3 октября 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Во главе Татарской республики (ч.7)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Во главе Татарской республики (ч.7)

14 августа 2014 года
Во главе Татарской республики (ч.7)

     Он начал свою «тронную речь» с благодарности Игнатьеву за проделанную работу, обещал продолжить начатое им дело. Особо подчеркнул, что вся деятельность обкома проходила под руководством ЦК и лично Н.С. Хрущева (слово «лично» было употреблено в речи дважды), за что и попросил Поспелова передать Никите Сергеевичу большую благодарность. По его предложению был принят ряд предсказуемых кадровых решений: Батыева освободили от обязанностей второго секретаря обкома в связи с выдвижением на должность председателя Президиума Верховного Совета ТАССР, и вместо него вторым секретарем избрали А.А. Скочилова, здесь снова подал реплику Игнатьев: «Хорошее сочетание будет». Новыми секретарями обкома стали: по идеологии – М.3. Тутаев, по сельскому хозяйству – М.М. Репеев, работавшие до этого соответственно заведующим отделом пропаганды и агитации обкома и первым секретарем Лаишевского райкома. Фасеева в связи с переходом на другую работу освободили от обязанностей члена бюро.
     После процедуры освобождения Игнатьева от должности Поспелов активного участия в работе пленума не принимал, сидел в президиуме, о чем-то переговариваясь с Игнатьевым, и во время избрания Табеева не выступил, хотя все ожидали, что он скажет несколько напутственных слов. Очевидно, считал, что и так выдан «щедрый аванс», который надо еще отрабатывать. Отметим, что Ф.А. Табеев доверие, которое ему оказало руководство ЦК и лично Н.С. Хрущев, последнее он постоянно подчеркивал вплоть до октября 1964 г., оправдал, о чем говорит почти 19-летнее пребывание на этом посту. О положительном отношении Хрущева к новому лидеру свидетельствует и выбор им Татарии для очередного «турне» по стране, которое по воле судьбы в виде заговора соратников оказалось предпоследним. После Татарии он ненадолго съездил в Среднюю Азию и уехал отдыхать на Черное море в Пицунду. Будучи вызван оттуда на пленум ЦК, был снят со всех постов и отправлен на пенсию. Тогда в народе появилась ироническая трактовка этого события: «Нырнул в море премьером. Вынырнул – пенсионером».
     Посещение Хрущевым 9 – 10 августа 1964 г. Казани и юго-восточных районов республики, а затем близлежащего города нефтяников Октябрьска в Башкирии оставило после себя множество воспоминаний и «баек», в основном иронического характера. Они сравнимы только с подобными же рассказами о пребывании в Казани Ельцина. Наиболее достоверное, изобилующее интересными подробностями описание пребывания Хрущева на юго-востоке республики, включая и комический эпизод с двусмысленным «нецелевым» использованием знаменитого лозунга «Догнать и перегнать Америку» дано в книге Анвара Багаутдинова «О времени и о себе». Он был тогда первым секретарем Азнакаевского райкома партии, на территории которого и происходило, как назвали острословы, «явление Никиты татарскому народу». К этой книге, дающей правдивую картину настроений советского общества накануне падения Хрущева, включая описание стихийной демонстрации против его политики, состоявшейся в башкирском Октябрьске, и отсылаю читателя.
     Завершая тему «проводов» Игнатьева, обратим внимание читателя на публикуемую впервые групповую фотографию членов бюро и некоторых заведующих отделами обкома, сделанную' за полчаса до пленума. Тех, кто должен быть запечатлен на этом историческом снимке, отбирал уже Табеев. Вглядевшись в лица, можно довольно точно представить чувства, испытываемые тогда Игнатьевым, Батыевым, Табеевым да и другими лицами из «ближнего круга» в момент «смены караула».

     Разные судьбы

     Как сложилась дальнейшая судьба С. Д. Игнатьева и главных действующих лиц «казанских эпизодов» его жизни? Начнём с «ближних бояр».
     С.Г. Батыева, чтобы «подсластить пилюлю», на другой день после пленума избрали на почётный, но декоративный пост Председателя Президиума Верховного Совета ТАССР (тогда даже указы этого органа предварительно рассматривались отделами, а затем утверждались на бюро обкома. Правда, формулировки постановления бюро становились все более мягкими: от «разрешить издать указ» перешли к «утвердить текст указа в следующей редакции», потом они звучали совсем демократично: «согласиться с представленным текстом указа»). Для занятия этой должности ему срочно пришлось заменить документы и стать татарином, хотя до этого Батыев всю жизнь ходил в башкирах. Он установил своеобразный рекорд по длительности пребывания на высшей государственной должности, являясь Председателем Президиума Верховного Совета 23 года, «пересидев» даже своего более удачливого конкурента Табеева. Если добавить к этому восемь лет работы заместителем председателя Совета Министров ТАССР и девять лет — секретарём обкома партии, то Батыев останется в истории республики абсолютным рекордсменом по пребыванию на высших руководящих должностях в партийно-государственных структурах.
     Уже выйдя на пенсию и отойдя от активной политической жизни и мирских тревог, доцент юридического факультета КГУ Салих Гилемханович Батыев с горечью рассказывал мне некоторые подробности «операции» по устранению его с дороги, ведущей к высшей власти в республике. Когда, как он говорил, «на неделю в' кремлёвскую больницу упекли по подозрению в душевном расстройстве». К сожалению, воспоминаний о своей жизни и деятельности он не оставил, а знал очень многое. Во время нашей совместной командировки в Балтаси летом 1958 г. он подробно рассказывал о событиях 1937-1938 гг., массовых арестах в Казани, когда его исключили из партии, сняли с работы. От ареста спасла его осенняя «бериевская оттепель» 1938 г.
     Отсюда, очевидно, и его особо бережное отношение к лицам, вернувшимся «оттуда», помощь реабилитированным и семьям погибших во время репрессий, постоянное внимание к вопросам соблюдения законности. Этим он занимался всегда, находясь и на самых высоких партийных и государственных постах. В 1957 г. был назначен председателем республиканской комиссии по вопросам реабилитации, в компетенцию которой входил большой круг вопросов — от возмещения материального ущерба, обеспечения работой и жильём лиц, пострадавших от политических репрессий, и до рассмотрения заявлений об освобождении тех, кто всё ещё отбывал наказание. Он получил право ознакомления с рядом следственных документов, судебными решениями и другими материалами о лицах, проходивших по 58-й статье, хранившихся под грифом «совершенно секретно» в архивах прокуратуры, судов и КГБ. Именно по письму Батыева в ЦК КПСС в Казань была прислана комиссия по проверке законности и условий содержания ряда лиц в Казанской психиатрической больнице «тюремного» типа, в результате которой некоторые из них были освобождены. Это был первый в стране случай «покушения» официального лица на систему «политической» психиатрии.
     С.Г. Батыев, ещё по обкому зная о моем интересе к истории политических репрессий в СССР, познакомил меня в своём кабинете с присланным ему из Центрального архива КГБ, по указанию ЦК КПСС, следственным делом Султан-Галиева «для оценки и предложений». Я был вторым человеком в Казани (первый — соавтор двух его книг, доктор исторических наук М. Абдуллин), читавшим эти документы. Однако он предупредил, что ссылаться на них в разговорах, тем более в лекциях и статьях, я не должен, добавив, что этот оппонент Сталина вряд ли когда-нибудь будет реабилитирован. Дословно это звучало так: «Его реабилитируют не раньше, чем Бухарина, Зиновьева и Каменева. Хотя ни турецким шпионом, ни организатором заговора против советской власти он не был».
     Батыев также посоветовал внимательно прочитать стенограмму состоявшегося в июне 1923 г. Четвёртого совещания ЦК РКП с ответственными работниками национальных республик и областей, где, как он сказал, Сталин произнёс роковую для дальнейшей судьбы Султан-Галиева фразу: «Турецкий посол оказался для него более приемлемым, чем ЦК нашей партии». Правда, заметил, что эта стенограмма пока труднодоступна. Я не стал говорить, что она у меня есть. В своё время участник совещания, предсовнаркома ТАССР Кашаф Мухтаров передал эту книгу своему другу и единомышленнику (он шёл в списке «султан– галиевцев вторым после него и тоже был «выслан» в Москву) Гасиму Мансурову, мужу моей тёти, а она подарила её мне. Но я не придал ей тогда особого значения, и, перелистав, больше не читал. Именно с изучения по совету Батыева стенограммы началось моё «вхождение» в историю этого чрезвычайного события в жизни партии и страны, не случайно названного председательствовавшим на нём Каменевым общесоюзной партийной конференцией. Постановление совещания «Дело Султан-Галиева» было включено в сборник «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК» – главный источник документальных сведений о партии. Мне удалось опубликовать стенограмму со своим введением и краткими биографическими справками об участниках совещания в 1992 г. в московском издательстве «Инсан» через Российский международный фонд культуры, возглавляемый в то время P.M. Горбачевой. Не знаю, читала ли она стенограмму, но санкцию на публикацию, по словам заведующего издательством Я.Г. Гибадуллина, дала.
     Полагаю, что когда недавно решался вопрос о присвоении имени С. Г. Батыева улице в Казани, учитывалась и его многообразная и постоянная деятельность по восстановлению законности и справедливости. Он, на мой взгляд, был первым «правозащитником» в республике, занимавшим высокую государственную должность.
     К.Ф. Фасеев, недолго пробывший на посту председателя Президиума Верховного Совета ТАССР, вначале работал директором Казанского института языка, литературы и истории КФАН АН СССР, затем перешёл в КГУ. Стал доктором наук, профессором, заведовал кафедрой, написал ряд актуальных книг по истории общественной мысли в Татарстане. Но главным его трудом я считаю непревзойдённую по обилию информации, откровенности, правдивости и, что редко встречается в мемуарах, самокритичности книгу «Вспоминая прошлое». В ней рассказывается о политической истории Татарстана, начиная с середины 30-х гг. и до начала 70-х, с её и трагическими и славными страницами и даются яркие портреты людей, живших и работавших в то время. И, конечно, самое важное то, что в ней подробно описаны драматические события конца 50 — начала 60-х гг., связанные с начавшимся «ренессансом» татарского языка и ролью в этом процессе С. Д. Игнатьева и других лидеров республики.
     Ф.А. Табеев до ноября 1979 г. работал первым секретарём обкома, затем был назначен послом в Афганистане, после возвращения недолго пробыл заместителем Председателя Совета Министров РСФСР, руководил Госкомимуществом. После распада СССР и наступления «лихих девяностых», как и многие другие бывшие лидеры, нашёл комфортную нишу в качестве советника в одной из структур рыночной экономики. И это вполне естественно, он всегда являлся компетентным, выделявшимся из общего ряда экономистом, и ещё когда работал рядовым доцентом КГУ, был назначен членом Совета Татсовнархоза. Неплохо сложились у него и бытовые условия, в одном из интервью он с гордостью заявил, что его соседом по элитному загородному поселку является сам Ю. М. Лужков. О «видении» Табеевым своего места в истории республики можно судить по одной из публикаций в московской газете «Татарский мир». Перечисляя все занимавшиеся им в прошлом посты в полном соответствии с их официальными названиями, Табеев «позиционировал» себя и как «многолетний руководитель Татарской АССР», хотя такой должности в штатном расписании партийных и советских органов не было никогда. Хорошо, что ещё не именует себя «любимым руководителем», но тут, очевидно, «синдром скромности» сработал, или же ассоциации, связанные с этим одиозным термином, звучащим с «северокорейским акцентом». Полагаю, что «многолетнему руководителю», будем придерживаться придуманного им термина, не нужно стыдиться партийного прошлого.

     Б.Ф. СУЛТАНБЕКОВ.
     (Из книги «Семен Игнатьев. Свет и тени биографии сталинского министра».)
     (Продолжение следует.)


Комментарии (3)
Guest, 17.08.2014 в 19:18

Редактор американской газеты предложил избрать Владимира Путина президентом США

Группа гражданских активистов изъявила желание присоединить свою страну к Российской Федерации либо избрать Владимира Путина президентом США. Авторы утверждают, что словосочетание «выбрать Путина президентом» (Putin for President) встречается в англоязычном Интернете 115 млн раз.

Редактор газеты Veterans Today Кевин Баррет опубликовал статью, агитирующую за присоединение США к Российской Федерации.

«Мы собираем подписи за то, чтобы организовать национальный референдум, так как не желаем больше оставаться несостоявшимся государством», - заявляет в статье лидер группы активистов «Выберем Путина!» На вопрос, почему за него должны проголосовать другие американцы, он отвечает: «У них вновь появится хоть какое-то подобие системы образования!» Он предполагает, что губернатор Сара Пэйлин, вероятно, «с грустью смотрит из своего окна на огни Владивостока, мечтая стать гражданкой цивилизованной страны». «Но увы, такой невежде там не доверили бы даже заниматься отловом собак», - констатирует герой.

Движение «Выберем Путина!» подчёркивает, что Аляска, так же, как и Калифорния, имеет «глубокие исторические связи» с Россией и была частью её территории. Противники инициативы считают, что референдум за присоединение к России будет антиконституционным. Сторонники отвечают, что всё, чем занимается правительство США с 11 сентября 2001 года – антиконституционно, и никого это особенно не волнует. В том случае, если референдум провести не получится, у активистов есть свой вариант, пишут авторы статьи. Они хотят выдвинуть Путина кандидатом в президенты США. Соревнуясь с уже известными кандидатами – своим коллегой Бараком Обамой, Миттом Ромни, Джоном Маккейном, Джоном Керри, Альбертом Гором и Джорджем Бушем, он завоевал бы больше голосов, чем все они, вместе взятые. «По крайней мере, он компетентен», - считают участники движения.

«По американским законам, Путин не может баллотироваться в президенты, так как не был рождён в США, - сообщается в статье. – Редакция не смогла связаться с госслужащей Лореттой Фадди, которая, по слухам, изготовила свидетельство о рождении Путина на Гавайях».

По мнению значительной части читателей статьи, такой политик, как Владимир Путин пригодился бы в США, если не в качестве президента, то, по крайней мере, для борьбы с международным терроризмом, «обуздания» крупных корпораций и сворачивания помощи «цветным революциям» в других странах: деньгам налогоплательщиков нашлось бы более достойное применение внутри страны. Один из комментаторов даже сравнил российского президента с «рок-идолами нашего времени».

Оригинал статьи: http://russian.rt.com/article/45603#ixzz3AXMHamlJ

Guest, 18.08.2014 в 15:10

в кои-то веки в россии человекоподобный президент:
трезвый.
возраст подходящий.
физически здоров.
без особых примет.
не псих.
кстати,я такой же.

Guest, 19.08.2014 в 17:41

извиняюсь.
произошла досадная ошибка :
Я ВСЕ-ТАКИ ЛУЧШЕ.