4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Шамиль Мустаев
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Шамиль Мустаев

7 декабря 2012 года
Шамиль Мустаев

     Шамиль Асгатович Мустаев – заслуженный экономист РСФСР, обладатель двух орденов Трудового Красного Знамени и ордена Дружбы народов, руководил Апастовским районом Татарстана, возглавлял Министерство финансов республики, избирался председателем Президиума Верховного Совета ТАССР и депутатом Верховного Совета РСФСР, был президентом банковской ассоциации Татарстана. 
      Из его воспоминаний: Родился 17 мая 1929 г в селе Нурлаты Буинского района. Мой отец 25 лет работал учителем начальной школы. Когда началась война, ему дали бронь, но тем не менее он пошел на фронт. А через несколько месяцев к нам в дом пришла похоронка – отец погиб под Ленинградом. Матери в одиночку пришлось поднимать пятерых детей. Окончил Буинский ветеринарный техникум и поехал работать в самый отдаленный район республики – Ютазы. В одиночку обслуживал 11 колхозов.
      Собрался было жениться, а тут пришла повестка в армию. Но мы с моей невестой Аминой все-таки решили свадьбу не откладывать. Утром сходили в загс и расписались, а вечером она уже провожала меня на поезд. Три года отслужил в ракетных войсках. Был командиром расчета батарей. На полигоне в Капустином Яру под личным руководством Сергея Королева испытывали первые в стране баллистические ракеты.
      Моя партийная карьера могла закончиться, так и не начавшись. В конце 50-х я окончил высшую партшколу и должен был направлен для работы в обком партии в Казань. Сижу дома, а на собеседования все не вызывают и не вызывают. Оказывается, один завистник написал «донос», дескать, Мустаев – внук муллы, его нельзя брать в обком КПСС.
      В начале 60-х годов республику поделили на несколько зон, ликвидировав многие районы. Апастовский, Камско-Устьинский, Дрожжановский и Тетюшский районы вошли в так называемую Буинскую зону. Но наверху быстро поняли, что эффективно управлять такими огромными территориями невозможно. В эти дни меня вызвал к себе Фикрят Табеев, сменивший Игнатьева на посту первого секретаря обкома партии, и предложил возглавить Апастовский район.
      Работать в аппарате – одно, а руководить районом – совсем другое. С шести утра в кирзовых сапогах месишь грязь по полям, по фермам, по стройкам. За пять лет пришлось немало построить – дороги, школы, клубы, магазины. Но самой застарелой и насущной проблемой района была переправа через Свиягу. Во время весеннего половодья понтонный мост приходилось демонтировать, и жизнь района буквально парализовало. Дело сдвинулось с мертвой точки, благодаря Табееву. Приехал он в район с проверкой. Все ему у нас понравилось. Вечером на банкете я как хозяин района первым взял слово и осторожно начал: «Фикрят Ахмеджанович, вы как-то обнадеживающе высказались о строительстве моста через Свиягу. Так давайте поднимем бокалы за новый мост». Фикрят Табеев насупился и долго молчал. Вдруг улыбнулся и говорит: «Айда, пусть будет «за мост»! В этом же году мы начали строительство переправы. До сих пор в народе этот мост называют «мустаевским».
      Еще до приезда в Апастово я заочно закончил Казанский финансово-экономический институт. А в районе для экономиста работы вагон. Из уст первого секретаря не сходят слова: «хозрасчет», «себестоимость», «прибыль». И эти слова внедряются в умы специалистов и руководителей хозяйств. И совсем скоро новая система хозяйствования дала хорошие результаты. В колхозе «Ракета» Апастовского района даже республиканский семинар по внедрению хозрасчета провели. Фикрят Табеев итогами семинара остался доволен: «Тебе эти новшества, Шамиль, пора внедрять в республиканском масштабе». А через некоторое время в газетах публикуют постановление о моем назначении министром финансов ТАССР.
      Во времена царской России министры финансов работали по два десятка лет. Вот и я по старой доброй традиции прослужил в этой должности 15 лет. Оборонка тогда выпускала продукции на 4 миллиарда рублей в год, а вся промышленность ТАССР – на 16 миллиардов. В то время как оборонка союзной Армении приносила всего лишь 500 миллионов рублей. Наша Татарская автономия в 70-е годы по объему товарной продукции занимала восьмое место в стране.
      Председатель Госплана СССР Байбаков, будучи уже на пенсии, как-то сказал, что в течение 35 лет экономика Советского Союза держалась на татарской нефти. Конечно, руководству Татарии не хотелось отдавать все доходы в Москву, а потом стоять с протянутой рукой. В декабре 1986 года на президиуме Верховного Совета СССР рассматривался вопрос перевода Татарстана на хозрасчет и самофинансирование. Как председатель президиума Верховного Совета ТАССР я подготовил доклад. Как только мне дали слово, председатель президиума Верховного Совета СССР Андрей Громыко прервал меня: «Товарищ Мустаев, говорите погромче и покороче». С тем, чтобы говорить громче, я бы еще согласился, а вот говорить короче не мог. В ход заседания вмешался Борис Ельцин, который в те годы был первым секретарем московского горкома КПСС. «Один Мустаев не сможет одолеть замшелых московских бюрократов», – выкрикнул он из зала. Генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев тут же среагировал: «Давайте не будем прерывать Мустаева, вопрос очень серьезный, пусть говорит, сколько хочет». Вот так мы и ехали на чужой арбе, тихонечко напевая свою татарскую песню.
      Когда-то часто брал в руки тальянку, сейчас уже играть не могу – пальцы не слушаются. Однажды в республике отменили сабантуй. Второй секретарь обкома Виктор Никонов решил, что люди начнут пьянствовать и наплюют на работу. Я решил, что лишать людей исконного праздника нельзя, и на свой страх и риск пошел наперекор начальству. Взял тальянку и пошел на майдан к людям. Народ меня встречал как героя.
      1 декабря 2012 года Шамиля Асгатовича Мустаева не стало.
 

Материал предоставлен
сыном Ш. Мустаева.


Комментарии (1)
Guest, 08.12.2012 в 10:59

Нужно больше воспоминаний публиковать, люди уходят, история теряется. Будут ли изданы мемуары Мустаева?