6 января 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество "Отец" советских компьютеров
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

"Отец" советских компьютеров

23 ноября 2014 года
"Отец" советских компьютеров

     Впервые услышал об этом человеке от Асмы Ризаевны Шараф, дочери знаменитого ученого и богослова Ризы Фахретдина и жены не менее известного языковеда Г. Шарафа. С ней и с ее сыном Арсланом – инженером завода «Электроприбор», – меня связывали весьма дружеские отношения, начавшиеся после публикации моей статьи о Ризе Фахретдине. Она считала ее первым правдивым рассказом о нем после многих лет забвения или лжи. О чем и написала, узнав адрес в редакции, и пригласила к себе, обещая познакомить с уникальными документами. 
     Мы неоднократно встречались, и я благодарен ей за бесценные сведения о выдающихся представителях татарской интеллигенции и уникальные фотографии и копии документов, использованные затем в публикацициях. Как-то разговор зашел и о знаменитом семействе Рамеевых (с ними дружил ее отец), а точнее – о похоронах золотопромышленника Мухамет-Шакира, трагически погибшего в 1912 г. на железнодорожной станции около Москвы во время поездки в Петербург на лечение. Он находился в состоянии депрессии и заторможенности после того, как недавно утонули, купаясь, его дети. Но суицидом, как первоначально предполагали, это не было. Обычная неосторожность, да еще в подавленном состоянии. Передав мне фотографии траурной процесии, Асма Шараф сказала, что самое деятельное участие в организации доставке тела и похорон принял его племянник Искандер, сын знаменитого поэта Дэрдменда, учившийся тогда в Германии. Потом вполголоса добавила, что его сын Башир является теперь «засекреченным» ученым и даже сталинскую премию получил в закрытом порядке и с ним многие академики и космонавты дружбу водят. 
     Я тогда не придал особого значения этому сообщению, хотя некоторые стихи Дэрдменда знал и особенно запомнил одно из них. Видно уж очень допекли, этого тонкого поэта лирика и добрейшего человека некоторы  «пансламисты»  прендлавшие «убрать»  слово «татарин», заменив его терминами «мусульманин» или «тюрки». Он написал тогда экспромтом маленькое стихотворение, в котором были и такие слова, цитирую по памяти: 

«Чын татар мин. 
Татар тугел димэ. 
Башынны ватарым». 

     В незарифмованом, но достаточно точном по смыслу переводе это звучит так: «Я настоящий (истинный)  татарин. И, не говори, ( не отказывайся), что ты не татарин, а то голову  проломлю». Впрочем, последняя угрожающая фраза звучала весьма условно, и вызывала скорее улыбки,  ибо отражала только его гнев по поводу  людей, отказывавшихся от имени «татарин», ибо в жизни он и мухи не обидел бы.
     На память от Асмы-ханум остались фотография, где Шакир Рамеев запечатлен, с племянниками во время зарубежной поездки в Европу для ознакомления с передовыми технологиями добычи золота и других полезных ископаемых. Не забудем, что Шакиру и Закиру Рамеевым принадлежали прииски, где добыли не одну тонну золота.
     Впоследствии, когда писал очерки о депутатах Госдум России, я еще раз вернулся к Закиру Рамееву – поэту и депутату Первой Государственной Думы, не успевшему приехать на знаменитое Выборгское совещание оппозиционных депутатов, принявших знаменитое обращение против роспуска Думы. За которое некоторые поплатились свободой или «выдворением» из политической жизни страны. Он его подписал позднее, хотя уже знал о предстящих карах за это. Завершая тему депутатской деятельности поэта, напомню, что весьма спокойно отозвался о нем в книге о мусульманских депутатах 1-3 созыва Государственной думы России выпускник юрфака Казанского университета Фуад Туктаров. Хотя в своих оценках депутатского корпуса он не особенно стеснялся в выражения о некоторых из них и не зря книгу выпустил под псевдонимом «Усал», что означает «злой» или «задира».
     А теперь вернемся к заявленной теме о внуке Закира – Башире Рамееве, который, вместе с И.С. Бруком считается основателем советской компьютерной отрасли. А 4 декабря 1948 г., когда они получили первый патент на советский прототип ЭВМ под названием «Автоматическая цифровая вычислительная машина»,официально отмечается  как «День информатики», а в просторечии его именуют «праздник компьютерщиков». В данном очерке, опираясь на воспоминия его соратников и некоторые неопубликованные документы, очень коротко расскажем о жизни и деятельности доктора технических наук, лауреата сталинской премии Башира Искандеровича Рамеева. Она вполне может стать сюжетом увлекательной книги о невероятных ситуациях в жизни этого гениального человека, сопоставимых разве что с похожими событиями в биографии С.П.Королева. 
     Родился Б.И. Рамеев 1 мая 1918 г. в поселке Баймак, где его отец Искандер, выпускник Фрайрбургского университета, лучшего германского вуза по подготовке горных инженеров, руководил уже национализированными золотопромышленным предприятиями своего отца. Одного революционного пыла и стремления «все отобрать и поделить поровну» оказалось недостаточно для достижения всеобщего благоденствия и развития народного хозйства хотя бы до уровня 1913 г. На заводах, фабриках и шахтах, кроме «красных директоров» с маузерами за поясом, нужны были специалисты – инженеры и техники. А многие из них уже уехали из страны или перешли во время разрухи на другую, более «хлебную» работу. И хотя И.З. Рамеев тоже имел возможность уехать в Германию или Францию, он остался. Одна из главных причин – не мог бросить угасающего от болезни и голода своего отца – поэта Дэрдменда, который наотрез отказаля покинуть Россию. И горный инженер с европейским образованием И.З. Рамеев стал руководителем вначале группы приисков, а затем был назначен управляющим треста «Башкирзолото» в Уфе. Он на себе испытал все злоключения, выпавшие на долю российской интеллигенции. Они особо усугублялись и тем, что он был сыном золотопромышленника, окончившим немецкий университет, что по тем временам  являлось признаком «потенциального и пока еще не разоблаченного вредителя», а в лучшем случае – «предельщика». Так с легкой руки Л.М.Кагановича стали называть инженеров, требовавших не выходить «за пределы технических инструкций», нередко нарушавшихся в погоне за «ударными»» а потом «стахановскими» рекордами, которые нередко вели к преждевременному износу техники и поломке оборудования. Что обычно объяснялось «вредительством» этих же инженеров. Поэтому  обвинение в «предельчестве» нередко перерастало во «вредительство».  В 1929 г. уже снятый с должности управляющего трестом  И. Рамеев был арестован. В Уфе, очевидно, преполагалость организовать «дело о вредителях» типа «шахтинского» или даже «промпартии» местного масштаба, а он идеально подходил для  роли главного персонажа такого процесса и матерого «вредителя»: сын бывшего капиталиста и выпускник германского вуза, переписывавшийся с, своими професорами. Но видно что-то не сложилось у местных  «органов», а, скорее всего, из Москвы поступила команда «отставить». Хватило и общесоюзных процессов с их сомнительными доказательствами обвинения и явно недостоверными «признаниями» подсудимых. Они вызывали недоверие и насмешки мировой общественности. Рамеева освободили через пару недель без предъявления обвинения, и он вернулся заведовать лабораторией на каком-то предприятии. Башир тем временем явно проявлял задатки вундеркинда: научился читать и писать в четыре года, любил физику и особенно математику, но самым большим увлечением стало изобретательство и создание действующих моделей боевой техники, что было тогда очень популярно и всячески поддерживалось властями. Не только голова, но и руки у него были «золотые». Созданные им действующие модели кораблей, танков, самолетов занимали первые места на городском конкурсе. А  радиоуправляемый бронепоезд, который мог «стрелять» и даже ставить «дымовую завесу», попал на выставку в Москве. Его «компоновкой» заинтересовались даже военные инженеры, а информация о нем была опубликована в «Огоньке»,  «Известиях» и «Комсомольской правде». Сам Башир Рамеев в 1935 г. в 17 лет стал самым молодым членом Союза изобретателей СССР. В 1937 г. он поступил в  знаменитый МЭИ. Но в 1938 г. последовал новый арест отца, ему дали 5 лет с отбыванием наказания в одном из сибирских ИТЛ, где он и умер в 1943 г., не дожив всего 10 дней до освобождения. Рамеева в 1938 г. немедленно  исключили из института как сына «врага народа», и он был вынужден перебиваться случайными заработками, но потом устроился рядовым лаборантом в один из НИИ наркомата связи. На войну его в начале, не брали из-за серьезного дефекта зрения и подозрения на туберкулез, но он ушел добровольно в спецбатальон наркомата связи СССР. И тут снова неожиданный поворот судьбы. Его назначают в подразделение, которое обслуживало в 1941 – 1942 гг. связь Генштаба с фронтами, а затем  канал секретной  связи  штаба 1–го Украинского фронта и его командующего Н.Ф. Ватутина со Ставкой Верховного командования. Командир батальона поручился перед СМЕРШ за  «сына врага народа», без которого при налаживании сложной системы УКВ связи обойтись было нельзя. Рамеев участвовал в обеспечении штаба фронта связью вплоть до освобождения Киева и перехода боевых действий на правобережье Днепра. Во время одной из бомбежек его контузило. 
     В 1944 г. был  неожиданно демобилизован в числе группы особо ценных специалистов, необходимых для восстановления народного хозяйства и развития науки.  Очевидно, этому способствовали ходатайства видных ученых, занимавшихся  сверхсекретной тогда радиолокацией и ее информационным обеспечением, и в первую очередь – заместителя наркома электротехнической промышленности, «отца советской радиолокации» адмирала А.И.Берга, который хорошо знал его лично. Он сразу же зачислил его в свой сверхсекретный НИИ –108, где был разработан ряд советских радиолокаторов различного назначения, в том числе и первый  в стране автоматизированный зенитный комплекс. Он включал  100 м.м. орудия, радиолокатор СОН-4 (станция орудийной наводки) и счетно-решающий прибор «Малахит», на которых пришлось работать и автору во время службы в армии. Эти  комплексы, которые обнаруживали самолеты на расстоянии более 100 км. и автоматически «вели цель» с 60 км, были поставлены в 1951 г. на охрану неба Москвы. По тем временам техника была сверхсекретной, и нам рекомендовали говорить, что СОН-4, огромный «фургон» на колесах, – это полевая пекарня и запрещалось вскрывать блоки станции и прибора.
     После недолгой командировки в радиолокационные частя на Дальнем Востоке Б.И. Рамеев срочно отзывается в Москву и под поручительство (не забудем, что в «учетных документах» МГБ он все еще числился сыном врага народа, умершего в заключении) министра машиностроения и приборостроения СССР П.И.Паршина начинает разработку  первых советских ЭВМ. Замечу, что в отличие от ядерной программы, осуществлению которой помогала информация добытая разведкой, роль ЭВМ не сразу была осознана высшим руководством страны и их разработка проходила вначале самостоятельно, в инициативном порядке без «подпитки» секретами из – за  рубежа. Правда вскоре все изменилось, и проблемы  ЭВМ обсуждались даже на Политбюро. Вся  дальнейшая жизнь и деятельность Б.И. Рамеева связана с развитием этой отрасли советской науки и промышленности. Одним из самых первых, в СССР  занимался этой проблемой С.А. Лебедев и его ученики.
     Однако первыми практического результат достигли двое других ученых. О чем мы расскажем подробнее. Оригинальные идеи и познания Рамеева весьма заинтересовали, давно уже, но без особого практического эффекта, работавшего над этими проблемами, известного энергетика и гениального «провидца» новых направлений развития науки членкора АН СССР И.С. Брука. Ему, однако, не хватало инженерной практики и умения воплотить идеи в реальные приборы и устройства. В результате их «исторической встречи» сложился очень эффективный научно-производственный «тандем», где ведущую роль в воплощении совместных идей в промышленные образцы техники играл Рамеев. От их  патента  «Автоматическая  цифровая вычислительная машина» с приоритетом с 4 декабря 1948 г. и ведется отсчет дня рождения первой  советской  ЭВМ. В 1954 г. за создание  серийной ЭВМ «Стрела» Б.И. Рамеев и входившие в его группу  разработчиков получил Сталинскую премию. В 1962 г. по совокупности научно-исследовательских работ, приведших к созданию новой техники для укрепления обороны страны, ему без защиты диссертации присуждается ученая степень доктора технических наук. Им вскоре  было разработано  целое «семейство» компьютеров «Урал», успешно работавших в народном хозяйстве, а также на оборону и космос. В частности, в обеспечении первых космических полетов, системы наведения  межконтинентальных ракет, а также некоторых расчетов, связанных с ядерным оружием. Но формально после  изгнания из МЭИ в 1938 г. диплом о высшем образовании Б.Р. Рамеев так и не получил, да он ему и не был нужен. Наверное, он единственный в нашей истории новейшего времени доктор технических наук с официальным образованием: «полтора курса института». 
     Не знаю, с чем связано название нового российского ракетного комплекса «Искандер», ставшего «головной болью» для стратегов НАТО, но говорят, что когда решался этот вопрос, возможно, вспомнили и о Б. И. Рамееве, которого сослуживцы и военные за глаза уважительно именовали «Искандерыч» и чьи ЭВМ успешно работали в ракетных войсках стратегического назначения. По крайней мере, так  считают многие работники ВПК. 
     О Б.И. Рамееве написано не так уж и много, кроме как в публикациях в научных журналах и материалах «закрытых» научно–практических конференций. Самой информативной и написанной доступным языком считаю посвященную Б.И.Рамееву главу в книге лично знавшего его известного компьютерщика  Б.Н.Малиновского – «История вычислительной техники в лицах». В ней, кстати, выдвигается и весьма правдоподобная версия автора о причинах, которые привели к отставанию компьютерной отрасли в СССР и России и преобладанию в ней зарубежных моделей ЭВМ и программного обеспечения.  
     Всю жизнь Б.И. Рамеев являлся заместителем руководителя институтов или предприятий, главным инженером и конструктором, хотя ему неоднократно предлагали стать «первым лицом» – директором крупного научно-производственного объединения или даже заместителем министра. Но для этого надо было вступить в КПСС, и хотя после  посмертной реабилитации отца в 1957 г. препятствий  не было, и даже настойчиво предлагали сделать это, причем, рекомендации давали весьма влиятельные люди, он в партию так и не вступил. О мотивах этого поступка судить не берусь. Хотя в круг общения  Рамеева входили многие знаменитые люди и государственные деятели с партийными билетами. Его хорошо знали и высоко ценили  академик А.И. Берг и другие корифеи науки, включая Келдыша и Королева, не говоря уже о министрах. А его ближашим другом был М.М. Ботвинник, не только знаменитый шахматист, но и крупный ученый-кибернетик, доктор технических наук, работавший над созданием «искусственного интеллекта», которого он постоянно консультировал.
     Вот такова судьба внука знаменитого поэта, сына первого татарина, получившего диплом горного инженера в германском вузе, и «отца» ряда наших ЭВМ. Умер он 16 мая 1994 г. в Москве на 77 году жизни, похоронен на Кунцевском кладбище. В Пензе, где он работал в 1955 – 1968 г.г. заместителем руководителя научно-исследовательского центра и предприятия, которые там называли «рамеевскими» (теперь это НПО «Рубин»), на их главном здании  установлена мемориальная доска. Наград, которые щедро украшают парадные костюмы ветеранов ВПК, у него было не так уж много: кроме заслуженных на войне ордена и медалей, он был награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени. Такого же ордена был удостоен, но четырежды, И.С. Брук. На что-то большее их почему-то не представляли. Но главная награда – то, что во время торжественных мероприятий в «День информатики» 4 декабря, в любой уважающей свою профессию аудитории обязательно упоминают имена Исаака Семеновича Брука и Башира Искандеровича Рамеева. Перечисляю их по алфавиту, ибо в патенте на технический образец прибора – и, очевидно, не случайно, – первой шла фамилия инженера Рамеева. Добавлю, что они были личностями чрезвычайно скромными, не умевшими, а точнее, не желавшими создавать себе, как сейчас модно говорить, пиар. Формально оба остались «всего-навсего»: И.С. Брук – членкором АН СССР (с 1939 г.) и действительным членом мало кому известной в научном сообществе, созданной по указанию И.В.Сталина Академии артиллерийских наук, а Б.И. Баширов – и вовсе «только» доктором технических наук, без диплома о высшем образовании, даже не профессором. Хотя, включив в «соавторы» некоторых «власть имущих лиц» или их друзей или родственников, могли стать не только академиками, но и Героями Социалистического Труда, да и орденские планки у них стали бы намного  обширнее. Примеры такие хорошо известны, да и предложения весьма недвусмысленные и с конкретными обещаниями им поступали. Но не согласились они на это, и Бог им судья, а не мы. В нашей же памяти оба так и остались гениальными, если верить Ницше гений это тот, кто определяет направление развития, личностями, для которых была важна сама наука, а не влиятельный «планктон», который всегда плавает или копошится около нее. Оба  яркие представители российской интеллигенции, мировой авторитет которой создавали и создают сыновья и дочери   русского и  других народов, населяющих просторы России.

Булат СУЛТАНБЕКОВ.

     От редакции: Улица Тукая в Казани есть. А есть ли улица Дэрдменда – крупнейшего поэта татарской литературы? Казань – город науки. Может в новом Иннополисе одну из улиц можно назвать именем Башира Рамеева, создателя советского компьютера?

На снимке: Башир Рамеев.

Комментарии (11)
Guest, 24.11.2014 в 11:22

скорее все-таки назовут БРУКА,по давней татарской традиции именовать главные свои улицы
еврейскими персонами.
как улицу БАУМАНА,главную улицу республики татарстан
-к гордости наших дорогих гостей.

Guest, 24.11.2014 в 11:31

как улицу БАУМАНА
______________________________
Бауман был немцев.
К сведению.

Guest, 24.11.2014 в 12:50

все евреи российские-из германии.
в свое время их оттуда изгнали за все хорошее.
перейдите в конец сайта до статьи "тат.столица"-
вайнштейны тоже считаются немцами.
это вам к сведению.
на всю оставшуюся вашу жизнь.

Guest, 24.11.2014 в 18:54

Спасибо Булат Файзрахманович ! Как мало мы знаем своих и как много чести оказываем инородцам в честь которых названы центральные улицы Казани.

Guest, 27.11.2014 в 12:44

бауман был ТЕРРОРИСТОМ.
кличка - ГРАЧ.говорящая кличка.
убили его.задолго до 17г.,где-то в пятом ли году.
непонятно-то ли свои,то ли охранка.
вроде в охранке тоже служил инкогнито,
как привычно евреям.
провокатор и террорист.
к казани имеет отношение прямо -таки ФУНДАМЕНТАЛЬНОЕ:
до весны проучился в ветеринарном техникуме.
а как только ГРАЧИ прилетели - сразу куда-то уехал.
и больше в лучезарной его и не видели ни разу.
во парень!

Guest, 28.11.2014 в 00:46

27.11.2014 в 12:44
к казани имеет отношение прямо -таки ФУНДАМЕНТАЛЬНОЕ:
до весны проучился в ветеринарном техникуме.
а как только ГРАЧИ прилетели - сразу куда-то уехал.
______________________________________________________________________________
Про ветеринарный техникум сильно сказано. Не знал. Знал раньше про его пятилетнюю учебу в институте и получение диплома с отличием, про работу ветврачем в Саратовском уезде. Такое начало биографии вполне соответствует поволжскому немцу из семьи зажиточного мебельщика (впоследствии разорившегося) с "деревянно-строительной" фамилией.

Guest, 28.11.2014 в 10:39

Историки уже давно могли бы выяснить его происхождение, если б это было нужно.

Guest, 28.11.2014 в 21:46

Улица Тукая в Казани есть. А есть ли улица Дэрдменда – крупнейшего поэта татарской литературы? Казань – город науки. Может в новом Иннополисе одну из улиц можно назвать именем Башира Рамеева, создателя советского компьютера?____________________________________________

Это будет очень правильно !

Guest, 29.11.2014 в 18:44

улица ТУКАЯ в казани есть?
большая и красивая?
в районе мыловаренного завода
братьев крестовниковых и маслозавода?
а по другую руку-цветущее летом озеро кабан?
а центральные улицы носят
ОККУПАЦИОННЫЕ названия.
можно проследить,кто же наши оккупанты..

Guest, 30.11.2014 в 22:44

русские шовинисты еврейского происхождения,
как татьяна жданюк

Guest, 30.11.2014 в 22:47

как жирик вольфыч