12 августа 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Возрождение ислама
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       

Возрождение ислама

4 октября 2012 года
Возрождение ислама

     Возрождение ислама и перемены в экономической и социальной жизни вызвали мощное просветительское движение среди татар. Постепенно в татарском просвещении выделились два относительно самостоятельных направления: религиозное и светское.
      Главным из них на всем протяжении XIX столетия оставалось религиозное образование и просвещение. Роль ислама в социокультурной и духовной жизни татарского общества непрерывно возрастала. Были построены многие сотни мечетей с непременными мектебе и медресе при них, подготовлены тысячи имамов и мударрисов. Весьма внушительных масштабов достигли печатание и распространение религиозной канонической и учебной литературы.
      Вместе с тем внутри религиозного направления возникли серьезные проблемы. Некоторые имамы, получившие богословское образование в ведущих исламских научно-учебных центрах того времени – в Бухаре и Самарканде, стали выражать критические мысли относительно состояния как исламского учения, так и исламского образования. Среди таких широко образованных и самостоятельно мыслящих имамов следует назвать Габдрахима Утыз-Имяни (1756 – 1836), Габденнасыра Курсави (1776 – 1812) и Шигабутдина Марджани (1818 – 1889).
      Они одними из первых среди мусульманских богословов России смело поднялись на борьбу против схоластики и религиозного фанатизма, царивших как в среде местного духовенства, так и в большинстве исламских медресе Бухары и других среднеазиатских городов.
      В своем труде «Руководство для слуг Господа», написанном во время пребывания в Бухаре, Г. Курсави выступил против улемов и каламистов, повинных в схоластическом и мистическом толковании догматов веры, в преследовании всякого свободомыслия и творческого подхода в вопросах веры. Он отрицал аксиоматическую ценность таклида, в соответствии с которым не признавалось право современников на творческие поиски, утверждалась необходимость беспрекословной веры признанным авторитетам прошлого, слепого следования традициям и заветам древних.
      Г. Курсави в противовес таклиду выдвигал принцип иджтихада, то есть индивидуального творческого толкования догматов веры, доступного, по его мнению, всем мусульманам, а не только избранной «касте» знатоков-улемов. Одновременно он считал, что необходимо предоставить каждому исламскому ученому право давать собственное толкование Корана и хадисов в поисках правильного ответа на любой частный вопрос.
      Новаторские идеи и высказывания Курсави вызвали крайнее раздражение и недовольство бухарских улемов, а также эмира Бухары, и он вынужден был покинуть Среднюю Азию.
      Вернувшись на родину, в село Курса, имам Габденнасыр попытался реализовать свои идеи об обновлении исламского вероучения и образования, работая учителем в местной медресе. Он преподавал своим ученикам не только основы ислама, но и математики, географии, истории.
      Однако новаторская деятельность Г. Курсави вызывала подозрение и недовольство остального духовенства, пребывавшего в плену старых догм и религиозного фанатизма. Последователей у него не было. Тем не менее идеи Курсави не пропали даром, они будоражили мысль и явились теми зернами, из которых в дальнейшем выросла передовая общественная мысль российского мусульманства.
      Правительство Екатерины II нуждалось не только в имамах, лояльных к Российской империи и готовых проводить интересы империи на ее юго-восточных границах, но и в образованных светских людях из местного населения, которые могли бы выполнять разнообразные функции государственного управления, влиться в ряды быстро растущего российского чиновничества. Имея в виду именно это, правительство распорядилось с 1769 года обучать при Казанской гимназии татарскую группу.
      Учителем-наставником этой группы назначили известного и уважаемого человека Сагита Хальфина (1732 – 1785), бывшего в 1767 – 1768 годах членом Уложенной комиссии. Ему пришлось начинать преподавательскую деятельность буквально «с нуля». Не было ни учебников, ни словарей татарского языка, ни методических пособий. Сагит Хальфин сам написал и опубликовал «Азбуку татарского языка с обстоятельным описанием букв и складов» (1778 год). Он также составил словарь татарского языка, включавший около 25 тысяч слов. Число детей-татар в гимназии было невелико: 15 – 20 учеников. И все же деятельность С. Хальфина имела большое значение для развития светского образования среди казанских татар, для приобщения их к русской культуре и русскому языку. Его имя вошло в историю татарского просвещения еще и тем, что он явился родоначальником целой династии педагогов и ученых Хальфиных.
      Дело отца продолжил сын Исхак Хальфин. Кроме преподавательской деятельности в гимназии, он занимался переводами государственных актов Российской империи на татарский язык. В частности, перевел «Устав управы благочиния», «Учреждение о губерниях» и другие законоположения.
      Представитель третьего поколения Ибрагим Исхакович Хальфин (1778 – 1829) к работе в Казанской гимназии приступил в 1800 году. Спустя четыре года указом императора Александра I был открыт Казанский университет. Молодого, образованного учителя пригласили в университет в качестве лектора по татарскому языку. Здесь он вел не только преподавательскую, но и плодотворную научную деятельность. В 1809 году он публикует учебную книгу «Азбука и грамматика татарского языка». Серьезно занимался Ибрагим Хальфин также проблемами истории. Он издал труд Абулгази «Родословная тюрков». А в 1822 году вышел труд И. Хальфина «Жизнь Чингисхана и Аксак-Тимура». Его избрали адъюнкт-профессором Казанского университета (1823).
      Открытие Казанского университета имело огромное значение для культурного развития татарского населения. Среди студентов университета стали появляться и представители татарской молодежи. В первые десятилетия существования университета их было очень мало, буквально единицы. По данным С.М. Михайловой, в 1840 – 1860 годах в Казанском университете обучалось до 30 татар и башкир.
      Среди выпускников Казанского университета были: выдающийся просветитель, ученый, педагог Каюм Насыри (1825 – 1902), видный ученый, реформатор Хусаин Фаизханов (1828 – 1866) и другие.
      В царствование Николая I (1825 – 1855) вновь усиливается миссионерская деятельность Русской православной церкви среди «инородцев», в том числе и татар. При этом широко используется опыт новокрещенских школ XVIII века. Большое внимание уделяется использованию национальных языков в этих школах. Христианские религиозные тексты переводятся на татарский язык.
      Первый перевод катехизиса на татарский язык был опубликован в 1803 году. Преподаватель Казанской духовной академии А. Трояновский в 1816 — 1826 годы издал татарскую грамматику и словарь татарского языка. Приобщению татар к русскому духовному миру, к православной вере должно было служить и издание татарской газеты, с проектом которого выступил в 1834 году М. Никольский. Однако власти не решились на этот шаг.
      Другим средством обращения татар в христианство оставалось материальное вознаграждение. Решением Сената от 25 июля 1849 года «инородцам», обращенным в христианство, давались привилегии: пожизненное освобождение от уплаты подушной подати, освобождение от всех других налогов на 6 лет и денежное вознаграждение от 15 до 30 рублей серебром на человека, плюс 30 рублей – на семью.
      В том же году постановлением Государственного совета, одобренным Николаем I, были ограничены права Духовного управления мусульман в назначении имамов и контроле за их деятельностью. Соответственно, усиливались контрольно-распорядительные функции органов царской администрации.
      Для ограждения крещеных татар от нежелательного влияния односельчан-мусульман было приказано переселить их в деревни с русскими православными жителями. Это создавало дополнительные бытовые и психологические трудности для переселяемых.
      Принимались также меры по усилению антимусульманской пропаганды. С этой целью в 1854 году в Казанской духовной академии было открыто антимусульманское отделение.
      Однако указанные меры, предпринятые властями и Православной церковью, не дали, как и в предыдущем столетии, ожидаемых результатов. За период с 1852 по 1867 год в Казанской губернии из 12129 новокрещеных татар вновь вернулись к исламу 10526 – почти 87%. Из 19016 старокрещеных вернулись 3251. Подобная же картина наблюдалась в соседней Симбирской губернии: из 2667 новокрещеных к исламу вернулись 2532 – почти 95%.
      Таким образом, первая половина XIX века была временем напряженных творческих исканий передовых представителей татарского народа, направленных на обновление системы национального образования, всей культурной и духовной жизни общества.
 

Ф. СИБАГАТУЛЛИН.
(Из книги «От Аттилы до президента».)


Комментарии (1)
Гость, 06.10.2012 в 14:01

Времена мняются, а установки и методы нет