17 июня 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Трещины

4 декабря 2016 года
Трещины

     Намедни Путин заявил, что «недруги за бугром» готовятся вмешаться в думские выборы. Казалось бы, чего опасаться властям, когда политическое пространство зачищено до основания? Реальной оппозиции в стране нет, она разгромлена: кто сидит, кто в эмиграции, а кто просто деморализован и снизил свою политическую активность.
     Хотя формально оппозиция все же имеется: КПРФ, Справедливая Россия, ЛДПР, Яблоко и более мелкие партии. Но дело в том, что они все подходят под очень тонкое определение – оппозиция Ее Величества. То есть как бы позиционируют они себя таковыми, но на деле под колпаком Кремля. Голосуют синхронно, как скажут кураторы со Старой площади.
     Системные либералы притихли, несистемные – в лице Навального и других – вряд ли способны оказать существенное влияние на большую политику.
     Даже при том, что избирательное законодательство ужесточено до такой степени, что можно их просто отменить, с каждым годом находят какие-то «слабые места» и закручивают болт сильнее.
     Зарегистрироваться независимому кандидату практически нереально, даже если такое и случится, полноценно вести свою предвыборную кампанию он не сможет. Но и в случае такого чуда (предположим, что ему это удалось) у власти все равно главный козырь в рукаве – избирком. Как известно, выигрывает не тот, за кого больше всех отдали голоса, а тот, кто считает. Так вот, избиркомы насквозь формируются представителями правящей «Единой России».
     Понятно, что если оппозиция и пройдет в Думу, то это будет от силы несколько человек, которые, естественно, никакой погоды не сделают. Большинство так или иначе будет в руках правящей партии.
     Так почему же Путин фокусирует внимание на думских выборах? Дело в том, что это часть концепции «осажденной крепости», которую с недавних пор взял на вооружение Кремль. Суть ее ясна по названию: кругом враги, затянем пояса потуже, раздавим пятую колонну. Все проблемы в социально-экономической сфере теперь связываются исключительно с происками врагов. Идеологическая составляющая предельно упростилась. Теперь есть просто «мы» и «они». И неважно, что вчера кто-то был в числе наших партнеров, важно то, что в текущий политический момент «бывший партнер» классифицирован как «они».
     Для Кремля важно закрепить эту повестку на предстоящих выборах, чтобы главной темой политического обсуждения были не социально-экономические вопросы, не проблемы коррупции и т.д. Теперь все, кто будет критиковать действующую власть даже с позиции экономики, управленческой неэффективности, а эти голоса слышны все громче даже среди лояльного электората, могут быть заклеймены как «пятая колонна». Как мы понимаем, на общем фоне подъема патриотической волны – это политический, а может, и судебный приговор.
     Но и это не все. Власть пытается мобилизовать своих сторонников на выборы. Ее главный избиратель – пенсионеры и бюджетники, которые пострадали от кризиса больше всего (цены растут на продукты питания, лекарства, услуги ЖКХ, а реальная з/п и пенсии упали на фоне инфляции), могут проявить в таком случае и нелояльность. Не открыто, конечно, но в кабинках для голосования вполне себе могут поставить галочку напротив кандидата не от партии власти. Такой тихий саботаж, скрытое фрондерство. В этих условиях им нужно вбить мысль, что эти выборы – судьбоносные для страны; надо пережить, переждать, пересидеть эти тяжелые времена.
     Конечно, даже не самый выдающийся результат провластных сил на грядущих выборах в Госдуму сам по себе ничего не значит. Наш парламент давно не является самостоятельным субъектом политического процесса. Опасность для элиты в другом – в психологической атмосфере, которая может измениться по итогам голосования в ГД. В ощущении того, что монолит «осажденной крепости» пошел трещинами. Что нет этих пресловутых 86%, что массированная пропаганда себя исчерпывает. Так как все рано или поздно исчерпывается. Это суровый закон жизни, который Кремль изменить не может, как бы он ни старался.
     А ведь на этом непростом фоне придется реализовывать проект «преемник», который грозит противостоянием кланов, где одна из конкурирующих элитных групп может воспользоваться обстоятельством общественного недовольства. Так уже было во время «болотной», когда клан Медведева пытался оседлать тему «бунта рассерженных горожан». Тогда не вышло. Повтор сценария не исключен, возможно, просто с другими действующими лицами.

     Руслан АЙСИН,
политолог.


Комментарии (1)
Guest, 10.12.2016 в 20:55

Черчилль сравнивал оппозицию в государстве с нервной системой, сигнализирующей о боли в организме. Конечно, править в режиме чрезвычайной ситуации диктатору удобно, но, как показывает опыт, такая система антиинтеллектуальна. В тоталитарной системе все решения принимаются диктатором и узким кругом приближенных и не подлежат критике под угрозой обвинения в государственной измене. Как результат, в тоталитарном государстве очень многие упущения и злоупотребления остаются без последствий для их виновников. Другое дело - демократия, заставляющая чиновников шевелиться и думать, не лениться, а работать под угрозой критики или отставки.