17 июня 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество В татарской столице (ч.24)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

В татарской столице (ч.24)

19 апреля 2015 года
В татарской столице (ч.24)

     Даже – за эти полтора десятилетия – с некоторым отяжелением лица, появлением седины не померкла ее красота. Не зря муж ее – довольно симпатичный инженер – всегда приходил за ней и забирал задолго до окончания наших больничных встреч за иным столом, чем письменным. Красивой женщиной была и родная сестра З.М. – солистка оперного театра. Но, на мой взгляд, она уступала в красоте Зумаре Ибрагимовне. Кстати, говорили, что З.И. неплохо поет, но тут, думаю, первенство было все же за ее сестрой.
     Семья З.И. жила по соседству и дружила с семьей известного татарского писателя Абдурахмана Абсалямова (1911 – 1979). Одна из медицинских сестер отделения «по секрету» рассказала мне, что З.И. – прототип героини ее любимого романа «Белые цветы», написанного А. Абсалямовым. И принесла мне эту книгу почитать. Читал с интересом, не найдя, правда, особого сходства между героиней и ее предполагаемым первообразом.
     Другая медсестра обратила мое внимание на роман Аттилы Расиха (1916 – 1996) «Когда расходятся пути». Русский перевод романа вышел в 1968 г., немного позже я его прочел. Меня этот роман просто захватил. Настолько правдиво там описана была жизнь ученых-физиологов. Уже ставя эксперименты в ветеринарном институте, узнал, что А. Расих долгие годы работал в этом вузе и отказался от своей должности доцента там лишь после того, как усиленно занялся литературным творчеством. Я прочитал еще что-то его, можно сказать, историческое по теме (точно не вспомню) – А. Расих был маститым писателем.
     Заведующая 1-м терапевтическим отделением Галина Максимовна Нагель прошла другую школу (на Сахалине), потом – усовершенствование у профессора И.А. Кассирского в Москве, в результате чего была весьма квалифицированным терапевтом. Она – единственная в больнице – разбиралась в гематологии. Правда, Л.В. Дановский тоже когда-то усовершенствовался по гематологии, поначалу просматривал под микроскопом окрашенные мазки крови больных, но скоро понял, что тягаться с Г.М. не может. О.С., хотя и был в добрых отношениях с академиком АМН И.А. Кассирским (1898 – 1971), в гематологии совсем не разбирался. Изредка смотрел вместе с заведующей отделением таких больных, но только в том случае, если надо было «больному показать профессора». 
     Об И.А. Кассирском, который помогал О.С., насколько мне известно, в утверждении его докторской диссертации и (безуспешно) в попытках О.С. получить работу в Москве (например, когда О.С. подавал на конкурс в Институт питания АМН СССР на должность заведующего кардиологическим отделением). Один раз я был в клинике И.А. Кассирского (совместно с курсантами другого, не гематологического, цикла усовершенствования в ЦОЛИУВ) и присутствовал на разборе им сложных и интересных больных. Забыть это невозможно!
     Иосифу Абрамовичу была свойственна несколько экзальтированная манера поведения. Она проявлялась постоянно: я слушал его и на заседаниях терапевтического общества Москвы, и на защите диссертации в ЦОЛИУВ – никогда речь его не была бесстрастной, никогда не был он сдержан в жестикуляции, никогда не упускал повод кого-нибудь, по ходу, «ущипнуть».
     «Ах, эти академики с высшим образованием, но – без среднего», – характеризовал он некоторых членов АМН СССР, достигших членства в академии по нередкому для тех времен образцу: кандидатская диссертация – общественная работа – секретарь парткома – директор НИИ (весь институт писал директору докторскую диссертацию) – член-корреспондент – академик. Не только знаний и личных научных достижений, но и общей культуры (искусство, литература, иностранные языки) таким академикам заметно недоставало.
     Одет И.А. был безукоризненно: ладно пошитый костюм из дорогой ткани, белоснежная рубашка, красивый, гармонирующий с его черно-седой гривой и хорошо повязанный галстук, начищенные штиблеты. (Полная противоположность О.С., который, в частности, категорически отвергал мои попытки научить его красиво повязывать галстук.) Медицинского халата на нем не было. Единственный «дефект» – болтающаяся на длиной ниточке пуговичка на рукаве его пиджака. Она выписывала сложные пируэты, так как И.А. постоянно размахивал руками. Грозила вот-вот оторваться, но – держалась. Я сидел относительно далеко от первых рядов, где располагались сотрудники клиники. Сам И.А. сидел в метре от первого ряда, лицом к залу. Иногда вставал, обращаясь к больным, которые находились сбоку от него.
     Внимательно слушая перепалку И.А. с его «правой рукой» профессором М.Г. Абрамовым (речь шла о разных взглядах на причину изменения показателей крови у больного), я не спускал глаз с пуговички. На моем лице, видимо, присутствовала ухмылочка, которую, несмотря на разделявшие нас более десятка метров, «усек» академик. Задав, не помню уже какой, вопрос аудитории, касающийся больного, он фиксировал взгляд на мне, указав при этом на меня пальцем. Что, мол, вы скажете на это? Я не успел собраться с мыслями, как он продолжил забрасывать меня вопросами. Чему это вы так улыбаетесь? Откуда вы? Ваша фамилия? Два последних вопроса были самые легкие – и я начал с ответа на них. Вот тут-то И.А. Кассирский – бывший кавалерист-буденовец – и пошел в психическую атаку: «А это вы – такой же трус, как ваш Радбиль! Какую-то мазню написали!». И так далее... Аудитория была заинтригована, ничего не понимая.
     «А ларчик просто открывался», как писал дедушка Крылов. В третьей главе (Некоторые вопроса патогенеза язвенной болезни) нашей совместной с О.С. книги «Кора надпочечников и язвенная болезнь» (1967) профессор позволил себе осторожно (в сноске, петитом) покритиковать кортико-висцеральную теорию и книгу одного из авторов этой теории (И.Т. Курцин. «Критика фрейдизма в медицине и физиологии», 1965). В этой своей последней, если не ошибаюсь, книге проф. И.Т. Курцин полемизирует с В.В. Париным, И.А. Кассирским и другими оппонентами тогда еще господствующей (почти официально признанной партийной идеологией) теорией возникновения почти всех заболеваний внутренних органов. Отсюда – и осторожность О.С., и, как следствие последней – гнев И.А. Кассирского. 

Соломон ВАЙНШТЕЙН.
(Продолжение следует.)


Комментарии (4)
Расим, 20.04.2015 в 14:34

Татары - народ-кличконосец. Плод ленинско-сталинского указа. И никакой татарской столицы нет. Не надо себя возвеличивать. Вы мусор и отбросы, стукачи и мародёры, трусы и торгаши.

Guest, 21.04.2015 в 07:29

Расим, это- дебил и грязная вонючка. Это типичный представитель русской культуры.
Уважаемые читатели ЗП не обращайте на него внимания.

Guest, 21.04.2015 в 20:56

Пусть пишет больше,он даже не представляет какую татарам пользу приносит. Гони Женя,гони.

Ильдар, 23.04.2015 в 17:58

Дуслар не думаю , что правильно увязывать этого провокатора с русским народом! расим или как тебя женя перестань разжигать рознь - дискуссия это не значит оскорбления.