4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Открытый Татарстан
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Открытый Татарстан

4 декабря 2017 года
Открытый Татарстан

     По проекту Михаила Ходорковского «Открытые выборы», в Татарстане в Госдуму идет наибольшее число кандидатов из всех субъектов РФ кроме Петербурга. Три кандидата по одномандатным округам - даже в Москве у «Открытой России» кандидатов меньше. Как же получилась такая ситуация в Татарстане, который политтехнологи относят к категории «абсолютно контролируемых»?
     Во-первых, нужно разобраться, что такое «Открытая Россия», «Открытые выборы» и в целом текущая активность Михаила Ходорковского. Это никакая не идеология, не политическая партия. Функционально это возможность практически для любого политика получить доступ к финансовому ресурсу для полноценного участия в политической жизни.
     Это касается самых основ организации. Так, в качестве ярчайшего примера, в «Открытую Россию» переманивались на работу значимые люди абсолютно не по идеологическому принципу. Самый известный пример - московский татарин Тимур Валеев, который известен своей пропагандистской деятельностью на государственном телеканале «Москва 24». Человеку дали больше зарплату - он теперь работает на «Открытую Россию». Вряд ли подобных людей можно заподозрить в наличии вообще какой-либо идеологии. У этого подхода есть издержки, в частности, просто космическая неэффективность «Открытой России» как организации (учитывая колоссальный финансовый ресурс), но это абсолютно другой вопрос. В данном случае важен сам принцип.
     Или другой момент. Высказывания Михаила Ходорковского, который собрался за что-то воевать и вообще «в хорошем смысле националист», также не имеют сегодня особого значения: по Челнинскому округу по линии «Открытых выборов» идет Рузиль Мингалимов, который не так давно заявил, что Татарстан слишком много денег платит Москве.
     Все это говорит о том, что «Открытая Россия» и активность Ходорковского в идеологическом смысле, по известному выражению, «что это такое? - ничего это не такое». На текущий момент функциональный смысл организации в сотню раз превышает идеологический. А функционально это площадка и база, позволяющая людям заниматься политикой.
     Стоило ли удивляться тому, что в «полностью контролируемом» Татарстане по линии Ходорковского выдвинулось кандидатов больше, чем почти в любом другом субъекте РФ? Нет, не то что не стоило удивляться, но и сама причина ситуации - в «полной контролируемости» нашей политической системы.
     Что такое Татарстан? Это государство с высокообразованным населением, достаточно экономически развитое, с исторически широчайшим пластом интеллигенции и всеми предпосылками для наличия и активности политического класса. С другой стороны, это субъект федерации, то есть система, которая по определению не может быть закрытой от внешнего пространства.
     Пытаться здесь построить политическую систему с одним, пускай и коллективным, игроком - путь изначально нереальный. Потому что, с одной стороны, здесь всегда будет сто мнений и сто политиков, выражающих эти мнения, и их совершенно никак не объединить в одну партию/политическую силу/,неформальный хотя бы самый широчайший фронт. С другой стороны, Татарстан - это в смысле возможностей для окукливания не КНДР и не Узбекистан, а скорее полная их противоположность, то есть всегда будут силы вовне, которые не будут иметь никаких препятствий для влияния на нашу политическую жизнь. Таким образом, если пытаться выталкивать наши политические организации, политиков, лидеров общественного мнения и, что важно, группы интересов из полноценной политической борьбы в Татарстане, то единственное что можно получить - это содержательное взаимодействие «вытолкнутых» с внешними группами и силами. Сегодня такая помощь может быть бескорыстной, но вообще-то в конце концов никто никому бескорыстно бесконечно не помогает.
     При этом важно отметить, что выталкивание из политики - это в XXI веке не физическое запрещение заявлять о своих взглядах, высказываться на личной странице в Интернете, а отсечение возможностей для полноценной политической деятельности, то есть: 1) в разрезе политических фигур и организаций - для представления тех или иных конкурирующих интересов, реальной конкуренции за выборные должности; 2) в разрезе групп интересов - для их соорганизации и поддержки публичных политических игроков, отстаивающих близкие им интересы («группы интересов» - это и бизнес-группы, и социальные группы и слои, и любые иные сообщества).
     Также сегодня начать «внешнее взаимодействие» могут конкретные политики и лидеры общественного мнения, хотя и в ряде случаев уже достаточно популярные. А завтра это могут быть, например, какие-то крупные элитарные группы или кланы от крупного бизнеса, которые, вне всяких сомнений, также очень быстро найдут влиятельных союзников вовне. И это будет выглядеть уже совсем по-другому.
     Если мы не признаем реалий нашего общества, которое не является аборигенным и отсталым, а является живым, образованным и многогранным, и если мы не сможем, признав это, построить конкурентную политическую систему с понятными правилами игры в рамках татарстанской государственности, то эту неизбежную конкуренцию нам обеспечат совсем другие группы интересов. Только уже в итоге де-факто без всякой татарстанской государственности и всех сопутствующих институтов, от собственной образовательной системы и местного крупного бизнеса до возможностей оставлять достаточную часть налоговых сборов в республике.

     Артур ХАЗИЕВ.
     (Блог «Европейский Татарстан».)


Комментарии (0)