3 октября 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Русские в современном Татарстане: положение, проблемы, поиск путей их решения (часть 2)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       

Русские в современном Татарстане: положение, проблемы, поиск путей их решения (часть 2)

10 марта 2012 года
Русские в современном Татарстане: положение, проблемы, поиск путей их решения (часть 2)

     В докладе Людмилы Лучшевой были приведены данные кафедры социальной и политической конфликтологии Казанского национального исследовательского технологического университета, согласно которым в современный период политико-экономическая элита республики на 80 % состоит из татар и на 20 % – из представителей иных этнических общностей. В Аппарате Президента Татарстана татары составляют 73,8 %, среди сотрудников аппарата Кабинета Министров Татарстана – 68 %, в правительстве Татарстана всего 2 министра из 19, которые являются русскими по этнической принадлежности.
       «Непропорциональность представительства русских и татар в органах государственной власти и управления отмечается не только экспертами, но и населением», – отметила Людмила Лучшева. По данным социологических исследований, значительная часть населения республики отмечает практику назначения на руководящие и престижные должности на основе этнической принадлежности. Почти трети участников исследования (31,1 %), проведённого казанским Центром аналитических исследований и разработок, приходилось сталкиваться с этим очень часто, более чем трети (38,1 %) – изредка. Среди респондентов, относящих себя к русским, показатель лиц, часто сталкивающихся с подобным фактом этнической дискриминации, почти в два раза выше, чем среди тех, кто относит себя к татарам (43,7 % и 23,0 % соответственно).
       Примерно такая же картина выявляется при анализе списков аффилированных лиц и советов директоров наиболее крупных республиканских ОАО, АО и ООО. "Клановость", т.е. сосредоточие основных активов в руках представителей элиты, характеризует современную экономику Республики Татарстан.
       Шансы русских продвинуться в высшие социальные слои несколько ниже, чем у татар. Согласно данным исследований этнолога Любови Остапенко, русские в регионе имеют меньшие возможности в улучшении своего материального и социального положения. Социологические исследования, проведенные Людмилой Лучшевой, подтверждают данные других исследователей о том, что этническая принадлежность в республике играет существенную роль при устройстве на работу и в карьерном росте. Оценка ситуации представителями русского и татарского этноса часто основывается на фактах собственного жизненного опыта. Респонденты делали вывод, что татары чаще склонны проявлять заботу о своих родственниках и односельчанах при устройстве на престижную и высокооплачиваемую работу. Проведённые социологические опросы показывают, что этничность, по мнению русских и татар, в республике наиболее важна при занятии высоких постов в органах власти и для получения хорошо оплачиваемой работы. У русских и татар складывается представление, что в политической и экономической сферах Татарстана более успешной доминирующей группой являются татары.
       Сокращение доли русской части в элитных группах населения в силу затруднённости их доступа к социальным лифтам ведёт к сползанию русского населения в низшие социальные слои. «Этносоциальная ситуация в Республике Татарстан за последние пятнадцать – двадцать лет имеет тенденцию к существенному изменению не в пользу русских», – заключила Лучшева.
       Доминирование татарского этноса в доступе к политическим, экономическим и социально-культурным ресурсам в Республике Татарстан, со временем может изменить эмоционально-спокойное восприятие ситуации представителями других этносов и стать причиной межэтнического конфликта.
       Профессор Владимир Беляев так прокомментировал доклад Людмилы Лучшевой: «Всё зависит от доли титульного этноса в руководстве. При превышении определённого процента ситуация в статусных позициях этносов меняется». Профессор-политолог высказал следующую мысль: «Превышение процента сельских татар в руководстве выше определенного уровня ведет к лавинообразной татаризации всех управленческих кадров, начиная с районо и райздравов, кончая детсадами, школами, больницами, вузами, предприятиями». Как считает профессор Беляева, доминирующая характеристика политической элиты Республики Татарстан – это сельское происхождение и преимущественно агротехническое образование ее членов. 
       Беляев рассказал о забавном факте начала 1990-х годов, демонстрирующем интеллектуальный уровень некоторых выходцев из села. Тогда ряд депутатов республиканского парламента (сельского происхождения) выступили с заявлением о необходимости «принятия глобуса Республики Татарстан».
       По мнению профессора, из-за начавшегося ещё в первые годы правления Минтимера Шаймиева роста доли татар в республиканском руководстве в настоящее время в Татарстане практически исчезли социальные лифты для русских.
       Александр Салагаев высказал следующее мнение: аульная номенклатура Татарстана совершила исторический рывок в начале 1990-х: она практически полностью "выдавила" из властных структур горожан, прежде всего представителей русского этноса, вытеснив их либо в сферу бизнеса, либо вовсе вынудив покинуть пределы республики. 
       В ходе обсуждения доклада Людмилы Лучшевой одним из присутствующих была высказана следующая мысль: менталитет правящей элиты Татарстана типологически схож с менталитетом сельской общины доиндустриального общества. Это проявляется в том. что для республиканской номенклатуры свойственны приверженность чинопочитание, отсталость в вопросах культуры, примитивизм, закрытость, клановая солидарность и маргинальная позиция в отношении городской культуры. Практически все собравшиеся согласились с данным мнением.
       Председатель Общества ревнителей истории г.Казани Василий Ордынский высказал следующую мысль: многим выходцам из села пробившимся в Республике Татарстан в органы государственной власти свойственны замкнутость, круговая порука, преобладание "культуры стыда" и "культуры страха" над городской "культурой вины".
       Ситуацию с русским языком в Татарстане в 2010-2011 гг. проанализировала представитель сообщества «Русский язык в школах Татарстана» Екатерина Беляева, выступившая с докладом «Юридическая сторона права русских Татарстана на изучение русского языка как родного». Примечательно, что членами данного сообщества «Русский язык в школах Татарстана» являются не только русские люди, но и татары, которые явно недовольны той ситуацией, что творится в школах республики.
       В своём докладе Екатерина Беляева раскрыла юридическую сторону права родителей обучать в школах республики своих детей на родном русском языке. Свой доклад представитель родительского сообщества начала с рассказа о недавнем судебном процессе. Ново-Савиновский районный суд г. Казани отказал в иске жителю Казани Эдуарду Носову, в котором он просил признать недействительным учебный план школы, где учится его сын. Носов настаивал на праве своего сына изучать русский язык в тех же объемах, в которых он преподается в других субъектах Российской Федерации (Ульяновске, Рязани, Москве, Новосибирске и др.). Как говорится в постановлении суда за подписью судьи Алмаза Шамгунова, объем изучения русского языка и литературы в казанской школе №132 "соответствует базисному учебному плану начального общего образования, утвержденного приказом Министерством образования и науки РФ от 03.06.2011 №1994". В этом же решении суда Шамгунов ссылается на то, что использование учебников по татарскому языку и литературе, которые не утверждены на федеральном уровне, является компетенцией Министерством образования и науки Татарстана. По сути иска – невозможности в казанской школе изучать русский язык как родной, суд предпочел не высказываться, продемонстрировав политическую «близорукость», которой страдает вся татарстанская Фемида, когда речь заходит о соблюдении конституционных прав граждан России.
       Как сообщил представителям русской общественности Эдуард Носов, он намерен добиваться соблюдения конституционных прав во всех последующих инстанциях, вплоть до Верховного суда России и Европейского суда по правам человека в Страсбурге.
       Требования истца к татарстанской Фемиде можно сформулировать так: дать возможность сыну изучать русский язык и литературное чтение не 3 и 2 часа в неделю соответственно, а 5 и 4. Истец требует заменить предмет «татарский язык» предметом «родной язык» по выбору родителей, заменить предмет «Чтение» (литературное чтение на татарском языке) аналогичным литературным чтением на русском языке. При этом истец Эдуард Носов, как и другие родители школьников, входящие в сообщество «Русский язык в школах Татарстана», нисколько не против того, что на предмете «Чтение» дети будут изучать произведения татарских писателей (на чём настаивают татарские националисты). Но русскоязычные родители (как русские, так и татары) хотят, чтобы татарскую литературу дети изучали на русском языке, благо практически многие из этих произведений переведены на русский язык.
       Между тем, в ныне действующей редакции Федерального Закона «Об образовании» отсутствует понятие «регионального компонента государственного образовательного стандарта». Никакого регионального компонента государственного образовательного стандарта в соответствии изменениями, внесенными в Федеральный Закон «Об образовании» Федеральным Законом № 309 от 01.12.2007 г., больше не существует. Поэтому требования регионального базисного учебного плана Республики Татарстан об обязательном изучении татарского языка в образовательных учреждениях общего среднего образования, якобы основанного на региональном компоненте, являются незаконными. В Российской Федерации существует единый федеральный государственный стандарт, который включает в себя изучение русского языка как единственного государственного языка нашего государства и родного языка (по желанию обучающегося).
       Это означает, что любое общеобразовательное учреждение Республики Татарстан, не имеющее статуса этно-культурного, может требовать от учащихся в обязательном порядке лишь изучение и знание русского языка, входящего в федеральный государственный образовательный стандарт. Все остальные языки народов Российской Федерации могут изучаться учащимися лишь на добровольной основе. 
       «Для моего сына татарский язык не является родным, поэтому не может быть обязательным для изучения», – заявила Екатерина Беляева.
       Тот факт, что в Республика Татарстан воспользовалась своим правом, предоставленным пп.3 ст. 3 Закона Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации», означает лишь то, что в Татарстане татароязычные граждане имеют право обращаться в органы исполнительной и законодательной власти на своём родном языке, получать на нём ответ, а так же на привлечение дополнительных средств, сил и возможностей для сохранения татарского языка. Попытка заставить граждан, владеющих государственным языком Российской Федерации, изучать татарский язык – злоупотребление правом. Однако судом не было принято во внимание, что положения законодательства Республики Татарстан, обязывающие изучать татарский язык в том же объёме, что русский, не могут рассматриваться, как аргумент в защиту позиции школы в части отказа внесения изменений в учебный план, поскольку не согласуются с нормами Федерального законодательства и санитарными нормами.
       По мнению Екатерины Беляевой, эта ситуация «очень ярко демонстрирует категорическое желание властей при поддержке судебного института не решать вопрос изучения русского языка, как родного, «законсервировав» эту проблему». Представительница родительской общественности рассказала также о разработке республиканской целевой программы «Русский язык в Татарстане», рассчитанной на 2011-2015 годы, которая дополняет федеральную программу «Русский язык». Казалось бы, красивое название, правильное и уж тут-то русские люди их единомышленники из числа татар должны быть спокойны, наконец-то вопрос решается. Но радость родителей школьников оказалась преждевременной.
       Несмотря на декларацию Министерство образования и науки Татарстана учитывать пожелания родителей, проекты программы в редакциях сентября и октября 2011 года отличаются лишь техническими поправками. Замечания родительского сообщества просто не были учтены. По мнению участников сообщества «Русский язык в школах Татарстана», в программе не учтен принцип индивидуальности личности, личность школьника отодвинута на второй план. В программе полностью отсутствует определение русского языка, как родного, что не согласуется с Федеральной программой «Русский язык». Кроме того, Программа поддерживает позицию Министерства образования и науки РТ: «Выбирайте, учить вашему ребёнку русский язык в нормальном объёме или углубляться по профилю» (например по предметам физика, математика, биология, информатика).
       «Может ребёнок углублённо изучать «профильные» предметы, если речь не развита?» – задала риторический вопрос Екатерина Беляева. По её мнению, данной Программой закрепляется позиция местных властей: «Мы живём в регионе, где русский язык не может быть родным». Только этим можно объяснить такие формулировки Программы: «доля населения РТ, владеющая русским языком как государственным», «доля обучающихся по программам начального общего и основного общего образования, изучающих русский язык как неродной.» Нет ни слова о доле населения, владеющего русским языком, как родным. Не учитывает Программа и необходимости предусмотреть мероприятия для успешного овладения русским языком, как родным – для русских школьников. 
       «Несмотря на то, что дети – это будущее страны, и будущее Республики Татарстан, интересы детей не являются приоритетными для властей республики», – констатировала представительница родительского сообщества.
       С докладом о проблемах возрождения расположенного на территории Татарстана русского острова-града Свияжск выступил член правления Общества русской культуры Татарстана, профессор Международной славянской академии, архитектор Евгений Игнатьев.
       Православной общественности России Евгений Васильевич известен как человек, который 16 лет живет и работает на острове, несмотря на то, что местные власти неоднократно пытались его изгнать оттуда, оставив Казань ради возрождения этой заброшенной «жемчужины России». Русский архитектор напомнил о том, что в 1996 году группа энтузиастов, среди которых были историки, архитекторы, краеведы, экономисты и экологи, начала работу над концепцией «Возрождение острова-града Свияжск как исторического малого города". Концепция разрабатывалась при поддержке и активном участии целого ряда общественных, профессиональных и государственных организаций: Союза архитекторов России, Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), Госстроя России, Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры и др. Объемный документ прошел обсуждение во многих федеральных инстанциях и получил три положительных заключения на федеральном уровне, после чего был благополучно "похоронен" в Татарстане. 
       Осенью 2007 года властями Татарстана была принята концепция возрождения Свияжска, но это была уже совсем другая концепция. В основе принятой властями программы действительно была разработанная русскими энтузиастами концепция «Возрождение острова-града Свияжск как исторического малого города". Однако первоначальную концепцию сильно изменили и исказили. Убрали основные положения, которые были направлены на возрождение Свияжска именно как малого исторического города. Исчезли материалы о состоянии социальной сферы и памятников культуры, исчез генеральный план Свияжска, исчезла миграционная программа по переселению в Свияжск людей. Именно эти аспекты подчеркивались экспертами, из них ясно следовало, что без населения у Свияжска нет будущего. Но инициаторы местной переработки все это "забыли", занимавшая в то время должность зам.министра экономики Республики Татарстан Алевтина Кудрявцева даже заявила, что разработанная русскими энтузиастами концепция является "экстремистской".
       Согласно концепции властей Татарстана, Свияжск должен был стать музеем-заповедником под открытым небом, и одновременно – дачным посёлком для республиканской элиты. Власти Татарстана очень хотели бы видеть в Свияжске туристический центр, приносящий прибыль, но реальное возрождение русского города им не нужно. По мнению Евгения Игнатьева, возрождению Свияжска мешает национальная политика властей Республики Татарстан. 
       «Свияжск – святой православный русский город, а возрождению Свияжска как малого исторического города мешает национальная политика в Татарстане», – заявил Евгений Игнатьев. По мнению архитектора, Свияжск – это не просто исторический объект и русская православная святыня, «это наши корни, символ русской духовности, русской культуры, к которым за 20 "суверенных" лет у руководства Татарстана было не самое хорошее отношение». Одна из главных причин того, что целое десятилетие власти Татарстана успешно тормозят возрождение Свияжска, лежит в идеологической плоскости. Город-крепость Свияжск специально был построен для взятия Казани. Город стал базой русско-татарского войска при осаде Казани в 1552 году. Без постройки Свияжска русские воины и служилые татары царя Ивана Грозного не смогли бы успешно завершить штурм Казани. Из Свияжска, ставшего форпостом русской государственности, шло распространение православия по всему Среднему Поволжью. По образному выражению церковных историков, "из Свияжска взлетел имперский орел России" – началось приращение Московского государства землями Поволжья и Сибири. 
       Архитектор рассказал о том, как в октябре 2009 году к посетившему Свияжск первому заместителю руководителя администрации президента России Владиславу Суркову русской общественностью Татарстана был направлен "ходок", который вручил ему послание для передачи премьер-министру России Владимиру Путину. Этим «ходоком» был сам Евгений Игнатьев. По его словам, местные чиновники встали живой стеной на его пути, не давая пройти к Суркову. Однако архитектор всё же прорвался и вручил московскому сановнику папку с посланием. Евгений Игнатьев рассказал участникам конференции интересную подробность: «Тут же к Владиславу Суркову подбежал руководитель аппарата президента Татарстана Юрий Камалтынов и сказал: "Давайте я подержу!". По словам архитектора, выхватив папку у Суркова, республиканский чиновник быстрой рысью побежал к катеру, стоявшему на причале острова-града. Однако русская общественность не сидела, сложа руки. Послание в электронном виде было отправлено в интернет-приемную президента Дмитрия Медведева. Оттуда пришёл ответ, в котором говорилось, что обращение передано в Министерство культуры России. В дальнейшем федеральное Министерство культуры пояснило своим коллегам в Татарстане, что на всей территории Свияжска музей-заповедник делать нельзя, это неправильно, музей-заповедник целесообразно делать лишь на небольшом участке.
       Евгений Игнатьев в своём выступлении также опроверг заявления некоторых татарстанских чиновников и общественных деятелей о том, что в Свияжске якобы обнаружены «следы татарского поселения существовавшего до прихода войска Ивана Грозного». Заведующий национальным центром археологических исследований Института истории Академии наук Республики Татарстан Айрат Ситдиков в 2010 году выступил с заявлением, о том что «по материалам небольших археологических исследований 2007-2008 годов этот район обживался татарами еще до прихода Ивана Грозного и начала им строительства крепости на холме». Подобные заявления в своё время даже стали причиной появления слухов о возможном строительстве в Свияжске караван-сарая с мечетью и вызвали возмущение общественности. "Татарский след" в Свияжске усиленно разыскивает археологическая группа Института истории Академии наук Татарстана под руководством Зуфара Шакирова. По словам Евгения Игнатьева, такой след в Свияжске действительно есть, но связан он с пребыванием в русском форпосте служилых татар Ивана Грозного, составлявших личную гвардию в 300 конных воинов первого военного коменданта города-крепости, татарского хана Шах-Али, который способствовал тому, чтобы на сторону царя переходило горно-марийское и чувашское население. Из всего этого ясно, что никаких татарских слободок и тем более караван-сараев, следы которых усиленно ищет в Свияжске археологическая группа Зуфара Шакирова, не было и быть не могло.
       По мнению Евгения Игнатьева, возрождение Свияжска в качестве малого исторического города до сих пор активно тормозится властями Татарстана. Несмотря на заявления Министерства культуры России, фактически на местном уровне происходит реанимация идеи музея-заповедника на всей территории острова-града, причём на этой территории планируется выстроить и коттеджи (фактически многоэтажные дворцы) для республиканской элиты. Как считает архитектор, местные власти хотят создать «Свияжскую Рублёвку» на фоне монастырей, с монахами в качестве экспонатов». На острове уже появилось несколько роскошных по местным меркам домов, отгороженных высокими заборами. На одном участке даже появилась вертолетная площадка. На данный момент населённый пункт Свияжск является сельским поселением. На острове, с точки зрения социально-экономических перемен, все замерло. В Свияжске живет примерно 250 человек, имеющих прописку, наездами бывают около 400 дачников которые также владеют здесь домами и земельными участками. Поток туристов, в основном, в весенне-осенний период составляет около 700-1000 человек в день. 
       В составе комплексной программы по возрождению Свияжска власти Татарстана не хотят видеть миграционной программы по переселению в русский город Свияжск людей и программы по созданию городской инфраструктуры и рабочих мест. Казалось бы, в условиях отрицательной демографии в Свияжске власти региона должны быть заинтересованы в притоке экономически активных переселенцев, например, из числа российских соотечественников из ближнего зарубежья. Власти Татарстана совершенно игнорируют тот факт, что у Евгения Игнатьева есть успешный опыт по переселению на земли Подмосковья русских людей из Латвии. По мнению архитектора, «без людей, без населения, у русского города Свияжска нет будущего». Между тем, планируется выделение значительных средств из федерального бюджета, которые вполне позволяют реализовать переселенческую программу и создание городской инфраструктуры. 
       В свете всего вышеизложенного совершенно непонятна позиция архиепископа Казанского Анастасия, фактически самоустранившегося от возрождения русской православной святыни. За все эти годы архиепископ ни разу не обратился к местным властям дабы поддержать Евгения Игнатьева и других русских энтузиастов, борющихся за возрождение православной святыни. А ведь от публичного обращения со стороны главы епархии о необходимости реализации концепции «Возрождение острова-града Свияжск как исторического малого города" местные власти просто так отмахнуться не смогли бы. Складывается впечатление, что казанский владыка по каким-то причинам просто боится обращаться к властям Татарстана. По словам Евгения Игнатьева, епископ Анастасий «всегда поддерживал нас только на словах, реальной помощи от него никогда не было». 
       Архитектор напомнил о «рождественском» выступлении премьер-министра, когда Владимир Путин заявил что готовится законопроект о передаче религиозным организациям имущества, ранее находившегося в их собственности, а также о реставрации объектов религиозного назначения, представляющих художественно-историческую ценность. По словам Евгения Игнатьева, «после известия об этих государственных инициативах мы подумали, что созданием и развитием федерального музея-заповедника в Свияжске уж точно займется Казанская епархия». Однако тщетны были надежды русской православной общественности. Докладчик обратил внимание присутствующих на то, что в экспертном заключении по Свияжску, выполненном в Российской академии архитектуры и строительных наук, прямо говорится, что в случае создания в Свияжске музея-заповедника его должен возглавить не светский человек, а представитель Казанской епархии РПЦ – ведь музей-заповедник большей частью будет состоять из православных храмов и монастырских объектов. Однако архиепископ Анастасий не проявляет инициативы, и не выдвигает никаких предложений местным властям. А ведь на должность директора музея-заповедника он мог бы выдвинуть наместника Свияжского Успенского монастыря. Создаётся впечатление, что владыка Анастасий нисколько не заинтересован в том, чтобы возрождённая православная святыня находилась под управлением Казанской епархии РПЦ.
       Между тем, в России есть подобные прецеденты: та же самая Троице-Сергиева лавра – бывший Сергиев Посад работает в тесном сотрудничестве с Министерством культуры РФ. «Мы об этом тоже написали в послании на имя Медведева», – сообщил присутствующим Евгений Игнатьев.
       Вслед за докладом архитектора последовало бурное обсуждение. Многих неприятно удивило высказывание зам.министра экономики Республики Татарстан Алевтины Кудрявцевой о том, что разработанная русскими энтузиастами концепция возрождения русского острова-града является "экстремистской". Оказалось, что многие были не в курсе того, что чиновница позволила себе подобное высказывание.
       Присутствующие обсудили следующий феномен: те немногочисленные представители русского этноса, которым удаётся пробиться в министерства и другие властные структуры Республики Татарстан, почему-то не помогают русским: то ли стесняются, то ли боятся, то ли то и другое вместе. В этом их отличие от сельских татар, занимающих посты в госорганах.
       По мнению председателя Казанского отделения Общества русской культуры Татарстана Михаила Щеглова, особенно подобное пренебрежение интересами русского этноса характерно для «русских» (если судить по фамилиям) депутатов Госсовета республики. «В депутатах Госсовета русские хоть и представлены, но толку от этого никакого», – согласился с ним архитектор Евгений Игнатьев.
       Председатель Общества ревнителей истории г.Казани Василий Ордынский высказал следующее суждение: «В национальных республиках России, пробившись в органы государственной власти, русские очень часто превращаются в ярых поборников интересов местного титульного этноса». Таких русских обычно называют «бывшие русские».
       Председатель Казанского отделения Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов выступил с докладом «Русский вопрос в Татарстане и Казанская епархия РПЦ». Своё выступление Щеглов начал с известной сентенции Федора Достоевского «Быть русским значит быть православным, и нет более мерзкого существа, чем неправославный русский». Михаил Щеглов напомнил собравшимся о том, что русское самосознание на протяжении веков складывалось в тесной связи с православной религиозностью. По его мнению, культура России (в том числе и светская культура XVIII-XIX веков) фактически является производным от православной религиозности. Поэтому возрождение России, возрождение русских традиций не может происходить в отрыве от возрождения Православия в стране. Соответственно, по мнению Щеглова, возрождение русских традиций в Республике Татарстан не может проходить без возрождения православной духовности. 
       Председатель Казанского отделения Общества русской культуры Татарстана напомнил о том, что Православная Церковь на протяжении многовековой истории старалась не бороться с русскими народными праздниками, а интегрировать их, благодаря чему, например, в русской традиции сохранились празднование Масленицы перед Великим постом и обычай украшать лентами молодую березку на Троицу. 
       Михаил Щеглов рассказал о местном русском празднике «Каравон». Так называется фольклорно-хоровой праздник села Русское Никольское, восстановленный благодаря усилия русской общественности Татарстана. «Каравон» (на местном диалекте русского языка это слово означает «хоровод») имеет более чем 300-летнюю историю и приурочен к престольному празднику села – дню св. Николая Чудотворца. В селе Русское Никольское до революции 1917 г. праздник отмечался в течение трех дней: начинаясь с церковной службы в сельском храме, он переходил к праздничным семейным столам, а затем на улицу, где устраивались гулянья и хоровод. «Каравон» представляет собой типичный пример того, как имеющий языческие корни народный праздник был интегрирован в православную религиозность русских людей и фактически стал праздником православным. 
       В этом свете позиция архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия, публично высказанная им 24 мая 2011 года во время концерта в честь Дня славянской письменности и культуры, организованного Казанской епархией, вызывает непонимание у многих русских, живущих в Татарстане. Выступая перед собравшимися, владыка в тот день заявил, что русские праздники "Каравон" и "Иван Купала" как нечто чуждое христианскому духу православным русским людям праздновать не стоит. Еще большую реакцию присутствующих вызвало отсутствие на празднике русских фольклорных коллективов на фоне приглашенного грузинского танцевального ансамбля, который, несмотря на то, что грузины не имеют непосредственного отношения к славянской письменности и культуре, исполнил три номера подряд.
       Подобная практика противопоставления церковной и народной традиций, ранее прекрасно уживавшихся друг с другом вызывает вопросы у русской общественности. По словам Михаила Щеглова, «православные христиане не наполняют эти русские обычаи каким-то сакральным смыслом, чего так опасаются некоторые малообразованные представители духовенства». На волне тяги современного человека к своим корням подобные мероприятия становятся «этапом к возвращению в лоно матери-церкви». По словам Щеглова, он понял это благодаря тому, что ему посчастливилось принять участие в народных праздниках различных православных народов России: русских, марийцев, удмуртов, мордвы, чувашей, кряшен. «Поверьте, ни лично я, ни другие участники не почувствовали, что это как-то может навредить нашему православному самосознанию», – заявил Михаил Щеглов. Церкви нужно с большим пониманием и снисхождением относиться к подобным народным праздникам, празднование которых нисколько не противоречит устоям Православия. 
       Между тем, тот же праздник «Иван Купала» в христианском сознании ассоциируется со св. Иоанном Крестителем. Поэтому непонятно почему архиепископ Анастасий объявляет его вне закона, считая чуждым церкви и христианскому сознанию. «Иногда складывается впечатление, – отметил Михаил Щеглов, – что борьбой с народными праздниками руководство Казанской епархии пытается прикрыть несостоятельность собственной управленческой и миссионерской политики». 
       Щеглов напомнил о том, что различия в количестве православных храмов br /nbsp; и мечетей в Республике Татарстан достигли соотношения 1 к 6, при этом русских – половина населения. А ведь в республике проживают и другие этнически православные этносы – чуваши, мордва, кряшены, удмурты.
       Борьба Общества русской культуры Татарстана за возвращение церковных зданий верующим ни разу не находила поддержки у правящего архиерея. «К сожалению, владыка не боец по своему духу», – констатировал Михаил Щеглов. По его мнению, архиепископ Анастасий избегает заниматься вопросами возвращения церковной собственности и сосредоточился на «поддержании церковного хозяйства, хозяйственном обеспечении деятельности храмов». Докладчик напомнил присутствующим о бездействии архиепископа Анастасия в деле возвращения в церковную собственность колокольни Богоявленского собора. « К сожалению, во многом из-за бездействия правящего архиерея утеряны для епархии церковные строения расположенные рядом с колокольней», – констатировал Михаил Щеглов. По словам русского общественного деятеля, «мы судились из-за этих домов с бывшим мэром Казани Камилем Исхаковым». Однако без поддержки Казанской епархии борьба оказалась безуспешной. Дома были проданы неизвестным лицам по ценам сравнимым со стоимость двухкомнатных квартир.
       Без внимания священноначалия епархии остаются и такие явно недружественные православию и русскому народу явления как Музей истории государственности Татарстана, размещенный в здании Дворцовой (Духосошественской) церкви Казанского Кремля, нежелание восстанавливать колокольню Благовещенского собора в том же Кремле, установка музейных экспозиций в Успенской церкви Болгарского городища и т.д. До сих пор в разрушенном состоянии находится комплекс построек Казанского Богородицкого монастыря, основанного на месте обретения чудотворной иконы Казанской Божьей матери. При этом практически в нескольких метрах от разрушенного монастырского комплекса на деньги налогоплательщиков возведен помпезно-уродливый дворец Министерства сельского хозяйства Татарстана.
       Доклад Михаила Щеглова вследствие актуальности темы периодически прерывался вопросами участников и гостей конференции. Из-за вопроса одного из присутствующих в своём выступлении Михаил Щеглов вынужден был коснуться и скандала с «казанским священником VIP-миллионером» – так назвали журналисты протоиерея Михаила Григорьева, настоятеля храма святой великомученицы Параскевы Пятницы, что под Казанским Кремлём. 18 сентября 2011 года на федеральном телеканале НТВ было показано интервью с о.Михаилом. В этом интервью казанский священник фактически хвалился перед журналистами своими доходами и имуществом: у него телефон «Верту» (стоимостью приблизительно 20 тыс.евро), часы Patek Philipp (100 тыс. евро). Он также поделился предпочтениями в одежде: оказывается, священнику нравится носить такие дорогие брэнды, как «Луи Вуиттон» и «Бриони». Журналисты НТВ также рассказали об автопарке отца Михаила: в нем имеется BMW X6, "Гелендваген" и "Мерседес Виана". У казанского священника есть три загородных дома, две квартиры в Казани и одна квартира в Москве. 
       «У меня моральное право и свобода делать сейчас, что угодно. Потому что восстановление храма начиналось не с помощью кого-то, а за счет моей работы с каждым человеком, с кем я сталкивался», – заявил журналистам отец Михаил. Текстовый вариант интервью о.Михаила Григорьева был напечатан многими СМИ. Итогом интервью стал скандал в Казанской епархии.
 

Василий Ордынский
(Продолжение следует).


Комментарии (0)