15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Похищение Анатолия Геллера
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Похищение Анатолия Геллера

15 апреля 2013 года
Похищение Анатолия Геллера

     Конец 90-х – это время торговли людьми на Северном Кавказе. Группы боевиков постоянно похищали состоятельных россиян с целью выкупа. Именно с этой целью летом 1999 года в Набережные Челны прибыли обучавшиеся в «Кавказе» Хафиз Раззаков, Максим Гапонов, братья Илхом и Шерали Шукуровы. По словам Раззакова, приказ захватить богатого заложника им отдали лично Хаттаб и Басаев.
      Выбор пал на Анатолия Геллера – сына начальника Горжилуправления, депутата Государственного Совета РТ Якова Геллера. Напали на него 1 июля около трех часов дня, когда тот подъехал на машине к своему дому. Оглушив парня сильным ударом, бандиты затолкали его на заднее сиденье своей машины и вывезли за город. Там пересадили в заранее оборудованный тайником «КамАЗ» (рефрижератор с замаскированным внутри деревянным ящиком) и вывезли в Мордовию, где трое суток держали в погребе дома в одной из деревень, пока корректировали маршрут в Чечню. Чтобы пленник вел себя спокойно, все это время ему постоянно кололи психотропные препараты.
      18 июля Анатолия Геллера доставили в город Урус-Мартан. Позже он расскажет, что в Чечне над ним постоянно издевались, жестоко избивали и постоянно угрожали убийством. Один раз даже устроили ложный расстрел: приставили ко лбу пистолет и выстрелили холостым.
      За жизнь сына с Якова Геллера потребовали полмиллиона долларов. Установили жесткие сроки. За промедление обещали отрубать парню пальцы и присылать отцу.
      Переговоры с боевиками вел председатель чеченской диаспоры в Набережных Челнах, который несколько раз ездил в Чечню. В результате ему удалось снизить сумму выкупа до 300 тысяч долларов. Но и этих денег у Якова Геллера, отца Анатолия, не было. И тогда руководитель коммунального хозяйства Челнов пошел на отчаянный шаг – он расклеил по городу листовки с просьбой о помощи, и люди откликнулись. В созданный Геллером общественный фонд приносили кто по сто долларов, кто по тысяче. Старенькие бабушки приносили даже варенье, надеясь хоть чем-то помочь.
      В начале сентября на границе Чечни и Ингушетии возле КПМ «Кавказ-1» боевики передали заложника в обмен на деньги сотрудникам правоохранительных органов. По словам Раззакова, за эту операцию он получил от Хаттаба 10 тысяч долларов. Остальные участники получили меньше.
      Спустя год, в 2000 году, сотрудники ФСБ задержали похитителей Анатолия Геллера – братьев Шукуровых и Максима Гапонова. Шерали Шукуров и Гапонов получили по 20 лет колонии, Илхома Шукурова осудили на 12 лет. Раззакову же удалось уйти. Именно Раззаков был последним неустановленным участником похищения сына Якова Геллера. Это он схватил Анатолия и запихнул его в машину. Один из братьев Раззакова, Хайрулла, тоже принимал участие в начальной стадии подготовки этого похищения. Но привлечь его к ответственности уже невозможно – он погиб в Чечне.
 

«Исламский джамаат» в Татарстане
 

      Для расследования убийств в Боровецком лесу была создана оперативно-следственная группа из сотрудников милиции, ФСБ и прокуратуры. Предстояло проведение одновременных арестов участников подпольной группировки. Тем временем арестованный Хафиз Раззаков начал давать показания.
      Как следовало из его рассказа, лидером «Исламского джамаата» в Татарстане он никогда не был. Эту роль взял на себя 33-летний Ильгам Гумеров (Ахмад, Абдул-Азиз), развернув активную деятельность в Набережных Челнах и Азнакаевском районе Татарстана, а также в Белорецком и Учалинском районах Башкирии. Постоянного штаба «джамаат» не имел, собирались его участники на съемных квартирах или в башкирских лесах. В марте 2001 года в Набережные Челны вернулся и Раззаков, получив прямое указание Хаттаба и Басаева участвовать в подпольной организации, развернутой Гумеровым.
      На первом этапе члены «джамаата» занялись активной вербовкой агентуры в Набережных Челнах и соседних райцентрах – Елабуге и Азнакаево. Агитацию необходимости непримиримой войны с «кяфирами» члены организации вели после массовых молитв в мечетях. Через пропаганду вербовщики вышли на группу своих единомышленников в Азнакаево, ранее проходивших спецподготовку у талибов, в учебном центре мечети «Мавлоно Усмана-Черхи» в таджикском городе Истаравшан.
      Другой находкой для вербовщиков стал заместитель директора ООО «Рынок» Нафис Калимуллин, лидер местной группировки «Спортсмены». Этот человек, в прошлом депутат, активист ТОЦ, помогал Гумерову держать «общак», пополнял организацию криминальными кадрами, обеспечивал строгую дисциплину.
      До начала 2003 года экстремистская организация работала на свое укрепление: закупала оружие, набирала новых участников, искала дополнительные источники финансирования, готовила в лесах Башкортостана схроны с оружием, боеприпасами и продовольствием. Кстати, арсенал за два года экстремисты успели собрать внушительный. После массовых арестов участников «джамаата» у них изъяли 2 автомата, 8 пистолетов и глушители к ним, гранаты, обрезы охотничьих ружей. А также пластид, свинцовые шарики для «поясов шахида», большое количество боеприпасов, экстремистская литература и конспекты с точными схемами взрывных устройств, так называемых мин-ловушек. Эксперты отметили, что все схемы «выполнены на высоком профессиональном уровне, являются секретными и предназначены для узкого пользования специалистами-взрывниками. Эту информацию невозможно найти даже в специальной литературе».
      Средства на свою деятельность «Исламский джамаат» должен был добывать сам. К примеру, как установило следствие, деньги в бюджет «джамаата» поступали в том числе и от одной из мечетей «Тауба», где они собирались с состоятельных прихожан «на нужды ислама». Финансовую помощь оказывали и некоторые коммерсанты, такие, как челнинский предприниматель, уроженец Узбекистана Салават Латыпов. В ходе расследования выяснилось, что бизнесом Латыпов занимался незаконно — изготавливал в подпольных цехах запчасти для «КамАЗов», получая около 10 миллионов рублей прибыли в год.
      «Джамаат» пытался также организовать в Набережных Челнах нападение на инкассатора фирмы «Красный Восток» летом 2003 года. Поручили это дело Хафизу Раззакову. Подготовили план, начали наблюдение, но... не рискнули, заметив, что сотрудники службы безопасности фирмы что-то заподозрили...
      Кроме того, члены «джамаата» пытались «зарабатывать» и сами. В связи с этим в 2004 году у них произошел конфликт с одной из челнинских преступных группировок, контролирующих частный извоз в городе, в том числе стихийную автостоянку возле железнодорожного вокзала в Набережных Челнах. Исламисты потребовали у «смотрящих» содействия в частном извозе и несколько бесплатных мест на автостоянке. Те, естественно, отказали. Через некоторое время на автостоянку подъехали около сорока «джамаатчиков» с молотками, кусками арматуры и монтировками. Угрожая пневматическим пистолетом, один из них заявил, что они будут «делать то, что им захочется». При неповиновении обещал объявить «джихад». Места на стоянке им предоставили...
      Следствие по делу «Исламского джамаата» длилось более двух с половиной лет, в течение этого времени открывались все новые обстоятельства деятельности экстремистов. Их целью было ни больше ни меньше – создание на территории Поволжья исламского государства, так называемого Исламского халифата. Планировалось все в три этапа. Первый, подготовительный, в форме призывов населения к «джихаду», должен был охватить весь Татарстан. Второй этап, запланированный на начало 2005 года, предполагалось начать серией крупных терактов на промышленных объектах республики. Готовились также взрывы в местах массового пребывания людей во время празднования 1000-летия Казани. Третьим и последним шагом должно было стать провозглашение Татарстана в 2008 году полностью независимым от России мусульманским государством.
      Над этими наполеоновскими планами можно было бы посмеяться, если бы не девять убийств в самом центре России, если бы не похищения людей за тысячи километров от Кавказа, если бы не арсеналы оружия и взрывчатки. Фанатики не мыслят логично – тем они и опасны.
      На допросах участники «джамаата» утверждали, что подобные задачи перед ними поставил амир «Исламского джамаата» Ильгам Гумеров. Ему же, в свою очередь, отдали приказ чеченские полевые командиры Хаттаб, Зубайр и Шамиль Басаев.
      Первыми должны были взлететь на воздух железнодорожная станция в Агрызе, войсковая часть МЧС в Набережных Челнах и Казанский вертолетный завод. Затем «Исламский джамаат» планировал заявить о себе взрывами во время празднования 1000-летия столицы Татарстана. Зная, что в Казань прибудут президент России и зарубежные гости, террористы намеревались заложить взрывные устройства в опоры ЛЭП вдоль шоссе, ведущего в город из аэропорта. В тот момент, когда автомобили президентов поравнялись бы с опорами, одновременно должны были произойти направленные взрывы, и столбы с проводами под напряжением упали бы на бронированные лимузины. Конечно, физически уничтожить людей таким способом вряд ли бы получилось: правительственные автомобили надежно защищены. Но главной целью операции террористов была демонстрация силы и деморализация официальной власти.
      В 2007 и 2008 годах планировалось совершить взрывы на «КамАЗе» и «Нижнекамскнефтехиме», после чего члены «джамаата» собирались перебраться вместе с семьями на постоянное место жительства в Афганистан и Пакистан, уступив место молодой смене. Подтверждение каждому сказанному на допросах слову есть в 127 томах уголовного дела и в обвинительном заключении из 9 томов, по 300 страниц в каждом.
      На предварительном следствии большинство участников «Исламского джамаата» призналось также в строительстве тайного лагеря. Схроны с оружием оперативникам пришлось искать в высокогорных районах Башкирии, но поиски на тот момент оказались безуспешными, хотя следственная группа дважды прочесывала весь лес. Удалось найти только блиндаж, оборудованный «джамаатчиками» в 2003 году. В нем были запасы продуктов минимум на месяц.
      Под подозрение подпало около 50 человек, но, в конце концов, обвинение было предъявлено 23-м. Однако не все члены «джамаата» были арестованы осенью 2004 года. Около десяти человек успели скрыться из Набережных Челнов, через несколько месяцев совершив то, к чему их готовили в лагере «Кавказ». В начале 2005 года в Поволжье прогремело 11 взрывов – атаке подверглись линии электропередач и газораспределительные станции. К счастью, по горячим следам преступников удалось задержать.
      Мы тогда прошли по самому краю, успев в последний момент. Как позже установили сотрудники ФСБ, в декабре 2004 года из Чечни с заданием для отряда Гумерова в Набережные Челны прибыл эмиссар Тамимдаров. Он должен был встретить кавказских специалистов-взрывников, обеспечить их жильем и питанием, подготовить совместные диверсии. Но поскольку гнездо террористов было разорено, чеченскому инспектору пришлось срочно заметать следы. Он выехал в Казахстан, где и был задержан 14 апреля 2005 года.
      Последние члены организации, остававшиеся на свободе – Данил Габдулхаков и его двоюродный брат Венер Хазетдинов – вместе с женами и маленькими детьми были задержаны в Оренбургской области в ночь на 22 сентября 2007 года при попытке перейти границу между Башкирией и Казахстаном. Когда их обнаружили и попытались остановить, террористы открыли огонь. Два егеря, участковый и его помощник погибли на месте...
      Пятеро членов «Исламского джамаата», так называемое молодежное крыло, были осуждены летом 2006 года, получив сроки от пяти до шести лет лишения свободы. Еще 17 человек, в том числе лидеры Нафис Калимуллин и Ильгам Гумеров, выслушали вердикт присяжных в феврале 2008 года. Присяжные единодушно заявили: «Виновны». Суд приговорил Ильгама Гумерова к 12 годам лишения свободы в колонии строгого режима, Нафису Калимуллину назначил наказание 10 лет. Хафиз Раззаков приговорен к пожизненному лишению свободы.
 

(Из книги А.А. Сафарова
«Закат казанского феномена».)


Комментарии (0)