17 июня 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Первый суверенитет в Татарстане (ч.2)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Первый суверенитет в Татарстане (ч.2)

29 августа 2016 года
Первый суверенитет в Татарстане (ч.2)

     Возникает вопрос, а как развивались бы события, если в конце февраля 1918 года они действовали бы вместе, а не врозь. Ведь тогда в распоряжении националов лишь в Казани было более 20 тыс. мусульманских солдат. К сожалению, этот момент был упущен. Укрепляющаяся диктатура воспользовалась этим. Для дезориентации их 22 марта 1918 года была получена бумага о реализации Татаро-башкирской республики. Казалось, что достигли желаемого… Мусульманские лидеры, как военные, так и гражданские, поверили обещаниям большевиков и не пошли на военное столкновение. Думается, что они допустили большую непоправимую ошибку.
     Теперь вернемся к созданию ТАССР. Власть у исполкома Казанской губернии должен был принимать революционный комитет, созданный И. Сталиным. Все ожидали, что председателем ревкома будет М. Султан-Галиев. Однако И. Сталин неожиданно назначил председателем Саид-Галиева, левого коммуниста, ярого сторонника Сталина. 
     Сталин сделал все, чтобы отстранить от этого дела  Султан-Галиева, который остро критиковал его политику по отношению к малым народам, и поддержал послушного, готового поддержать любое его предложение «левого» коммуниста Саид-Галиева. Быть председателем ревкома означало быть и председателем Совнаркома Республики Татарстан. Надо сказать, Сталин не учитывал наличие у этой кандидатуры опыта, знаний и особенно отношение к нему народов Татарстана.
     По объективным данным Султан-Галиев подходил на должность председателя ревкома, но Сталин отказался назначить его на эту должность. Это означало удар не только по Султан-Галиеву, но и по всей «правой» части татарских коммунистов. Это был период, когда Султан-Галиев подвергал острой критике национальную политику Сталина. В это время он критикует не только Сталина, но и самого Ленина. На Х съезде в 1922 году во время обсуждения о создании СССР, критикуя Сталина, сказал, что «…на решение данного вопроса можно идти двумя путями. Первый путь, который определяется докладом т. Сталина, именно объединение в Союз четырех республик: РСФСР, Украина и Белоруссия и создание Союзного ЦИКа и СНК; второй путь, который, по нашему мнению, являлся бы более правильным – это путь прямого вхождения отдельных республик в союз и не в составе федеративных образований. Мы находим, что форма слияния независимых республик лишь в составе федерации, которая выставляется в докладе т. Сталина, создает только лишнюю проволочку» (Султан-Галиев. Избранное. – с. 377 – 378). В июне того же года на ХII съезде РКП(б) во время обсуждения национальной проблемы сказал, что сталинская постановка вопроса «…не разрешает национального вопроса и мы принуждены будем опять возвращаться к этому вопросу, если не поставим разрешение национального вопроса. Как довести? Завершить конституционным оформлением существующую Российскую советскую республику и на этом строить дальнейшее разрешение национального вопроса. Оно выливалось в ту форму, которая предлагается т. Мдивани. В Союз Советских Республик входят Российская республика и все автономные республики, бывшие независимыми республиками, все остальные области. Нельзя говорить, что эта национальность не доросла до того, что ей можно предоставить автономию... Если мы будем так рассуждать, то до чего дойдем?».
     Теперь Султан-Галиев, который в 1918 году арестовывал в Казани лидеров национального движения в эпоху Забулачной республики (правильнее, в период работы 2-го съезда воинов-мусульман), на своей шкуре начинает испытывать, что жестоко обманулся. Однако будучи объективным участником этих событий, он решительно отстаивает свои позиции. Такой «умник» Сталину не нужен, и он ставку делает на Саид-Галиева, путаника, занимающего ошибочные позиции по национальному вопросу, но послушного коммуниста. Вот почему в составе этого ревкома оказался ренегат Саид-Галиев. Этим объясняется, почему он через год был переизбран.
     В день годовщины образования республики «правые», добившиеся отстранения от власти за антинародную деятельность Саид-Галиева, провозгласили двуязычие. Татарский и русские языки объявлялись государственными.
     Кстати, такая политика вскоре дала и свои плоды. В республике впервые установились хорошие отношения между различными народами. Около 90% русской части населения выразили желание изучить татарский язык. Короче, по многим свидетельствам, в республике установилось равноправие народов. В одном из сообщений представителя ГПУ говорилось, что в Республике Татарстан мир, спокойно, нет никакого недовольства. Можно сказать, это первый результат правительства Кашафа Мухтарова. Однако это вовсе не означало отказа от генеральной линии. Это было творческое решение одной из важных и актуальных проблем. Один из современников того времени Рафгат Каримович Абдюшев, сельский житель, в своей рукописи пишет: «…В то время в деревне начались хорошие изменения: открывались школы, в магазинах появились предметы первой необходимости: гвозди, соль, ситец и т.д. Крестьяне стали лишнюю продукцию продавать на базарах. Между татарами и русскими образовалось реальное равноправие». Это, конечно, был результат политики правительства Кашафа Мухтарова, правых коммунистов» РТ.
     Известно, что годы правления Кашафа Мухтарова и его коллег приходятся на годы жесточайшей засухи, голода в республике. Особенно много погибло люди и сократилось поголовье скота. Несмотря на это, «если в 1920 году в Татарии на каждую рабочую лошадь приходилось 5,6 десятины посевной площади, то в 1921 году посевная площадь повысилась до 8,2 десятин, а в 1922 году до 16 десятин…» Министр сельского хозяйства Юнус Валидов в своем докладе на партконференции доложил, что текущая (1922) осенняя посевная кампания уже на 75% ликвидировала недосев в озимом клину. Это значит, несмотря на самые тяжелые условия существования, трудящиеся Татарской республики прокладывали дорогу к возрождению своего хозяйства.
     Достигли значительных результатов некоторые отрасли фабрично-заводской промышленности. Так фабрика «Афузо» выработала за март 1922 г.обуви армейской 92%,гражданской 109% задания. Фабрика «Поляр» выполнила армейской обуви на 39,8% задания и гражданской на 46,2%. По текстильному отделению фабрика «Афузо» выработала от 162% до 276,4% задания. Стекольный завод выполнил задания на 101%. Предприятия Татпищетреста не только выработали требуемое по программе, но и превысили норму. Шло быстрое развитие кустарно-ремесленного производства. Так число трудовых артелей и товариществ Татреспублики с 1 января по 1 мая 1922 г. возросло с 581 до 702.
     Вот в этих невыносимо трудных условиях татарские трудящиеся потянулись на рабфаки, в университеты и институты. Все это было связано прежде всего с активной деятельностью правительства Кашафа Мухтарова, боровшегося за суверенитет Республики Татарстан.
     Вовсе не случайно в характеристике, данной ему, написано, что «…тов. Мухтаров является, безусловно, незаменимым работником на занимаемом им посту председателя Совнаркома…» Представитель американской делегации по борьбе с голодом в РТ, житель Канзаса Джон Бойд по возвращении из Татарстана, характеризуя Кашафа Мухтарова и его коллег, писал, что они оказались симпатичными, энергичными и хорошо образованными людьми и деловыми работниками.

     Рамзи ВАЛЕЕВ,
д.и.н., профессор КФУ.
     (Продолжение следует.)


Комментарии (0)