9 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество "В" или "С", ч.2
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

"В" или "С", ч.2

25 октября 2013 года
"В" или "С", ч.2

     Речь шла только о признании ряда неотъемлемых прав республики, всецело соответствующих международным нормам. В результате их признания получалось так, что республика частично выходила из государственно-правовых норм России, а частично, в силу передаваемых полномочий, остается в ее законодательном поле, т.е. эти две буквы политического алфавита нисколько не противоречат друг другу, а диалектически совмещаются.
      Политика – наука тонкая, и каждый ее виток имеет свои нюансы. В ней во многих случаях, в данном случае применительно к Татарстану, нет и не может быть категоричности. Принцип «или-или» применительно к Татарстану неуместен. Он не вылетает из России, находится в ее окружении.
      В названной информации Тишкова Б.Н. Ельцину о ситуации в Татарстане правильно подчеркивается, что «центральными для обыденного сознания народов Татарстана, в первую очередь татар, являются вопросы национального престижа» и достоинства. Под этим он понимал «восстановление своей национальной государственности, утерянной в XVI веке». И особо указывал, что это восстановление имеет перспективу «образования полностью независимого государства Татарстан» по типу штата Идель-Урал, «провозглашавшегося тюрко-татарами в ноябре 1917 г.».
      Однако автор информации неправильно утверждал, что проект штата Идель-Урал был направлен на выход из России. Дело в том, что на Всероссийском мусульманском съезде в мае 1917 года была выдвинута идея преобразования России по типу США, где одним из штатов должен был стать Идель-Урал. В газетах были даже опубликованы властные полномочия как остающиеся у штата, так и передаваемые центральной власти. Тогда, так же как и сегодня, вопрос не шел об отречении от России, а сводился лишь к взаимоотношениям «в» и «с». Тишков приближался к этой истине.
      Однако к полномасштабному пониманию будущей страны пришел только глава российской делегации Г.Э. Бурбулис, который на указанной встрече с ним 4 августа 1992 года в присутствии Тишкова сказал: «За год переговоров с Татарстаном мы сильно изменились. И теперь считаем, что Россия должна быть асимметричной федерацией с элементами конфедерации». Это, по сути, была расшифровка букв «в» и «с». Многим тогда это не понравилось. Некоторые политики даже переспрашивали нас, неужели он сказал так. Да, именно так. Выйдя на улицу после этой встречи, Василий Николаевич сказал: «Давайте, Индус Ризакович, пожмем руки друг другу и навсегда запомним этот день!». Так мы и сделали.
      Прошло немного времени с тех пор, когда усилились атаки на Бурбулиса, этого здравомыслящего политика, еще в самом начале переговорного процесса говорившего, что «Татарстан задает некий нравственный вектор, которому следуют другие».
Ему пришлось покинуть свой пост государственного секретаря Российской Федерации. А он был прав. Прав в понимании и восприятии позиции Татарстана, направленной на превращение России в полномасштабную демократическую федерацию.
      Проблема взаимоотношений остается актуальной и в настоящее время. Она по большому счету сводится к тому, какой должна быть Россия: федеративным по форме, унитарным по содержанию или по-настоящему демократическим государством. И вообще правомерно ли совмещение этих двух букв?
      Известно, что Декларация о государственном суверенитете Татарстана, принятая 30 августа 1990 года 21 марта 1992 года, была подкреплена всенародным референдумом. Референдум получил признание со стороны руководства Российской Федерации, что зафиксировано в договоре 7 июня 2007 года.
      Суверенитет Татарстана, таким образом, признан де-юре. Это означает верховенство законов Татарстана над российскими законами. Возникает вопрос: всех ли законов? Ответ: не всех, а только тех, кои находятся в ведении Татарстана и отражают интересы республики и всего татарского народа. Соответственно тем полномочиям, кои перечислены в договоре 1994 года.
      Эти права и полномочия, отражающие социально-экономические и культурные запросы татарского народа, всецело соответствуют международным стандартам.
      В первой статье «Международного пакта о гражданских и политических правах» записано: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие». В последнем пункте этой статьи подчеркнуто, что государства должны «поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право». Именно свободно и, как это зафиксировано в документах ООН, «без вмешательства или дискриминации в какой бы то ни было форме».
      Следовательно, никто не вправе диктовать народам то, как нужно развивать национальную культуру или каким алфавитом пользоваться. Здесь применительно к России «с» должна верховенствовать над «в», т.е. это право должно находиться вне пределов законодательного пространства Российской Федерации.
      Можно ли говорить о том, что эта норма соблюдается в России и нет вмешательства и дискриминации в использовании татарского языка?
      К сожалению, на этот вопрос приходится дать отрицательный ответ. Ибо на практике эти права систематически нарушаются, происходит беспардонное вторжение в область прав татарского народа. Мощный государственный механизм с его Думой, судами и прокуратурой перекрывает «с», т.е. суверенные права республики.
      Запреты на переход к латинскому алфавиту, принятие ЕГЭ на родном языке, закон 309, отменивший региональный компонент в стандартах образования, и наконец закон Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации», который будет принят Думой в этом сентябре, и некоторые подзаконные акты заставляют дать отрицательный ответ и на этот вопрос. Все они являются планомерно расставленными капканами, способствующими удушению национальных языков. И здесь «в» перекрывает «с».
      В чем же причина подготовки к принятию этого закона о законе? Прежде всего, как считает Фандас Сафиуллин, с чем нельзя не согласиться, это стремление изгнать татарский язык из школ Татарстана. А по большому счету это имперские гены, крепко засевшие у инициаторов такого рода документов. Поскольку гены меняются очень медленно, как установлено, за сто лет максимум на полтора процента, желательно, чтобы на смену им пришли люди из народа с просветленным разумом. И чем быстрее, тем лучше. А они есть и их много.
      А этим господам надобно знать, что татарский народ, как и его язык, обтесан историей. Он неистребим. Неистребим и его язык. Принятие закона не только осложнит ситуацию в Татарстане, но и может стать поводом для более серьезных явлений.
      В Татарстане должен преобладать татарский язык. Он должен стать де-факто государственным языком, т.е. языком, на котором власти общаются с народом. Его обязаны, как говорил при посещении Казани 2 сентября этого года вице-премьер российского правительства Игорь Шувалов, знать все его граждане, что означает, что Татарстан в этой области должен быть в полной мере суверенным и в нем в соответствие с международными нормами должны верховенствовать его законы. Надо полагать, что такое столь ответственное заявление не могло быть сделано без санкции высшего руководства страны.
      В этой связи удивляет так называемое «Открытое письмо» руководителей Общества русской культуры нашей республики президенту страны В.В. Путину с выражением протеста по поводу этих слов высокопоставленного чиновника. Слава богу, что оно в отличие от прошлых наветов на республику является открытым, а не «строго конфиденциальным».
      Возможно, что авторы письма полагают, что в верхах общества Шувалов одинок, как серая ворона. Если так, то они ошибаются. В России, в верхах и среди ее интеллигенции немало людей, хорошо понимающих, что единство страны и ее процветание зависят от духовного состояния ее народов и обеспечиваются их разнообразием и полноправием.
      Думаю, что переубеждать этих господ бесполезно, ибо их упрямые гены мешают понять, что часы империи, хотят этого они или нет, пробили и наступают новые времена, когда открываются возможности для раскрепощения долгое время находившихся в колониальной кабале народов. Проходят времена пренебрежительного отношения к татарам, их языку и культуре. Оскорбительны намеки на некий сговор между руководством Татарстана и Шуваловым, явившийся якобы причиной сказанных им в Казани слов. Тем более связав их с неким финансовым взаимодействием в рамках Универсиады.
Проблем, связанных с историей, культурой и традициями народов многонациональной России, еще немало. Нужно стремиться к тому, чтобы и в России, как это записано в одном документе ЮНЕСКО, «мирное сосуществование различных национальных, этнических, языковых или религиозных групп стало позитивным фактором, который служит источником социального и культурного обогащения».
      А к этому применительно к нашей теме можно добавить: понятие, вложенное в «в» не должно перекрывать содержание понятия «с». Нужно добиваться их мирного сосуществования.
 

Индус ТАГИРОВ,
академик АНТ.


Комментарии (0)