9 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Политбюро ЦК КПСС (ч.3)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Политбюро ЦК КПСС (ч.3)

14 января 2016 года
Политбюро ЦК КПСС (ч.3)

     В середине 80-х годов действовали разные силы, которые стремились занять ключевые позиции. И в этой борьбе правил не соблюдалось. Нельзя исключать и того, что в расстановке ключевых фигур на олимпе, устранении возможных претендентов действовали не только отечественные спецслужбы. И в эти жернова, может быть, случайно попал Г.В. Романов.
     Еще одним кандидатом на пост лидера был В.И. Долгих. Его двигали Черненко и Тихонов, да практически все руководство Совмина. В.И. Долгих занимался важнейшими отраслями экономики – топливно-энергетическим комплексом, машиностроением и имел немалое влияние среди производственников. Сам он работал директором известного Норильского комбината, прошел многие хозяйственные и партийные ступеньки. С должности первого секретаря Красноярского крайкома он пришел в ЦК КПСС. Н.А. Тихонов его активно поддерживал, приглашал для обсуждения многих вопросов, рассматриваемых Совмином. Все это нервировало Горбачева и усложнило его отношения с Долгих до предела.
     – Опять Тихонов зовет Долгих на совещания в Совмин, – возмущался Горбачев. – Вождя хотят из него сделать.
     Михаил Сергеевич всеми мерами ограничивал влияние Долгих, развернул против него тайную войну, которая в конце концов закончилась поражением Долгих. Владимир Иванович ушел на пенсию, хотя еще был полон сил и имел возможность трудиться и приносить пользу делу.
     В.И. Долгих, уже будучи на пенсии, часто заходил ко мне, передавал письма на имя Горбачева с просьбой разрешить ему заниматься какой-то работой, ибо жизнь становилась все более суровой. Однако ответа он не получил.
     – Хитер больно, – говорил Горбачев, – все клал яйца в разные корзины, боялся прогадать. Пусть теперь отдыхает.
     Генсек не мог простить Долгих тяжелые минуты переживаний, когда ему казалось, что власть могут передать в руки Владимира Ивановича.
     Если с Ю.В. Андроповым как председателем КГБ у Горбачева была, по его словам, личная дружба и взаимопонимание и он получал от Юрия Владимировича серьезную поддержку, то с Чебриковым отношения у него не складывались. Он знал, что В.М. Чебриков как послушный функционер добросовестно служил Черненко и постоянно его информировал о расстановке сил в партии и обществе. Но не забывал он и о Горбачеве, звонил и информировал его, но делал это довольно формально и поверхностно, боясь, что узнает об этом Черненко. Не мог он и не звонить Горбачеву, ибо хорошо был осведомлен о состоянии здоровья Черненко, не ведал, чем кончится борьба за власть. Неуверенность и осторожность Чебрикова дорого ему обошлись впоследствии. После избрания Горбачева генсеком Михаил Сергеевич искал пути отстранения председателя КГБ от должности. И такой случай представился, когда А.И. Лукьянова удалось перевести в Верховный Совет.
     Чебриков был «вырван» из системы КГБ и, как Антей, лишен силы и мощи. Став секретарем ЦК, он не имел прежнего влияния и тихо угасал, лишенный силы, связей, информации.
     В ту пору в стране уже активно действовали силы, которые могли сфабриковать компромат на любого члена Политбюро, был бы заказчик. В ЦК КПСС, средства массовой информации шли анонимки о мздоимстве руководителей партии и правительства. Наконец генсеку пришел сигнал и о нечистоплотности Чебрикова, что несколько оживило генсека.
     – Вот видишь, Бог шельму метит, – говорил Горбачев.
     – Но это нелепость и клевета, – возражал я, – кому– то нужно запачкать еще одного секретаря ЦК.
     – А ты все же зайди к нему и между прочим скажи, что вот, мол, генсеку поступают нехорошие сигналы. Михаил Сергеевич им не верит, но вы должны о них знать.
     В борьбе за власть политические оппоненты не брезговали никакими приемами, натравливая массы то на одного, то на другого лидера партии. Не могу с уверенностью сказать, что эти наветы не соответствовали желаниям Горбачева. При первой же реорганизации Политбюро Чебриков был отправлен на пенсию. Вместо него по рекомендации А.Н. Яковлева на пост председателя Комитета государственной безопасности был выдвинут В.А. Крючков, с которым Горбачев, как и с Д.Т. Язовым, решал самые доверительные вопросы.
     М.С. Горбачев не терпел и В.В. Гришина, что было, очевидно, взаимно. Всесильный московский секретарь имел большое влияние и примыкал к группе Черненко. Поэтому Горбачев хотел его максимально ослабить, и скоро повод для этого представился. В Москве прошло несколько громких дел с осуждением торговых работников. Стало очевидным, что во взяточничестве заметан и всемогущий начальник управления торговли столицы Трегубов. Расследование этих дел беспокоило Гришина. Он отлично понимал, куда направлены стрелы. Осенью 1984 года он позвонил Горбачеву, и я слышал этот разговор. Гришин только что вернулся из отпуска и, узнав, что в ЦК КПСС занимаются проверкой связей торговых работников столицы с партийным аппаратом, с возмущением говорил об этом с Горбачевым.
     – Партийная организация МГК КПСС не может нести ответственность за всех жуликов, – вспылил Гришин, – тем более недопустимы намеки на личные связи руководства города с Трегубовым другими руководителями торговли.
     Горбачев успокаивал Гришина, говорил, что это расследование не попытка нанести ущерб авторитету городского комитета, его секретарей, но истину надо установить.
     – Забеспокоился, – положив трубку, сказал Горбачев, – наверняка там не все чисто. Надо дело довести до конца. К завершению дела подключился Е.К. Лигачев. Постепенно стали всплывать все новые факты различных нарушений и приписок. Е.К. Лигачев стал раскручивать вопрос о приписках в жилищном строительстве. По Москве распространились различные, подчас невероятные слухи. Говорили о причастности к злоупотреблениям Промыслова и Гришина. Все это ослабляло руководство города, делало его беспомощным.
     Черненко часто выручал Гришина, но как кандидат в лидеры партии секретарь московского горкома КПСС был скомпрометирован.
     В свою очередь и Гришин немало сделал для слабеющего генсека, оставаясь верным ему до последнего часа. Может быть, довольно вызывающая связь Гришина и Черненко заставила московского лидера, искупая вину, одним из первых поддержать Горбачева при выдвижении его на пост генсека. Трудно сказать, насколько это продлило его пребывание на посту члена Политбюро. Но скоро Гришина пригласил Горбачев и имел с ним беседу, после чего Гришин сложил свои полномочия, уйдя на пенсию. Вдогонку ему шли публикации, продолжавшие компрометировать руководителей горком КПСС.
     С подозрением и недоверием М.С. Горбачев относился и к некоторым другим секретарям ЦК, кандидатам в члены Политбюро.
     В деятельности Политбюро и Секретариата ЦК при Горбачеве не было творческой, слаженной работы. С самого начала среди членов Политбюро и секретарей ЦК витал дух недоверия и соперничества, часто переходящий в открытые конфликты с выяснением отношений, желанием покинуть свои посты.
     Горбачев так распределял обязанности между членами Политбюро и Секретариата, что столкновение лидеров партии было неизбежно. Я уже говорил, что так было в деятельности Лигачева и Яковлева, Лигачева и Никонова, между Шеварднадзе и Яковлевым. Занимавшиеся одними и теми же вопросами, все эти люди имели в партии равновеликие полномочия и не хотели их уступать.
     Как-то Горбачев пригласил меня для доклада, и в это время к нему срочно попросил разрешения зайти член Политбюро, секретарь ЦК Лев Николаевич Зайков. Я хотел выйти, но М.С. Горбачев остановил меня. То ли он рассчитывал, что при мне Зайков не будет столь откровенен и быстрее уйдет, то ли хотел слушать Льва Николаевича при свидетеле. Так, кстати, он поступал довольно часто. Генсек почему-то желал вести некоторые доверительные беседы в присутствии кого-то из своего аппарата. Вот и в тот раз я стал невольным свидетелем откровенного излияния Л.Н. Зайкова о положении дел в Секретариате, взаимоотношениях председательствующего с некоторыми другими секретарями ЦК. Он был крайне возбужден и расстроен, стал рассказывать о ненормальной работе, утрате в ЦК коллегиальности, неуважительном отношении к секретарям ЦК, что не шло на пользу дела. Постоянно жаловался на вмешательство некоторых секретарей ЦК в хозяйственные дела Н.И. Рыжков, У него также кое с кем складывались трудные отношения. И прежде всего с Е.К. Лигачевым, чему, как мне кажется, способствовал Горбачев, довольный отсутствием согласия между двумя ведущими фигурами в партии. Приходили к Горбачеву и другие руководители с просьбой освободить их от работы в силу сложившихся ненормальных отношений в Секретариате и Политбюро. В общем, существовало много трений, которые разлаживали работу. Возможно, в любой другой организации трения и ссоры не оборачивались бы столь печально для дела, но скрытая конфронтация членов Политбюро слишком дорого обходилась партии, всему обществу.

     (Из книги В.И. БОЛДИНА
«Крушение пьедестала».)
     (Продолжение следует.)

На снимке: Андрей Громыко.

Комментарии (9)
Guest, 15.01.2016 в 21:09

интриганы во власти-вредители.

Аналитик, 16.01.2016 в 03:38

Весьма красноречивое описание кремлевских нравов - вместо открытой борьбы идей подковерное подличание в византийском духе, когда все сводится к воле императора, который волен свергать вниз любого вельможу.

Guest, 16.01.2016 в 06:15

Сейчас в Кремле то же самое,но еще вмешивается могучий фактор-Деньги.

Guest, 16.01.2016 в 12:43

еще могучей проклюнулся фактор:
-ПЕТУХ ЖАРЕНЫЙ.

Рифат, 16.01.2016 в 23:20

У нынешнего Генсека страны только один козырь-КрымНАШ и прочие маленькие победоносные войны, пока что худо-бедно скрепляющие русских в рамках идеологии "Мы поднялись с колен! Весь мир нас боится!". Но вот чего нет у Путина, так это отмазтки в виде недавно ушедшего "предшественника-казнокрада" и пр. и пр., чтобы свалить на него все свои провалы в экономике. Уже ни на кого перевалить свои провалы не получится, ведь в эРэФии каждый ребенок помнит: это ОН, только ОН своим мудрым руководством поднял экономику (скакнули мировые цены на нефть, да так как не снилось ни Брежневу, ни Горбачеву.)Это при НЁМ, родном и обожаемом нефте=деньги буквально из ушей лились. А ни копейки не потратилось на развитие науки, образования или развития высоких технологий. Свалить по старой русской традиции на татаро-монгольское иго - пожалуй нет, не проканает. Один выход у Путина - война. Война без особых причин, лишь бы война русского мира с нерусским.

Guest, 17.01.2016 в 00:56

Аналитик, 16.01.2016 в 03:38

Весьма красноречивое описание кремлевских нравов - вместо открытой борьбы идей подковерное подличание в византийском духе, когда все сводится к воле императора, который волен свергать вниз любого вельможу.
================================================
Написано прямо про Татарстан, который, по Шаймиеву, является примером для всей России.

Guest, 17.01.2016 в 01:06

Рифат, 16.01.2016 в 23:20

...Это при НЁМ, родном и обожаемом нефте=деньги буквально из ушей лились. А ни копейки не потратилось на развитие науки, образования или развития высоких технологий....
================================================
Не совсем верно. На науку выделялись большие деньги, но они тратились неэффективно на местах. Например, до 2015 г. в нашу организацию выделялись ежегодно многие десятки госбюджетных миллионов рублей практически без контроля, но мы сами использовали их из рук вон плохо. Путин разве в этом виноват?

Guest, 17.01.2016 в 02:39

Написано прямо про Татарстан, который, по Шаймиеву, является примером для всей России.
---
В Татарстане никогда не было и нет византийского духа, т.к. Татарстан не имеет к нему никакого отношения.
У татар совсем другие традиции, - основанные на законах, единых для всех, независимо от должности и социального происхождения. Так было в Волжской Булгарии (т.к. там был Ислам), так было в Золотой Орде (т.к. там была Яса Чингисхана), и так было в Казанском Ханстве, в котором жили по предписаниям Ислама.
А в России изначально был византийский дух, т.к. она переняла все привычки, традиции и идеологию именно в Византии, ведь Россия считает себя наследницей Византии - третьим Римом.
В Византии всегда правили не законы, единые для всех, а интриги, хитрость, лицемерие, коварство, подковерная борьба и прочие мерзости.

Guest, 19.01.2016 в 14:57

прочие мерзости в почете также в китае.