30 августа 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Социальная политика
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Социальная политика

15 марта 2012 года
Социальная политика

     В середине февраля в «Комсомольской правде» была опубликована статья В.В. Путина «Строительство справедливости. Социальная политика для России». Отрадно, что наконец-то премьер обратился к теме социальной политики, которую Ф. Энгельс считал основой «производства и воспроизводства непосредственной жизни».
      Российская Федерация провозглашена в Конституции как социальное государство, то есть государство, политика которого должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, повышение качества жизни. Но это декларация. Она нуждается в экономическом, социально-политическом, организационном фундаменте. Основное звено этого фундамента – государственная политика, сформированная и реализуемая на основе сочетания долгосрочной стратегии и эффективного решения текущих проблем, совместного участия в этом всех секторов общества, взаимодействия политики и экономики.
      Анализ социальной политики, реализуемой с 90-х годов прошлого столетия в ходе неолиберальных «реформ», свидетельствует, что ни в целях, ни в задачах не было таких фундаментальных понятий, как достижение соци¬альной справедливости, соци¬альной ответственности, соци¬ального партнерства, социальных гарантий; повышение обеспеченности населения необходимыми благами и степени удовлетворения индивидуальных потребностей человека в них (уровень жизни), совершенствование структуры ценностных ори¬ентаций (образ жизни), повышение меры индивидуальной доступности основных социальных потребностей (бесплатности здравоохранения, образования, все¬общности труда и отдыха), подкрепленных социальными стандартами, в совокупности характеризующих качество жизни человека. Все это свидетельствует, что ни о какой государственной социальной политике речи и не шло.
      Мне хорошо помнится первое Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, с которым В. Путин выступил в 2000 году. В нем президент выделил задачу проведения «реалистичной социальной политики», ключевыми направлениями которой выдвигались повышение уровня жизни, борьба с бедностью и справедливость в распределении доходов, достижение демографического роста, развитие сферы здравоохранения, образования и культуры в соответствии с новыми вызовами времени. Через внедрение механизмов накопительного пенсионного финансирования предполагалось предотвратить кризис пенсионной системы. Была поставлена задача отказаться от практики всеобщего государственного патернализма.
      Как видим, были выделены основополагающие проблемы социальной политики, к которым вновь обратился кандидат в президенты В. Путин по прошествии более десяти лет. Можно подвести некоторые итоги.
      Возьмем установку: «борьба с бедностью и справедливое распределение доходов». Сегодня В. Путин фиксирует, что в Российской Федерации «вызывающе велика дифференциация в доходах». Думаю, что сказано весьма мягко. Подобный вывод был бы верен, если бы в реальности наблюдалась позитивная тенденция в решении задачи «социальной справедливости». К сожалению, тенденция обратная.
      Величина децильного коэффициента как отношения денежных доходов 10% самых богатых и самых бедных жителей страны, характеризующая экономическое неравенство в стране, в Российской Федерации равна сегодня 16,8, а в Москве – 50. Самая богатая децильная группа в России имеет 30,6% всех денежных доходов страны, а самая бедная – 1,8%. Причем тенденция такова: за последние десять лет доля самой богатой децильной группы увеличилась в разы, а доли остальных децильных групп резко упали. Экономическое неравенство за последнее десятилетие резко усугубилось. Попытка В. Путина, как он особо подчеркивает в статье, убедить население в успехах «…в ограничении бедности…» несостоятельна. По данным ВЦИОМ, по поводу справедливости в распределении благ более 60% россиян отмечают ежегодный всё усиливающийся рост несправедливости, углубление пропасти между богатыми и бедными.
      Сегодня в среднем объемы потребления продовольствия на душу населения сократились к уровню 1990 года на 22,6%, а по отдельным видам продуктов, таких как мясо – в 1,4 раза, молоко – в 1,7 раза, рыбопродукты – в 1,9 раза. Значительная часть населения страны не может позволить себе питаться даже на уровне минимальной потребности, а средние рациональные нормы питания доступны лишь 10–20% россиян. Для третьей части населения потребление самых необходимых для здоровья продуктов питания упало до того уровня, при котором начинается физиологическая деградация. И это в «социальном» государстве!
      Исследования демографов показывают, что забвение социальной политики в угоду «реформам» по «либеральным» рецептам западных специалистов весьма дорого обошлось нашей стране: более двух третей всех причин депопуляции россиян связано с резким ухудшением здоровья нации, снижением качества медицинского обслуживания, его коммерциализацией, а также с возникшими такими массовыми феноменами, как социальная депрессия, апатия и агрессия населения, детская беспризорность и бомжатничество. В страну вернулись многие болезни, с которыми было покончено в советское время, и прежде всего инфекционные, такие как туберкулез, поскольку фактически перестала функционировать созданная в советское время эффективная система его профилактики, диагностики и лечения.
      Все это вполне естественно находит прямое отражение в демографии. Среднее число рожденных детей уменьшилось в расчете на 1000 женщин с 1513 в 2002 году до 1469 в 2010 году. Еще ниже этот показатель в городских населенных пунктах – 1328 человек. Результатом такой «реалистичной» демографической политики, о которой президент заявил в 2000 году в своем первом Послании Федеральному Собранию Российской Федерации, явилось, по данным Росстата, общее снижение численности населения страны за десятилетний период на 2,3 млн человек, а в целом за двадцать лет – на 15 млн человек. И это, как констатирует В. Путин в статье, является успехом в демографической политике, «…серьезным сдвигом к лучшему…»? Весьма сомнительно.
      О какой социальной ориентации Российской Федерации можно вести речь, если на долю государственных внебюджетных социальных фондов, призванных социально защитить, озаботиться и помочь социально уязвимым слоям общества, приходится 8% от ВВП и около 45% всех затрат на цели социальной защиты, в то время как в развитых странах – это 15–25% от ВВП и 60–70% затрат на цели социальной защиты?
      Особый цинизм «справедливой» социальной политики, за которую ратует В. Путин, проявился с введением не прогрессивной, как во всем мире, а регрессивной шкалы налогообложения по страховым взносам.
      Сегодня в Российской Федерации с более чем 70% населения страны взимаются налоги, страховые взносы и скрытые налоги (через тарифы ЖКХ) более половины их заработной платы, а с зарплаты высокооплачиваемых – в два раза меньше. С 2012 года эта ставка с сумм зарплат, превышающих 512 тыс. рублей в год (42,6 тыс. рублей в месяц), установлена не 30, а 10%. Это в чистом виде свидетельство безудержной эксплуатации наемного труда.
      С начала 1990-х годов Российская Федерация находится в стадии перманентного «реформирования» и в экономике, и в социальной сфере. К сожалению, целью «реформ» явилось не движение к высокотехнологичной экономике, основе справедливого социального государства, а движение к экономике свободной рыночной конкуренции XIX века, эпохи первоначального накопления капитала с ее пороками: мафиозными структурами, коррупцией, взяточничеством, безудержной, хищнической эксплуатацией рабочей силы.
      Профессиональные просчеты и ошибочные действия, предпринятые в связи с переходом к рынку по рецептам международных финансовых институтов, привели к экономическому и социально-политическому кризису, который принял затяжной характер и перерос в национальную катастрофу – величайшую российскую депрессию. И говорить о том, как это подчеркивается в статье В. Путина, что «социальная сфера не успела адаптироваться» к новым реалиям, поэтому «население, и в первую очередь, «средний класс», образованные и хорошо зарабатывающие люди, в своей массе остается неудовлетворенным уровнем социальных услуг» – это по меньшей мере непонимание тенденций социально-экономического общественного развития, закономерностей современного экономического роста либо просто запудривание мозгов.
      В качестве яркого примера можно привести «реализацию» в Российской Федерации «реформы» пенсионного обеспечения. В своей статье В. Путин особо отмечает, что «пенсионное обеспечение… является самым большим достижением – и самой большой проблемой для нашей страны».
      Разберемся предметно. Пенсионная реформа, начатая в 2001 году, когда В. Путин был президентом РФ в первый свой срок, включала в себя десять крупных направлений. Это обеспечение достойного уровня жизни пенсионеров, формирование финансовой устойчивости системы обязательного пенсионного страхования, всеобщий охват работающего населения системой пенсионного страхования и введение в ее структуру накопительных механизмов, снижение зависимости пенсионной системы от демографических факторов, формирование профессиональных пенсионных систем, легализация трудовых доходов, создание конкуренции и допуск на пенсионный рынок частного сектора, снижение налогового бремени на работодателя.
      Прошло десять лет. Из десяти основных целей «реформы» пенсионного обеспечения наиболее полно реализованы две, но какие – снижение налогового бремени на работодателя и введение в ее структуру накопительных механизмов.
      Главные проблемы пенсионной системы Российской Федерации – низкая по сравнению с мировым уровнем величина пенсий, слабая их дифференциация в зависимости от трудового вклада и стажа работы, низкий (по мировым меркам) уровень платежей на пенсионное обеспечение в реальных условиях российской экономики и отсутствие их связи с размером назначаемой пенсии – так и остались нереализованными.
      В 2000 году, в начале пенсионной «реформы», средняя пенсия составляла около 40% утраченного заработка – столько, сколько рекомендует Международная организация труда (МОТ). Сегодня она едва превышает 25%, и тенденция, исходя из прогнозов правительства, неутешительная. Возникает естественный вопрос: а может быть, и не надо было проводить такую «реформу», которая ухудшила уровень жизни пенсионеров?
      В своей статье В. Путин якобы «против повышения пенсионного возраста». Правда, он весьма своеобразно камуфлирует эту проблему: «В то же время необходимо учитывать интересы тех, кто намерен продолжить работу по достижении пенсионного возраста и, имея хороший заработок, хотел бы отсрочить (выделено мной. – Ю.В.) оформление пенсии...» Стыдно даже комментировать эту ущербную теоретико-экономическую основу откровенного повышения пенсионного возраста и уменьшения трудностей пенсионной системы.
      Не обошел стороной В. Путин и «развитие накопительного компонента пенсионной системы», который, по его мнению, высказанному в первом Послании Президента Федеральному Собранию в 2000 году, должен был предотвратить кризис пенсионной системы.
      Развитие накопительной системы с экономической точки зрения не вызывает сомнения. Мировой опыт показывает, что практически во всех развитых странах (США, Канаде, Великобритании) из государственной системы пенсионного обеспечения пенсионеру выплачивается примерно 50% общей пенсии. Остальная часть поступает из фондов системы накопления, в которых участвует большая часть населения страны.
      Как свидетельствуют проверки Счетной палаты РФ, в российских условиях принудительно сформированная накопительная часть трудовой пенсии – инвестиционная составляющая пенсионной системы – себя пока не оправдала. Эта система реализована в стране так кособоко, как будто бы разработчики пенсионной «реформы» совершенно не знакомы с зарубежным опытом, не понимают, что накопительные пенсионные ресурсы – это «длинные» деньги, которые должны работать на экономику в целом, не «усыхать» и составить существенную прибавку к пенсии в будущем.
      Практически все средства пенсионных накоплений в России в настоящее время инвестируются в государственные ценные бумаги в силу своей якобы повышенной надежности. Однако доходность госбумаг и низкая эффективность размещения временно свободных пенсионных средств, которая сегодня значительно ниже инфляции, приводят к снижению пенсионных накоплений в реальном выражении. В результате с 2004 года прирост средств пенсионных накоплений в доверительном управлении не превышал уровня инфляции и наконец составил отрицательную величину, нанеся колоссальный ущерб будущим пенсионерам.
      Самое парадоксальное: никто, в том числе и государство, не несет ответственности за насильно, но законодательно (!) изъятые у гражданина средства в накопительную часть, поскольку якобы действующим законодательством Российской Федерации не определены понятие сохранности пенсионных накоплений, механизм возмещения убытка и мера ответственности управляющих компаний, допустивших не просто неэффективное использование пенсионных средств, а прямые убытки.
      В свое время государство уже «кинуло» российских граждан с накоплениями в Сбербанке, пирамидах ГКО, дефолтом 1998 года и вновь «кидает» с накопительным пенсионным компонентом. Итак, пенсионная система, введенная в Российской Федерации с 2001 года, и накопительный ее компонент, за которые ратовал президент в своем первом Послании Федеральному Собранию в 2000 году, провалилась. Незначительная индексация пенсий и разовые прибавки, осуществляемые в последние годы, проблему пенсионного обеспечения не решают и не решат! Ни распределительные принципы пенсионного обеспечения, ни сложная демографическая ситуация в стране, ни возраст выхода на пенсию не являются основной причиной кризиса пенсионной системы Российской Федерации. Причины провала пенсионной реформы более глубинные.
      К сожалению, провалилась и программа ввода в строй 100 и даже 140 млн кв. метров жилья в год, чтобы сделать жилье по-настоящему доступным, о которых в свое время говорил В. Путин. Теперь он обещает жилищный рай уже к 2030 году. Не лучше обстоит дело и в других социальных сферах – образовании, здравоохранении, культуре. Достижение уровня развитых стран, по версии кандидата в президенты В. Путина, видится за пределами 2015–2020 годов.
      Чтобы не казаться предвзятым, приведу вывод Маргарет Тэтчер, «железной леди», эффективно управлявшей Великобританией в 80-е годы XX века. Ее оценка социальных «реформ» в России такова: «…социальные показатели… говорят о том, что Россия больна и в настоящее время, без преувеличения, умирает». И далее: «…больше всего простых российских граждан угнетает… негодование по поводу того, что небольшая кучка людей похваляется огромными богатствами, приобретенными в результате… спекуляций… и бандитизма».
      Главной причиной того, что множество «реформ», проводимых в Российской Федерации, выявили низкую их эффективность (например, в бюджетной сфере, эмиграционной политике) либо провалились (например, реформы пенсионной системы, ЖКХ), является навязанный стране в 90-х годах прошлого столетия нео¬ре¬фор¬ма¬торами и международными финансовыми институтами порочный курс, продолжающийся до настоящего времени, с ориентацией на идеологию рыночного фундаментализма, отсутствие долгосрочного видения перспектив развития национальной экономики, научно выверенной стратегии социально-экономического развития России. Отсюда и «реформы» в социальной сфере, проводимые как бы сами по себе, в узких рамках сформированных в стране ущербных капиталистических производственных отношений, фактически ежегодно консервировали отсталость. К сожалению, это ущербное направление будущего развития России четко просматривается в предвыборных статьях В. Путина.
      И сегодня социально-экономическая политика Российской Федерации ведется на основе ужесточения «финансиализации» экономики, абсолютизации денежной составляющей экономических отношений, без понимания смысла и целей деятельности современного демократического социального государства. Никаких критериев повышения качества жизни до сих пор не разработано.
      В свое время Дж. Кейнс признавал, что деньги – полезное средство, но считал погоню за ними пагубной, смещающей выбор жизненных задач к менее значимым целям. «Делание денег» превращает государство в рантье. Примером превращения государства в рантье может служить пассивное использование стабилизационных, резервных и других денежных фондов в Российской Федерации, какими бы идеологическими, а не экономическими прикрытиями ни обосновывалось создание таких фондов.
      Специалисты Всемирного банка, чью финансовую концепцию осуществляет правительство Российской Федерации на протяжении последнего десятилетия, считают: сегодня тратить нефтегазовые доходы на инвестиции внутри страны нельзя, это будет в ущерб экономике России, а вот за пределами 2030 года можно, это будет эффективно. Как видим, сформулирована достаточно жесткая система, стоящая на страже интересов стран «золотого миллиарда», позволяющая им удерживать в своих целях все виды рент. В результате этого Россия, страна-экспортер природных ресурсов, последовательно теряет надежду хотя бы приблизиться по уровню своего экономического и социального развития к странам «золотого миллиарда». Разве это допустимо?
      О каком «строительстве справедливости» может идти речь, если, по данным Росстата, доля не наблюдаемой прямыми статистическими методами экономики России (теневая экономика) в 2002 году составляла 24,9% ВВП, в 2005 году – 17,6%, в 2007 году – 17% (для сравнения: в США – 0,8 %, в Швеции – 1,3%, в Канаде – 2,7%). Согласно отдельным экспертным оценкам, доля теневой экономики в Российской Федерации составляет около 48% ВВП. В целях ухода от налогообложения многие корпорации используют не только отдельные офшорные компании, а целые офшорные финансовые и финансово-производственные сети. Никогда не поверю, что политическое руководство страны не знало об этой «политике».
      С точки зрения теории социальных альтернатив у России есть два противоположных друг другу сценария ее вероятного развития. Либо оттеснение ее в число второразрядных держав, формально независимых и обслуживающих своими ресурсами страны «золотого миллиарда», который вполне может завершиться распадом России на ряд мелких государств. Либо создание современной высокотехнологичной экономики с высоким качеством жизни.
      Анализ программ кандидатов в президенты Российской Федерации отражает эти два сценария.
      Предлагаемая кандидатом в президенты В. Путиным программа, излагаемая им в опубликованных статьях, характерна для первого сценария развития страны, поскольку она продолжает тенденцию развития, заложенную неореформаторами в 90-е годы прошлого столетия, продолжает следовать идеологии либерального рыночного фундаментализма. Как показала жизнь, этот курс вверг Россию в катастрофу – в величайшую российскую депрессию, из которой она так и не вышла и не может пока достичь уровня советской России по большинству социально-экономических показателей.
      В программах кандидатов в президенты России от оппозиции – Г. Зюганова, В. Жириновского, С. Миронова – выдвигаются совершенно справедливые требования коренной смены модели социально-экономического курса для формирования общества подлинной социальной справедливости, выработки и реализации новой стратегии социально-экономического и инновационно-технологического развития – стратегии, рассчитанной не только на среднесрочную, но на долгосрочную перспективу. Эта стратегия характерна для второго сценария развития экономики России. Только на такой новой стратегической базе можно сформировать структурную целостность социальной политики нового типа.
      К. Маркс, анализируя теории А. Смита, Д. Риккардо и других экономистов о производительном и непроизводительном труде, формулирует общий закон: «Страна тем богаче, чем меньше ее производительное население по отношению к совокупному продукту... Страна тем богаче, чем меньше, при одном и том же количестве продуктов, производительное население по отношению к непроизводительному. Ведь относительная малочисленность производительного населения была бы только другим выражением относительной высоты производительности труда».
      Как видим, К. Маркс подчеркивает прямую зависимость между увеличением богатства общества, уровнем производительности общественного труда в экономике, в материальном производстве и уровнем развития социальной сферы.
      Без радикального обновления сферы материального производства на высокотехнологичной базе нельзя добиться того, чтобы Россия заняла достойное место в мировой экономике. Как свидетельствует мировой опыт стран, совершивших экономический прорыв (Япония, Южная Корея, Китай, Тайвань), этот прорыв был обеспечен благодаря жесткому обновлению материальной базы экономики, реализации активной государственной структурной политики, суть которой заключалась в установлении государством приоритетных направлений экономического развития.
      Сегодня команда кандидата в президенты РФ Г. Зюганова совместно с учеными РАН разрабатывает долгосрочную программу «Россия-2050». Стержнем этой программы является построение в России социализма – общества подлинной социальной справедливости, основанного на понимании целостности общественного воспроизводства, его структуры и технологий, динамики социально-экономического роста на основе научно-технического прогресса, нацеленного на Человека труда, социализма, о котором веками мечтало человечество.
      Важнейшими разделами этой долгосрочной программы являются: развитие человеческого потенциала и социальные преобразования; преодоление бедности и деградации общества; стратегия промышленного развития России; обеспечение продовольственной безопасности на базе отечественного АПК; партнерство предпринимателей, государства, творческих личностей и общества.
      Ставится задача не только вывести страну из величайшей российской депрессии, в которую ее загнали неореформаторы, но и добиться опережающего становления базисных производств нового технологического уклада как основы обеспечения устойчивого качественного экономического роста и реализации справедливой социальной политики для России.
      Сегодня страна стоит перед выбором: по какому сценарию ей развиваться дальше. И этот выбор зависит от нас!
 

Ю.М. ВОРОНИН,
д.э.н., профессор,
бывший первый заместитель
председателя Верховного Совета России

 


Комментарии (0)