11 июля 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Падение доверия
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Падение доверия

6 сентября 2013 года
Падение доверия

     Газеты пишут, что вдвое увеличилось число тех, кто негативно оценивает деятельность Владимира Путина. В 2007 году их было всего 10%, а сегодня уже 20%. Но гораздо больше стало тех, кто разочаровался в Путине. Их число возросло с 9 до 22%. А это уже солидно.
      Что же происходит? Прежде всего несколько слов о характере российского политического режима. Если говорить языком политологии, он носит «персоналистский характер». Это значит, что все завязано на личность лидера. Так повелось с момента падения монархии в 1917 году. С тех пор правил всегда конкретный человек вне зависимости от занимаемых должностей. Например, Ленин был председателем СНК (Совета народных комиссаров). Считалось, что он главный в стране именно по этой причине. Но Ленин умер, и его должность перешла второстепенному Рыкову, который был всего лишь «одним из» властителей страны. После увольнения Рыкова в 1930 году на его место был назначен Вячеслав Молотов. Он был лишь вторым человеком в тогдашней государственной иерархии. После Сталина, конечно.
      Считается, что власть Сталина была производной от власти партийного аппарата, который он возглавлял в ранге генерального секретаря ЦК ВКП(б). Однако его предшественником на высшем аппаратном посту был все тот же Молотов, целый год считавшийся «первым секретарем» ЦК, но функций главы государства отнюдь не выполнявший. Да и сталинская должность при жизни Ленина вовсе не была N1. 
      В 1934 году Сталин упразднил пост генсека и до 1941 года вообще не занимал никаких высших должностей, будучи одним из рядовых секретарей ЦК и одним из членов политбюро. Лишь в 1941 году он возглавил правительство. С тех пор должность председателя СНК СССР снова стала считаться главной в государстве. Эта ситуация сохранилась и после переименования правительства в Совет министров. В официальных некрологах о смерти Сталина говорилось, что умер председатель Совета министров СССР, секретарь ЦК КПСС. Тем самым государственная должность ставилась выше партийной. 
      После смерти Сталина его преемником на посту председателя Совета министров стал Маленков. Однако юркий Никита Хрущев быстро превратил свою должность первого секретаря ЦК КПСС в пост номер один. Он добился смещения Маленкова и замены его своим союзником Булгариным. А после карьерного краха последнего в результате разгрома «Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова» Хрущев сам стал председателем Совмина. Опять должность главы правительства стала первой в стране.
      После смещения Хрущева фактическим главой государства стал Леонид Брежнев, занимавший возрожденный пост генерального секретаря (с 1966 года). В 1977 году Брежнев добавил к нему должность председателя президиума Верховного Совета СССР. С тех пор с кратким перерывом в 1985 – 1988 гг. эти должности совмещались главами партии и государства – Андроповым, Черненко, Горбачевым. 
      В эпоху «демократии» зависимость от личного правления снизилась. Но это лишь на первый взгляд. Ведь нынешняя Конституция 1993 года писалась лично под Бориса Ельцина, а он занимал пост президента РФ. Отсюда и невероятные полномочия главы государства по действующему основному закону. 
      При Путине ситуация не стала легче. О чем свидетельствует период с 2008 по 2012 годы, когда Путин не занимал должности президента, но тем не менее оказывал определяющее воздействие на ситуацию в стране. 
      Поэтому падение доверия к нему лично – это грозный признак краха системы в целом. В ХХ веке в России так и не создано крепких институтов, позволяющих мирно передавать власть главы государства от одного правителя к другому. Сценарий был другой. Уход Ленина-Сталина-Хрущева-Брежнева-Горбачева-Ельцина неизбежно вызывал склоку в верхах, эдакую «семибоярщину». В результате побеждал и утверждал собственный авторитарный режим самый сильный игрок. 
      Сейчас на фоне медленного, но явного заката Путина появляются новые кандидаты в «цари», неограниченные диктаторы, генсеки. Но нужны ли нам они? Может быть, пора перейти от стандартного советского авторитаризма к демократической модели? Ну той, где правительство менялось бы на выборах? 
      Иначе страна обречена метаться от одного вождя к другому, теряя территории и население, все больше напоминая распадающуюся Османскую империю образца второй половины XIX века. 
      Проблема в том, что нынешние верхи не понимают ситуации. Им кажется, что в нужный момент они сменят Путина на нового вождя и все пойдет по-прежнему. Однако ситуация меняется, и время вождей проходит даже в самых слаборазвитых странах. А вместе с ним истекает срок годности политической модели, которая существует сейчас в России.
      Именно об этом, на самом деле, говорят данные опросов. Повторение нового сценария с преемником теоретически возможно, но вряд ли оно решит проблемы, стоящие перед страной. Ведь нынешние власти делают все, чтобы длить и длить кризисную ситуацию. А проблемы нарастают, а решение их откладывается в долгий ящик.
      Так что падение популярности Путина – это очередной признак кризиса системы в целом. Слишком многое завязано в стране на его личность. Получается, что стабильность целого государства зависит от одного человека. И хотя сейчас Путин «молод и здоров», неизвестно еще, как он будет чувствовать себя дальше. Годы идут, он не молодеет. Как бы после ухода нынешнего президента не скатиться нам в кризис, напоминающий перестройку и либеральные реформы. Тем более что экономические основания для этого есть.  
 

Павел СВЯТЕНКОВ.
(АПН.)


Комментарии (0)