11 июля 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Реформа

22 августа 2013 года
Реформа

     Тут нужны неординарные, причем достаточно быстрые, меры, способные в корне переломить отрицательную демографическую ситуацию в АН РТ. Одной из такой мер могло бы стать решение Кабинета министров РТ о построении за счет республиканского бюджета для молодых сотрудников АН РТ 1 – 2 домов (общежитие + малосемейки), где они могли бы жить, пока не встанут экономически на ноги (жилье при этом должно быть служебным и предоставляться только на условиях аренды). Такое строительство, не исключено, можно было бы «вписать» в программу формирования городского фонда арендного жилья. Фактически в данных условиях это, кроме резкого повышения зарплат научных сотрудников, единственная действенная мера, способная оказать положительное воздействие на кадровую структуру АН РТ.
      Существует еще один вопрос, который требует обсуждения, но он мало понятен для чиновников да и для рядовых тружеников. Речь идет о сохранении и развитии внутренней демократии в АН РТ.
      Дело в том, что академические свободы – непременное условие нормального функционирования научных коллективов и в целом деятельности ученых. Конечно, наши предшественники творили и в шарашках, но сейчас другие времена. В основе особого характера взаимоотношений в научно-исследовательских подразделениях находится специфика творческого труда, когда занимающихся наукой оказывается невозможно жестко загнать в систему иерархического соподчинения, ибо даже младший научный сотрудник может оказаться весьма ценным работником и выдать крайне интересную научную идею. Обо всем этом приходится напоминать потому, что на примере РАН в последнее время было видно, как чиновники пытаются ликвидировать существующие там демократические институты (выборы директоров институтов, например, но не только).
      В Академии наук Татарстана формальные признаки демократии еще сохраняются (выборность руководителей всех уровней, включая ее президента), но они являлись атрибутами научной жизни той эпохи, когда это учреждение являлось «общественно-государственной» организацией, тогда как сейчас оно – «государственное научное бюджетное учреждение». При такой трансформации и у нас вполне могут быть сделаны попытки «упростить» систему управления республиканской Академии наук, убрав названные выше демократические механизмы ее функционирования.
      Этому однозначно будет способствовать недавнее решение общего собрания АН РТ о принятии нового устава, согласно которому институты лишаются своей экономической самостоятельности путем ликвидации их юридического лица. Фактически это означает полную потерю дирекциями институтов, которые, напомню, все еще выбираются коллективами ученых, следовательно, в той или иной мере отражают их интересы, возможности вести сколько-нибудь осмысленную научную политику. Какая же организационная деятельность, если ты не можешь распоряжаться даже собственным бюджетом, кадрами, которые полностью попадают в руки аппарата Академии наук, ничего не понимающего в вопросах развития, к примеру, гуманитарных исследований. Между тем такое положение – искусственное, существует реальная возможность – и об этом нас предупреждали грамотные юристы республики – сохранения юридического лица институтов АН РТ, признав их филиалами данного учреждения. Да, при этом окажется, что общее собрание членов республиканской Академии наук ранее приняло необдуманное, попросту ошибочное решение, которое необходимо отменить. Но аппарат АН РТ, в частности, главный ученый секретарь Д. Загидуллина, выбравшая именно эту, крайне неудачную модель, сопротивляется, тем самым подталкивая академическое сообщество республики к дальнейшему ухудшению состояния дел в институтах, к сужению возможностей ученых влиять на свою судьбу.
      Это очень опасный путь, и республиканским политикам необходимо срочно объяснить руководству АН РТ – а там есть и вполне разумные люди – недальновидность названного выше решения. К тому же следует учесть, что сейчас настали времена, когда нельзя рассчитывать только на государственное финансирование науки, нужно иметь и частных инвесторов. А их гуманитарным институтам гораздо легче привлечь в том случае, если у них есть хозяйственно-экономическая состоятельность.
      Думается, что коллективы академических институтов должны понимать, что сохранение любых демократических механизмов и существующей системы распределения властных полномочий в республиканской Академии наук относятся к сфере жизненных интересов ученых, за которые надо биться до конца. Поэтому в складывающихся условиях необходимо во что бы ни стало реанимировать академическую профсоюзную организацию, которая в Академии наук Татарстана фактически перестала функционировать. Она нужна для отстаивания социальных прав ученых, самой ценной части нашей Академии наук. Тут нам однозначно надо брать пример с РАН, где существует сильная профсоюзная организация. Без нее ученым в дальнейшем (думаю, что наши испытания еще не завершены, возможны разные варианты реформирования АН РТ) будет невозможно отстаивать свои права.
      Если в институтах и в целом АН РТ удастся сберечь демократические механизмы управления, появится надежда на создание того духа научного сообщества, без которого творцы обречены на положение людей, работающих из-под палки, а это в науке всегда неэффективно. Но это очень непростая проблема, ибо социальные условия в России таковы, что в целом страна на наших глазах сползает к авторитаризму, а может, и к еще более худшему состоянию. Учитывая общее состояние общества и низкий уровень сплоченности коллективов ученых, работающих в АН РТ, не исключено, что первоначально следует создать некий орган, например, общественный совет, из наиболее активных ученых республиканской Академии наук, который смог бы инициировать процесс формирования профсоюза, чтобы затем выработать коллективные меры защиты прав научных сотрудников.
      И последнее. Один мой знакомый, уже находящийся на пенсии ученый, человек весьма проницательный, видя наши усилия по сохранению республиканской Академии наук через ее реформирование, задал такой вопрос: «Зачем ты этим занимаешься, там, что, есть больно много выдающихся ученых, за которых стоило бы биться?». По его мнению, ученые могут нынче объединяться и на виртуальной основе, без всяких там академий. Отвечая ему, я сформулировал при поддержке своих коллег главное возражение этому тезису: Академия наук Татарстана – это особый и очень важный социальный институт, в рамках которого обеспечивается определенная преемственность в передаче между поколениями ученых, в нашем случае – прежде всего гуманитарного профиля – знаний фундаментального характера. А без таких знаний научное сообщество и само общество не могут существовать. Если иметь в виду, что из-за поспешных реформ в К(П)ФУ татарское гуманитарное пространство, сформированное там усилиями нескольких поколений профессоров, пущено фактически под нож, то это пространство сейчас сохраняется только в республиканской Академии наук. Оно-то и является национальным достоянием, которое должно быть предметом повышенных забот политической элиты Татарстана, конечно, если оно думает о будущем республики. Если об этом не забывать, судьба данного научного учреждения может быть решена в положительном ключе. Тогда и наши политики окажутся на верном пути.
      Настала пора подвести итоги и высказать некоторые общие рекомендации относительно реформирования АН РТ.
      3. К обновленной Академии наук.
      Из тех дискуссий, которые сейчас проходят о дальнейшей судьбе РАН, отчетливо видно, что ученые, в том числе не работающие в академической системе, настаивают на отделении давно назревшего вопроса о реформировании этого огромного научного учреждения (436 институтов!) от целесообразности вообще его сохранении. При всех различиях масштабов это относится и к АН РТ. Камнем преткновения в обоих случаях оказывается вопрос о месте в академической системе действительных членов и членов-корреспондентов, в массе являющихся пожилыми и далеко не всегда дееспособными людьми. По большому счету есть только два решения этой проблемы:
      а) отделить академические институты от сообщества академиков и членов-корреспондентов (по этому пути пошел Казахстан, где Н. Назарбаев переподчинил академические институты Министерству образования и науки, превратив академическое сообщество в общественную организацию, чьи члены сохранили свои стипендии);
      б) провести радикальную внутреннюю реформу АН РТ, поменяв ее руководство, изменив состав президиума, отделенческой структуры и резко омолодив состав ее членов через введение механизма ротации стипендий.
      Оба варианта имеют свои плюсы и минусы, которые следует иметь в виду в ходе запуска процесса реформирования республиканской Академии наук.
      При первом варианте (он, кстати, возвращает нас к исходному состоянию, в котором до сих пор живет ряд НИИ в республиках, подчиняющихся своим Кабинетам министров) ключевым звеном, куда переходят управленческие решения, оказывается Министерство образования и науки РТ. Проблема в том, что в его структуре подразделение, занимающееся научными исследованиями, на сегодня крайне слабое. Правда, отчасти этот недостаток можно компенсировать путем создания при данном министерстве совета директоров академических НИИ. Но в целом без создания в структуре этого министерства особого управления, занимающегося научными исследованиями, координацией вузовской и академической науки в республике, укрепления его кадрами этот вариант не принесет явной пользы.
      Второй вариант достаточно прагматичен, но его реализация очень сильно будет зависеть от состава тех кадров, которые придут к руководству АН РТ. Находящиеся сейчас на «ближних отступах» к занятию там руководящих постов лица из вице-президентов, к сожалению, энтузиазма не вызывают. К тому же запуск механизма омоложения состава академического сообщества через ротацию стипендий (при сохранении званий) будет вызывать явное неприятие со стороны привыкших к постоянным бонусам членов АН РТ. Между тем вопрос о ротации стипендий должен быть решен быстро, иначе при этом варианте дальнейшее «загнивание» АН Татарстана продолжится.
      Есть и третий вариант, который здесь не обсуждается, – ничего не делать, все оставить так, как есть, в надежде, что в дальнейшем проблемы чудесным образом сами собой «рассосутся». Это наихудший сценарий, способный привести к печальному результату.
      Ясно, что политическому руководству республики придется выбрать одно из возможных решений, уделяя основное внимание общей перспективе академической науке, а не комфорту академического сообщества. Дело, конечно, не легкое. Пожалуй, если наши политики выберут план дальнейшей деятельности в сфере академической науки, возможна подготовка программы реформирования АН РТ, где можно будет учесть многие детали, которые тут не обсуждались (проблема планирования научных проектов и изменения системы их финансирования; статус ученых советов; печатные издания, в целом издательское дело; реальная координация между вузовской и академической наукой; место АН РТ в академическом поле РФ, в том числе и ее взаимоотношения с КНЦ РАН и ряд др.). Такую программу целесообразно готовить по поручению президента РТ в рамках специально созданной межведомственной рабочей группы во главе с одним из директоров академического НИИ, уже проявившего свои реформаторские способности. Возможен и вариант, когда вначале меняется руководство АН РТ, затем готовится программа реформирования этого учреждения. Но все же лучше в начале получить общее видение того, куда надо двигаться, и после этого только выстроить под эту новую перспективу руководящую команду республиканской Академии наук.
 

Дамир ИСХАКОВ,
доктор исторических наук,
академик РАЕН.


Комментарии (0)