось ежегодно около 50 тысяч пудов (835 тонн) хорошего мыла. Кожевенное производство было представлено двумя заводами Апанаева, двумя – Юнусова и одним – Усманова. Выработка на них достигала 150 тысяч шкур крупного и мелкого рогатого скота. На заводах Арсаева и Юнусова ежегодно изготовлялось до 20 тысяч пудов сальных свеч, отправляемых в Петербург. Поташный завод купца Алишева, располагавшийся между Старой и Новой Татарскими слободами, давал ежегодно до 5 тысяч пудов продукции.
Татарам принадлежали также 5 текстильных фабрик, производивших так называемые кумач и китайку. Их владельцами были купцы Апаков, Азимов, Уразов, Абдуллин и Бикмагометов.
Известностью среди татарского населения пользовались фабрики купцов Абдуллина и Файзуллина, изготовлявшие национальную обувь татар – ичиги, вышитые шелком и золотом.
Постепенно расширялась география предпринимательской деятельности татар, выходя за рамки Казани и губернии. Богатые купцы и промышленники стали появляться в Астрахани, Вятке, Самаре, Тобольске и других городах.
Примерно в середине XIX века началась история династии симбирского текстильного фабриканта Тимербулата Акчурина (1826 – 1906), Получив в наследство от отца Курамши, симбирского купца 1-й гильдии, хорошие деньги, он умело распорядился ими, став владельцем Гурьевской и ряда других суконных фабрик Симбирской губернии. Тимербулат Курамшевич Акчурин стремительно вышел в число «текстильных королей» России, успешно конкурируя с крупнейшими фабрикантами Морозовым, Прохоровым и другими.
К середине XIX века у татар образовался уже достаточно большой торгово-промышленный капитал. В некоторых центрах Волжско-Уральского региона он начал даже соперничать с русским капиталом. Крупнейшим сосредоточием татарского предпринимательства оставалась Казань. В 1851 году здесь насчитывалось 762 татарина купеческого звания, что составляло 34 процента общей численности казанских купцов. С начала XIX века число татар-купцов увеличилось в 6 раз.
Значительным центром торгово-промышленной деятельности являлся Оренбург (вместе с пригородной Каргалинской слободой). К середине XIX века число купцов из татар достигло здесь 1752, что превышало численность купцов-немусульман (1314). Богатые купеческие семьи появились и в городах Оренбургской губернии – Орске, Троицке и других.
Численность татарского купечества возрастала также в других городах страны. Так, в 1851 году в Пензе имелось 189 купцов из мусульман (11,6% общего числа купцов), в Самаре – 608 (12%), в Тобольске – 87 (9%) и т.д.
С XIX века усилилось проникновение татарских купцов, предприимчивых людей в соседние области – Западную Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию. Появились татарские диаспоры в Таре, Акмоле, Ташкенте и других городах.
Вместе с ними сюда приходили имамы, учителя, просветители из Казани, Уфы, Оренбурга, Пензы и других районов внутренней России. Они внесли значительный вклад в просвещение, в общекультурный подъем соседних тюркских народов. В этой связи можно назвать Латифа Хамиди, одного из основателей казахской профессиональной музыки, Баки Урманче, много сделавшего для развития казахской живописи (40-е годы XX века).
Татары еще в конце XVIII – первой половине XIX века оставались преимущественно крестьянским народом. Они относились к государственным крестьянам. Поскольку татарские крестьяне платили в казну ясак, их обычно называли ясашными.
Быстро увеличивалось татарское население во всех поволжско-уральских губерниях. Так, по данным ревизии 1796 года, в Казанской губернии проживало 211 тысяч татар-ясашников. Отмечу, что 27300 из них были крещеные.
По отчету 1851 года, в 724 татарских деревнях проживало почти 360 тысяч государственных крестьян. Таким образом, татарское население Казанской губернии возросло за 55 лет на 70 с лишним процентов.
Если взять группу волго-уральских татар в целом, то численность их с 1795 по 1857 год увеличилась более чем вдвое: с 617,3 тысячи до 1416,1 тысячи человек. Городских жителей в 1857 году было крайне мало – около 2%.
Для рассматриваемого периода характерным было широкое распространение ремесленничества и домашнего кустарного производства в татарских деревнях. Вот что сообщалось в выпущенном в конце XVIII века труде Петербургской академии наук под названием «Описание всех в Российском государстве обитающих народов»: «Всякая почти деревня (казанских и оренбургских татар) имеет своих кожевников, сапожников, портных, красильщиков, кузнецов, плотников и других им подобных ремесленных людей. Трудолюбивый деревенский женский их пол прядет и ткет собственную шерсть или лен и пеньку своего приобретения».
Ученые отмечали в своем труде еще одну примечательную черту социальной жизни татар – внимание к обучению и воспитанию детей. «Казанские татары… великое и похвальное о порядочном воспитании детей имеют попечение. Они не только приучают детей к прилежанию, бережливости и другим прародительским обыкновениям, но пекутся еще научении их чтению, письму, арабскому языку и вере. Небрежение же о таковом наставлении поставляется родителям в великий грех, а потому и во всякой их деревушке есть особая молебная и школа, также священнослужитель и школьный учитель...»
Изрядная образованность татар-была тесно связана с любовью к книгам и интересом к своей истории. «Многие татарские мужики, – отмечали российские ученые, – а чаще еще торговые люди имеют небольшие собрания письменных повествований и очень недурное знание о происшествиях как своих собственных, так и соседственных владений, да сверх того изрядное сведение о своих древностях».
Таким образом, татары весьма результативно использовали те благоприятные административно-правовые условия, которые установились в конце XVIII – начале XIX века, для своего экономического и культурного возрождения.

Guest, 06.08.2013 в 16:05


Православное духовенство и его организация
http://new-basurman.livejournal.com/4581.html#cutid1

Православная церковь на протяжении веков была опорой и верным слугой самодержавия. Актом коронации на царство, проводимым высшим духовенством, церковь объявляла царя помазанником божьим и тем самым подчеркивала божественное происхождение царской власти.
Со времен царя Алексея Михайловича (отца Петра Великого), уничтожившего институт «патриархов Московских и всея Руси» и сославшего последнего патриарха, Никона, в монастырь, главой православной церкви считался сам царь «божьей милостью самодержец Всероссийский». Это было одной из причин, по которым православная церковь превратилась в неотделимую часть царской государственной машины.
Помимо чисто религиозных обрядных функций церковь осуществляла функции воспитания народа в нужном царизму направлении путем проповедей, провозглашаемых с амвонов Церквей, через сеть начальных школ, принадлежавших церкви (они так и назывались «церковноприходские школы») и бывших в сельских местностях зачастую единственными, где можно было научиться начаткам грамоты и арифметики. Церковь с ее обрядами сопутствовала жизни каждого подданного Российской империи православного вероисповедания. В ведении церкви были также и регистрация рождений, смертей, оформление браков и разрешения на развод — в общем, все, что сейчас называется «актами гражданского состояния».
Церковь не оставляла своим вниманием армию и военно-морской флот. В каждом полку и на каждом корабле был свой священник. В средних учебных заведениях одним из обязательных предметов был закон божий, преподаваемый священником-законоучителем.

Если закладывалось новое здание, открывалось новое торговое или промышленное учреждение, спускался на воду пароход или начинала действовать новая железная дорога, открывалось предприятие, даже кабак,— все это «освящалось» специальными молебнами. В зависимости от богатства владельца предприятия и значимости самого предприятия молебен служили не только рядовые священники, но и архиереи и даже митрополиты. Наряду с государственной цензурой существовала и духовная, запрещавшая те книги и статьи, в которых она находила идеи «вредоносные для духа православия», а таковыми неизменно оказывались любые идеи, в той или иной мере направленные против царской власти. В общем, трудно найти в дореволюционной России такую отрасль жизни, в которую не вторгалось бы духовенство.
Церковь верой и правдой служила царизму на протяжении всей его истории, выступая против народно-освободительного и революционного движения, а также всякого, как тогда говорили, «свободомыслия».
Особо опасные враги самодержавия, а значит и церкви, отлучались от церкви и предавались анафеме — церковному проклятию. Вплоть до Октябрьской революции в церквах и соборах предавались анафеме Гришка Отрепьев (Димитрий Самозванец), Степан Разин, Емельян Пугачев и... Лев Толстой, чьи произведения на религиозно-моральные темы признаны были Святейшим синодом 11 вредными и противоречащими духу православной церкви.
Имела церковь и свой арсенал карательных мер по отношению к «заблудшим овцам»; наложение епитимьи, отдача под церковный надзор и поучение, запрещение в течение определенного срока посещать церковь, принудительный пост, отправка в монастырь на покаяние и т. д.
Церковь принимала также прямое участие в карательных мерах самодержавия. Во всех тюрьмах была должность тюремного священника. Священник присутствовал при казнях (в том числе и политических заключенных), добиваясь раскаяния и в случае такового отпуская грехи. В период нарастания революционного движения, перед первой русской революцией 1905— 1907 годов, церковь принимала деятельное участие в создании для рабочих организаций, которые должны были отвлечь их от участия в революционном движении. Одним из руководителей такой организации был агент департамента полиции священник Гапон, который вывел 9 января 1905 года рабочих Петербурга с царскими портретами и хоругвями на Дворцовую площадь под пули солдат и казаков.
Для активной борьбы с революционным движением церковь вкупе с полицией и жандармерией создала из лавочников, приказчиков, уголовных элементов и наиболее темных, отсталых рабочих ряд черносотенных организаций («Союз русского народа», «Союз Михаила Архангела» и др.).
Православная церковь вела активную борьбу со старообрядцами, или, как их еще называли, раскольниками, не принявшими церковную реформу, проведенную патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем, с разного рода сектантами (хлысты, молокане, духоборы и другие). Церковь занималась также миссионерской деятельностью по обращению в православие и тем самым принудительной русификацией народов Сибири и Дальнего Востока.
Православная церковь была могущественной экономической и финансовой силой царской России и принадлежала к числу самых крупных землевладельцев.

Guest, 06.08.2013 в 16:08

Мда... Но почему-то патриарх Никон был мордвином. Парадокс или ирония судьбы?

Guest, 06.08.2013 в 16:18


Афоризмы для зомбированных имперских шовинистов-татарофобов и русофилов:

Люди живут идолопоклонством перед идеалами, и, когда недостает идеалов, они идеализируют идолов.
В. Ключевский

Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе.
Козьма Прутков

Самое неприятное существо, какое только есть, это — «маленький» великий человек.
Ч. Колтон

Люди самолюбивые любят власть, люди честолюбивые — влияние, люди надменные ищут того и другого, люди размышляющие презирают и то и другое.
В. Ключевский

Guest, 06.08.2013 в 17:03

татарские нацики захлопните варешку и не размышляйте о том что было до нас и будет после нас, а подумайте лучше как при сегодняшней жизни сделать чтобы было хорошо и вам и нам, пока вы думаете кто кого ущемляет в правах, ваши и наши государи пользуются всеми благами, наслаждаясь жизнью и смеются над вами. Я сам живу в Казани и мне противно видеть то что вы пишете, ктобы не стоял у руля всегда будут недовольные, бедные, и ущемленные. Не ждите что вам бабай на блюдичке что нибудь принесет.

Guest, 06.08.2013 в 17:09

06.08.2013 в 17:03
__________________________________________
Я и не жду. Я сам - бабай.)))

Зайхметов, 06.08.2013 в 22:43

Ого ! Круто у пидарюг русофобов очко бомбануло . Ничего- ничего ,скоро суд над двумя пидарюгами Ахметовым и озабоченным Заки Заебуллиным . Надеюсь суд их обоих к расстрелу у здания ближайшего гей клуба приговорит . Как раз помрут там где у них роман начался

Аналитик, 06.08.2013 в 22:44

Guest, 06.08.2013 в 17:03

татарские нацики захлопните варешку и не размышляйте о том что было до нас и будет после нас, а подумайте лучше как при сегодняшней жизни сделать чтобы было хорошо и вам и нам, пока вы думаете кто кого ущемляет в правах, ваши и наши государи пользуются всеми благами, наслаждаясь жизнью и смеются над вами.
===============
Естественно, русские нацики, заинтересованные и участвующие в колониальном ограблении Татарстана, смеются над ограбленными народами. Для того, как сказалось на Татарстане пребывание в составе России, надо съездить в Кувейт, где было добыто все-то 1 миллиард тонн нефти и сравнить сказочное благосостояние этой небольшой страны с уровнем жизни в Татарстане, где было добыто В ТРИ РАЗА БОЛЬШЕ нефти.
Вся разница в уровне жизни Татарстана и Кувейта объясняется одним словом - колониализм!

Guest, 07.08.2013 в 22:12

Ого ! Круто у пидарюг русофобов очко бомбануло . Ничего- ничего ,скоро суд над двумя пидарюгами Ахметовым и озабоченным Заки Заебуллиным . Надеюсь суд их обоих к расстрелу у здания ближайшего гей клуба приговорит . Как раз помрут там где у них роман начался
______________________________________________

Вот образ мыслей классического русского обывателя. Злобный, мелкий, тупой, недалекий разум.
И с такого типа людьми мы рядом живем на татарской земле! Как можно нормальным людям сосуществовать с быдлом? Читая письмена подобных ублюдков, понимаешь, что у России как многонационального государства нет будущего. Кто захочет иметь что то общее с подобной швалью?

tlangyr, 09.08.2013 в 08:11

спасибо авторам комментариев, подробно изложившим цивилизаторскую роль мракобесной РПЦ.. В принципе эта информация не нова - но она всячески умалчивается.. жаль, что она теряется и умышленно прячется..
ну вот еще - почему не просто православная церковь, а именно русская? почему не только русская православная, да еще и зарубежная и даже катакомбная? но при всем этом во веки веков в ней мордва (в основном), татары (пардон, соплеменники, не раз бывало) да и немцы ( может и евреи?) иногда управляют? Почему Аллах (естественно!!)не имеет национальности и плоти - но еврейский бог отец-сын-святой дух вопреки языку арамейскому должен звучать на непонятном древнеславянском? Может в этом и вся беда русского, так называемого, народа? Ведь, обнародовали же умалчиваемые лет десять итоги генетических исследований народов россии, согласно которым население сие состоит сплошь из угро-финнов и тюрков и славяне с ее РПЦ здесь и близко не ночевали (набери в поисковике "лицо русской национальности"

ппц, 09.08.2013 в 11:12

для tlangyr и всех остальных набери в поисковике "как не стать идиотом" и почитай может поумнеешь идиота кусок

tlangyr, 09.08.2013 в 15:22

ппц - это Просто Пизд..Ц или прощальное Папа, Прощай, Целую? NETCAT_SMILE_ROLLEYES

Guest, 09.08.2013 в 17:04

"Почему Аллах (естественно!!)не имеет национальности и плоти - но еврейский бог отец-сын-святой дух вопреки языку арамейскому должен звучать на непонятном древнеславянском? Может в этом и вся беда русского, так называемого, народа?"
--------------------------------------------
Бог (Аллах, Господь, Всевышний, Творец, Создатель), естественно, не имеет национальности и плоти. Мусульмане и евреи - единобожники, они не считают Иисуса Богом, т.к. Иисус де-факто является Пророком - человеком (с плотью, кровью, национальностью, который был рожден земной женщиной - Марией (Мариам), и он, как и все люди ел, пил, ходил на рынок, покупал там пищу и т.д. Таким образом, Иисус не был Богом, а был человеком, но очень высоконравственным человеком, духовно развитым, честным и справедливым, как и Пророк Мухаммад (мир им обоим). Поэтому Аллах их и выбрал в качестве Пророков, чтобы они доводили Истину до людей.
Вы можете представить себе, чтобы Бог (Аллах) ходил на рынок, ел, пил и т.д.? Вот именно!
Но люди обожествили Иисуса, "назначив" его Богом,и исказив Божественные Откровения.
Именно поэтому Всевышний и послал людям Заключительного Божьего Пророка и Посланника - Мухаммада (мир ему), с тем, чтобы донести до всего человечества Земли Божественное Откровение без изменений и корректировок, внесенных людьми (в угоду своим низменным человеческим страстям - жажда наживы, преклонение перед вышестоящими товарищами, раболепие и т.д.) в предыдущие Божественные Откровения (Тору и Библию).
Священный Коран - это Заключительное Священное Писание, в котором сконцентрировано все, что необходимо знать человечеству Земли для построения высоконравственного, просвещенного, развитого, справедливого, гуманного и равноправного человеческого общества, в котором все нации и все народы равноправны, независимо от национальной и религиозной принадлежности.
Бог сам защитил Коран от подделок людьми (об этом сказано в Коране), поэтому он не изменился с 7 века! И никогда не изменится! Это великая тайна (как Аллах защитил Коран от корректировок людьми), но это факт!
А троица, т.е. бог отец-сын-святой дух - этого нет ни у мусульман, ни у евреев, это только у православных. И то, что у них молитвы на древнеславянском языке, то это их дело, нас это не касается. Каждый имеет право молиться так, как хочет.
Как сказано в Священном Коране: "У вас своя вера, а у нас своя вера. Мы не касаемся вашей веры, а вы не касайтесь нашей веры!".

Аяз АКСЮЧИЦу, 10.08.2013 в 22:15

Простите господин АКСЮЧИЦ да у Вас, Батенька, каша в голове. … «изучаю русскую историю и культуру, пытаюсь осмыслить русскую историческую миссию и русскую идею».
Плохо изучаете - да нет ее этой самой «русской идеи» Русь вечно в «смуте» - Божьей каре за «леность души, равнодушие к трудам и презрение к нижнему» - это Ф.И.Достоевский. Покорили вы кучу народов и теперь уцепились за них как вошь за кожух – и в этом ваше «величие»!? Вы русский националист, а я татарский и как тут быть? И зачем нам татарам «русская идея», тем более что вы сами до сих пор не знаете какая она и с чем ее едят. Ну бывало побивали мы вас, но насильно в магометанство не обращали, уважали Веру. Так хотя бы обустройте для начала себя, явите миру пример вашего величия в пределах хотя бы Московии, может быть тогда мы сами к вам потянемся. Ну зачем вам, к примеру, Кавказ – это же ментально и духовно инородное тело для вашего «русского духа», что вы там забыли, зачем льете там кровь? У вас Царь - батюшка из Лубянки и на троне уже четвертый срок, а где эта «национальная идея»? Как Вы думаете, может ли в недрах Лубянки произрасти эта самая добрая, объединяющая и плодотворная «русская идея»? То - то же. Поинтересуйтесь хотя бы иезуитским законом 309, подписав который ваш Царь выгнал языки других народов из их национальных школ и загнал в глухой и беспросветный тупик вымирания. И как вас прикажете уважать после этого?

P.S.

Что то Вы отмалчиваетесь? Например уважаемый Ф.Сафиуллин, если печатает статью, то на форумах активно отстаивает свои позиции.
Отзовитесь! Если дадите свой e-mail я Вам перешлю мысли А.Радищева, Л.Толстого, Ф. Достоевского, А. Горького, А. Чехова и др. Великих русских об этой самой многострадальной «русской идее». А вообще то мысль как и плод должна вызреть прежде чем ее подавать другим.

Сәлам

Guest, 11.08.2013 в 17:18

"Ну зачем вам, к примеру, Кавказ – это же ментально и духовно инородное тело для вашего «русского духа», что вы там забыли, зачем льете там кровь? " Да, на Кавказе как предлагал М Веллер надо провести референдум с вопросом хотите ли вы жить в России и жить по Законам России!

Аналитик, 11.08.2013 в 23:15

Guest, 11.08.2013 в 17:18
на Кавказе как предлагал М Веллер надо провести референдум с вопросом хотите ли вы жить в России и жить по Законам России!
=========
Так и надо было проводить такой референдум, а не пытаться удержать Кавказ военной силой и губить столько людей, и солдат, и мирное население.

Guest, 15.08.2013 в 07:29

Хотя белорус Аксючиц и считает себя русским, носчитают ли его русские русским? Отказ от своей национальности, от своего народа -это всегда большая внутренняя драма. Наверное именно поэтому эти добровольные русские гораздо более имперски настроены и иногда даже шовинистичнее, чем сами русские. Они пытаются сами себя убедить такой русскостью, снять внутреннее напряжение. Логически обосновать вой переход в другой народ. Но национальность нельзя сменить, как костюм. Такое поведение вызывает отторжение с обеих сторон, эти люди несчастны.

Guest, 15.08.2013 в 07:36

На Кавказе и без всякого референдума ясно, что все хотят жить своим "домом", своим государством. Там сотни лет войны идут. Другое дело, что это даже не балканизация Кавказа. Там трудно создать границы между народами. Всегда будут конфликты между рядом живущими народами по поводу земли, территории.А при безработице в 70% там
всегда будет очень криминальный мир.

Guest, 15.08.2013 в 09:00

"Всегда будут конфликты между рядом живущими народами по поводу земли, территории.А при безработице в 70% там
всегда будет очень криминальный мир." Вот именно, дикие они, и если даже их отделить моментально получим на границе бесконечную войну. Как это их надо приводить к цивилизации, а учитывая что труд сделал человека надо их больше вовлекать в производства.

Андрей., 15.02.2014 в 17:57

Мин татар"
Мин крәшин татары.
Без татарлар мескен халык, безне берсе дә көчләп чукындырмаган, безгә байлык житешми, без акча дип динне генә түгел аналарыбызны да сатырга әзер.
Без пачкалап чукынганда башкорт белән мишәр кан койоп сугышкан.
Менә бугеннән акча бирәбез татарлар, чукындырабыз дисәләр , яртысы ирәгәннән чиркәүгә чабачаклар.