9 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Во главе Татарской республики (ч.9)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Во главе Татарской республики (ч.9)

27 августа 2014 года
Во главе Татарской республики (ч.9)

      Мы, писатели из национальных республик, благодарны за то, что и наши книги обильно процитированы в «Афоризмах» С.Д. Игнатьева. И особенно тепло от мысли, что автор книги всю сознательную жизнь проработал в республиках нашей страны – в Средней Азии, Белоруссии, Бурятии, Башкирии, Татарии. Спасибо автору этой книги!».
     К этим словам А. Бальбурова могу добавить, что эта книга, действительно, и сейчас поражает огромным количеством использованных источников и авторов – от античности и до советского периода, от литературных и философских произведений и до перлов народного творчества. Ее библиография насчитывает 749 названий книг различных авторов, сборников афоризмов, в том числе изданий редких или провинциальных, отсутствующих даже в наших крупнейших библиотеках. Как, например, «Мысли ученых, писателей и философов русских и иностранных. Сост. П.Я. Куманев. Конотоп, 1901», «Сборник афоризмов «Пчелка». Сост. Я.И. Горожанский. Орел, 1902», «Женщины перед судом литературы. Сост. Н. Зинченко. СПб., 1896», «Умные речи, красивые слова великих и невеликих людей. Сост. П.К. Мартьянов. СПб., 1890» и др. Вызывает чувство уважения и восхищения своей обширностью и логикой классификация С.Д. Игнатьевым названий 123 тематических рубрик, по которым распределен материал книги, охватывающих все стороны и периоды человеческой жизни и деятельности. Они словно представляют видение автором истории и современности, черт общественного и индивидуального бытия человека, являющихся для автора приоритетными при оценке личности. Другими словами, названия рубрик – это своего рода «психологический портрет» самого Игнатьева. Весьма удобен для читателя справочно-поисковый раздел, позволяющий быстро найти источник афоризмов и других цитируемых материалов.
     Надо особо отметить и то, что С.Д. Игнатьев ввел в научно-общественный оборот имена целого ряда писателей и других деятелей культуры, мало известных широкому кругу читателей, из тех национальных республик, где он работал: Узбекистана, Бурятии, Башкирии, Белоруссии. А они, судя по приведенным материалам, заслуживают внимания и стимулируют изучение их творчества. Есть в ней и цитаты из произведений татарских писателей: Г. Тукая, М. Джалиля, А. Ерикеева, А. Абсалямова. У Джалиля он взял строфы из 10 стихотворений, первым идет: «Если мы необходимы
     Нашей родине любимой, –
     Мы становимся сильней».
     Тукай же представлен двумя стихотворениями, в том числе и знаменитым: «Родной язык – святой язык, отца и матери язык. Как ты прекрасен! Целый мир в твоем богатстве я постиг». Наверное, включая его, Игнатьев вспоминал и драматические события, связанные с борьбой за восстановление престижа татарского языка в 1958 – 1960 гг., стоившей ему карьеры.
     Очевидно, эта книга – единственный труд такого высокого научного уровня, созданный политическим деятелем нашей страны без всякого участия «спичрайтеров» и другой «интеллектуальной обслуги». Она является результатом самостоятельного, многолетнего, добросовестного изучения источников, тщательного критического осмысления и отбора материалов и написания комментариев к ним. Я бы назвал создание сборника научным подвигом и своеобразным «завещанием», дающим представление о высочайшем интеллектуальном уровне Семена Денисовича Игнатьева.
     И еще один штрих к его политическому и нравственному портрету: понятно, почему в ней нет цитат из Сталина и Хрущева, но отсутствуют и «основополагающие» высказывания Брежнева. А ведь это были времена, когда не только его политические доклады и выступления с выдающимися теоретическими открытиями типа «экономика должна быть экономной», но и коллективные литературные поделки под брендом «Л.И. Брежнев» официально возводились в ранг «классики». Они становились предметом обязательного и повсеместного изучения в вузах, сети партийного просвещения, темами научно-практических конференций и семинаров. Почти каждая публикация, и не только в области гуманитарных наук, начиналась тогда со ссылки на очередное высказывание «нашего дорогого Леонида Ильича». Как удалось С.Д. Игнатьеву избежать участия в этих песнопениях, неизвестно. Но удалось, и это делает ему честь. Известно, что он весьма скептически относился к стремительной «военной карьере» генерал-майора Л.И. Брежнева, ставшего в мирное время маршалом, не единожды Героем Советского Союза и кавалером множества орденов, как отечественных, так и зарубежных. Острословы говорили, что ему предлагали и звание «генералиссимус», но попробовав его произнести, Леонид Ильич почему-то отказался от этой чести. И вообще, любовь Л.И. Брежнева к наградам постоянно была темой шуток, вроде того, что мундир со всеми его наградами при падении с вешалки может вызвать легкое землетрясение, а также, что ему сделали операцию по расширению груди, чтобы разместить все награды. Получил он и высшую полководческую награду – орден Победы, что сразу же поставило его в собственных глазах и в глазах ближайшего окружения вровень с Жуковым, Рокоссовским, Коневым, Эйзенхауэром, Монтгомери, королем Михаем и другими немногочисленными его кавалерами. Правда, продолжая наши традиции «посмертного развенчивания», при Горбачеве эту награду официальным указом «отобрали».
     Из классиков и видных деятелей марксизма, кроме двух основоположников и Ленина, в книге имеются цитаты из книг М.И. Калинина, Н.К. Крупской, Г. Димитрова, Г.В. Плеханова, A. Бебеля и К. Либкнехта. Как ни странно, не включил он в книгу высказывания своего наиболее знаменитого предшественника Ф.Э. Дзержинского, которые украшали тогда многие книги, и не только о политике. Ведь его «хрестоматийное» и совершенно правильное требование иметь холодную голову, горячее сердце и чистые руки касается не только чекистов и полностью сохраняет свою актуальность и сейчас. Из современных деятелей коммунистического движения вошел только Морис Торез.
     Говоря о литературных «предпочтениях» Игнатьева, а ведь отбор афоризмов, цитат в прозе и стихах отражал и взгляды самого автора на историю и современность, отмечу, что из советских поэтов чаще всех встречается Р. Гамзатов, затем B. Маяковский, М. Джалиль, М. Карим. Нет цитат из стихов, бывших «у всех на устах»: М. Цветаевой, А. Ахматовой, О. Мандельштама и Б. Пастернака. У К. Симонова, стихи которого нередко цитировал, он взял только отрывки из военной прозы и воспоминаний. В книге отсутствуют и модные тогда поэты и прозаики – «шестидесятники», хотя их книги у него были.
     Государственные деятели и полководцы дореволюционной России представлены в книге высказываниями Петра I, А.В. Суворова, М.И. Кутузова, П.И. Багратиона, Ф.И. Ушакова, А.П. Ермолова, Д.А. Валуева, Н.И. Панина, А.Д. Меншикова. И что довольно необычно для той поры, трижды процитирована Екатерина II, представленная читателю не только как императрица, но и «автор политических трактатов, издательница журналов и драматург». Да и цитаты выбраны вполне соответствующие этой характеристике и не потерявшие актуальность и для нашего времени. Первая: «Разум имеет свои права, о которые рано ли, поздно ли глупость и предрассудки должны сокрушаться», вторая – отрывок из «Манифеста», гласящий о недопустимости «злословия и заочной брани», очевидно, имелось в виду политической, «которая ни во что да вменяется и да обратится в поношение тому, кто ее произнес». Что же касается третьего изречения о том, что лучше отпустить десять виновных, чем осудить одного невиновного, то оно, очевидно, парафраз кого-то из античных мудрецов.
     Государственные деятели других стран представлены в первую очередь Наполеоном и некоторыми премьерами Англии и президентом США Ф. Рузвельтом. Так что, судя по отбору авторов цитат и афоризмов, взгляды С.Д. Игнатьева на историю и политику были далеко не «краткокурсные», и он всю жизнь пополнял свои знания. Не случайно в книгу включены слова К. Симонова о том, что главное отличие человека образованного от необразованного в том, что первый всю жизнь «продолжает считать свое образование незаконченным».
     В истории остались еще две книги С.Д. Игнатьева. Одна из них – изданная в 1943 г. в Улан-Удэ работа «Экономические ресурсы Бурят-Монголии и задачи освоения их в условиях Отечественной войны», представляющая сокращенное изложение доклада на проведенной по его инициативе в декабре 1942 г. конференции «Освоение экономических ресурсов БМАССР». Она содержит весьма интересные сведения о природных богатствах республики, таких, как уголь, горючие сланцы, молибден, вольфрам, базальт, лес, ягодники, дикие животные и т.п. Из нее мы можем узнать, что в Байкале насчитывалось тогда 12 тысяч нерп, 4 тысячи из которых можно было добыть без ущерба для популяции для употребления в пищу и как сырье для использования в промышленности, а в реках и озерах начато разведение осетра, стерляди, сига и других ценных пород рыб. Книга «Партийная работа на селе в новых условиях», посвященная успехам сельского хозяйства Татарии, вышла в 1959 г. в Москве в издательстве «Советская Россия» и была рекомендована ЦК КПСС для изучения во всех областях и республиках. В ней С.Д. Игнатьев весьма часто и к месту использует татарские народные пословицы. Обе книги и сейчас представляют интерес для исследователей и несут неповторимый отпечаток личности автора и его аналитического потенциала.
     Умер Семен Денисович Игнатьев в воскресенье 27 ноября 1983 г. на восьмидесятом году жизни, похоронен на знаменитом Новодевичьем кладбище, где покоятся многие его друзья и враги. Известно, что вопрос о месте погребения решал лично Ю.В. Андропов. В некрологе, появившемся в «Правде» только в среду 30 ноября и подписанном «группой товарищей», сообщалось о смерти после тяжелой продолжительной болезни персонального пенсионера союзного значения С.Д. Игнатьева. Подробно перечислены все занимавшиеся им посты, включая должности заведующего отделом ЦК, министра госбезопасности, секретаря ЦК. Отмечено, что везде он работал «с полной отдачей сил и проявлял высокую ответственность». В некрологе был помещен портрет со всеми наградами, из него видно, что после Казани С.Д. Игнатьева наградили еще орденами Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени. Особо отмечались личная скромность и чуткое отношение к людям. Первое совершенно правильно, а вот насчет второго мнения расходятся, не могут некоторые забыть о злополучном «деле врачей», хотя он и сам мог стать его жертвой.
     Некролог о смерти С.Д. Игнатьева, подписанный первым секретарем Татарского обкома КПСС Г.И. Усмановым и членами бюро обкома, появился в «Советской Татарии» еще 29 ноября. В нем также дан полный перечень занимавшихся им должностей и содержится положительная оценка его деятельности на всех постах.
     В книге о В.М. Молотове «Полудержавный властелин» его биограф Феликс Чуев написал: «Он не все рассказывал. Но знал все о том, о чем говорил». Эти слова можно отнести и к Игнатьеву в связи с еще одной «загадкой» последних лет его жизни. По свидетельству общавшихся с ним людей, Игнатьев постоянно работал над мемуарами, но особенно активно начал писать их после октября 1964 г. Нередко он говорил, что раскроет в них «тайны Кремля», которые существенно изменят, а возможно, и перевернут наши представления о некоторых событиях истории России, и не только 1950-х гг., но и тех, что происходили гораздо раньше. По их словам, Игнатьев включал в перечень загадок истории подоплеку Февраля и Октября 1917 г., причину убийства в 1918 г. царя и его семьи, а также обстоятельства и цель неожиданной поездки после этого Дзержинского в Швейцарию. Говоря о своем предшественнике на посту руководителя спецслужб, он сказал, что выяснил, почему тот первую годовщину Октября встретил не в Москве, а в небольшом уездном городе Казанской губернии Арске, где и выступил перед трудящимися. Перед чекистами же в Москве в этот день выступил Ленин. Более близким временам он собирался посвятить главы «Сталин. 1951 – март 1953 гг.» и «Загадка Берии». Но напечатают все это, добавлял он, только через сто лет, когда все эти события станут далеким прошлым, как, например, поход Наполеона или Крымская война.
     Зная эрудицию С.Д. Игнатьева, его близкие контакты со многими историческими личностями, особенно возможность доступа к самым секретным документам партии и органов государственной безопасности, считаю, что такая книга действительно могла быть в работе. Есть сведения, что некоторые ее фрагменты он даже зачитывал близким людям. Однако наши попытки выяснить ее судьбу оказались безуспешными, хотя мне довелось беседовать на эту тему с весьма информированными личностями. Этот вопрос в свое время я задал известному историку, руководившему Росархивом в 90-е гг., – Р.Г. Пихоя, тогда он считал, что воспоминания так и не были написаны. Существуй мемуары, сказал он, в 90-х гг. их, конечно, опубликовали бы. Но во время недавнего разговора заявил, что воспоминания все-таки существуют и, возможно, будут обнаружены, высказав предположение о месте их нахождения. Добавлю от себя: если верить прогнозу самого С.Д. Игнатьева, осталось ждать их появления в печати еще чуть больше полвека. А может, действительно, «всплывет» этот уникальный документ и раньше?!

     Б.Ф. СУЛТАНБЕКОВ.
     (Из книги «Семен Игнатьев. Свет и тени биографии сталинского министра».)
     (Продолжение следует.)


Комментарии (1)
Guest, 05.09.2014 в 21:52

то,что было секретно-актуально тогда - сегодня вряд ли имеет резонанс.
сколько было уже разоблачений,объяснений,толкований.
да и вряд ли правду написал,поскольку сам - участник
всякого блядства на высшем уровне.
традиция.
репутация...