4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Студенческие годы (ч.5)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Студенческие годы (ч.5)

3 октября 2017 года
Студенческие годы (ч.5)

     Именно тогда он дал мне рекомендацию для вступления в ряды членов КПСС.
     Его любили и уважали. Не случайно потому на его похоронах было очень много представителей творческой интеллигенции. Среди них был любимый певец татарского народа Габдрахман Рахимкулов. Оказывается, они были друзьями.
     Рахимкулова я сразу заприметил. Я тоже неплохо знал его, и мы часто встречались. Поскольку речь зашла о нем, расскажу, как произошло наше первое знакомство.
     Это было во время нашего отдыха в санатории «Казанский». Однажды во время обеда он, сидевший за соседним столом, подходит ко мне и говорит: «Ну и хорошо поешь ты!». Я, удивленный этими словами, говорю: «Вы ошибаетесь, Габдрахман-абый, я не пою». Оказалось, что он слушает цикл моих выступлений на радио, посвященных новейшей истории Татарстана.
     — Знаю я это, слушаю тебя, ты по-своему поешь, - говорит народный артист и добавляет. — А ведь и я тоже хорошо пою.
     Пел он прекрасно, это певец от Бога.
     Его нет сегодня среди живых, но песни его продолжают звучать.
     Артисты и вообще мир культуры всегда были близки мне. Люблю музыку и особенно народные песни. Мне посчастливилось знать многих их исполнителей. Зухра Сунгатуллина, Хайдар Бигичев, Венера Ганеева, Зиля Сунгатуллина, Резеда Шарифуллина, Рашид Вагапов, Ильхам Шакиров, Салават Фатхутдинов, Мирсаид Сунгатуллин, Рустам Маликов, Фердинад Салахов, Шамиль Ахметзянов, Искандер Биктагиров, Айрат Арсланов. Азгар Шакиров, Халим Заляй, Ренат Тазетдинов, Наиль Дунаев, Ирек Багманов - это только некоторые из тех, кто крепко врезался в мою память.
     Мы, не только я, но и другие преподаватели университета, всегда были близки с деятелями культуры и литературы. Среди этих преподавателей хочу особо выделить моего учителя и наставника Ивана Михайловича Ионенко, наизусть знавшего многие стихи наших поэтов, прекрасно исполнявшего на скрипке не только народные мелодии, но и произведения классиков.
     Прошло уже достаточно много времени с тех пор, как он ушел из жизни. Однако кажется, что он среди нас. Это потому, что оставил после себя яркий след в нашей жизни.
     Нас, его учеников, всегда восхищали его человеческие качества. Прежде всего его человеколюбие, готовность прийти на помощь тем, кто в этом нуждался. Он был справедлив в оценке людей, никому не завидовал, никому не желал зла. Умел прощать даже тех, кто был не совсем справедлив к нему самому. Мы все это видели. Бывали моменты, когда его обижали, обходили вниманием. Он хотя все это и тяжело переживал, но не таил зла. У него не было чувства мести. Он старался видеть в людях не какие-то недостатки, а лучшие стороны их характера.
     Особое внимание уделял он студенческой молодежи, способствовал ее творческому росту. Вообще любил работать с ней. Порой подолгу бывал в студенческом общежитии, интересовался бытом студентов. «Снежный десант», - это его детище. Долгие и нелегкие походы по местам боевой славы закаляли студентов, способствовали их патриотическому воспитанию.
     Еще до того, как Ионенко стал заведующим кафедрой истории СССР, несколько раз подряд он избирался секретарем партийного бюро факультета. На этой работе его интересовало все - и состояние учебного процесса, и научная работа преподавателей и студентов. Он организовывал также и отправку студентов на осенние полевые работы в колхозы республики. Систематически и сам выезжал на место, через других преподавателей присылал продукты и обязательно с сопроводительной запиской. На одной из них, присланной мне как руководителю группы, были такие строки: «Продукты и обувь распределите между студентами. Держитесь, остались считанные дни!». И мы держались.
     Иван Михайлович был еще и выдающимся ученым. Трудно переоценить его вклад в историческую науку. Здесь его интересовало все, начиная от самых древних времен до современности. Что бы он ни писал, что бы ни изучал, в центре его внимания был народ. Причем в отличие от ряда его коллег, создававших свои труды лишь на основе материалов большевистской партии и цитат из работ классиков марксизма-ленинизма, его исследования всегда базировались на первоисточниках. Бывало, что он месяцами просиживал в архивах Казани, Москвы, Ленинграда и ряда поволжских городов. Находил и вводил в научный оборот такие документы, которые порой меняли старые, давно сложившиеся представления по ряду принципиальных вопросов исторического развития.
     Это касалось, прежде всего, роли и места в истории российского крестьянства, которое справедливо считал основой российского общества. Вопреки официальной идеологии, по которой решающей силой общества был рабочий класс, он находил, анализировал документы, свидетельствовавшие о другом. При этом он не входил в какие-либо дискуссии, публично не опровергал и не отрицал роли рабочего класса в истории. Его труды говорили сами за себя.
     Не опровергал он и ведущей роли в историческом процессе партии большевиков и роли большевиков в целом. Однако в его трудах всегда находилось место другим партиям и прежде всего партии эсеров. Его книга, посвященная роли крестьянства в революции, является образцом проявления этой справедливости.
     Иван Михайлович уделял огромное внимание армии, ее роли в революции 1917 г. При этом исследователь всегда исходил из того, что она в своем большинстве была крестьянской. Его труды по истории армии и крестьянства не потеряли своей актуальности и сегодня.
     Вообще, нас учили талантливые, преданные своему делу учителя. Вот некоторые из них.
     Аркадий Семенович Шофман. Этот толстый, маленького роста человек читал нам историю Древней Греции и Древнего Рима. Читал он хорошо и очень увлекательно. Слушать его всегда было интересно. Он не произносил букву «л» и вместо нее произносил «и». И восстание илотов у него превращалось в восстание йотов. А мы за ним так и записывали в своих тетрадях. Он очень часто оживлял свои лекции рассказами из личной жизни таких выдающихся людей античности, как Александр Македонский, Ганнибал, Юлий Цезарь и многих других. Однако это только украшало его речь, ибо нас увлекала не только манера изложения предмета, но и его личная увлеченность темой. Так и казалось, что он сам присутствовал в описываемых событиях.
     Заведующим кафедрой всеобщей истории был профессор Александр Иванович Данилов. Это был умный и талантливый человек. Читал он нам курс Средних веков. Круг его научных интересов - Средние века и методология исторической науки.
     Александр Иванович увидел в Измаиле Шарифжанове и Николае Смоленском тех людей, кои могли бы продолжить его дело. И когда стал ректором Томского университета, взял их с собой. Так что университет они окончили в Томске. Тем не менее судьба нас не разлучила. Измаил после защиты кандидатской диссертации приехал в Казань и начал работать в педагогическом институте. А Николай Смоленский, проработав несколько лет ректором Пензенского пединститута, оказался в Москве рядом со своим учителем Даниловым, который к тому времени стал уже министром просвещения Российской Федерации. Работал Смоленский и работает в Московском педагогическом институте. Мы его ввели в состав нашего докторского совета. Он часто приезжает в Казань, рецензирует и оппонирует докторские и кандидатские диссертации.
     Разумеется, все это потом. А пока мы студенты историко-филологического факультета Казанского университета.
     Все мы, так или иначе, занимались научной деятельностью, работали в студенческих научных кружках.
     Спецкурс по истории Октябрьской революции читал Иван Михайлович Ионенко. Он увлек меня темой установления Советской власти в Казани. Я написал по ней дипломную работу и выполнил кандидатскую диссертацию. Об этой теме, поскольку она стала главным моим научным интересом, будет особый разговор.
     Дипломную работу я посвятил историографии изучения этой темы. И она оказалась не совсем простой. Ибо в работах, посвященных ей, обнаруживались немалые изъяны. И самое главное — сложилась традиция рассматривать октябрьские события 1917 г. в Казани как петроградский Октябрь в миниатюре. В увидевшем свет в 1934 г. коллективном труде «Казанские большевики в 1917 году» этот подход был обозначен в полном объеме.

     И.Р. ТАГИРОВ.
     (Из книги «По жизненному пути».)
     (Продолжение следует.)

     На снимке: Индус Тагиров.


Комментарии (1)
Guest, 05.10.2017 в 20:51

ностальгия прям-таки сквозная по родному комсомолу и родной же партии..
да,какие там кадры один другого лудщее..