11 июля 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Времена нестабильности
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Времена нестабильности

21 августа 2014 года
Времена нестабильности

     «Foreign Policy» публикует интервью генерального директора и главного редактора издательского дома The FP Group Дэвида Роткопфа со Збигневом Бжезинским, советником по вопросам национальной безопасности в администрации президента США Джимми Картера. Как говорится во вступлении, Бжезинский «остался одним из самых известных мыслителей-стратегов США в последующие три с половиной десятилетия». Бжезинский дал характеристику сложившейся – тревожной, с его точки зрения, – геополитической обстановки и предложил модель, которая, как он считает, позволит преодолеть трудности. Ее ядром должна стать «большая двойка» в составе США и Китая.
     «Огромные куски земного шара одновременно оказались во власти популистских волнений, злобы и фактической утраты государствами контроля (над этими территориями, – поделился наблюдениями эксперт. – Перед нами мир, в котором творятся чудовищные передряги, царят разрозненность и неопределенность. Это не какая-то единая угроза для всех сразу, а множество разнообразных угроз, которые касаются почти всех». С точки зрения Бжезинского, эти явления «не имеют прецедентов в истории».
     «Определенные параллели с 1914 годом есть, – сказал Бжезинский, – но в 1914 году у ведущих держав было довольно прямолинейное представление о мире в целом, они были заняты самыми неотложными из своих проблем и рассчитывали, что их удастся решить силовыми методами... Не думаю, что какие то из эквивалентных современных держав имеют такую ориентацию. Мы не хотим глубокого вмешательства в ближневосточный кризис. Русские хотели бы, чтобы мы, а не они сами оказались втянуты в него глубже. Китайцы ведут свою игру, наблюдая за событиями со стороны. Все это, мне кажется, создает некоторую отстраненность и дает некую гарантию того, что все это не рванет и не повлечет чего-то сравнимого с тем, что было в 1914 году».
     Положение вещей на Ближнем Востоке политолог сравнил с Европой эпохи Тридцатилетней войны, имея в виду «превращение религиозной идентификации в основной мотив политических действий – с жутко разрушительными последствиями». Он разделил страны этого региона на «самодостаточные в том, что касается их идентичности, ощущения единства и могущества как национальных государств» – Турцию, Иран, Израиль, Египет – и все остальные, у которых данные атрибуты отсутствуют, из-за чего они «нестабильны или более подвержены дестабилизации».
     Бжезинский убежден, что США должны стремиться «более эффективно» сотрудничать с вышеназванными «серьезными игроками», но не пытаться доминировать на Ближнем Востоке: «Думаю, мы должны проводить политику, в рамках которой мы признали бы тот факт, что здешние проблемы, скорее всего, никуда не денутся, а будет, напротив, происходить их эскалация, они будут распространяться вширь. Наибольшее влияние такие события окажут на Китай и Россию – в силу их региональных интересов, уязвимости перед терроризмом, а также стратегических интересов на глобальных энергетических рынках. Так что это они должны быть заинтересованы в сотрудничестве с нами, а мы должны быть готовы вести с ними игру, но не брать на себя всю полноту ответственности за курирование этого региона, который мы не в состоянии ни контролировать, ни понять».
     Собеседник «Foreign Policy» не разделяет опасения, что Иран, получив доступ к ядерному оружию, сразу же решит им воспользоваться: «Фактическую монополию на ядерное оружие в этом регионе имеет Израиль, и она еще долго будет оставаться за этой страной. Чего иранцы точно не станут предпринимать, так это какую-то самоубийственную операцию до тех пор, пока у них есть только одна бомба... Что вы станете делать с одной единицей ядерного оружия, которую вы получили впервые, еще не испытали, которую вы раньше не использовали в военных целях, которую вы не факт, что сможете эффективным образом доставить, и с помощью которой вы не сможете защититься от возмездия, потому что она у вас только одна? А у израильтян очень сильная армия, у них, по некоторым оценкам, от 150 до 200 бомб. Этого хватит, чтобы убить всех иранцев до последнего. Так что, мне кажется, это надуманная проблема... Могу себе представить, как обладающий ядерным оружием Израиль и обладающий ядерным оружием Иран становятся источником стабильности в своем регионе».
     «На мой взгляд, лучше всего было бы достичь с китайцами и русскими какого-то негласного понимания насчет того, какие угрозы в этом регионе мы считаем неприемлемыми, а что мы готовы допустить... Русские очень сильно себе навредили вторжением в Крым и своими действиями на Украине, и вследствие этого им гораздо труднее будет играть подобную роль. То есть они сильно ослабели – и нам, и им нужно посмотреть этому факту в лицо... К тому же китайцы никогда не были так глупы, как русские, которые приходили к нам и повторяли: «Мы вас похороним». Не слишком заманчивое приглашение к взаимоотношениям, построенным на сотрудничестве».
     «Правда ведь, есть мы и есть китайцы. И китайцы более благоразумны, но подчас недостаточно чувствительны к устремлениям и интересам своих слабых, мелких соседей. Эти страны, разумеется, больше всего на свете хотят оказаться под защитой нашего зонтика. Думаю, нужно сохранять спокойное благоразумие и не превращаться в кого-то, к кому автоматически обращается любая из таких мелких стран, если у нее произойдет размолвка с Китаем и ей покажется, что нужно просто позвонить нам и заручиться нашей поддержкой».
     Что касается Европы и европейцев, то – «что ж, думаю, они не исчезли из поля зрения, но в то же время мне не кажется, что они в должной мере осознали силу прямолинейных, сосредоточенных на себе европейских националистических течений, – сказал Бжезинский. – И мне кажется, что идея единой Европы была весьма прозрачна сразу же после окончания Второй мировой войны. Но потом европейские политики-визионеры исчезли. Где они, эти отцы Европы, которые по-настоящему верят в европейскую идентичность?.. Кто такие европейцы? Езжайте в Париж, в Португалию, в Польшу, и спросите: люди, вы кто? Они скажут вам: мы португальцы, мы испанцы, мы поляки. А настоящие европейцы – кто они? Это люди из Брюсселя, представители бюрократического аппарата ЕС. Европе не удалось перейти на уровень патриотической самоидентификации с этой концепцией (единой Европы)».
     «Надеюсь, – продолжил эксперт, – что в конечном итоге или в каких-то отдельных случаях Европу можно будет воспринимать как продолжение нас [США], при условии, что мы, например, сможем заключить с европейцами соглашения о торговле. Увяжите это с НАТО, сделайте так, чтобы Украина стала частью Европы. Это, в свою очередь, должно притянуть к Европе Россию, поскольку над ней чем дальше, тем больше, будет вставать тень Китая. Все это в конечном итоге может обернуться выгодой для всех нас».
     Собеседник Роткопфа согласился с его тезисом, что геополитика в настоящее время преобразуется в новый формат «G2+», причем Китай, которому отводится роль одного из полюсов, стремится избежать вовлечения в проблемы второго полюса – США. «И отсутствие идеологических столкновений между США и Китаем – это то, чем все это для обеих наших стран отличается от конфликта с Советским Союзом или предшествовавшего ему столкновения с Гитлером и Германией. В этих двух случаях налицо был сильный антагонизм – отчасти по обычным причинам геополитического характера, но отчасти и из-за глубоко конфликтных идеологических притязаний».
     «Так что нам нужно углублять это сотрудничество с Китаем (не говоря об этом вслух, потому что остальной мир этому воспротивится)», – подытожил Бжезинский.

     («Foreign Policy».)


Комментарии (10)
Роман, 21.08.2014 в 08:31

Как говорится во вступлении, Бжезинский «остался одним из самых известных мыслителей-стратегов США в последующие три с половиной десятилетия». -------------------------------------------------------------- Так можно сказать почти про любого еврея. Кого ни копни или стратег, или гений.

Guest, 21.08.2014 в 09:22

Збигнев Казимеж Бжезинский поляк, родился в Харькове в семье польского дипломата. Мечтал стать президентом Польши. Автор операции по втягиванию СССР в отвлекаюший военный конфликт (Афганистан). Один из авторов концепции тоталитаризма в СССР.

Guest, 21.08.2014 в 09:25

Бжезинский: "«Я верю в процветание России после Путина. Россия стремительно меняется, может быть, даже не вопреки Путину, а благодаря Путину. Главное, что должны понять в России, — для процветания и успеха ей нужно сближение с Западом, иначе она проиграет всё Китаю. Демократизация — одно из главных условий процветания России. И я думаю, это случится уже после Путина. Можете считать это историческим оптимизмом, но я уверен, что сближение России с Западом неизбежно, и в результате этого сближения Россия получит огромную пользу». (07.12.2012)[16]

Guest, 21.08.2014 в 09:28

О марксизме Бжезинский отзывался следующим образом:

Марксизм представляет собой новый, исключительно важный этап в становлении человеческого мировоззрения. Марксизм означает победу активно относящегося к внешнему миру человека над пассивным, созерцательным человеком и в то же время победу разума над верой… Марксизм ставит на первое место систематическое и строго научное изучение действительности, также как и руководство действием, вытекающим из этого изучения.

— Brzezinski Z. Between Two Ages. America's Role in the Technotronic Era. New York, 1971. P. 73.

Русский казанец, 21.08.2014 в 12:38

Каддафи: "Завтра настанет очередь каждого из вас"

http://youtu.be/ETqqYEHQ-Fk

Изображение

Русский казанец, 21.08.2014 в 13:12

Ждет ли Путина судьба Каддафи

http://youtu.be/n2ZOY10VAPA


Изображение

Guest, 22.08.2014 в 11:02

Каддафи был хорошим аналитиком, вот что он писал об Украине и России, еще за долго до нынешних событий, к сожалению свою судьбу он предсказать не смог:
Муаммар Каддафи: Украина – это серьезная проблема Написанная пять лет назад статья лидера Ливийской революции актуальна и сейчас.
Исходя из того, что я в какой-то степени влияю на мировую политику и возможными средствами стремлюсь участвовать в создании свободного и безопасного мира для всех народов, в том числе и для моего народа. Исходя из этих принципов, я, по мере возможностей, высказываю свое мнение по серьезным международным проблемам в надежде на позитивный результат. В этой статье я хочу коснуться вопроса об Украине, которая, как мне кажется, представляет серьезную проблему.
Сегодня Украина – это независимое, суверенное государство, член ООН. Но этого недостаточно для украинцев. Почему? Причина кроется в истории Украины и в истории региона, когда более тысячи лет назад России или Украины не было, а была Киевская Русь. Гордясь своей историей, украинцы говорят, что Украина была колыбелью, однако совместная история затруднила взгляд на Украину как на самостоятельное государство со стороны своих русских братьев, и за последние двести лет украинский язык подвергался нивелированию.
Украинцы также говорят, что история Украины – это постоянная многолетняя борьба за независимость, что они до нынешней пять раз добивались независимости, но на непродолжительные сроки. Почему? Да потому что не было гарантий независимости. Украинцы говорят, что первая независимость Украины как республики продолжалась шесть месяцев, вторая – три месяца. Один раз независимость существовала всего 18 часов.
С официальной стороны русские не возражают против независимости Украины; они признают ее независимым, суверенным государством – соседней братской республикой.
В чем же дело? Почему это серьезная проблема? Проблема в том, что Украина нуждается, как она говорит, в гарантиях, чтобы не потерять эту независимость, как уже случалось прежде. Однако эти гарантии – дело очень трудное и очень опасное для России. Вот в чем заключается опасность вопроса. То, что Россия считает угрозой своей безопасности и независимости, для Украины является гарантией безопасности и независимости. Это и есть корень проблемы и сильного противоречия в политике обеих стран.
Абсолютно очевидно, что Украина хочет присоединиться к Европейскому союзу и Североатлантическому альянсу, видя в этом прочную гарантию своей независимости. На самом деле эти гарантии направлены против России, а не какого-либо другого государства. Русские говорят, что гарантии, которых требует Украина, представляют серьезный вызов безопасности России, и считают их ненужными, раз Россия признает Украину независимым суверенным государством.
Вне зависимости от точек зрения обеих сторон дело является очень серьезным и представляет собой большую проблему. Если НАТО придет на Украину, это будет означать, что эта организация стучит к Москве в дверь. А если враг стучит в дверь, то ты либо откроешь ему, либо он выломает эту дверь.
Вот это и есть потенциальная опасность. С другой стороны, Украина успокаивает свою сестру Россию, говоря, что украинская Конституция не допускает создания иностранных военных баз на украинской земле, поэтому Россия не должна беспокоиться. Россия же возражает, что опасность не в том, будут ли созданы базы или нет, а в том, что НАТО будет находиться на украинской земле даже без постоянных баз, а украинские вооруженные силы в данном случае станут частью сил стран – членов этого альянса.
Это обстоятельство для России неприемлемо, потому что это непосредственным образом касается ее безопасности. Украинцы утверждают, что они хотят только международных гарантий своей независимости, что они не спровоцируют опасность для России, что они готовы подписать с ней любой документ, в котором Украина берет на себя обязательства о том, что она не станет источником угроз для России. Однако русские считают, что присоединение Украины к враждебному России Североатлантическому альянсу само по себе является угрозой.
Кроме этой основной проблемы, существуют другие. Они второстепенные, но плохие. Если их не решить, последствия могут быть нежелательны. Однако на пути их решения стоят большие трудности. Украинцы называют эти проблемы щекотливыми. Среди них – остров Тузла, континентальный шельф, демаркация границ, город Севастополь и российская военно-морская база там, голодомор 1932-1933 годов, о котором украинцы говорят, что он является осуждением не России, а ненавистного прошлого. Существует также проблема Крымского полуострова. Известно, что около 20% жителей Украины – русские!
Так выглядит общая картина украинской проблемы. Посетив Россию впервые после распада Советского Союза, а также Украину впервые после провозглашения ее независимым государством, я хотел поставить и разъяснить эти вопросы всем сторонам. Может быть, это поможет правильно оценить ситуацию и возможные последствия, прежде чем принять решение, могущее нанести ущерб всеобщему миру. Судьба этого мира волнует мою страну и все народы. Ущерб может быть нанесен и самим заинтересованным сторонам. Эти стороны – очень важные игроки на мировой арене. Это Россия, Европейский союз и Североатлантический альянс. Их столкновение нанесет ущерб международной безопасности и миру.
Муаммар Каддафи, лидер Ливийской революции. Впервые опубликовано в газете «Время новостей» 13 мая 2009 года

Роман, 22.08.2014 в 13:16

Один известный украинский историк написал, что Чингиз-хан был древним украинцем, а на Куликовом поле сражались с одной стороны воины украинского казака Мамая, а с другой войска москаля Дмитрия Донского. Так что Украина может объявить себя правоприемницей империи Чингиз-хана, Золотой Орды и Хазарского каганата и претендовать на эти территории.

Аналитик, 23.08.2014 в 18:06

Роман, 22.08.2014 в 13:16
Один известный украинский историк написал, что Чингиз-хан был древним украинцем,
==============
И что из этого? Один известный русский политик выступает за то, чтобы всех татар изгнать в Монголию и помыть сапоги в Индийском океане. И какие выводы из этого будем делать?

Guest, 24.08.2014 в 14:13

поклеп ромочки на господина БЖЕЗИНСКОГО,
что тот его соплеменник - РАЗОБЛАЧЕН.
ПОЛЯК ОН,А НЕ ЕВРЕЙ!
АВТОРИТЕТНЫЙ ПОЛИТИК,признанный во всем мире.
не то что наши (соотв.эпитеты примените сами)...
да,бжезинский - не проститутка,как некоторые.
И НЕ ФЛЮГЕР!