29 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Отсрочка

11 марта 2015 года
Отсрочка

     Государственная дума приняла решение о продлении президентского наименования главы Татарстана до 2016 года. Республике дана отсрочка, напоминающая в какой-то мере отсрочку на приведение смертного приговора. Слава богу, пока дело для нашей республики до этого не дошло. 
     Однако Дума поторопилась с этой отсрочкой, ибо есть договор Татарстана с российским центром, срок действия которого истекает только в июле 2017 года.
     Как известно, этот договор прошел через все процедуры обеих палат Федерального собрания, утвержден президентом Российской Федерации. И тем самым стал законом. Дума, определяя срок отсрочки, нарушила этот закон.
     К тому же депутаты не сочли возможным вникнуть в его суть. Не вчитались даже в его преамбулу, где указано, что он заключается в соответствие с Конституциями Российской Федерации и Татарстана, с учетом договора 15 февраля 1994 года, а также референдума, проведенного 21 марта 1992 года, подтвердившего всенародным голосованием Декларацию о государственном суверенитете республики. 
     Каждое положение преамбулы несет определенную смысловую нагрузку. Так, положение о соответствии договора Конституции Татарстана означает признание статуса республики, структуры ее власти, в том числе и поста ее президента.
     О важности референдума свидетельствует и заявление, сделанное накануне проведения референдума председателем Конституционного суда Валерием Зорькиным на сессии Верховного Совета о том, что если на нем будет дан положительный ответ на поставленный вопрос, это станет юридической основой для провозглашения независимости. «Так будет считать любой юрист, и будет прав», – сказал он.
     В данном изложении нелишне напомнить о том, что Татарстан не намеревался провозглашать свою независимость, чем тогда пытались запугать общественность страны. Речь шла об установлении, не нарушая целостности России, особых и, если быть точнее, договорных отношений с федеральным центром. И эти отношения договором, заключенным 15 февраля 1994 года, были установлены.
     Договор этот, что необходимо особо подчеркнуть, стал международным эталоном для решения ряда важных вопросов во взаимоотношениях между центральной властью и национальными территориями в многонациональных государствах. Вовсе не случайно, что он как таковой был предложен участникам переговоров по Косовскому вопросу в Рамбуйе. 
     Что касается договора 2007 года, важно не столько его содержание, хотя и оно несет немалую смысловую нагрузку, сколько признание руководством России татарстанского референдума, не теряющего юридической силы и после истечения срока договора. Дума не учла и этого немаловажного обстоятельства. 
     Президент России Владимир Путин хорошо знает это. И вовсе не случайно, что он на вопрос, заданный ему в Селигере, о возможности сохранения титула президента в Татарстане, четко и ясно заявил, что его должна решить сама республика. 
     Помнится, что еще в период президентства Д.А. Медведева с инициативой, видимо, подсказанной ему сверху, о ликвидации в республиках поста президента вышел Рамзан Кадыров. И первым отказался от обозначения себя президентом. Впрочем, как говорят, вольному воля. Захотел и отказался. Хотя он как человек, поклявшийся на Конституции своей республики, не имел на это права. Но ему не только это, многое прощается.
     Инициатива главы Чечни была узаконена, и республикам предписано до января 2015 года внести соответствующие изменения в свои конституции.
     Интересно, что как только был принят этот закон, Олег Навальный писал в своем блоге, что эти «президенты» без всяких возражений как миленькие откажутся от своих титулов. И, правда, отказались. И тоже вопреки своим конституционным обязанностям.
     Инициативу Кадырова поддержал президент фонда эффективной политики Глеб Павловский, назвавший этот пост, равно как конституции и договора регионов с федеральным центром, пережитками сепаратизма 90-х годов. Видимо, «эффективность» политики, по нему, заключается в беззастенчивом попрании прав народов и республик. Не считаясь ни с международными нормами, ни с Конституцией Российской Федерации. 
     Он, так же как некоторые другие политики, полагает, что в стране должен быть один президент. Можно подумать, что у России есть президенты и кроме Владимира Путина. На самом деле он не только один, но и един во всем комплексе власти, и никто не покушается на его права. 
     К тому же, как известно, по Федеральному закону N159-ФЗ 11 декабря 2004 года был введен принцип наделения полномочий глав регионов, в том числе и республик, по представлению президента Российской Федерации.
     Соответствующее изменение было внесено в пункт 16 – 1 75 статьи Конституции Республики Татарстан. Теперь независимо от того, как именуются главы республик, они фактически все наместники президента Российской Федерации.
     Поскольку мера эта вводилась как временная, по истечении 4 лет президент Татарстана М.Ш. Шаймиев выразил несогласие с продолжением этого принципа. Выступая перед журналистами зарубежных русскоязычных средств массовой информации, он указал на неправомерность отмены выборной системы глав субъектов Федерации. Тогда его поддержали президент Башкортостана М.Г. Рахимов и губернатор Свердловской области Э.Э. Россель. 
     Крепко не понравилось это писателю Александру Проханову, монолог которого с дифирамбами в адрес Путина каждое январское утро 2015 года транслируется на телеканале «24». 
     Он 25 июня 2008 года на радио «Эхо Москвы» заявил, что Шаймиев бросил перчатку Кремлю и что его поддержали президент Башкортостана Муртаза Рахимов и губернатор Свердловской области Эдуард Россель. Последнему он припомнил и факт провозглашения им Уральской республики. Всех этих людей, обросших, как он выразился, ракушками, назвал сепаратистами. 
     Пусть, сказал он, эти президенты превратятся в губернаторов или возглавят законодательные собрания в своих республиках. И предложил названных им людей убрать и заменить молодыми кадрами. 
     Как будто все происходит по сценарию Проханова. Шаймиев и Рахимов не президенты, Россель не губернатор. Настало, как того хотел этот убежденный империалист, время и для отмены поста президента в республиках. 
     Вот только возникает вопрос: для кого и для чего была принята всенародным голосованием Конституция Российской Федерации? Неужели для того, чтобы без конца переиначивать такие ее базовые положения, как государственное устройство, права республик и регионов?
     Вовсе не случайно, что нет-нет да раздаются весьма знакомые голоса с предложениями внести в нее изменения.  
     Не нравится Конституция потому, что в ее статье 5 написано, что республики – это государства, имеющие свои конституции и законодательства. Не устраивает их то, что в ее статье 11 написано, что «разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется настоящей Конституцией, федеративным и иными договорами». И там вообще немало положений, составленных на основе принципов демократии, прав народов и человека. Возможно, кого-то не устраивают и они.
     Однако, нравится кому-то или нет, эти положения четко обозначены и никто их не отменял.
     Договора и конституции, господин Павловский, не пережитки 90-х годов, а конституционная норма, всецело соответствующая критериям и общепризнанным принципам федерализма.

Индус ТАГИРОВ, 
академик АНТ.

(Продолжение следует.)


Комментарии (35)
Guest, 12.03.2015 в 13:42

Все это конечно так,но пока все молча соглашаются с попранием своего народа,все так и будет продолжаться по нарастающей.
Не зря сказано"Лишь тот достоин жизни и свободы,кто день за днем за них выходит в бой".

Guest, 13.03.2015 в 01:42

1870 год. Гора из черепов бизонов, убитых армией США, чтобы индейцы от голода вынуждены были покинуть свою территорию.

http://en.wikipedia.org/wiki/File:Bison_skull_pile_edit.jpg

Изображение

http://serfilatov.livejournal.com/1524965.html

Guest, 13.03.2015 в 11:08

А русские просто забирали земли у татар,после завоевания Казани.Просто никто не считал тогда,сколько татар от голода погибло.

Guest, 13.03.2015 в 11:30

Нет, не просто забирали земли. Сначала русские убивали или сжигали татар живьём, целыми деревнями, также, как армия США убивала бизонов в прериях. Неужели нет разницы в этом?

Guest, 13.03.2015 в 13:27

Сначала всех татар изнасиловали - так надо начинать, забыли?

Guest, 13.03.2015 в 20:01

очень скучные темы, пора бы что нибудь новенькое про Донбасс!!

Guest, 14.03.2015 в 08:30

Guest, 13.03.2015 в 13:27
Сначала всех татар изнасиловали - так надо начинать, забыли?
======================
Как всегда, у русских рабов все сводится к насилию и сексу. Видимо, сказывается русское крепостное рабство, когда помещики насиловали всех крепостных женщин и девок. Когда в 1846 царские следователи опрашивали женское население крепостной деревни Кумановки, они не смогли найти ни одной женщины, ни старой, ни молодой, не изнасилованной помещиком.

Guest, 14.03.2015 в 08:46

Шокирующие факты российской истории: "Больше всё покупали армяне..."
Изображение
Статья из журнала "Эхо планеты".

Что мы знаем сегодня о крепостном праве? Что это было за явление, какое наследие оно оставило? Какие уроки извлечены, какие выводы сделаны?

Правда о двухвековом периоде народного рабства чудовищно горька. Она многое проясняет в наших реалиях. Она оказывается слишком неудобной по разным соображениям - авторы академических трудов избегают этой темы, предпочитая ей героические и патриотические сюжеты. А если и затрагивают, то в основном хозяйственные подробности. Однако говорить надо не о барщине или оброке и не о "спасительной" реформе 1861 года. О чём же?

Две России

В декабре 1852 года Александр Герцен пишет в Лондоне о крепостном праве: "Его происхождение и развитие представляет собою явление столь исключительное и ни на что не похожее, что в него трудно поверить... В крепостничестве есть какая-то неопределимая расплывчатость и смутность; это смесь обычаев неписаных и несоблюдающихся. Как, в самом деле, поверить, что половина народонаселения одной и той же национальности обращена в рабство не войной, не завоеванием, а только рядом указов, безнравственных уступок?"

На абсурдность ситуации указывает в письме Александру II и Константин Аксаков: "Образовалось иго государства над землёю, и русская земля стала как бы завоёванною... Русский монарх получил значение деспота, а народ - значение раба-невольника в своей земле".

Ключевое слово здесь - "государство". Именно государство утвердило неограниченную власть помещиков над крепостными людьми. Именно оно всей своей полицейской мощью защищало и отстаивало этот порочный статус-кво. Именно оно наделило поместное дворянство полномочиями преторианской гвардии вокруг императорского престола. Правители не смели даже в малом ограничить привилегии "благородного" сословия. Николай I признался в частной беседе: "Я, конечно, самодержавный и самовластный, но на такую меру никогда не решусь".

Между тем речь идёт о системе поругания гражданских прав. Крепостные отношения в России не имели аналогов в других странах по степени насилия над личностью, причём узаконенного правительством. Человек был товаром, которым свободно торговали на рынках, закладывали в банк, проигрывали в карты, меняли на охотничьих собак, насиловали и убивали, — и всё это с повсеместным разделением семей, мужей с жёнами, родителей с детьми. Страна рабов и рабовладельцев, мучеников и мучителей представляла собой две "планеты" с непересекающимися интересами и целями.

"О вольности дворянской"

Крепостное право в России фактически возникло в конце XVI — начале XVII века как запрет на уход крестьян с обрабатываемого ими участка, с земли служивого лица — дворянина, которому требовались рабочие руки. Юридически же оно было зафиксировано в Соборном уложении 1649 года, кодексе законов, принятых Земским собором.

В содержании этого явления выделяются два момента. Первый — прикрепление крестьян к определённому месту жительства, собственно "закрепощение". Второй, возникший позже, — право частной собственности помещика на личность крестьянина.

Крепостное право сблизилось с рабством во многом из-за вестернизации российского дворянства, его отрыва от русских традиций, основанных на глубокой религиозности. Между ним и остальными сословиями образовался колоссальный социокультурный разрыв. Был тут и российский исток — холопство, пережиток рабовладения ещё Киевской Руси.

Крестьяне воспринимали крепостное право как святую обязанность служить помещику, в то время как тот несёт ратную службу царю. Такой порядок вещей представлялся справедливым, пока действовали законы об обязательной — гражданской или военной — службе дворянства. Переворот произошёл во второй половине XVIII века. 18 февраля 1762 года царь Пётр III подписал Манифест о вольности дворянской, согласно которому дворяне освобождались от этой своей зависимости от государства. То, что для одних обернулось вечным праздником, для других означало катастрофу. Как отмечал историк Василий Ключевский, монарший манифест по логике своей требовал синхронного открепления крестьян от обязательной службы помещику. Но этого не произошло, ждать и страдать им пришлось бесконечно долго.

Впрочем, на огромных пространствах империи крепостного права не было: во всех сибирских, азиатских и дальневосточных губерниях, в казачьих областях, на Северном Кавказе, в Закавказье, в Финляндии и на Аляске. Здесь на казённых землях жили государственные и удельные крестьяне, которые считались лично свободными. Процентное отношение помещичьих крестьян ко всему взрослому населению империи достигло максимума к концу царствования Петра I — 55 процентов. Затем держалось на уровне 50 процентов. А при Николае I сократилось до 40 процентов. Согласно переписи 1857—1859 годов, в крепостной зависимости находилось 23 миллиона человек обоих полов. Но дело не в цифрах. А в том, что в какой-то момент в российском поместном дворянстве, в его делах и помыслах произошёл необратимый поворот ко злу.

Крики сплошь и рядом

"Нравы, обычаи, воспитание детей, отношения между ними и родителями — словом, вся жизнь дворян того времени — складывалась на основе крепостного права, — писала мемуаристка Елизавета Водовозова. — Жестокое право распоряжаться судьбою ближнего по своему произволу тлетворно влияло не только на тех, кто владел крепостными или сам принадлежал к их числу, но и на свободных людей, очутившихся в этой крепостнической среде, заставляя проникаться рабскими чувствами даже одарённых от природы высоконравственными качествами..."

Из прошлого, сквозь века, из тьмы подвалов помещичьих усадеб к нам, ныне живущим, несётся — как свет от давно потухшей звезды — глухой стон. Это стонут крестьяне, которых запарывают насмерть, морят голодом, заковывают в колодки, пытают, травят собаками, насилуют. Они обречены, они обойдены вниманием историков. Лишь рассказы очевидцев, лишь фрагменты полицейских отчётов, лишь крестьянские челобитные вырывают из забвения этих несчастных с их немым, невидящим взором.

Побывавшие в России при Екатерине II иностранцы оставили записки, полные изумления и ужаса. "Какие предосторожности не принимал я, — вспоминал французский мемуарист, — чтобы не быть свидетелем этих истязаний, они так часты, так обычны в деревнях, что невозможно не слышать сплошь и рядом криков несчастных жертв бесчеловечного произвола".

Без пощёчин и зуботычин не обходилось ни в одном господском доме. Писатель Терпигорев вспоминал о своём дедушке-помещике, которого прозвали "дантистом" за редкое умение одним ударом выбивать дворовым слугам зубы в минуту барского гнева, а то и шутки ради. Этот господин выделялся из ряда себе подобных не фактом битья своих рабов — так поступали почти все, а только необычайной ловкостью битья.

Некая тульская помещица во время обеда регулярно приказывала пороть перед собой повариху, причём не за скверную стряпню, а потому что зрелище возбуждает в ней аппетит... Наказание розгами исчислялось тысячами ударов и доходило до 15—20 тысяч. Пороли за любую оплошность — за неряшливость, за громкий смех или за якобы мрачный взгляд. Пороли поодиночке и партиями, по несколько раз в день или по несколько дней кряду.

Основная масса землевладельцев состояла из недорослей, ничему не учившихся. Многие обитатели родовых гнёзд не читали ничего, и порой в усадьбе не находилось ни одной книжки. "Что оставалось делать необразованному, материально обеспеченному, возвышенному законом над всеми другими сословиями господину, всякое желание которого исполнялось? — вопрошал современник. — Театр, карты, псарня, кутёж и самодурство становились единственным его развлечением".

Русское дворянство явило миру совершенно фантастические образцы чудачеств. Так, граф Разумовский сгонял в весеннюю распутицу тысячи крепостных только для того, чтобы они устроили колоссальную насыпь через реку и дали возможность проехать графу на другую сторону послушать соловьёв...

Палить из пушек, устраивать импровизированные военные парады из собственных крепостных, наряжать крестьянок нимфами и наядами — придумок находилось множество.

Бессмысленный бунт?

Другой неотъемлемой приметой "благородного" быта был гарем из крепостных девок. "Предосудительные связи помещиков с крестьянками вовсе не редкость, — отмечал в середине XIX века экономист Андрей Заблоцкий-Десятовский в отчёте для министра государственных имуществ. — В каждой губернии, в каждом уезде укажут вам примеры... Сущность этих дел одинакова: разврат, соединённый с насилием".

Примерно в те же годы публицист Александр Кошелев писал о своём соседе: "Поселился в селе Смыкове молодой помещик С., страстный охотник до женского пола и особенно до свеженьких девушек. Он иначе не позволял свадьбы, как по личном фактическом испытании достоинств невесты. Родители одной девушки не согласились на это условие. Он приказал привести к себе и девушку и её родителей; приковал последних к стене и при них изнасильничал их дочь. Об этом много говорили в уезде, но предводитель дворянства не
вышел из своего олимпийского спокойствия, и дело сошло с рук преблагополучно".

Крестьянам запрещали исполнять православные христианские обряды, их принуждали пить водку и есть мясо в Великий пост. Семейные отношения деградировали. В усадьбах среди дворовых людей, ничем не отличаясь от слуг, жили внебрачные дети хозяина или его гостей от крепостных крестьянок. Людьми торговали, как лошадьми. Старый дворовый рассказывал: "Бывало, наша барыня отберёт парней да девок человек тридцать, мы посажаем их на тройки, да и повезём на Урюпинскую ярмарку продавать. Больше всё покупали армяне..." Всё это не могло пройти бесследно для менталитета и генофонда нации.

И ещё момент. Крепостных использовали как рабов, относились к ним как к рабам. Но продолжали именовать в документах "подданными". Это смешение несовместимых в одной социальной системе признаков приводило к неопределённости взаимоотношений крепостных и дворян. Господин считал, что крестьянин — его раб, а крепостной знал, что он — подданный государства, только временно обязанный работой на помещика. И власть противоречивыми указами в каждом из них укрепляла сознание именно своей правоты.

У мучеников режима было два выхода — бегство либо бунт. Из усадеб крестьяне иногда убегали едва ли не поголовно. Если же восставали, то исключительно против помещика-душегуба. Причём их протест не имел на себе и следа разнузданного мятежа или анархии. Выходит, ошибался гениальный Пушкин со своей репликой о "бессмысленном и беспощадном бунте". Как раз бессмысленными эти восстания точно не были — за ними стояло стремление рабов к свободе, наконец, простое чувство самосохранения.

Кстати, Пушкин знал, что братья его деда, помещики Ганнибалы, собственноручно запарывали своих крестьян до того, что тех замертво уносили завёрнутыми в окровавленные простыни.

Царская реформа 1861 года не спасла Россию от хозяйственного кризиса и социально-нравственного краха. В положении крестьян, ставших "обязанными" и "выкупными", мало что изменилось. Они по-прежнему не могли по своей воле сменить место жительства. "Быть от царя объявленным свободным человеком, — писал историк Михаил Покровский, — но при этом продолжать ходить на барщину или платить оброк: это было вопиющее противоречие".

Крепостное право, как кислота, вытравило из российского общества умение и охоту трудиться. Нормой жизни стал произвол — частный и государственный, торжествующий над юридическими и моральными основами. Закон навеки отступил перед деспотической волей тех, у кого власть и деньги. Рабское сознание породило в людях пренебрежительное, презрительное отношение к себе и к окружающим. Так было. Так, к сожалению, пока и есть.




Guest, 14.03.2015 в 09:50

Помещичий насильственный разврат с подневольными женщинами был и распространен и обычен, и рабыни вынуждены были терпеть насилие над собой, потому что деться им чаще всего было просто некуда. Отец или муж заступался — их пороли, ссылали в Сибирь, продавали на сторону или забривали лбы в солдаты. Но и тогда многие не мирились со своим положением. Крепостные крестьянки и дворовые девушки в дворянских усадьбах нередко вешались и топились, чтобы избежать таким образом домогательств помещика и защитить свою честь. Сельский священник вспоминал: «Две девушки из прихода моего батюшки так-таки и отбились: одна утопилась, а другую барин велел притащить к себе и своеручно избил палкою. Несчастная почахла две недели и умерла».

Чаще всего поводом для самоубийства было отчаяние от невыносимых условий существования или страх перед наказанием. Помещик Андрей Болотов, сам доводивший крестьян до самоубийства, в своих «Записках» передает рассказ о соседе, который отправил дворовую девушку в город учиться мастерству кружевницы. По ее возвращении в усадьбу господин из жадности поручал ей столько работы, что она не выдержала и сбежала обратно в Москву, к своей учительнице. Там ее быстро нашли и вернули господину. Ее посадили на железную цепь и снова завалили работой. Наконец по просьбе священника цепь сняли, но 17-летняя девушка, просиживавшая целые дни и ночи за плетением кружев, не выдержала нагрузки и снова бежала. Ее снова разыскали, одели на ноги кандалы, на шею — рогатку и заставляли работать в таком положении. Доведенная до отчаяния девушка попыталась зарезаться, но только поранила себя. Она прожила еще месяц, но кандалы с нее так и не были сняты по распоряжению помещика до самой смерти. Болотов отмечает, что это происшествие осталось без внимания властей, и господа не понесли никакого наказания.

Хроника самоубийств обыкновенно лаконична: «Дворовая девка помещицы Житовой Марья Глебова, покушаясь на свою жизнь, порезала себе ножницами шею; помещик Татаринов обращался с людьми своими жестоко и одного из них избил до того, что тот зарезался; вследствие дурного обращения с своею прислугою помещиков Щекутьевых восьмилетняя девочка покусилась на самоубийство, бросившись в озеро…»

Самоубийства крепостных детей от страха перед господским наказанием происходили особенно часто. Детская психика оказывалась беззащитной перед угрозой расправы за самый незначительный проступок, тем более что вокруг было достаточно примеров того, как обыкновенно происходили «взыскания» со взрослых. М.Е. Салтыков-Щедрин описал один из таких случаев в своем рассказе «Миша и Ваня». Это история двух мальчиков, которые, не дожидаясь утра, когда их ждет наказание от жестокой госпожи, решают убить себя. Один из них настроен решительно, другой немного робеет, хотя мысли о предстоящей экзекуции оказываются страшнее самоубийства.

Холодным-то ножом, чай, больно? — спрашивает Миша, пристально глядя Ване в глаза.

Это только раз больно, а потом ничего! — отвечает Ваня и покровительственно гладит Мишу по голове.

А помнишь, как повар Михей зарезался! Тоже сначала все хвастался: зарежусь да зарежусь! А как полыснул ножом-то по горлу, да как потекла кровь-то…

Ну, что ж, что повар Михей! Михейка и вышел дурак! Потом небось вылечился, а для чего вылечился? Все одно наказали дурака, а мы уж так полыснем, чтоб не вылечиться!..»

В основании этой истории заключено действительное происшествие в имении помещика Вельяшева, о котором Салтыков узнал в то время, как служил в должности вице-губернатора Рязанской губернии. Подробное описание этого дела содержится среди жандармских отчетов о событиях в России за 1859 год: «В Рязани два крепостных мальчика помещика Вельяшева, братья Афанасьевы, покушаясь зарезаться, нанесли себе раны, от которых один из них умер. Следствием обнаружено, что означенные мальчики вынуждены были к такому поступку жестоким обращением жены ротмистра Кислинской, которая, оставя мужа, проживала с Вельяшевым и, подчинив его своему влиянию, подвергала людей за маловажные упущения частым и строгим наказаниям и угрожал азасечь Афанасьевых. Кроме того, две ее женщины бежали, одна родила мертвого младенца, а одна утопилась. При этом Кислинская, подозревая отца и дядю в знании о побеге впоследствии утопившейся женщины, заставила Вельяшева отдать их в военную службу, где оба они умерли».

Салтыков, как высокопоставленное официальное лицо, потребовал от губернского прокурора провести тщательное расследование дела, особенно указывая при этом на то, что попытка самоубийства детей произошла «от многократно повторявшихся жестоких истязаний как со стороны владелицы их, так и со стороны г. Вельяшева». Однако сам Салтыков был вскоре переведен из Рязани в Тверскую губернию, и решение дела местными властями было немедленно передано на усмотрение дворянства, которое должно было решить — достаточно ли оснований для взятия имения Вельяшева и его сожительницы Кислинской в опеку. Рязанское дворянство оправдало своих собратьев, сославшись на недостаточность улик, подтверждающих их виновность в смерти крепостных людей.

Важно, что с точки зрения действовавших законов Российской империи самоубийство крепостного человека было преступлением, потому что являлось покушением на частную собственность помещика, которому принадлежал крепостной. За это преступление было предусмотрено наказание — те из самоубийц, кому не удалось по каким-либо причинам довести свое намерение до конца, подлежали порке и возвращению в имение господина, причем власть не интересовало то обстоятельство, что намерение покончить с собой явилось в них как раз от жестокостей помещика, даже в тех случаях, когда эти жестокости были официально признаны чрезмерными.

Так, за жестокое обращение со своими людьми имение рязанского дворянина Кайсарова было взято в опеку, но стало известно при этом, что крестьянин Перфильев высказывал о своем намерении убить себя. Однажды он даже якобы сказал: «ежели не будет лучше, то удавлюсь». Этого оказалось достаточно, чтобы обвинить Перфильева в бунте против помещичьей власти и наказать его 15 ударами батогов. Неоднократно битый и посаженный на цепь помещиком Немчиновым крестьянин Яковлев в страхе перед очередным наказанием попытался покончить с собой, три раза ударив себя ножом в шею, однако раны оказались несмертельными. Суд приговорил его к 25 ударам плетью и ссылке в Сибирь. Но здесь стало известно, что попытки самоубийств крепостных людей случались в поместье Немчинова и раньше. При этом открылись такие подробности жестокого управления усадьбой помещиком Немчиновым, что губернатор был вынужден представить в Сенат предложение о взятии имения в опеку. Но Яковлева все же отправили в Сибирь, хотя и милостиво избавив от плетей «за предпринятое в стеснительном его положении самоубийство уже не первым»…
* * *

Безвыходное положение крепостных людей, оставшихся без всякой защиты государства перед проявлениями крайней жестокости, или, говоря языком казенных документов того времени, «неумеренной взыскательности» помещиков, приводило к последствиям, которые тревожили правительство еще сильнее крестьянских побегов, и тем более самоубийств. Покушения крестьян на убийство своих господ, грабежи и поджоги усадеб были так часты, что создавали ощущение неутихающей партизанской войны.

Это и была настоящая война, продолжавшаяся в России в течение всей эпохи существования крепостного права. Один современник писал о положении в России, что «граждане одной державы, как будто два иноплеменные народа, ведут между собою беспрерывную брань», а полицейские донесения из губерний и уездов напоминали собой фронтовые сводки о боевых потерях. Вот, например, совершенно типичный отрывок из доклада жандармского офицера на «высочайшее» имя за 1845 год: «В продолжение минувшего года: убито крестьянами 8 помещиков и 9 управителей, безуспешных покушений к тому обнаружено 12… Кроме того, в 11 имениях открыты зажигательства крестьянами домов своих владельцев… Жестокости владельцев над своими крестьянами обнаружены в 9 имениях; 24 помещика и 70 управителей уличены в смертельном наказании крестьян. Число умерших оттого простирается до 80 человек обоего пола, исключая 9 малолетних и 34 мертворожденных вследствие наказаний». За другие годы всегда то же самое, и обычная запись звучит приблизительно так: «В минувшем… году лишены жизни крестьянами своими помещики полтавской, смоленской, гродненской и тверской губерний… в смертельном наказании крестьян замечено 16 владельцев и 59 управителей. От жестоких наказаний умерло крестьян обоего пола 54, малолетних 5, рождено мертвых младенцев 17, доведено до самоубийств 5 человек; всего 81 человек, менее против минувшего года 26 случаями…»

В этой жутковатой статистике важно обратить внимание на слова — обнаружено, замечено иуличено. Дело в том, что в действительности подобных происшествий было намного больше — до сведения полиции далеко не всегда доходила информация о совершенных убийствах, поджогах и покушениях, во многих случаях не находилось достаточных улик для обвинения и признания обстоятельств смерти насильственными, и дело оставляли «на волю Божию». Но, так или иначе, ежегодно в стране гибло или получало увечья множество людей — жертв необъявленной гражданской войны.

Со времени правления Екатерины II нападения на дворян становятся регулярными, а убийства совершаются с особой жестокостью. Правительство получало тревожные сведения практически из всех губерний — перепуганное дворянство жаловалось на то, что не чувствует себя в безопасности в собственных имениях, и предпочитало жить в городах, под охраной солдатских гарнизонов. Депутат Уложенной комиссии Похвиснев сообщал, что «уже многие помещики учинились несчастною жертвою свирепости» от своих слуг, а суздальские дворяне, также приводя факты «смертных убийств и мучительных поруганий» помещикам и помещицам, настойчиво просили себе защиты.

По сведениям, собранным графом Н.И. Паниным, только за пять лет, с 1764 по 1769 год, и только в Московской губернии нападения на господ были совершены в 27 имениях, в результате чего погибли 30 дворян (21 мужчина и 9 женщин). И это не считая нескольких неудачных покушений. Интерес Панина был вызван в первую очередь тем, что в 1769 году крестьянами был убит его двоюродный брат, генерал-аншеф Н. Леонтьев, состоявший также в родстве со многими влиятельными людьми, близкими к императрице, такими как фельдмаршал Румянцев и княгиня Е. Дашкова.

Дворянство было озадачено смертью Леонтьева, рассудив, что если такой знатный человек не безопасен от холопского возмездия, то на что же надеяться обычным помещикам, тем более что почти в то же самое время «благородное» общество было потрясено очередным покушением. В Петербурге дворовые люди напали на генеральшу Храповицкую, мать статс-секретаря императрицы А. Храповицкого. Покушение произошло ночью в собственном доме госпожи. В заговоре принимали участие 6 человек, среди них близкие Храповицкой слуги — две дворовые девушки, кучер, личный парикмахер. Сама генеральша рассказывала, что в ночь на 1 мая ее внезапно разбудил шум в дверях. При свете ночника она успела заметить только своего парикмахера, после чего ее ударили по лицу, опрокинули на кровать и начали душить. Храповицкая отчаянно сопротивлялась и успела закричать, позвать на помощь. На крики госпожи поначалу никто не явился, но послышался истеричный вопль одной из служанок, спавший дом начал оживать, и нападавшие, испугавшись, выбежали вон. Вскоре их схватили и началось следствие. Они чистосердечно сознались в намерении убить свою госпожу, которая, по их словам «до своих крепостных людей весьма зла… завсегда их безвинно бьет и морит голодом». Все обвиненные в покушении были строго наказаны,[18] но выявленные следствием жестокие поступки генеральши заставили Екатерину II распорядиться при этом о взятии имения Храповицкой в опеку.

Случаи с гибелью Леонтьева и покушением на убийство Храповицкой примечательны в первую очередь тем, что доказывают крайнюю избирательность крестьянских расправ над помещиками. Как правило, месть подневольных людей распространялась на тех господ, кто особенно отличался своим суровым управлением при попустительстве и бездействии властей. В частности, генерал Леонтьев был так жесток, что крестьяне несколько раз наряжали ходоков с жалобами императрице на его поступки. Жалобщиков неизменно пороли кнутом и отправляли обратно. Но поведение генерала было столь очевидно несправедливо, что незадолго до его гибели сам Н. Панин имел с ним разговор, настойчиво убеждая брата, чтобы он «старался пользоваться правом господства, последуя человеколюбию и принимая в рассуждение силы крестьянские»… Леонтьев не послушал предостережений и вскоре был убит у себя в усадьбе выстрелом через открытое окно.

Случаи покушений множились год от года, продолжаясь до самой отмены крепостного права. Вне зависимости от времени, когда было совершено убийство, и его способов, причина их всегда была одна и та же. По словам Заблоцкого-Десятовского, «чаще всего крестьяне побуждаются к тому отчаянием, не видя ни в ком уже себе защиты». Дворянин Кучин к своим крепостным «лих был и часто бивал». Убить его согласились все крестьяне и дворовые, но выбрали для этого дела несколько человек. Они ночью вошли к нему в спальню и стали душить подушкой, держа за руки и за ноги. Кучин вырывался, просил пощады, кричал: «или я вам не кормилец?», но не умолил своих карателей. Труп бросили в реку. Помещик Краковецкий не давал прохода крестьянским девкам и бабам, принуждая их к связи с собой, наказывал сопротивлявшихся. Одна из девушек согласилась для видимости на приставания сластолюбивого барина и назначила ему свидание на гумне, сговорившись предварительно с подругами и кучером Краковецкого. Когда помещик пришел и расположился с избранницей на сене, ее сообщники выскочили из укрытия, кучер нанес Краковецкому удар по голове, а девушки веревкой удавили его, после чего сбросили труп в канаву. Поручик Терский имел насильственную связь с женой своего крестьянина Минаева. Приехав как-то пьяным из гостей, Терский приказал женщине идти с ним на гумно, а она рассказала об этом мужу. Тот пошел следом, напал неожиданно на барина и стал избивать его палкой, а жена — кулаками. Забили его до смерти и бросили тело под мостом. По окончании следствия крестьянина приговорили к клеймению, 100 ударам плетей и каторге. Его жене назначили такое же наказание, но без наложения клейм. В Костромской губернии дворовые и крестьяне секунд-майора Витовтова ворвались ночью к нему в дом, били руками и ногами, таскали за волосы, наконец ударили головой об пол. Витовтов был при смерти и успел только причаститься, а убийцы бежали. В Шуйском уезде Московской губернии крепостные Собакина самого помещика избили до полусмерти, а его жену зарезали. Помещица Писарева застрелена из ружья в окно, рязанский помещик Хлуденев задушен дворовыми на постели…

Одним из частых способов убийства помещиков было отравление ядом. Так, например, 70-летняя помещица Асеева напилась чаю и поела каши с рыбой, причем жаловалась, будто на зубах что-то скрипит. Вскоре после еды стала икать, началась рвота, и к вечеру помещица умерла. При вскрытии в желудке обнаружили следы мышьяка, но кто дал яд госпоже так и не выяснили, оставив несколько дворовых женщин «в подозрении». В городской больнице умер помещик Гагин. Врач нашел при обследовании трупа несомненные следы отравления, но откуда взялся яд и кто подсыпал его Гагину, осталось неясным, хотя подозрение падало на дворового человека, навещавшего барина незадолго до смерти. По показаниям крестьянки Михайловой, подложившей мышьяку в суп своему помещику, ее надоумила на это крепостная женщина помещицы Чанышевой, Акулина Матвеева. Крестьянки собрались как-то вместе, и Михайлова стала жаловаться на притеснения от своего господина. На что Матвеева будто бы сказала: «Что вы, дураки, не окормите своего барина, я уже дала своей барыне мышьяку в моченой бруснике… у нее зажгло сердце и умерла».

Часто нападения на господ случались спонтанно, как реакция на очередную жестокость господина. О помещике Оренбургской губернии Габове в полицейском отчете указывалось, что он совершенно неспособен к управлению крестьянами «по грубости своего характера и по другим дурным качествам». Крестьянское терпение кончилось, когда он однажды, во время полевых работ, ударил несовершеннолетнего парня кулаком в лицо, и тут же получил от него удар лопатой по голове. Коллежский регистратор Шапошников убит в драке с собственными крестьянами, причем сообщалось при этом, что Шапошников «проводил жизнь в разврате и беспрестанном пьянстве». Поведение госпожи Вечесловой со своими людьми было признано, напротив, «не чрезмерно строгим», но, как кажется, сами крепостные этой помещицы думали иначе. Каким в действительности было обращение Вечесловой с крестьянами, можно судить уже по тому, что к покушению на убийство их подтолкнул страх предстоящего наказания за утерянную овцу. Они подговорили «казачка» госпожи отворить ночью дверь спальни и стали душить ее подушкой. Но помещица успела закричать, причем вместе с ней закричал и «казачок», тем самым надеясь отвести от себя подозрение в соучастии, и крестьяне вынуждены были бежать. Но Вечеслова все-таки приняла смерть от своего слуги, а скорее — от своего необузданного нрава. Как-то много времени спустя после покушения она заехала на пчельник, где служил 70-летний Андрей Васильев. Помещица, придравшись к беспорядку, взяла Васильева за бороду и начала бить его наотмашь по лицу. В ответ на это оскорбленный старик, сам не помнил как, нанес барыне удар по голове топором, который держал в это время в руке.

Дворянин Полубояринов подвергал крестьян наказаниям, собственноручно избивал их, назначал в тяжелые работы. Однажды в риге он ударил по своему обыкновению одного из работников, тот неожиданно ответил ударом на удар, другие в то же мгновение пришли ему на помощь, избили помещика и удавили железной цепью. Помещик Новиков часто порол своих крепостных. В день своего убийства жестоко отпорол плетью крестьянина Филимонова. Тот сговорился с приятелями, также давно озлобленными на жестокого господина. Барина стали поджидать в конюшне. Когда Новиков зашел туда, один из мужиков ударил его железным ломом по виску, а Филимонов нанес удар топором в лоб. Ударив еще несколько раз для верности, сбросили труп в колодец…

Этот перечень практически неисчерпаем. Любопытный итог ему подвел в свое время князь Н. Волконский в статье, написанной уже после кресьянской реформы. Опираясь на документы, а также свои собственные данные, он утверждал, что «на каждого помещика хотя бы раз в его жизни нападали крестьяне»! Виновных в покушении на жизнь своих господ жестоко карали — клеймили, пороли кнутом и ссылали в каторжные работы. Но при этом трезвомыслящие люди и в правительстве, и в самом полицейском аппарате отдавали себе отчет в том, что случаи кровавых расправ будут продолжаться, потому что вызваны объективными обстоятельствами. Вот оценка ситуации с убийствами помещиков, как она изложена в докладе министру внутренних дел в 1850 году: «Исследования по преступлениям этого рода показали, что причиною были сами помещики: неприличный домашний быт помещика, грубый или разгульный образ жизни, буйный в нетрезвом виде характер, распутное поведение, жестокое обращение с крестьянами и особенно с их женами в видах прелюбодейной страсти, наконец и самые прелюбодеяния были причиною того, что крестьяне, отличавшиеся прежде безукоризненной нравственностью, наконец посягали на жизнь своего господина»…

Но изменение сложившегося положения было возможно только при помощи ограничения помещичьей власти, с чем большинство российских дворян было категорически не согласно. В то же время угроза смерти от рук своих слуг заставляла дворян изобретать способы подстраховать себя от таких случаев созданием подобия круговой поруки среди крепостных. Так, сенат предложил императрице на утверждение закон, по которому вновь вводимой смертной казни (отмененной при Елизавете Петровне) подлежали не только убийцы помещиков, но и все слуги или крестьяне, виновные в недонесении о готовящемся преступлении или в «необоронении» своих господ. Екатерина отвергла эту законодательную инициативу, предложив сенаторам лучше задуматься об устранении причин крестьянских расправ с помещиками, а не об ужесточении суровых законов, «дабы не ускорить и без того довольно грозящую беду».

Guest, 14.03.2015 в 12:28

Воссоединение Крыма с Россией на Западе расценивают как незаконную одностороннюю агрессию, пишет американское издание Christian Science Monitor. Оно отмечает, что Москве пришлось заплатить за это немалую цену: экономика России «проседает под грузом западных санкций», к тому же пострадал международный образ страны, сообщает ИноТВ.
«Однако по меньшей мере одна группа людей, похоже, относительно довольна таким развитием событий. Это сами крымчане», — отмечает издание. Согласно результатам телефонного опроса жителей Крыма, проведённого специалистами из Германии, более 80% его участников положительно оценивают присоединение к России.
Такие же результаты — отдельно от своих немецких коллег — получили и два американских профессора. В результате проведённого ими опроса выяснилось, что 84% населения Крыма считают правильным вхождение полуострова в состав России.
Издание отмечает, что Владимир Путин, по его же словам, знал о положительном отношении крымчан к воссоединению с Россией ещё до того, как на полуострове прошёл референдум. В данном случае The Christian Science Monitor ссылается на ещё не вышедший на экраны документальный фильм «Крым. Путь на Родину». В нём президент РФ заявил, что ещё до референдума был проведен тайный опрос, который выявил, что 75% населения Крыма положительно относятся к присоединению полуострова к России.

Русский казанец, 14.03.2015 в 16:26

Запад никогда ничего хорошим в России не назовет. Разве что, если начнется внутренняя гражданская война, тогда слов жалеть не будут - проходили уже!

Guest, 14.03.2015 в 16:28

Какая мерзость крепостное право ! Историки кривят душой называя его крепостным правом, это самое что ни а есть рабство !

Московский татарин, 14.03.2015 в 18:06

Крепостное право было нравственным и физическим насилием над народом, а федеральное TV в нынешнем его виде не тот же инструмент нравственного насилия над народом причем в извращенной форме?

Guest, 14.03.2015 в 18:09

Так не смотрите ТВ - зачем мазохизмом заниматься!

Аналитик, 14.03.2015 в 19:30

Guest, 14.03.2015 в 12:28
сообщает ИноТВ.
«Однако по меньшей мере одна группа людей, похоже, относительно довольна таким развитием событий. Это сами крымчане»
======================
Самая обычная кремлевская пропаганда при захвате новых территорий. В 1940 кремлевские пропагандисты тоже имитировали народную радость при захвате стран Балтии. А потом еще 15 лет части советских "истребительных батальонов" подавляли сопротивление литовских, латышских и эстонских "лесных братьев".

Московский татарин, 14.03.2015 в 20:03

Написал в Бизонлайн возмущенный комментарий о встрече Миннеханова с наркобароном с кремлевской «крышей» «Хирургом» ( лидер байкеров «Ночные волки»)
Президент находит время для встречи с одним из криминальных лидеров «Наших», а Кашапова судят- он не «наш»! ПОЗОР Миннеханову!!!!
( в БО мой комментарий «отфильтровали»)
Йа Хода, шул хәтле куркак корсак колларына әйләндек.

Московский татарин, 14.03.2015 в 20:43

Поделюсь строками из комментария в «Эхо Москвы"

Ночь за окном,
темный воздух мутен.
Милая Русь, ты опять по горло в говне,
б..дь, умереть бы во сне,
но не спится - из «ящика» пялится Путин.
Что ж ты делаешь с Русью ? -
что б ты сдох сын сукин.

(Что-то в последнее время не «пялится» - к чему бы это?)

Guest, 15.03.2015 в 05:11

"Самая обычная кремлевская пропаганда при захвате новых территорий." мальчик, подобные опросы в сегодняшнем Крыму уже не редкость причём опросы делают не российские организации.усмешка

Guest, 15.03.2015 в 09:00

Порядка двух-трех процентов крымских татар отказались получать российские паспорта. Об этом сообщил глава Республики Крым Сергей Аксенов в интервью телеканалу «Россия 1». Фрагменты беседы приводит «Интерфакс».

По его словам, сохранили гражданство Украины около трех тысяч жителей полуострова, в том числе 500 крымских татар. «Это чисто граждане Украины. Вы знаете, крымских татар там тоже минимальное количество», — отметил Аксенов.

Guest, 15.03.2015 в 09:08

События в Крыму год назад отвечали интересам большинства жителей полуострова, а вопрос формулировки действий России, которые людьми разных взглядов характеризуются по-разному — не более, чем софистика. На это в интервью программе «Латвийского Радио-4» «Александр-студия» указала депутат Сейма, представитель Комиссии по правам человека и общественным делам Регина Лочмеле-Лунёва («Согласие»).

Политик отметила, что сама является уроженкой Симферополя и поддерживает связь с живущими там родственниками. По ее словам, ее родные рады воссоединению полуострова с Россией. «Когда я звонила своим родным в Крым, они сказали: „Мы счастливы“. Это было после референдума. У них прекрасное настроение и сегодня», — сказала Лочмеле-Лунёва

Аналитик, 15.03.2015 в 11:54

Guest, 15.03.2015 в 09:08
Политик отметила, что сама является уроженкой Симферополя и поддерживает связь с живущими там родственниками. По ее словам, ее родные рады воссоединению полуострова с Россией. «Когда я звонила своим родным в Крым, они сказали: „Мы счастливы“. Это было после референдума. У них прекрасное настроение и сегодня», — сказала Лочмеле-Лунёва
=====================
После присоединения стран Балтии к СССР там тоже было немало бедняг, надеявшихся на улучшение своего положения. Но бесплатный сыр только в мышеловке, за 50 лет страны Балтии так отстали от соседних стран Европы, что им еще лет сто догонять их. В 1940 Эстония обгоняла по темпам развития Финляндию. Но финнам удалось отбиться от русского империализма, а эстонцам нет. В результате Эстония отстала от Финляндии на 50 лет. Крыму тоже придется непременно расплачиваться за включение в состав бандитской империи России.

Guest, 15.03.2015 в 12:59

Эстония тут совсем не причём, просто аналитику уже нечего сказать!смех

Guest, 15.03.2015 в 13:24

Франция заплатит Москве неустойку за срыв контракта по "Мистралям", об этом в интервью польской газете "Выборча" заявил премьер-министр страны Мануэль Вальс.

Guest, 15.03.2015 в 13:26

хорошо если так, нам эти мистрали точно не нужны. в Питере построим или в Северодвинске если будет необходимость.

Guest, 15.03.2015 в 14:59

Про Эстонию Аналитик прямо знаток!
Шпарит как после 10-й без закуски!
Силен в аналитике, как никто.

Guest, 16.03.2015 в 06:40

Как же нам засранцам-романцам,татарским Акакиям,прижучить аналитика.Где же ты крепостное право незабвенное.Ужо мы бы поймали аналитика,да привязали бы ко скамье пытошной,дали татарскому Акакию кнут,да запорол бы он его до смерти правдолюбца такого. Ничо-о-о,погодьте любезные,опамятуется наш батюшка-царь Володимир Путный,все у нас будет путем,КНДР нам поможет.

Guest, 16.03.2015 в 16:54

Ужо мы бы поймали аналитика,да привязали бы ко скамье пытошной,дали татарскому Акакию кнут,да запорол бы он его до смерти правдолюбца такого. Ничо-о-о,погодьте любезные,опамятуется наш батюшка-царь ___________________________________________
Ужо что ж ты такой нервный, да тебя самого кнутом, да на поле широкое русское пахать, трудиться, да чтоб не было у тебя времени в ин-те комментарии дурацкие оставлять, тоже мне призрак крепостного раба - все по оковам плачешь, а век то 21 .Сгинь нечистая и угрозы оставь при себе и для себя, христа ради.

Guest, 16.03.2015 в 19:14

Президент РТ Рустам Минниханов и глава Чечни Рамзан Кадыров удостоены государственных наград Республики Крым — орденов «За верность долгу». Они награждены «за мужество, патриотизм, активную политическую позицию, личный вклад в укрепление единства, развития и процветания Республики Крым», сообщает «Крыммедиа». Минниханов и Кадыров год назад участвовали в переговорах с представителями полуострова в рамках воссоединения Крыма с Россией.

Аналитик, 16.03.2015 в 19:49

Конституция осталась барской забавой
Изображение
Я думаю вот о чем.

Что в штате Огайо, где я в настоящий момент нахожусь, как и в других штатах этой страны, жизнь людей совершенно не зависит от состояния здоровья их президента.
Что он, однако, не может исчезнуть из поля зрения народа, - просто потому что он этому народу не царь, а наемный менеджер, и исчезновение этого менеджера в его рабочее время означает прогул с последующим увольнением.

Я думаю о том, что такое положение дел и соотношение возможностей - правильное. И - я не думаю, а знаю, что в январе 2017 года этого менеджера не будет на его руководящем месте ни в каком случае. Причем, что интересно: он пойдет прочь, а с Америкой ничего не случится. (Именно поэтому, кстати, и не случится).

Еще я думаю о том, что рабство в здешних широтах отменили примерно в то же время, что и у нас, но только здесь люди почему-то решили, что эта земля и страна на самом деле принадлежат - им.

А для нас Конституция и все записанное в ней так и остались барской мудреной забавой. И нас по-прежнему чрезвычайно возбуждают слухи о здоровье барина и раскладах в его окружении. Наши поротые задницы чешутся в такие дни особенно сильно...

Виктор Шендерович

журналист

Guest, 17.03.2015 в 06:01

"А для нас Конституция и все записанное"улыбказабавно читать шендеровича, особенно путаешься после его слов о месте жительства и как к этому относиться "а для нас..." .

Guest, 17.03.2015 в 09:01

А для нас Конституция и все записанное в ней, так и остались барской мудреной забавой.
__________________________________________
Совершенно верно.
Только не "барской", а забавой кучки воров, убийц и взяточников.
В остальном В. Ш. абсолютно прав.

Аналитик, 18.03.2015 в 01:38

"В русских есть барское и рабское начало"
Неприязнь между Россией и Европой: взгляд из Дании
Изображение
Негативное отношение к странам Запада среди россиян достигло рекордной отметки. По данным опроса, проведенного "Левада-центром", 71 процент респондентов заявил, что отрицательно относится к странам Евросоюза, а 24 процента сочли отношения между ЕС и Россией враждебными. Годом ранее такую характеристику отношениям с Европой давал лишь один процент жителей России. Отвечают ли европейцы россиянам сейчас, в разгар украинского кризиса, схожей неприязнью? Вот пример Дании – страны от России не слишком далекой и не очень близкой.

Сергей Джанян

Опубликовано 17.03.2015 11:18

Негативное отношение к странам Запада среди россиян достигло рекордной отметки. По данным опроса, проведенного "Левада-центром", 71 процент респондентов заявил, что отрицательно относится к странам Евросоюза, а 24 процента сочли отношения между ЕС и Россией враждебными. Годом ранее такую характеристику отношениям с Европой давал лишь один процент жителей России. Отвечают ли европейцы россиянам сейчас, в разгар украинского кризиса, схожей неприязнью? Вот пример Дании – страны от России не слишком далекой и не очень близкой.

Дания и Россия никогда напрямую не воевали друг с другом. Более того, союзнический трактат 1493 года "О любви и братстве", с которого началась история датско-российских отношений, обусловило наличие у двух стран общих на тот момент врагов – Швеции и Литвы. Однако многообещающее начало так и не вылилось в "дружбу народов" – датские географы и путешественники прошлого наперебой повествовали о полудикой стране под властью жестокого "фараона московского", чей народ забит, нем и покорен, а пастыри грубы и невежественны. Разумеется, не упускал глаз скандинавов и положительные качества русских, особенно ум и смекалку: "Быстрота, с которой русские выучиваются и навыкают ко всякому делу, не поддается описанию!" – эта восторженная характеристика принадлежит командору Юсту Юлю, датскому посланнику при дворе Петра Великого. Но большинство датских бытописателей все же склонялось к тому, что крепкие и здоровые тела русских венчали отнюдь не светлые головы: "От природы эти люди наделены умом, но нельзя сказать, чтобы они всегда пользовались им во благо". А присущую русским богатырскую силу и выносливость другой датский дипломат – Якоб Ульфельдт трактовал с изрядной долей сарказма: "Русские ни для чего не годятся, кроме войны, а на войне они готовы терпеть любые лишения, голод и жажду..."
Изображение
Командор Юст Юль, датский посланник при дворе Петра Великого

Эти слова, сказанные четыреста лет назад, в Дании вспоминали потом не однажды, в том числе в апреле 1948 года, когда страна, всего три года назад избавившаяся от нацистской оккупации, готовилась к новому вторжению – на этот раз с востока. Об эпизоде датской истории, получившем название "Пасхального кризиса", говорит профессор Бент Йенсен, руководивший Центром исследований холодной войны:

– Люди, которые только что испытали немецкую оккупацию, боялись. К тому времени они знали судьбу прибалтийских стран, Польши, Чехословакии, Венгрии, попавших в советскую сферу влияния. Дания ведь находилась очень близко к Советскому Союзу. Поэтому ходили разные слухи насчет наших коммунистов: о том, что они готовили путч, что они получили из Москвы оружие, самолеты и так далее… Я считаю, что это был психологический кризис. Датские политики вдруг осознали, что страна совсем беззащитна. Когда датский премьер-министр спросил: "Что мы можем сделать в случае советской агрессии?", то командующий вооруженными силами ответил: "Ничего не можем. У нас ничего нет: ни военно-морского флота, ни авиации". Это шокировало. Я сказал бы, что это была одна из главных причин решения Дании вступить в НАТО, – говорит датский историк Бент Йенсен.
В состав Североатлантического союза Дания вошла годом позже, в 1949-м, что вызвало ярость Москвы – в органе Министерства обороны СССР, газете "Красная звезда" маленькой стране пророчили, что она сгорит в атомном пламени, повторив судьбу андерсеновского оловянного солдатика, если не откажется от членства в альянсе. Однако не только датчанам следовало опасаться за свое будущее – к войне готовились и в соседней нейтральной Швеции. В 1957 году, в разгар холодной войны, для шведских военных моряков была выпущена инструкция, в одном из разделов которой, под емким названием "Враг", описывались характерные черты вероятного противника – всего 13 пунктов. Как и сотни лет назад, отдавая должное физической выносливости и смекалке русских, их эмоциональности вкупе с умением не терять духа в трудных обстоятельствах, скандинавы перечисляют негативные качества восточных соседей. Вот выдержки из инструкции, прозвучавшие в русской программе "Радио Швеции" в 1999 году:
"У великороссов сильно развит инстинкт стадного поведения".

"Русским свойственно чувство вины, к нему присоединяется склонность подозревать весь окружающий мир".

"Со способностью выдерживать физические страдания у русских сочетается нередко равнодушие к физическим страданиям других".


"Русские склонны халатно относиться ко многому. Им недостает пунктуальности, они легкомысленно тратят деньги".

"У них ярко выражена потребность в идеализированном лидере".

"По отношению к окружающему миру русские занимают явно надменную позицию, что, вероятно, является компенсацией ранее упомянутого чувства вины и комплекса приниженности".


До самых последних дней СССР огромная страна на востоке Европы оставалась для датчан, по сути, белым пятном на карте. В 1980-е годы в Дании даже вошло в обиход выражение By i Rusland! – "Городок в России!" – так датчане обозначают нечто малопонятное, далекое, или вообще касательства к разговору не имеющее. Но и с развалом советской империи мало что изменилось: если ранее скандинавы испытывали страх от соседства с коммунистическим монстром, то теперь доминировало, скорей, безразличие.

Отношение стало меняться, когда Россия вступила в сытые "нулевые": у россиян завелись деньги, а с ними – и охота к перемене мест. С 2009 года турпоток из России в Данию подскочил на 43 процента, на датских сайтах появились русскоязычные меню, а копенгагенский парк "Тиволи" устраивал рождественские гуляния в стиле а-ля рюсс – с блинами и макетом собора Василия Блаженного. В день отдыхающие из России тратили в Дании в среднем 2354 кроны, или около 500 долларов, – в три раза больше среднестатистического интуриста. Дополнительным же бонусом было то, что, в отличие от "летних" японцев и китайцев, в Данию русские отпускники наезжали в европейское межсезонье – в мае или в начале января. Мягкая здешняя зима гостей не пугала, поскольку, по их словам, дома холоднее.
Знакомство состоялось, после чего датские СМИ запестрели заголовками "Худшие в мире туристы", "На завтрак русские приходят в плавках" и "Учимся таскать на себе пьяных русских", а у местных владельцев отелей и ресторанов появилась нужда в экспертах, разъясняющих, как себя вести с гостями из России. Вот только некоторые из этих советов:
Для русских не зазорно сильно напиваться, и если застолье переходит границы, то персоналу следует уметь подхватить перебравшего гостя под локоть и проводить его до комнаты".

"В ходе застолья кто-нибудь из гостей может свалиться под стол, и когда пирушка закончена, более трезвый товарищ обычно забирает его с собой, и они идут в номер, распевая по дороге песни".

"Не стоит улыбаться русским – в таком случае тебя сочтут чужаком или идиотом: в русской культуре улыбки предназначены для более близких отношений".

"Русские весьма охотно ведутся на престижные вещи, чем дороже, тем лучше – предложите клиенту элитное шампанское за 2000 крон, и с большой вероятностью он его купит".


– Русские совмещают в себе одновременно и барское, и рабское начало. Они любят Путина, потому что он сильный человек, которому они хотят подчиняться. В то же время русские питают колоссальную любовь к отечеству, которую они не таят, знакомясь с другой культурой, – говорит специалист по связям с Россией Метте Бербах Бас.
Изображение
Метте Бербах Бас

Собирательный образ "русских" у датчан формирует опыт общения как в самой Дании, так и за ее пределами, но и тут реноме россиян ниже всякой критики. По данным социологов из Analyse Danmark и австрийской SalzburgerLand, датчанам на зимнем отдыхе в Альпах сильней всего досаждает поведение именно русских туристов, причем с огромным отрывом от других наций. А 61 процент клиентов крупнейшего датского турагентства Star Tour заявили, что не хотели бы жить с русскими в одной гостинице.

– Отношение к ним неприязненное. Туристы из России неулыбчивы и не привыкли считаться с окружающими. Поэтому, заключая контракт с отелем, наша компания стремится заранее выяснить количество живущих там русских, чтобы их было не слишком много. Если число постояльцев из России составляет до 30 процентов, это еще терпимо. Все, что свыше, – это уже чересчур для нас и для наших клиентов,
– говорит один из основателей концерна Star Tour Стиг Эллинг.

А вот мнение журналистки датской газеты Politiken Вибеке Сперлинг, много лет проработавшей корреспондентом в Москве. Поведение многих россиян за рубежом она характеризует как "невыносимое". "Русские считают, что им позволено так себя вести, поскольку они прибыли из сверхдержавы. Это одновременно и спесь, и комплекс неполноценности, поскольку Россию много критикуют в мире. Вот они и сбиваются в большие группы и ведут себя с путинской агрессивностью", – считает Вибеке Сперлинг. По ее словам, изменения в культуре требуют общественных дискуссий, способствующих решению проблемы. "Но публичного обсуждения негативных черт России в российской прессе просто не существует", – выносит свой вердикт датская журналистка.

Впрочем, для датского бизнеса Россия – в первую очередь огромный потребительский рынок, причем с давними традициями. Сто лет назад в торговле с Россией произошел столь мощный рывок, что в 1916 году русский предложено было ввести в число предметов, изучаемых в датских гимназиях, а курсы русского языка росли как грибы. Многие датские предприниматели вели дела в Сибири – да с таким успехом, что самые смелые прогнозисты утверждали: после Первой мировой войны датчане станут наиболее многочисленной группой иностранцев по ту сторону Урала. Революция 1917 года поставила на этих планах жирный крест. Ну а сегодня причины потерь другие – прежде всего "война санкций" между Россией и Евросоюзом. От нее уже пострадали датские пищевики: мясной концерн Danish Crown, пивоваренный Carlsberg и молочное объединение Arla Foods. Резкое же падение цен на традиционный датский продукт – свинину затруднило местным фермерам выплату банковских кредитов, вынуждая многих из них уходить из бизнеса.

Впрочем, вряд ли российская эпопея оставила по себе у датчан добрую память. Ведь, вступая на российский рынок, предприниматель из Дании сталкивался со спецификой ведения дел, знакомой его соотечественникам со времен Московского княжества. На это жаловался еще командор Юль, сетуя, что "постоянно был должен делать подарки лицам, приносившим ему положенное скромное содержание". А это уже свидетельства нашего времени:

– Мы опасаемся российской администрации, которую считают коррумпированной, и местной мафии, с которой имеют дело те, кто уже начал здесь бизнес. Вдобавок датские бизнесмены не знают русской культуры и языка. В результате лишь 1,3 процента от общего объема датского экспорта идет в Россию – и этот показатель, разумеется, совершенно неудовлетворителен, – говорил старший советник Восточноевропейского инвестиционного фонда Торбен Кьер задолго до торговой войны России с Евросоюзом.
Изображение
Томас Винклер, посол Дании в России

Сейчас в это почти невозможно поверить, но после прихода Владимира Путина к власти в начале 2000-х и в Москве, и на Западе велись разговоры о перспективах вступления России в ЕС и даже в НАТО. Но сегодня, в разгар украинского кризиса, картина совершенно иная. По данным датского аналитического института Wilke, трое из пяти датчан считают Россию угрозой миру на европейском континенте. Этот опрос датирован апрелем 2014 года, сейчас эта цифра будет, скорее всего, выше. Вот мнение посла Дании в Российской Федерации Томаса Винклера, высказанное им в интервью российской радиостанции:

– Я думаю, что общее отношение населения Дании к тому, что происходит на востоке Украины, совпадает с позицией датского правительства, критической по отношению к политике России. Большинство датских граждан на данный момент, к сожалению, имеют очень негативное представление о России и ее действиях. И я думаю, что потребуется много лет, чтобы восстановить доверие к России, в том числе у обычных граждан…

Знания о России в Дании в целом весьма ограниченны. А знаний об Украине еще меньше. Сейчас, конечно, об этом знают больше, поскольку в прессе много пишут о происходящем там. Но есть Россия и есть политика российского президента – они рассматриваются подавляющим большинством датского населения как одно и то же, – говорит датский посол в России Томас Винклер.

Ничего удивительного в том, что для простых датчан понятия "Путин" и "Россия" слились воедино. В конце концов, это лишь зеркальное отражение тезиса "Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России", выдвинутого одним из влиятельных приближенных российского президента. Ясность в другом: события в Крыму и Восточной Украине, пожалуй, окончательно разуверили скандинавов в возможности обустройства в России мирной жизни по европейскому образцу. По крайней мере, в обозримом будущем.
http://www.svoboda.org/content/article/26903532.html

Guest, 18.03.2015 в 19:12

аналитик не нужны такие большие тексты, лень долго читать

Аналитик, 19.03.2015 в 05:28

Guest, 18.03.2015 в 19:12
аналитик не нужны такие большие тексты, лень долго читать
===========
Так не читай, пропускай длинные посты, кто же заставляет? Читай только короткие.

Татары Новосибирска, 19.03.2015 в 07:10

Спасибо аналитику за длинные посты. Это единственное, что интересно и полезно читать.