3 октября 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Ресторан "Пекин" (Отрывок из мемуаров "Вот и все… я пишу вам с вокзала"), ч.4
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       

Ресторан "Пекин" (Отрывок из мемуаров "Вот и все… я пишу вам с вокзала"), ч.4

10 октября 2013 года
Ресторан "Пекин" (Отрывок из мемуаров "Вот и все… я пишу вам с вокзала"), ч.4

     В 1991 году, за месяц до развала СССР, я отмечал там свое пятидесятилетие. У меня накануне дня рождения в издательстве «Советский писатель» вышла последняя советская книга, гонорара от нее хватило только на покупку рубашки – такова была галопирующая инфляция. А раньше, в СССР, на гонорар за роман я мог приобрести две машины, две «Волги». Не могу отвечать за другие профессии, кто-то и выиграл от смены системы, например, адвокаты, нотариусы, звезды шоу-бизнеса, нефтяники, но мы, писатели, не вписались в российский капитализм и оказались на обочине жизни. Писательское сообщество, в лице своего Литфонда, имело несметные богатства, мы не сидели на шее у государства, мы жили за счет отчисления в Литфонд с каждой изданной в стране книги, страна имела миллионы библиотек, книги были в каждом доме. Писатели имели свои поликлиники, собственный жилой фонд, дачные поселения, Дома творчества на море и в лесу, издательства, рестораны – все это богатство из-за внутренних междоусобных распрей мы растеряли раньше всех: растащили, разворовали, приватизировали и, конечно, никто не понес ответственности. 
      В ту ночь, после несостоявшегося обеда в «Пекине» и последнего визита в ЦДЛ, я не мог уснуть всю ночь. Все мысли были о «Пекине». Нет, я не вспоминал веселые пирушки, не вспоминал юбилей Джемала Амурвелашвили в банкетном зале с тбилисским «Динамо», ни прощальный банкет ташкентцев, вернувшихся из Парижа. Я думал о том, как могли втихую прикрыть ресторан, подаренный стране другим государством? Это ведь не шашлычная, не забегаловка пивная. А куда делись полторы тонны уникальных, музейных столовых приборов из серебра? Куда подевались тонны редчайших антикварных сервизов? Куда исчезли подарки нашего соседа Китая, ведь они подарили «Пекин» не чиновникам-ворюгам, а нам, советскому народу. Где картины, где мебель, давно перешедшая в статус антикварной? Где китайские скульптуры? Где уникальные вазы, декоративные тарелки, которым уже не одна сотня лет? Где тонны китайского фарфора, они прямиком просятся на аукционы «Кристис» и «Сотбис» в Лондоне? А, может, они уже давно там, может, из-за этого и прикрыли преуспевающий ресторан? Всякие мысли приходили мне, рядовому гражданину, в голову. Жаль, такое не приходит на ум тысячам и тысячам юристам и власть предержащим людям. Сегодня мы все, даже неимущие, бездомные, знаем что почем. Капитализм быстро учит. Хочется знать, кто дал команду прикрыть процветающий ресторан и открыл там весьма сомнительное заведение, криминальность которого мало у кого, кроме власти, вызывает сомнения. Я забыл отметить, что вместо учтивых швейцаров на входе распахнутых настежь дверей прохаживались в грязных псевдо-«адидасах» и кожаных турецких куртках громилы-вышибалы, чье тюремное прошлое не удалось бы загримировать даже известным гримерам из «Мосфильма».
      В тот вечер я навсегда разочаровался в Ю.М.Лужкове, ведь ресторан располагается рядом с мэрией, и он наверняка бывал здесь не раз. В «Пекине» всегда проходили встречи всевозможных китайских делегаций, и мэр города, по статусу, часто приглашался на подобные встречи в «Пекине».
      Очень долго я вспоминал в ту ночь Калентия Евграфовича – как хорошо, что он ушел из жизни, думая, что оставляет уникальный ресторан потомкам на века. Такое варварство нигде невозможно в мире. Думал я и о том, знают ли об этом власти Китая? Теперь, благодаря «Пекину», я понимаю, почему нас нигде не любят, не хотят с нами дружить, не уважают даже за наши деньги, за нашу помощь, наш газ, за нашу нефть. Потому что продаем чужие подарки, предали самых верных друзей – восточных немцев. Восьмидесятилетнему больному Эриху Хонеккеру, награжденному высокими советскими наградами, Горбачев не дал политического убежища, и его отправили в тюрьму, можно сказать, в могилу. Хотя, на мой взгляд, не Э.Хонеккер заслужил неволю, а предавший своего коллегу Горбачев, тюрьма давно плачет по нему, Герострату своего Отечества. Мы десятки лет пользовались услугами разведки ГДР и предали Маркуса Вольфа, выросшего у нас в СССР, чей отец воевал в годы войны на нашей стороне. М.Вольф создал лучшую в мире разведку, он был не по зубам ни американцам, ни англичанам, ни израильтянам. За что же нас любить, уважать, если собственными руками разрушили тысячелетнее государство, не сеем и не пашем, не думаем не только о будущем, но и о завтрашнем дне. Загубили школьное, высшее и профессионально-техническое образование, потеряли торговый и рыболовный флот, авиацию, разворовали все и вся, даже добрались до пенсионных фондов. Как же нас уважать, если у нас в стране треть мужчин – охранники и сторожа, а молодые мечтают стать только чиновниками. Имеем огромные территории и не можем обеспечить себя пропитанием. Имеем моря, океаны, реки, озера – ввозим девяносто процентов рыбы. Назойливо, раздражающе, навязывающе называем «Газпром» достоянием России, а три четверти страны не газифицированы. Хочу привести унижающие нас, россиян, примеры: И.Каримов газифицировал абсолютно все населенные пункты Узбекистана еще в середине 90-х, в Узбекистане идеальные дороги – можно в любую погоду проехать до самого далекого кишлака, И.Каримов практически ликвидировал преступность, там с его приходом забыли, что такое угон машин, в Узбекистане не похищают детей и бизнесменов, там нет резонансных преступлений. Это я говорю не для того, чтобы принимать Узбекистан за образец, хотя пытаемся же мы хотя бы сравняться с Португалией, которую в СССР иначе, чем «нищими задворками Европы» и не называли. Заканчивает масштабную газификацию страны и Казахстан, смею напомнить россиянам, что Казахстан занимает девятое место по территории в мире, лишь чуть-чуть уступая России в этом. Узбекистан и Казахстан проводили газификацию сельского населения по льготным ценам. А «народное достояние» России, «Газпром», дерет с неимущего населения три шкуры за газификацию, хотя мог бы это сделать с миллиардных прибылей и бесплатно для народа. «Газпром» покупает за народный газ футбольные клубы и игроков, содержит, тратя миллиарды, «Зенит» и две немецкие футбольные команды, строит уже десять лет, в десять раз превысив смету, стадион для своей «потешной» команды, и, как последний крохобор, умудряется адресовать больничные листы миллионеров-футболистов городскому здравоохранению, которое, как и везде, не может итак свести концы с концами. Бюллетени даже двух-трех заморских футболистов вычищают до дна казну здравоохранения Петербурга. Ни стыда, ни совести, лезут в пустой карман больных и бедных горожан. А городские власти молчат, одна шайка-лейка. Зажрались, меры не знают – как сказал мне о «Газпроме» один известный юрист, знающий дела государственной компании, живущей по собственным законам. Всевышний не дарил газ «Газпрому», газ – достояние народа, России.
      Как тут не вспомнить Ленина, Сталина и большевиков? Власть сама толкает народ к идеям социализма, нельзя заставлять народ жить при чиновничье-бандитском капитализме, а самим, власть предержащим чиновникам – при коммунизме.
      За что же уважать, ценить нашу власть и провозглашенную ею же элиту, если она не услышала своих пророков-титанов А.Сахарова, А.Солженицина, А.Зиновьева, а целовалась и миловалась с убийцей и разорителем России Б.Березовским, открыла путь во власть его дружкам и компаньонам. Русская пословица гласит: кто спит с собакой, тот наберется блох. Наша новая власть все двадцать лет борется со сталинизмом, о котором народ уже в 60-х основательно забыл, как только появилась нормальная жизнь. Пора понять всем во власти, от Кремля до районного владыки – народ соскучился не по Сталину, а по порядку, справедливости, по неотвратимости наказания. Народ устал от разорения страны, отсутствия перспектив для своих детей. Народ знает, где надо наводить порядок в первую очередь – наверху. За двадцать лет мы, к сожалению, окончательно разучились называть черное – черным, вора – вором, предателя – предателем. Такая слепота ведет страну к гибели.
      Вот на какие мысли навел меня в ту ночь исчезнувший втихую легендарный «Пекин». Вспомнилась мне в ту бессонную ночь и строка Сергея Есенина: «Напылили кругом, накопытили и исчезли под дьявольский свист». Разве думал синеглазый гений, что его Россию, через 60 лет, еще раз оберут до нитки, что без войны зарастут бурьяном русские пашни, обезлюдят огромные пространства, исчезнут деревни с вековой историей, и что ерническая песня из фильма «Бриллиантовая рука» станет, к сожалению, пророческой – крокодил не ловится, не растет кокос! Я слышал ее недавно и в новом варианте, где говорится обо всем остальном, что не растет и не плодится у нас сегодня. С возрастом, я невольно часто мысленно обращаюсь к Всевышнему с просьбой – если он не может научить нас жить и работать, как делают это другие процветающие страны и народы, то хотя бы пусть он удержит нас от разрушения того, что создано руками других поколений. Эту просьбу я повторял и задолго до смерти «Пекина». Я, наверное, не один, кто уже давно понял, что живем мы как-то не по уму, не по совести, бестолково. Говорил об этом, кричал в отчаянии и Владимир Высоцкий, помните его строку – нет, ребята, все не так, все не так, ребята! Он даже представить не мог до каких масштабов разовьется это его «не так».
      Один из моих первых рассказов, написанный сорок лет назад – «Чигатай, тупик, 2», переводившийся на многие языки под названием «Прощай, чайхана», заканчивается словами: «Новое нужно строить так, чтобы оно не вызывало грусти и сожаления о прошлом». Написано это было о частном, но, к сожалению, стало применимо и к нашей общественной жизни, к нашей истории. Я вижу – фразу эту часто цитируют, но без указания авторства, это говорит о том, что еще в молодости я углядел просчеты в нашем общежитии.
      На этой фразе мне бы и хотелось закончить рассказ о легендарном ресторане. Но не обойтись и без постскриптума. В связи с запретом азартных игр в Москве, года два назад заведение шулеров в бывшем «Пекине» прикрыли. На днях в газетах промелькнуло сообщение, что городские власти намерены восстановить вновь один из старейших ресторанов столицы – «Пекин». Вот так, из года в год ломаем, потом строим, причем, на наши кровные деньги. Так, наверное, и будем всю жизнь нищими. Пойду ли я когда-нибудь в новый «Пекин»? Нет, не хочу бередить память, дважды в одну реку не вступишь.
 

Рауль МИР-ХАЙДАРОВ.


Комментарии (4)
УУСТИК, 11.10.2013 в 08:39

редактор! что-нибудь еще из Моцарта нам!

Guest, 13.10.2013 в 17:54

Достал этой "пейсатель" своими нудными воспоминаниями. А еще хотел Тукаевскую премию урвать! Обломись!!!

Guest, 14.10.2013 в 21:03

Да ужжжжжж .....нытик еще тот....задолбал уже

УУСТИК, 18.10.2013 в 09:36

славная наша традиция-.."как только у них появится человек,отличающийся способностями выше остальных,они его вешают на большом дереве за ноги.."(ахмад ибн фазлан,секретарь посольства халифата,в донесениях о булгарах,922г.от ржд.хр.)