9 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Реплика

11 мая 2015 года
Реплика

     В исламе я, как говорится, не копенгаген. Посему ислам, насколько я уразумею, вряд ли нуждается в защите в моем лице.
     В то же время, считая себя мусульманином, каждый брошенный камень в его, ислама, «огород» воспринимаю как в собственный. Тем паче брошен он, по моему мнению, тем, кто обязан был бы быть в защите («Татарский ислам». «ЗП» N733). 
     Вот, вроде бы безобидное «…в историческом плане ислам не является продуктом этнокультурного творчества наших древних предков – древних тюрков». А по сути – удар в основу основ мировых религий, в данном случае ислама – отрицание Создателя. На этом поприще вы не первым да, пожалуй, и не последним будете. Считать, что мировые религии: иудаизм, христианство, ислам являются этнокультурными творениями того или иного народа либо отдельно взятого человека, не в обиду будет сказано, есть чистой воды ваше «этнокультурное» творение. К тому же то, что при ниспослании последней «инструкции» по имени Коран Создатель предпочел арабов, вряд ли нас – тюрков возвеличивает в глазах арабов. Во-вторых, многое, в том числе и «папирус», на котором написана ваша статья, также не являются этнокультурным творением наших предков. Однако писали, пишут, и не только вы.
     Далее, «…мечеть не занимала заметного места в социальной жизни». И в том же духе «…слабая исламизированность общества Золотой Орды в г. Азак» с ссылкой на венецианца И. Барборо (1436 – 1452 гг.). По-моему, даже один день свободно прожитой жизни дорогого стоит. А из таких дней сложилось еще 100(!) лет. В условиях независимости, когда еще о репрессиях, расстрелах, поражениях в правах религиозные деятели и в дурном сне представить не могли – считать, что ислам законсервировался подобно селедке в банке, мягко говоря, не серьезно. Да не стыкуется с упомянутой вами же «…ярко выраженной антитатарской и антимусульманской политикой» Ивана Грозного вкупе с Православной церковью. Ибо при слабой исламизации социума вряд ли стали бы проводить упомянутые «два богатыря» ярко выраженную антитатарскую да антимусульманскую политику. Вплоть до сожжения на костре, добавлю от себя. 
     Стало быть, предки наши в большинстве своем считали ислам единственной в той ситуации опорой в смысле самосохранения нации, спасением от деградации, геноцида.
     К слову. Привожу по памяти. Да, «человек может выжить в чужой среде, но гибнет душа его». (Лао Шэ.«Записи с кошачьего города».) А душа того стоит, чтобы всяк туда не лез со своими уставом да скрепами. Тут уж без веры – ислама в данном случае, не обойтись.
     Далее, о необходимости владения языком русских. Владеть одно, а подмена родного языка неродным, к чему толкают нынешние «богатыри» да поддакивающие «батыры», – преступление. И с точки зрения самого человечества, смею предположить.
     По мнению автора, лишь владея русским языком, мусульмане могли овладеть навыками товароведения, счетоводства, бухучета и т.д. А ислам в лице мечети не мог. И тут, смею возразить, нет вины ни у веры-ислама, ни у языка татарского. Вина, если и есть, то в нас – самих носителях. При бытии независимом подобных «проблем» не было. Доказательство тому «Изложение начал мусульманского законоведения», изданное Николаем Торнау по велению императора Николая Павловича в 1847 году. А велел он, скорее всего, не из-за любви, а в связи с «присоединением», выбить опору из-под мусульман, раз закабалил. Изложение всего лишь начал законов занимает 475(!) страниц. А названия начал по упомянутой выше «проблеме» говорят сами за себя: о торговле, о долговых обязательствах, о ссуде, об отдаче на сохранение и так далее и занимают 249 страниц! Так что Ринат Зиннурович прав на все сто, говоря: татары использовали интеллектуальные и потенциальные возможности ислама.

Рауф ИБРАГИМОВ.

     P.S. Используют и ныне. Вот достойный пример и для подражания, и для восхищения. Слесарь-модельщик моторостроительного завода Казани Касым Нуруллин, будучи на пенсии, ходил по тюрьмам Татарстана, организовывал группы до дня кончины, обучал заключенных основам ислама. В результате 16-летнего труда, по утверждению начальника ИК-2, ориентировочно 1600 заключенных вернулись к исламу. Из них всего лишь двое оказались вновь в тюрьме, господин профессор!


Комментарии (0)