30 августа 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Татарстан 60 – 80 гг.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Татарстан 60 – 80 гг.

18 июля 2016 года
Татарстан 60 – 80 гг.

     Издательство «Хэтер» выпускает мою книгу «Секретарь ЦК Г.И. Усманов. Жизнь и «моменты истины». Это рассказ о человеке, прошедшем путь от преподавателя и комбайнера Усадской школы механизации сельского хозяйства и секретаря Высокогорского РК ВЛКСМ до секретаря ЦК КПСС и заместителя М.С. Горбачева в Российском бюро ЦК КПСС. К ряду эпизодов его политической биографии вполне можно применить слова «первый» или «впервые». В частности, он был первым и единственным татарином, ставшим секретарем ЦК КПСС, и в 1974 г. еще будучи предсовмином ТАССР встретившийся с президентом США Р. Никсоном. Да и к некоторым другим его действиям можно применить эти слова.
     Особо отмечу, что на пленуме ЦК КПСС 19 – 20 сентября 1989 г., утвердившем платформу «Национальная политика партии в современных условиях» (к сожалению, оставшейся на бумаге, а ее реализация, возможно, могла бы предотвратить распад СССР), секретарь Татарского обкома Г.И. Усманов внес предложение о преобразовании автономных республик в союзные. Привел результат социологического опроса населения по этому вопросу, из которого следовало, что почти что 70 процентов высказались за получение Татарией статуса союзной республики. Он был единственным из более чем 40 выступивших на пленуме, в их числе были руководители ЦК всех союзных и обкомов нескольких автономных республик, подкрепившим свое предложение данными социологической группы, организованной обкомом. Его точку зрения поддержал секретарь Башкирского обкома Р. Хабибуллин, напомнивший, что вопрос о придании статуса союзной республики Башкирии и Татарии рассматривался еще при обсуждении проекта Конституции СССР в 1936 г., но был отвергнут. В статье 17 Конституции было записано: «За каждой Союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР». Не исключено, что эта статья была включена для пресечения попыток получения союзного статуса автономными республиками, экономический потенциал которых превосходил ряд союзных и в первую очередь касался Татарии и Башкирии. Напомню, что, разъясняя при обсуждении проекта Конституции невозможность расширения числа союзных республик, И.В. Сталин использовал именно пример Башкирии и Татарии. Сказав, что союзная республика должна иметь право выхода из СССР, а куда могут выйти Башкирия или Татария, окруженные советскими республиками и областями. Очевидно, вспомнив это, Хабибуллин заявил, что обе республики никуда выходить не собираются.
     Однако предложение Усманова, а его поддержали секретари Якутского и Бурят-Монгольского обкомов, не было включено в платформу. Он также потребовал прекращения строительства АЭС на Каме, сказав, что исследования казанских ученых доказывают опасность сооружения ее в зоне тектонического разлома. У всех еще свежи были воспоминания, о Чернобыльской катастрофе, и в Татарии набирало силу общественное движение противников этого строительства. На пленуме Г.И. Усманов неожиданно для него был избран секретарем ЦК КПСС. На пост первого секретаря обкома КПСС он рекомендовал М.Ш. Шаймиева, занимавшего должность председателя Совета министров ТАССР. В разговоре он называл главным «моментом истины» время работы секретарем ЦК КПСС и общения с М.С. Горбачевым, убедивших его, что тот ведет государство к распаду и открывает путь для прихода к власти команде «ликвидаторов» СССР и КПСС во главе с Б.Н. Ельциным. Некоторые эпизоды этой очевидно заранее спланированной «операции» начали приоткрываться только сейчас. В частности, недавно опубликована запись телефонного разговора Б.Н. Ельцина с президентом США Джорджем Бушем 8 декабря 1991 г. В ходе которого он «доложил» о решениях, принятых в результате Беловежского сговора. Именно президент США, а не президент СССР М.С. Горбачев первым узнал об уходе в политическое небытие «империи зла», как именовал Советский Союз предшественник Буша президент Рональд Рейган. К чему привел уход СССР с мировой политической арены, названный В.В. Путиным геополитической катастрофой конца ХХ века, мы в полной мере ощущаем в настоящее время. Не желая участвовать в подготовке ликвидации СССР и КПСС, а Горбачев отводил Усманову важную роль в этой «операции», он демонстративно подал в отставку и вернулся в Казань.
     Более подробно об этом драматическом эпизоде биографии Г.И. Усманова впервые написал член Совета Федерации О.В. Морозов, работавший в 1989 – 1990 г. его помощником в ЦК. Его воспоминания, равно как и ряда лиц, работавших с Г.И. Усмановым в Татарстане или хорошо знавших его: М.Г. Ахметова, Р.Р. Ахметова и др., включены в книгу. Предлагаю вниманию читателя ее фрагмент. «Некоторое, но далеко не полное представление о делах, осуществленных в период работы Г.И. Усманова на постах  председателя Совета Министров ТАССР и 1-го секретаря обкома КПСС дает написанная по моей просьбе небольшая справка – воспоминания. Передавая ее, он сказал: «Написал об этом времени и делах, какими вижу это сейчас, а ты как историк можешь проверить, возможно, где-то и ошибаюсь. Не затрагиваю в них свои кадровые решений, хотя два из них вызвали толки и были, очевидно, несколько поспешными».
     Полагаю, что одно из «поспешных» решений было связано, судя по его отдельным репликам, с Р.К. Беляевым, а второе так и осталось для меня загадкой. Он знал о моем увлечении биографиями политических и общественных деятелей, ученых и читал мои очерки о некоторых довоенных первых секретарях обкома и наших современниках: З.И. Муратове, С.Д. Игнатьеве, С.Г. Батыеве, К.Ф. Фасееве С.Л. Князеве, М.Х. Хасанове, И.Р. Тагирове. Особенно заинтересовался оценкой 1-х секретарей обкома и сообщил некоторые не известные мне детали их биографий и даже согласился участвовать в съемках фильма по мотивам моей книги о С.Д. Игнатьве, показанном по телевидению. Безусловно, полагал, что придет время написать и о его делах, и передал, кроме воспоминаний, ряд нигде ранее не публиковавшихся фотографий со своими надписями, включая снимок в кругу семьи. Но прямых просьб об этом, конечно, не было.
     Теперь, очевидно, это время пришло. Автор попытается в следующей главе, прокомментировать некоторые его утверждения, привести мнения и оценки людей, работавших с Г.И. Усмановым или хорошо знавших его. Проанализировать и другую информацию, содержащуюся в этом уникальном документе, написанном не журналистами со слов автора, как это было недавно с мемуарами Ф.А. Табеева, а самим персонажем книги. Итак, перед нами наброски «портрета» Татарстана в 60 – 80 годы прошлого века и взгляд Г.И. Усманова на эти события из ХХI века. Это не статья, а «неприглаженные» заметки о том, что он считал наиболее важным в своей работе в течение 24 лет на двух высших постах в республике. В заметках отсутствуют критические оценки местных руководителей и даже давно ушедших в политическое, а большинство и в физическое небытие, общесоюзных кумиров 70 – 90–х годов. Хотя в разговорах со мной он был иногда весьма откровенен при оценке поступков и деятельности ряда деятелей, правда, предупреждая, что это для ориентировки, а не для печати или разговора с другими лицами. Но об этом в следующих главах.

     Письменные заметки Г.И. Усманова

     Надо же – на территории республики, составляющей 0,5% от территории России, к 2007 году было добыто 3 миллиарда тонн нефти. Декабрь 1970 года вошел в историю нефтяников и всего народа ТАССР – в этом году было добыто 100 миллионов тонн нефти. В истории развития нефтяной промышленности такого количества нефти за год в одном районе добыто впервые. Появилось углеводородное сырье, и на этой базе республика активно строила крупные предприятия – «Оргсинтез» в Казани, Нижнекамский нефтехимкомбинат, Нижнекамский шинный завод, завод минеральных удобрений. Начал строится КамАЗ. Появились новые города, росли новые управленческие кадры специалистов. Все это поддерживало постоянную молодость республики, ее динамизм и устремленность в перспективу. Жизнь республики не сходила со страниц газет и журналов, радио и телеэфира. Возник совершенно новый потенциал республики. Экономика настолько выросла, что республика стала производить столько продукции, сколько три прибалтийские республики вместе взятые.
     В этот период возникли новые возможности, позволяющие значительно укрепить базу просвещения, здравоохранения, культуры, бытового обслуживания населения.  Хочу особо отметить, что за двадцать лет (с 1970 по 1990 г.) в республике было построено 1100 типовых школ на 500 тысяч ученических мест. За эти годы почти полностью была обновлена материально – техническая база школ, построено большое количество профтехучилищ.
     В каждом сельскохозяйственном районе было открыто свое профтехучилище, в некоторых даже два, для подготовки специалистов сельскохозяйственного профиля. На протяжении этого периода в республике (70 – 80-е годы) развернулось интенсивное строительство детских садов и яслей, причем не только за счет централизованных источников финансирования, но, что особенно важно, за счет средств промышленных предприятий, нефтяников, отраслей химической промышленности, машиностроения, колхозов и совхозов. В результате этой важнейшей работы республика к концу 1980-х годов достигла обеспечения детскими дошкольными учреждениями до 87% (в 1970 г. – 20%). Это практически означало обеспечение всего нуждающегося дошкольного детского контингента.
     В 1970 – 80-е годы в республике была осуществлена большая работа по строительству объектов здравоохранения – больниц, поликлиник, санэпидстанций и др. лечебных учреждений. В Казани построили Республиканскую клиническую больницу на 1000 коек, взяли твердый курс на подъем сельского здравоохранения. В эти годы практически было завершено строительство Центральных районных больниц и медпунктов в селах. В результате большой работы, к концу 1980–х годов почти все ЦРБ, районные санэпидстанции были обеспечены новыми типовыми зданиями.
     В основном по такому принципу осуществлялась работа по возведению объектов культуры, искусства. Во всех районных центрах были построены Дворцы культуры и библиотеки. В центральных усадьбах колхозов и совхозов возведены Дома культуры и клубы.
     За эти годы практически обновили все вузы республики. Были построены новые учебные корпуса и общежития. Особенно большие работы были проведены в КГУ при подготовке к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина, а впоследствии построены новые корпуса – спортивный, актовый зал и другие.
     Особенно хотелось отметить, что по настоянию руководства республики, Советами министров СССР и РСФСР были приняты решения об открытии следующих институтов: Казанского института культуры, Набережночелнинского педагогического института, Казанского филиала Волгоградского института физической культуры и спорта, затем переведенного в Набережные Челны (сейчас это самостоятельный институт).
     В эти годы было построено новое зданий Камаловского театра, Концертный зал консерватории, Дворец химиков, Дворец спорта. Добротные здания были предоставлены творческим союзам.
     Как-то я с руководителем исполкома Казанского горсовета А.И. Бондаренко выехал на объекты, где проводились ремонтные работы. Он показал мне на дом Шамиля по улице Тукая и сказал, что здесь будет расположен шахматный клуб. К тому моменту в Казани не было музея памяти Г. Тукая, и мы решили, что город подарит это здание под музей великому татарскому поэту. Так появился этот замечательный музей. У меня тогда даже состоялся телефонный разговор с председателем шахматной федерации СССР Михаилом Талем. Он выразил обеспокоенность тем, что в Казани решили передать здание, предназначенное под шахматный клуб – музею. Я прочитал ему строки из стихотворений Тукая и заверил, что шахматный клуб обязательно откроем. В итоге он согласился со мной. А шахматный клуб тоже появился, чуть позже.
     Думаю, довольно интересна история рождения Татарского государственного симфонического оркестра. Осенью 1966 года в Альметьевске состоялось большое совещание с участием работников ЦК партии, Совмина СССР, посвященное увеличению добычи нефти в  республике (в 1966 г. – до 70 млн. тонн, а к 1970 г. – до 100 млн. тонн). После совещания состоялся концерт, устроенный силами артистов г. Альметьевска. После концерта мы разъехались. В самолете я сидел рядом с министром культуры республики Булатом Миннуловичем Гизатуллиными. Он мне говорит: «Приближаемся к добыче нефти в 100 млн. тонн в год, а концерты проводим только под гармошку. В республике до сих пор нет симфонического оркестра». На следующий день обо всем этом я рассказал по телефону министру культуры СССР Екатерине Фурцевой. Она согласилась, что нехорошо, когда такая республика не имеет симфонического оркестра и пригласила приехать к ней. Уже на другой день я был у нее, и она решила этот вопрос положительно. Потом добавила: «Наверное, вам понадобится и хороший дирижер. Я бы предложила вам Натана Рахлина. Но, боюсь, что он в Казань не поедет». На другой же день я направил к нему министра культуры Гизатуллина. В итоге мы решили все вопросы, и Рахлин к нам приехал и до конца своих дней успешно у нас работал.
     В 1970 – 80–е годы проводилась большая работа по ликвидации подвалов и бараков. В 1985 году всего на улучшение жилищных условий стояли в очереди около 300 тысяч семей. В то же время ежегодно образовывалось 21 тысяча новых семей. Всего нужно было обеспечить жильем 615 тысяч семей, т.е. ежегодно республика должна была сдавать около 41 тысяч квартир (в рамках программы по обеспечению всех нуждающихся жильем к 2000 году). В 1987 году мы построили 43 тысячи квартир, и эта цифра ежегодно увеличивалась на 6 – 7%. Так создавалась возможность в ближайшем будущем решить жилищный вопрос в республике.
     В 1960 – 80-е годы в республике появились новые города – Набережные Челны, Нижнекамск, Заинск, Азнакаево, Менделеевск и др. с населением от 40 до 50 тысяч человек. Широким фронтом строились мосты и дороги. Были построены мосты через Волгу, через Вятку построили, через Каму по телу Нижнекамской ГЭС. Начали было строить мост возле Сорочьих гор. В республике много мелких речушек. Через них были переброшены деревянные мосты, которые весной разбирались, чтобы не унесло половодьем. За время моей работы в республике было построено 658 железобетонных мостов.
     Окрепла база дорожно-строительных организаций. Не осталось ни одного района без асфальто-бетонных заводов, а в крупных районах их число достигло двух. Дорожно-строительные организации укрепились техникой, ежегодно они получали около 100 камазовских самосвалов.
     В эти годы возникла совершенно новая отрасль – добыча щебня. Уже к 1990 году объем его годовой добычи достиг 2 млн. куб. м, что полностью обеспечивало потребности республики в этом стройматериале. Все это позволило довести строительство только асфальтированных дорог до 700 км в год.
     Был закончен проект метро в Казани, но работы пришлось приостановить, так как на митингах высказывались протесты против его строительства.
     На пленуме обкома был специально рассмотрен вопрос о газификации села. Этот проект предусматривал укладку 1000 км магистральных газопроводов в год. Эта программа работала и в последние годы.
     Хорошими темпами развивалось и сельское хозяйство. В результате проведения мер по переустройству села республика, оснащению его техникой, нагрузка на один пахотный трактор была уменьшена до 100 га, на комбайн до 90 га. В каждом хозяйстве были построены машинные дворы. Подразделения «Сельхозтехники» и «Сельхозхимии» довели вывозку органических удобрений (торфа и компоста) до 11 млн. тонн в год. В части мелиоративных работ были построены культурные пастбища на поливе – 251 тыс. га. Это позволило республике даже в самые засушливые годы не сокращать, по причине недостатка кормов, а увеличивать поголовье скота в животноводстве.
     По вопросу использования техники и мелиорации земель все союзные и российские семинары проводились в нашей республике.
     В результате республика обеспечивала себя полностью продуктами питания. К 1990 году заготовка скота (в живом весе) достигла 300 тысяч тонн в год, молока – 1 млн. 260 тысяч тонн.
     Возникла новая отрасль – птицеводство на промышленной основе. Если еще в 1960-х куриное яйцо собирали лукошками в деревнях и селах, то спустя два десятилетия практически все хозяйства имели птицефермы с поголовьем кур от 1000 до 2500 голов. Последние считались уже крупными фермами. Строительство крупных птицеферм на миллион с лишним голов позволило ликвидировать мелкие фермы. Птицефабрики стали производить по 700 – 800 млн. яиц в год, полностью обеспечивая потребности республики в этом продукте.
     До 1970 года в республике овощей с закрытого грунта производилось по 70 граммов на душу населения. Мы решили ликвидировать эту позорную цифру. Взялись за строительство капитальных теплиц: в Казани – на 30 га, позже довели эту площадь до 50 га. В Н.Челнах – 30 га, в Нижнекамске и нефтяных районах – по 40 га. Всего в республике было построено капитальных теплиц более чем на 110 га. Ныне республика обеспечена овощами с закрытого грунта в течение круглого года. Душевое потребление достигло 40 с лишним кг в год. Сравните с 70 граммами – увеличение в сотни раз. Усманов».
     Документ как бы оборван на полуслове. Г.И. Усманов обещал продолжить «Записки» и дать оценку сделанному в республике после его ухода из политической жизни, но не успел из-за резкого ухудшения состояния здоровья, приведшее к кончине 24 февраля этого года. Документ публикуется без редакторских правок и сокращений. В нескольких местах вставлены пропущенные буквы, исправлена ошибка в написании двух фамилий. Первоначально Гумер Исмагилович передал его в виде рукописи, в некоторых местах трудно читаемой, и по моей просьбе прислал машинописный текст, с небольшими изменениями и добавлениями. Публикуется подписанный им второй экземпляр текста. После выхода книги он будет передан в ЦГА ИПД РТ.

     Б. Султанбеков,
профессор.

     От редакции: Это первый труд подобного рода, достаточно объективно повествующий о судьбе первого секретаря Татарского обкома КПССС Гумере Усманове. Один из работников Кабинета министров рассказывал, что вообще то его родители назвали Гомер, в честь выдающегося древнего грека. Тогда у татар проявилась тяга к новым именам, исламские уже не давали из-за жесткой атеистической политики советского государства, а огромная тяга к просвещению была заложена в татарском народе, напомним, царский режим запрещал некрещеным татарам до 1905 года иметь среднее и высшее образование, а у татар все равно была поголовная грамотность, они должны были читать Коран. Тогда, в 20-х годах и позже, появились Рево и Люции, Мэлсы, Фердинанды, Альберты, Роберты, Дамиры (да здравствует мировая революция) и т.д. Говорят, что имя определяет часто судьбу ребенка. Наверное, зря заменили букву в имени Гумера Исмагиловича. Может быть, она придала бы его действиям большую решительность.
     В истории республики очень мало еще анализа процессов 60 – 80 годов, начала пробуждения татарского национального самосознания в СССР, после репрессий. Очень интересно следить, как менялся менталитет татарских руководителей. От откровенно холопского, даже прислужнического, от откровенно самоуничижительного признания себя не то, что младшим братом, а несмышленым ребенком (чего стоят только крылатые слова в бытность им первым секретарем Татарского обкома КПСС Фикрята Табеева «татарский язык отомрет к 1980 году, это язык пастухов и доярок»), до начала разработки модели хозрасчета по прибалтийскому варианту и постановки вопроса о статусе союзной республики для ТАССР. Постепенно в татарском народе просыпалась гордость. «Чаплашки» на глазах изумленного «старшего брата» стали превращаться в элиту России. Большой шаг вперед был сделан при Гумере Усманове, который привил элите Татарстана пусть осторожное, но масштабное технократическое мышление и затем произошел большой исторический рывок при Минтимере Шаймиеве. Сегодня гордость татарского народа пытаются загнать опять в узкие рамки «второсортности» и казарменного унитаризма. Это путь в никуда, в тупик. Неужели кто-то думает, что лишение республики института президентства – не останется в памяти народа? Даже если его сегодня ликвидируют, он будет неизбежно возрожден и с гораздо большими правами, чем сегодня , об этом свидетельствует весь ход мировой истории и книга Булата Султанбекова. Потому что равноправные отношения – основа государства, убери равноправие, и фундамент государственности будет перекошен, что неизбежно ведет к разрушению здания. 
     Конечно, записки Усманова не носят личностный характер, а более напоминают отчет пленуму ЦК. То, что он пишет, что республика к 1990 году обеспечивала себя полностью мясом, молоком, яйцами – откуда это? Казанцы помнят эти месячные нормы по талонам на человека – 400 граммов сливочного масла, десяток яиц, 1,5 кг мяса (в общем-то, костей) или колбасы, сыра вообще не было, молоко реально было прозрачное на просвет. Все отправлялось в Москву. Вот об этих цифрах, сколько отправлялось в Москву, Усманову хорошо было бы написать. Помимо 100 млн. тонн нефти, выкачиваемой ежегодно из республики.
     Насчет метро – протестов в Казани против него не было, руководство республики считало, что это будет перенапряжение сил, и так все трещало по швам и дали рекомендацию «Вечерней Казани», тогда газете горкома КПСС, описать трудности его возведения. Елена Чернобровкина мне говорила с убеждением: «Весь город перероют, все загадят и будут строить 20 лет, а мы будем жить в этой грязи». Я говорил: «Это большие деньги, на дороге не валяются, надо брать, пока дают». Метро на 15 лет отложили, до сих пор считаю, что это была ошибка. Сейчас бы у нас штук 20 станций было. Правда, Рамеев предлагал строить монорельс, он в пять раз дешевле и для Заречья идеально подходил.  Достоинства татарстанского щебня всем известны, он известковый, размывается водой и через несколько лет на дорогах возникает множество ям, провалов, это все равно, что песок положить. Уральская гранитная щебенка вечная, ее стал использовать Метшин и дороги в Казани стали гораздо приличнее.
     А в целом сделано было Усмановым по тем временам немало, при том отношении к республике. Усманов стремился больше «тащить» в республику, чем Табеев. И команда у него была сильная. И базис был заложен такой, что сегодня время насущно требует изменить взаимоотношения с федеральным центром в сторону значительного расширения экономической самостоятельности. Табеев в начале 90-х годов звонил Шаймиеву и призывал его не поддерживать суверенитет Татарстана, что бы мы сейчас имели, послушай Шаймиев Табеева?
     Книга по финансовым соображениям выходит небольшим тиражом в несколько сот экземпляров. Это крайне мало для республики, не говоря уже о России. Мы также обращаемся с просьбой присылать в редакцию воспоминания о работе с Усмановым. Личные заметки, документы, связанные с его личностью, аналитические заметки (потому что история невозвратно уходит), фото – мы передадим их Булату Султанбекову для дополнения книги. Читать Толстого хорошо тысячами, но давайте начинать писать объективную историю Татарстана, она во многом сознательно извращена, в том числе и недругами республики. Знание – сила.

     Рашит АХМЕТОВ.

     На сниме: обложка книги Б. Султанбекова.


Комментарии (12)
Guest, 18.07.2016 в 20:30

...полностью обеспечивала...
-никогда такого за всю хистори!
ТЬФУ.

Guest, 19.07.2016 в 00:22

Елена Чернобровкина мне говорила с убеждением: «Весь город перероют, все загадят и будут строить 20 лет, а мы будем жить в этой грязи»
===============================
Елена Чернобровкина, как и положено русской нацистке, понимала, что метро пойдет Татарстану на пользу и потому выискивала любые, включая самые идиотские аргументы против прогресса в Татарстане. В действительности аргументы разных чернобровкиных надо читать между строк - вам, татарам, как низшей расе, не положено того, что положено русским и вообще белым людям. Вам, татарам, в отличие от русских не положено никакого метро, вам положено только жить в грязи!

Guest, 19.07.2016 в 01:38

Так можно любую мысль перевернуть.В советское время это действительно был бы долгострой. Проходческий комбайн в Канаде покупали. А Казань была третьесортным городом в госплане,финансировалась по остатку.

Guest, 19.07.2016 в 07:46

Чернобровкина - фантазерка. Она и Ф.Байрамову обвиняла в несусветных грехах типа дети от смешанных браков... Где чернобровкина сейчас ? На чью мельницу льет воду?

Guest, 19.07.2016 в 08:30

Guest, 19.07.2016 в 01:38
Казань была третьесортным городом в госплане, финансировалась по остатку.
===========================
Вот именно! Татарстан был третьесортной колонией Россией и финансировался по остаточному принципу. Когда в начале перестройки руководители Казани поехали в Таллин, они спросили про размер бюджета города. Эстонцы честно ответили, сколько. Оказалось, что бюджет эстонской столицы в 11 раз превышал бюджет столицы Татарстана, хотя в Таллине проживало в 2,5 раза меньше населения! А нам сейчас опять втирают про благодеяние России, которая отнимает у Татарстана всего-навсего 90% собранных налогов! С такими друзьями, как Россия, нам и врагов-то не надо!

Guest, 19.07.2016 в 08:33

Guest, 19.07.2016 в 01:38
Так можно любую мысль перевернуть.В советское время это действительно был бы долгострой.
========================================
Интересно, почему все эти чернобровкины возражают против метро в Казани, а против метро в русских городах, которые строились в советское время, у нет никаких возражений?

Guest, 19.07.2016 в 18:47

Чернобровкина работает в бизнес онлайн, в интернет газете.

Guest, 20.07.2016 в 14:22

А почему в третьесортном городе Казани метро, хоть и плохое, построили к Универсиаде, а в русском городе Красноярске к зимней Универсиаде метро строить отказали. Кто, значит, более третьесортней?
Там действительно, метро строят уже 20 лет.

Guest, 20.07.2016 в 15:24

а в русском городе Красноярске к зимней Универсиаде метро строить отказали. Кто, значит, более третьесортней?
Там действительно, метро строят уже 20 лет._----
здесь имелся в виду СССР.

Guest, 20.07.2016 в 16:51

Мне все-таки интересно, почему все эти чернобровкины возражают против метро в татарской столице, а против метро в русской столице у них нет никаких возражений.

Guest, 26.07.2016 в 06:54

Guest, 20.07.2016 в 15:24

а в русском городе Красноярске к зимней Универсиаде метро строить отказали. Кто, значит, более третьесортней?
Там действительно, метро строят уже 20 лет._----
здесь имелся в виду СССР.
=================================================
При СССР в Красноярске метро хоть и медленно, с перерывами, но все же строилось как стратегический объект. А в нынешней России даже к Универсиаде его строить отказались. Недостойны жители Красноярска метро, которое там более необходимо, чем в Казани. Сейчас идет консервация построенной части метро на долгие годы. Деньги для Казани нужны! Не зря в Сибири так развит сепаратизм!

Guest, 26.07.2016 в 11:52

Guest, 26.07.2016 в 06:54
Недостойны жители Красноярска метро, которое там более необходимо, чем в Казани. Сейчас идет консервация построенной части метро на долгие годы. Деньги для Казани нужны! Не зря в Сибири так развит сепаратизм!
===========================
Лично я никак не возражаю против того, чтобы налоги от Красноярского алюминиевого комбината и другие налоги оставались в Красноярском крае, а не уходили в бездонную московскую бочку. Деньги из Красноярска уходят не в Казань, а в Москву, где их пилят в совершенно немыслимых пропорциях: 90% в откат, 10% на дело. При таком раскладе крымский мост, наверное, будет строиться столетиями. А виноваты в этом, конечно, будут татары!