3 октября 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Шакиров

29 ноября 2013 года
Шакиров

     Я уже писал, что в театре судьбу артиста решает режиссер, особенно судьбу артиста татарского театра, потому что у нас таких академических театров не десятки, а всего лишь один. Поэтому хочешь ты или не хочешь, какой режиссер в театре есть, тому ты вынужден подчиниться. А ведь, например, русский артист, он ищет своего режиссера, с ним связывает свою судьбу, старается всю жизнь работать с ним. Где уж нам, татарским артистам, такое счастье! Оно если даже и было, то досталось очень редко кому, таких по пальцам можно пересчитать. Почему же самое большое счастье для артиста работать с тем режиссером, который ему по душе, которому он поклоняется? Потому что с режиссером у тебя должны совпадать твои внутренние переживания, мировоззрение, взгляды на театральное искусство. Особенно наш татарский режиссер всем сердцем, всей душой должен чувствовать трагедию сегодняшней жизни татар, несчастную судьбу татарской нации и причину того, почему татарская нация исчезнет, если будет продолжать так жить. Это К.С. Станиславский называл «сверх-сверх задачей».
      Миссия Татарского академического театра – указать путь, как во что бы то ни стало сохранить нацию. Конечно, на уровне театра любая великая мысль может быть уничтожена, если она не выражена в истинно художественной форме.
      Самое сложное в театре – это разногласия между режиссером и артистом. Действительно, какова точка зрения режиссера о нашей нации, о нашей сегодняшней жизни, о государстве? Готов ли он приложить все усилия к тому, чтобы сохранить эту нацию, восстановить государство, вещать со сцены о том, что татарская нация ничуть не хуже других наций? Не сидит ли он сложа руки, смирившись с существующим положением, с тем, что от нас ничего не зависит, и надо довольствоваться имеющимся, и спокойно жить, как жили?
      Давайте же поднимем до уровня театрального искусства великую мысль о стремлении нашего народа к независимости, о том, что он имеет право жить по-своему, о необходимости объединить рассеянных по всему миру татар, давайте разбудим национальное самосознание! Мысль, поднятая на художественный уровень, получает совсем другое звучание. И мои друзья, и режиссеры всегда смеялись над этими моими мыслями. Говорили: «Ты что это там, на площади Свободы, к революции призываешь? Кричишь: «Давайте выйдем на улицу, покажем всему миру, что мы есть!». Так, шутя, они поддразнивали меня. Я был вынужден произносить свои невысказанные с театральной сцены мысли перед тысячной аудиторией. У нас ведь человек не чувствует себя гражданином своего государства, пусть хоть все перевернется вверх дном. Считая, что ему терять нечего, продолжает спокойно жить, довольствуясь достигнутым. Мы ведь еще не пожили в полном смысле слова в свободной стране свободными гражданами. Через 100 лет после такой великой революции вернуться назад, мечтать построить империю – видимо, это характерно для русского народа! Падение самой дурной в мире русской империи народы всего мира встретили с большой радостью и с восторгом. Наконец-то Европа свободно вздохнула. Распад государства под названием Советский Союз должен был стать для России уроком, запомнившимся навечно. Не зря же Ленин сказал: «Россия – тюрьма народов». Если она не даст своим народам жить по-своему, в будущем и это государство распадется. В одну реку дважды не войдешь. Стараться в XXI веке восстановить царскую Россию – это будет одной из наших самых больших ошибок. Самые развитые страны Европы нам показывают, каким путем нужно идти. А мы, не следуя примеру, вновь и вновь изобретаем «велосипед». Самое досадное, мы не делаем правильных выводов из прошлых ошибок. Страну, построенную на несправедливости, обмане и воровстве, неизбежно ждет трагическая судьба.
 

Равенства не будет на земле
Только ради наших ожиданий,
Станем мы едины все
Только в конце жизни на земле.
 

      Артист, играющий по-своему замыслу, со сцены воспринимается интереснее, он старается не повторяться. Что касается замыслов, то я редко встречал умеющих мыслить артистов. Это характерно только для настоящих мастеров. Игру современного артиста характеризует мысль, которую он хочет высказать. Умение на сцене думать – органика, характерная именно для него. Поэтому талантливый артист иногда сам по себе интереснее, чем изображаемый им образ. Когда надо играть Чехова, Шекспира или Достоевского, переживаешь, что этот артист может не справиться с данной ролью. Потому что для того, чтобы их играть, надо самому артисту быть великим. Вот по таким ролям и можно судить о данном Богом таланте артиста. Часто друзья ругали меня, стараясь угодить режиссеру, говоря: «Режиссер знает лучше тебя, не учи его». Хочу сказать молодому артисту: если у тебя есть какая-то мысль, которую ты хочешь высказать, то выражай ее своей игрой, иначе режиссера не убедить. Ни один артист не хочет показать перед режиссером своего товарища особо талантливым. В большинстве случаев мы не совсем объективно оцениваем способности своих товарищей по цеху. Для меня большое счастье чувствовать, что мой товарищ талантлив, и искренне радоваться за него. Вообще-то нам всегда внушали мысль: разве может татарский артист быть равным русскому артисту? Теперь, когда мы побывали во многих странах мира, видели многие театры тюркских народов, мы начали правильно оценивать наш театр. Часто успех спектакля определяется игрой артиста, если артист начинает с правильной тональности, представление раскрывается совсем с неожиданной стороны. Музыканты говорят же: «У него абсолютный слух». У драматического артиста тоже есть этот «абсолютный слух». Если артист «фальшивит», то в каждом спектакле это ощущается. Природа все равно делает свое дело, помогает тебе открыть душу. Что касается души, так сцена охватывает всю душу человека, сцену обмануть невозможно никак. Если артист в жизни честный, на сцене это тоже ощущается. Сцена и сама артиста воспитывает. Артист, воспринимающий сцену как святое место, становится совсем другим человеком. Если бы религиозные деятели, верящие в то, что Бог есть и он един, отдавались своей работе так же искренне, как артисты, какое бы это было счастье для всего нашего народа.
 

Искусственная слава быстро забудется,
Как только человек покинет этот мир.
(Ф. Яруллин)
 

      Настоящий артист всю жизнь находится в борьбе с властью, с правительством. Особенно у меня нет доверия артистам, которые любят современное правительство, потому что настоящий артист – это борец за справедливость. Настоящий артист не может любить власть, а тем более преклоняться перед ней. В некоторых артистах порою отражается душа народа, это всегда радует, думаешь: так может играть только татарский артист! Хочу обратить внимание на одну вещь: какую бы роль артист не исполнял, ему приходится быть хозяином своей роли. Вы скажете, разве артист должен быть талантливее Шекспира и Чехова? Если он не может потрясти сегодняшнего зрителя, не считает себя выше Шекспира, писавшего 400 лет назад, ему нечего сказать сегодняшнему зрителю! Для этого нужен, конечно, великий ум, я имею в виду театральное искусство, образное мышление.
 

В утреннем дожде
И в позднем снегопаде
Есть сходство с нашею судьбой.
(К. Булатова)
 

      Мне всю жизнь чего-то не хватало, я всегда был неудовлетворен проделанной работой и всегда мучился ночами, думая: «Вот завтра я сыграю лучше». Русские это называют «неизбежность, несбыточность, неотвратимость». Сердце живет сегодняшним, разум – будущим, поэтому сердце и разум всегда борются. Вы скажете, каждый старается выглядеть лучше, умнее. В этом случае у меня нет таких желаний. Кто я, что за человек, мои товарищи знают. Никого невозможно заставить поверить, только лишь написав о себе: я был таким-то. Я и сейчас еще иногда задумываюсь, вышел ли из меня артист? Иногда так бывает, кого-то восхваляют как артиста большого таланта, а, выйдя на сцену, ему и сказать нечего. Он, бедный, всю жизнь повторял чужие слова. Даже при виде портрета артиста должны возникать какие-то мысли, а если этого нет, очень жаль. Только по прошествию жизни мы понимаем, кем был этот артист, потому что только в сравнении познается, какой это был талант! Не только у татар, у русских тоже нет сейчас таких артистов, как Смоктуновский, Лебедев, Ульянов, Леонов. Правильно писал К. Станиславский, настоящие таланты рождаются один раз в 50 лет. Это закон природы. Кстати, о законе природы. Школа, которая учила меня артистизму, внушала, что артист должен рождать образ. Как мать родит ребенка, так и артист должен рождать свою роль. В данном случае в роли отца – писатель, в роли матери – артист, поэтому роль должна быть похожей и на отца, и на мать, но все же это совершенно новое создание, совсем другой человек. Труд артиста именно в создании этого нового человека, самое главное – живого человека. Иногда ведь человек может и мертвым родиться, вот это уже большое несчастье. Весь мир пытается постичь секреты этой школы. В настоящее время одна из самых сильных школ – это русская школа театрального мастерства.
      Развитие искусства очень сильно отличается от развития техники. Техника всегда в развитии. Сейчас спокойно в космос летают, через 100 лет, может быть, на Марс будут летать в гости к родственникам. На Луне раскупят все земли. Искусство же развивается совсем другими путями. Вот мы смотрим на «Джоконду». Автор этой картины Рафаэль умер 450 лет назад, но оставил в своей картине часть своей души. Поэтому она и сегодня, и в будущем будет оказывать такое сильное воздействие на людей. Или скульптура Родена «Поцелуй», или «Сагыш» («Печаль») Баки Урманче – эти произведения вечны. Я уж не говорю о великих поэтах, в частности, о татарских поэтах Кул Гали, Габдулле Тукае, Хади Такташе... Можно ли в литературе достичь их уровня? Я хочу сказать, что литературу, искусство развивают гении, это связано с законами природы. Никто не может сказать, каким будет искусство через 40 – 50 лет. Развитие медицины, космоса, биологии и какими будут их достижения через 40 – 50 лет уже сейчас пытаются предсказать, и в большинстве случаев прогнозы оправдываются. Еще совсем недавно начали делать операции на сердце, а сегодня это уже привычная работа, миллионы людей проходят через это. Правда, в литературе, в искусстве есть примеры таких высоких достижений, но они единичны, их повторить невозможно, это не техника. Поэтому игра прежних артистов – и сегодня для меня великий пример для подражания. Поскольку я учился играть по теории Станиславского «верю – не верю», то иногда игре некоторых артистов я не верю, это касается любого жанра, комедия это, трагедия или драма, все равно. Я бы не писал так, если бы я не был человеком, уважающим труд артиста, если бы я искренне не преклонялся перед его талантом. Сейчас ведь так тяжело театру, режиссеру, они вынуждены конкурировать со всеми мировыми сериалами. Более того, сегодня зритель, если пожелает, имеет возможность знакомиться с работами русских, английских, испанских, итальянских театров, потому что телеканал «Культура» показывает самые интересные, самые продвинутые спектакли. В наше время ничего этого не было, для татар был только татарский театр. Теперь вот, попробуй, посоревнуйся с ними. Вы скажете, а ты сам имеешь ли право высказывать какую-то истину? Для этого, конечно, надо быть по возможности справедливым человеком. Все равно ведь это чувствуется, искренен ли ты, когда кого-то критикуешь, или просто получаешь удовольствие, наступая на чью-то больную мозоль.
      Я уже писал, что в моем профессиональном росте мне очень помогло то, что мои коллеги были талантливы. Говорят же, этот артист играет сердцем. А тот, кто играет вместе с ним, поневоле вынужден как партнер ему соответствовать. Рядом с талантливым человеком и сам стараешься быть талантливым. На сцене мы друг от друга так зависим, что этого словами передать невозможно. Поэтому молодому артисту хочу сказать, ты должен очень уважительно относиться к своим партнерам – особенно к женщинам, должен любить их, иначе зрителя не убедишь. Дружеские взаимоотношения в жизни очень помогают во время игры в одном спектакле. Про меня писали критики, что я каждую роль играю, как в последний раз. Кто знает, может, и последний, это ведь только одному Аллаху известно. И все же никак не получается полностью достичь желаемого. Ты приближаешься к нему, а оно отодвигается.
 

Есть ли на свете, хоть один человек,
Довольный своей судьбой?
(И. Гилязов)
 

      Русские говорят: «Талант не пропьешь», то есть он или есть, или его нет. В то время в театре существовало мнение: талантливый человек без выпивки не может. Талант сам вынуждает человека прибегать к алкоголю. Кто талантлив, тот пьет! Это был девиз русских артистов. Ну и мы, чтобы перещеголять, талант свой показать, пили не меньше. Сейчас, прожив жизнь, хочу сказать молодому артисту: суметь побороть в себе эту болезнь – это одно из самых больших достижений для татарского артиста. Мы не закалены тысячелетним употреблением алкоголя, поэтому у нас нет генов, которые могут противостоять алкоголю. Пожалуйста, будьте очень осторожны с этой пагубной страстью! Теперь-то, слава Богу, в нашем академическом театре эта болезнь вроде бы искоренена.
 

От вас остались хорошие песни.
Что мы несем в грядущие года?
Чем оставлять плохие песни,
Не лучше ли уход без следа?
(И. Гилязов)
 

      Судьба татарского артиста определяется уже в начале его творческого пути, я уж не говорю про кино и телевидение. Вы скажете, почему ты равняешь татарских артистов с русскими? Здесь речь идет о талантливых артистах. Среди татарских артистов, работавших вместе со мной, такие были, и они были ничем не хуже русских. Могу это утверждать, потому что сам видел и учился на примере талантливых артистов мирового уровня. Впрочем, чтобы понять это, достаточно вспомнить нескольких татарских артистов, работающих в русских театрах. Я их называю татарскими артистами, потому что они сами себя считают татарами. Это Эра – Ирка Зиганшина, Сергей – Сайт Шакуров, Чулпан Хаматова, Марат Башаров, Роза Хайруллина – если поискать, их можно в каждом театре встретить. О чем это говорит? О том, что, если татарский артист хорошо владеет русским языком, он может работать в любом русском театре, может сняться в любом фильме в кино и на телевидении, так же как и русские артисты. Теперь уж я опасаюсь того, чтобы самые талантливые татарские артисты не бросили бы татарский театр и не разошлись бы по русским театрам.
      Помню, на наш спектакль «Баскетболист» пришли баскетболисты УНИКСа. В разговорах с ними слово за слово их спросили: «Сколько вам платят за одну игру?» – «15 – 20 тысяч долларов, – говорят они, – а вам?» «А нам? Нам 3500 рублей», – отвечаем мы. – «За один спектакль?» – «Нет, – говорим, – за один месяц, по-вашему, около 125 долларов». Нам, конечно, никто не верит: «Как же это может быть, чтобы артист академического театра работал за такую плату?». Я уже про это говорил, много писал. Мы ведь получаем меньше, чем даже артисты театров других городов: Оренбурга, Самары, Омска, Новосибирска. Почему я говорю об этом с горечью? Потому что мир изменился. Талантливые артисты могут не мириться со своей участью. В настоящее время все держится на деньгах. Понятия «нация», «родина» исчезли. Если не платят, то ни то, ни другое не нужно. Где деньги, там и родина! Какой смысл работать в академическом театре за символическую плату? Иногда меня дразнят, говоря: «Раз ты такой великий, почему ты нищий?». «Жаль, – говорю, — что я не еврей, только их талант дорого ценится». Да, построят большие города, красивые дома, метро и дороги проложат широкие, ровные, только ходить по этим дорогам и жить в этих красивых домах будут не те, кто говорит на своем родном языке, поет свои песни, исповедует свою религию, то есть не люди по национальности «татары», а те, кто потерял свою тысячелетнюю историю, литературу, культуру, свои обычаи, традиции, стремление к построению собственного государства, то есть люди совсем другой, обрусевшей национальности.
 

Душа потеряла опору свою,
И жизнь потеряла смысл.
 

      Скажете, не повторяйся, уже много написал. Что делать, душа болит, потому и пишу. Я ведь артист, мир воспринимаю образно. Нет, татар так просто не извести, «господа»! Если они, конечно, сами себя не изведут.
 

Зря сетуем, что счастья нет.
Есть, по-моему, у каждого оно,
Просто видим мы его по-разному
И у себя не узнаем его.
(И. Гилязов)
 

      Да, в 80-е годы прошлого века русская интеллигенция, то есть самые умные и образованные представители русского народа, мечтавшие создать демократическое государство, справедливое для всех народов России, пробудили в наших душах идею национальной независимости. В то время мы добились значительных успехов: референдум в Татарстане, государство – Республика Татарстан, строящая свои взаимоотношения с Россией по соглашению, Закон о языках, прямые связи с зарубежными государствами и многое другое. Эти большие дела, на которые было потрачено много сил, ожидаемых результатов нам не дали, они не помогли нам развить наше национальное самосознание, сохранить наш язык и нацию, не гарантировали нам возможность воспитывать будущее поколение – наших детей – как истинных татар. Мы не сумели тогда всеми силами и разумом убедить наш народ в том, что, если бы у нас было свое государство, мы жили бы намного лучше, у нас было бы больше возможностей сохранить себя как нацию. Эта идея помогла бы нам объединить всех преданных нации людей. Мы не сумели вовремя воспользоваться предоставленной нам возможностью: из-за недостаточно развитого национального самосознания, неумения наших руководителей правильно воспользоваться национальным движением, из-за того, что Татарстан не включали в организации мирового масштаба, из-за слабой веры в величие татарского народа, из-за стремления к богатству, из-за «враждебного» окружения будущее нашего народа как нации оказалось в очень трудном положении. Вы что, все еще верите, что Русское государство создаст нам все возможности для того, что жить и развиваться как нации? Нет, оно же все время твердит, что в этой стране все нации должны быть русскоязычные, только русскоязычные народы имеют право жить и развиваться. Или мы сохраним свой народ, свою нацию, или она исчезнет вместе с нами.
 

Татарин – такая личность:
От радости взлетает до небес,
За капельку доставшегося счастья
Он благодарность объявляет всем.
(Ш. Ахмадулла)
 

      100 лет назад Гаяз Исхаки писал, что если татары не будут знать русский язык, русскую литературу и искусство, не будут учиться в университетах, то они отстанут в развитии от русских и исчезнут как нация. Конечно, в 1902 году эти мысли были в истинном смысле мудрые и великие, потому что только хорошо знавший русский язык человек мог понимать, как изменяется и развивается мир. Да и сейчас информацию о мировых открытиях и о сегодняшней жизни мы узнаем через русский язык. Эта великая мысль Гаяза Исхаки впиталась в нашу кровь. А сегодня наша самая большая трагедия состоит в том, что наш родной язык нам не нужен. Было время, мы даже стеснялись своего названия – татары. В 1902 году Гаяз Исхаки такого и представить себе не мог, не думал, что народ может отречься от своего языка, религии и государственности. Он думал, чем лучше познаешь мир, тем больше испытываешь уважения к своему народу. Никто не говорит сегодня, что не надо знать русский язык, но тот, кто не знает своего родного языка, кто он? Я никогда не видел и не слышал, чтобы какая-нибудь миллионная нация отреклась от своего языка. Даже животные не забывают свой язык, мы что, хуже всяких животных, что ли? Нас пытаются утешить, говоря, что в будущем не будет многоязычия, останется всего лишь пять-шесть языков. Тогда пусть русские быстренько переходят на китайский язык, потому что по-китайски говорит четверть всего населения мира. Конечно, народ, считающий себя великой нацией и верящий в свое будущее, никогда свой родной язык не утратит. Наш святой долг в настоящее время – воспитать людей, способных пробудить наше национальное самосознание и повести за собой. Однако татарин, верящий в силу нации и ее будущее, это уже совсем другой татарин. Да, мои мысли могут быть и кем-то не приняты, но я их высказал от чистого сердца. И потом, среди моих соплеменников есть такие, которые излагали подобные мысли умнее, убедительнее, категоричнее, чем я. Но это не артисты. Поэтому я думаю, может, мне удастся повлиять немного на моих соплеменников, которые меня знают, понимают и почитают. Можно уничтожить все, а вот идею уничтожить невозможно. Вы скажете, почему ты не пишешь про свою жизнь, про работу над ролью, про интересные истории из театральной жизни? Про интересные истории со мной, про роли я уже много писал, повторяться не буду. Просто я своей работой хотел подтвердить законы театрального искусства, созданные К. Станиславским. Про труд артиста он пишет на таком высоком уровне, что, как ни старайся, достичь своей цели невозможно, потому что это идеал. Говорят же русские: «Артистом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Это мне полностью подходит. Артисты такой народ, им нужно все время давать работу, иначе они не могут. Больше всего я жалею о том, что мне не довелось сыграть человека, готового пожертвовать жизнью во имя сохранения нации и восстановления ее государства. Произведения, способные заставить задуматься о необходимости развития национального самосознания, потрясти зрителя, в самое нужное время на сцене не появились. Не было поставлено на сцене произведение, раскрывающее величие исламской религии. Не суждено было увидеть в театре или кино пьесу о судьбе такой великой личности, как Гаяз Исхаки. Национальный герой, готовый пожертвовать собой ради нации, разбудить народ, резко выделяющийся среди современников глубиной мышления, который поднял бы нашу литературу на ступеньку выше, не был оценен по достоинству! Надо было хоть как-нибудь вывести на сцену, рассмотрев с современной точки зрения, великую трагедию наших предков: разрушение Казанского ханства, трагическую судьбу Сююмбике. Сколько сокровищ ждет наших писателей, литераторов. Величие нации определяется талантами. Я уже писал: Чингиз Айтматов, Расул Гамзатов, Мустай Карим, Кайсын Кулиев, Давид Кугультинов ничуть не хуже любого русского писателя или поэта. А ведь по численности нации, к которым принадлежат эти литературные деятели, не такие многочисленные, как татарская нация. Татарский театр раньше тоже считался одним из наиболее сильных в России, я не говорю об этом только потому, что об этом говорили русские театральные критики. Талант нашего народа в искусстве, особенно в театре, мне кажется, проявляется наиболее сильно. Может быть, мне так кажется, потому что я сам занимаюсь этим видом искусства. Нет, конечно, я нигде не встречал зрителей, которые так любили бы театр, как наши татарские зрители. За это огромное спасибо Всевышнему, мы счастливые артисты. В каких бы городах России мы ни выступали, я вовек не смогу забыть то почитание, которое выказывали нам наши зрители. Артисты другой нации всегда нам завидовали, говорили, что у нас великие зрители. Даже русские артисты предпочитали играть свои спектакли не в русских, а в татарских деревнях, потому что именно в них собирались полные залы. И сегодня в Казанском русском драматическом театре больше половины зала составляют наши соплеменники. А теперь, когда нация теряет свой язык, что будет с татарским театром, сказать не могу. Стремление нашего народа жить одной нацией, его национальный дух только в этом театре и сохранились еще. Действительно, татары как нация ощущают себя людьми только в театре. Такую национальную трагедию душой и сердцем я понимаю, но не принимаю. Мои соплеменники, похоже, глубину этой трагедии не понимают, наше будущее, наше несчастье до конца не представляют или понимают, но проявляют большое терпение, или они слишком благоразумные? Но если жить только доводами разума, сам себя можешь потерять. Иногда, не считаясь с разумом, надо жить по велению сердца и души.
 

Азгар ШАКИРОВ.
(Из книги «Судьба».)


Комментарии (5)
badretdinoff/irek, 01.12.2013 в 10:48

Джоконда - Рафаэль?

УУСТИК, 01.12.2013 в 18:35

муму тургенев написал,а памятник-гоголю(для ирека)

Almas, 01.12.2013 в 20:27

Ukrainzy vpered!!! Tatar gotovtes!!! Tngre!!!

Guest, 01.12.2013 в 21:29

Almas, 01.12.2013 в 21:26

Рашит Ахмет, скажи всем - главное преданность корням! Скажи всем нашим!!!

Гаяр, 06.12.2013 в 13:02

Сейчас пришел в оркестр Татарстана Сладковский и сразу музыкантам подняли зарплату с 7-8 до 40-50 тысяч, что дало основание Сладковскому приписать себе все успехи оркестра, ранее руководимого величайшим маэстро Фуатом Мансуровым. Похоже, и музыка там поменялась...

Неужели и в театрах ждут пришлых "варягов", чтобы достойно заплатить артистам? А что станет с культурой?

Футболистам деньги находятся, а своему искусству - нет. Так поступают только враги!