3 октября 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество О моем отце
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

О моем отце

26 января 2017 года
О моем отце

     Мой отец Ахмеджан Мухаметжанович и три его родных брата были рядовыми крестьянами. Его отец, т.е. мой дед, был военным, кавалеристом царской армии.
     Отец был ровесником века. Был он сельским интеллигентом. Имел четыре класса образования - по меркам тех лет целая академия. Кроме того, у него был красивый почерк. Куда прошение написать или письмо какое - односельчане обращались к нему. И он никому не отказывал. Участвовал в Гражданской войне, был красным командиром. Воевал с басмачами в Средней Азии и был связистом у Фрунзе. Он был самым старшим из братьев. Первый из младших братьев Гинаят Мухаметжанович еще до войны поступил учиться в Казанский госуниверситет. Однако его со второго курса забрали в армию. Служил он на Дальнем Востоке. Участвовал в событиях у озера Хасан.
     Второй брат отца Абдрахман Мухамеджанович еще до Великой Отечественной войны окончил Сельскохозяйственную академию имени Тимирязева в Москве. С первого и до последнего дня участвовал в Великой Отечественной войне. После войны, уже после моего отъезда на учебу в Казань, Абдрахман-абый с семьей уехал жить в Среднюю Азию.
     Третий брат отца Исмагиль-абый всю свою сознательную жизнь прожил в Термезе. Он умер совсем недавно, было ему уже за 90 лет.
     После Гражданской войны отец вернулся в родное Азеево и женился на моей маме. Потом, в начале тридцатых годов, когда началось массовое переселение татар в Среднюю Азию, наша семья переехала в Узбекистан, в город Вовкент. Приехали узбеки, старые знакомые отца, и его как грамотного человека пригласили работать у них. Лица этих узбеков я до сих пор помню. Помню, как они пили чай и уговаривали отца ехать к ним на работу. Помню, что старшего из узбеков звали Саттаром. Это сейчас Узбекистан - республика сплошной грамотности. В двадцатые и тридцатые годы татары внесли большой вклад в развитие народного образования, культуры всей Средней Азии.
     Таким образом, мы несколько лет жили в Вовкенте. Отец работал управляющим районным банком. Перед войной мы вернулись в Азеево. Отца назначили секретарем сельсовета, потом перевели директором конторы «Заготсено», которая заготавливала сено для кавалерии Красной армии. Азеево окружали, повторюсь, неоглядные приокские пойменные луга. Когда на них поспевало разнотравье, от его запаха голова кружилась. Сено для Красной армии в те годы, как сегодня бензин, было стратегическим материалом. Сначала он сено заготавливал в Азеево, позже в Касимове. Как истинный крестьянин отец хорошо разбирался в качестве сена, технологии его заготовки и хранения.
     Безусловно, мой отец был хорошим семьянином. Вел он образцовое подворье. Держали мы корову и другую живность. Трудились в огороде. Поэтому предвоенные годы мне вспоминаются как зажиточные.
     Неожиданно и в наше большое татарское село пришло страшное слово «война». За считанные дни оно осиротело. Наступили черные дни. Почти все здоровые мужчины ушли на фронт. Ушел воевать и мой старший брат Джаудат, 1924 года рождения. А отца как специалиста пока придержали. Из-за работы в системе заготовки сена для Красной армии отцу установили «бронь».
     Во многие дома начали приходит «похоронки», извещения со страшными словами «Пропал без вести». Великая Отечественная война тяжелым катком прошлась и по домам нашего села. Старший брат Джаудат продолжал воевать и слать домой редкие письма-треугольники.
     Отца держали в «брони» до зимы сорок второго года, затем и на него пришла повестка. Таких «отставников» в нашем селе набралось человек десять. Помню, как мама тогда связала отцу целый мешок теплых носков и варежек. Тогда мне было неполных четырнадцать лет. Отчетливо помню этот морозный зимний день. На санях десять уже немолодых мужчин выехали из села на войну. Отец взял меня к себе на колени. Отъехав с полкилометра, на повороте сани остановились. Отец меня высадил, и сам сошел с саней. Он меня крепко обнял и высоко поднял, потом поцеловал и... заплакал. Вскоре повозки скрылись за горизонтом. И сегодня у меня перед глазами стоит отец, такой большой, под два метра ростом, со слезами на глазах и щеках. Больше отца я никогда не видел. К сожалению, нашему поколению и похоронить-то их не посчастливилось.
     Попал он на Калининградский фронт. Почему-то на этом фронте сосредоточили красноармейцев из татар. Личный состав этого фронта фактически весь был истреблен. А наш отец в течение года писал такие теплые, полные душевной тоски письма. Читая и перечитывая его письма, мама плакала. Я перед ней крепился, держался. А плакал отдельно. Отец писал, что очень плохо кормят. Воюют почти впроголодь. О том, что они сильно голодали, рассказывал нам после войны один наш односельчанин, воевавший рядом с отцом и чудом оставшийся в живых. В один из зимних дней в наш дом пришла «похоронка» на нашего отца. Что это такое, может понять только тот человек, который пережил такое же горе.
     Я уже прожил достаточно долгую жизнь. Сам давно отец и дедушка. Но всю мою жизнь не дают мне покоя две обиды: почему мы даже не знаем, где его останки?!
     Иногда кажется, что вот приеду в родное село, выйду на его околицу и на том памятном повороте снова встречу родного отца, обниму его и потрусь щекой о колючую щетину на его лице...
     Да, долго он мне снился таким здоровым и крепким, с росинкой слез на щеках в морозный день. Часто он снится мне и сегодня. Снится тот поворот за околицей села, где так резко оборвалось, закончилось мое детство и где так рано и неожиданно началась моя взрослая жизнь...

Фикрят ТАБЕЕВ.

     * * *

     Ф.А. Табеев был самым молодым первым секретарем обкома партии в Советском Союзе. Татарстан он возглавил в 32 года, сменив в 1960 году первого секретаря одной из крупнейших в России партийных организаций выдвиженца и верного соратника Сталина, выходца КГБ Семена Денисовича Игнатьева.
     Шестидесятые и семидесятые годы, которые «достались» Ф.А. Табееву на посту первого секретаря, были годами созидания, годами бурного расцвета Татарстана. Именно в те два десятилетия наша республика сделала огромный скачок в своем социальном и экономическом развитии. Из аграрно-промышленной республика стала промышленно-аграрной и значительно повысила свой научно-технический и кадровый потенциал.
     Оглядываясь в прошлое, еще раз убеждаемся в том, что это были удивительные годы. В 1970 году из недр республики было извлечено более 100 млн. тонн нефти. В истории нефтяной промышленности СССР такое количество черного золота за год в одном регионе было добыто впервые. А в мае 1971 года татарстанские нефтяники добыли первый миллиард тонн нефти со дня начала освоения собственных месторождений, а в октябре 1981 года - второй миллиард тонн.
     Однако мы ведь помним и другие события тех лет. Без директивного постановления или особого распоряжения из Москвы власти на местах не могли построить даже сортира. Добываемая нефть уходила в прожорливую нефтяную трубу «Дружба». Прозорливость, настойчивость Ф.А. Табеева и его дальновидной команды, умение доказать руководству страны и Леониду Ильичу Брежневу гибельность одностороннего потока нефти в направлении центра и Европы сравнимы с героическим поступком перед татарстанцами. Не случайно в те годы увидел свет ряд постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР о комплексном развитии народного хозяйства нашей республики. Именно на базе углеводородного сырья активно строились крупные предприятия: «Оргсинтез» в Казани, нефтехимический и шинный комбинаты на Нижней Каме, Нижнекамская ГЭС, Заинская ГРЭС, несколько ТЭЦ, автогигант КамАЗ, выросли новые благоустроенные города Альметьевск, Лениногорск, Бавлы, Азнакаево, Джалиль, Заинек, Нижнекамск, наконец, прекрасный мегаполис Набережные Челны. Серьезные капитальные вложения делались в сельское хозяйство. Интенсивное развитие всех отраслей экономики позволило укрепить базу здравоохранения, бытового обслуживания населения, просвещения и культуры. Именно благодаря авторитету Ф.А. Табеева руководство СССР и лично Леонид Ильич Брежнев позволили организовать в республике блестящий симфонический оркестр, которого в те годы не имели даже многие союзные республики.
     Ф.А. Табеев в течение почти двадцати лет был членом ЦК КПСС, избирался депутатом Верховного Совета СССР многих созывов, членом Президиума Верховного Совета СССР.
     В 1979 году Ф.А. Табеева направляют чрезвычайным и полномочным послом Советского Союза в самый горячий на тот период регион мира - вечно воюющий Афганистан. И здесь, представляя огромный СССР в течение семи лет, он блестяще справился с дипломатической миссией. Именно он стал идеологом вывода советских войск из Афганистана.
     Я как писатель и публицист стал биографом такого «великана» во всех отношениях, каким является Ф.А. Табеев, и очень горжусь этим. Мы с Фикрятом Ахмеджановичем в течение четырех лет вспоминали события прошедших лет. В 2000 году в течение всего года материалы будущей книги полностью были напечатаны на русском и татарском языках в журнале «Татарстан». А в 2001 году в издательстве «Идел-Пресс» увидела свет на татарском и русском языках моя книга о нем и о той эпохе. Прошедшие после выхода книги годы показали, что мы с ним нашли правильную тональность изложения, сохранили достоверность событий, фактов, объективность оценок людей. Я до сих пор получаю письма со словами благодарности за написание и издание этой книги от ветеранов, земляков. Я счастлив тем, что никто не упрекнул меня в искажении исторических фактов и событий.
     Вступительное слово к книге о Ф.А. Табееве написал первый президент РТ М.Ш. Шаймиев. Не могу не привести выдержку из него: «Чудес на свете не бывает. Если сегодня в Российской Федерации и за ее пределами о Татарстане говорят как о прогрессирующей республике, то это во многом благодаря тому прекрасному фундаменту, который был заложен в прежние десятилетия, особенно в годы руководства республикой Ф.А. Табеевым. Хотелось бы подчеркнуть, что народ Татарстана в сложный переходной период сумел сохранить этот фундамент для будущего развития республики. Очень важным является и тот факт, что именно в годы работы Фикрята Ахметжановича Табеева высоко поднялся интеллектуальный уровень нашей республики. Неизмеримо повысилась образованность среди татарстанцев, а какие подготовленные кадры он оставил после себя! Все это особенно глубоко раскрылось в процессе демократических преобразований, в ходе политических и экономических реформ...»

     (Из книги Я. Шафикова
«Кто водрузил Знамя Победы над рейхстагом…»)

     На снимке: посол Фикрят Табеев.


Комментарии (10)
Guest, 27.01.2017 в 10:43

Работали они упорно и много,но эти коммунисты-хозяйственники за своими целями и задачами не видели татарского народа,как этноса требующего своего развития.Вот и пожинают сейчас разбросанная,сокращающая свою численность, татарская народность,плоды их партийно-хозяйственной деятельности.

Guest, 27.01.2017 в 12:34

Табеев был идеологом вывода советских войск из Афганистана? Роль посла там была минимальной, всем командовали военные и КГБ.Идеологом вывода войск был Горбачев. Как можно писать, что Табеев "блестяще справился с дипломатической миссией", когда СССР потерпел в Афганистане позорное поражение. Эта глупейшая и разорительная война против исламского мира закончилась дипломатической катастрофой, хотя Табеев здесь не играл роли, он был лишь исполнителем.

Guest, 27.01.2017 в 13:33

Как мне рассказывали в КГУ в ректорате, после смерти ректора Нужина в 1979 г он пытался стать ректором, но Москва не разрешила. И слава Богу. А то получилось бы то, что получилось с КГУ сейчас.

Кунак, 27.01.2017 в 21:47

Мой отец тоже прошёл гражданскую и ВОВ. По началу в юности гордился его участием войны с басмачами, которых охарактеризовывают как разбойниковю терраризирующих бедных дехкан(крестьян,жителей кишлаков). На сам деле это партизаны,воевашие с красными колонизаторами за освобожение свои земель. Потом мне стало неудобно за отцовское участие в этой войне. Но он был из глухого татаского аула, зомбирован большевистской идеей.

Guest, 27.01.2017 в 23:39

Табеев что ли после поста первого секретаря обкома хотел стать ректором КГУ? Это сильное понижение.

Guest, 30.01.2017 в 16:40

А мой отец служил срочную службу в Москве в Кремле в войсках НКВД (бывшее ЧК) в начале 20-х годов 20 века. Охранял Сталина и правительство. В Кремле стояли на карауле по 4 часа по стойке смирно в жару и мороз. Многие караульные падали в обморок. Потом время караула сократили до 2 часов. И не раз видел т. Сталина. И почти каждую ночь они ездили по притонам с боевым оружием брать проституток и бандитов, как в фильме "Время встречи..."..
Он рассказывал много интересного, чего нельзя нигде прочитать даже после 20 съезда. В Москве он и через много лет знал каждую подворотню и проходной двор.

Guest, 30.01.2017 в 16:47

Guest, 27.01.2017 в 23:39
Табеев что ли после поста первого секретаря обкома хотел стать ректором КГУ? Это сильное понижение.
==================================================
В то время ему светила пенсия. А быть ректором одного из лучших университетов в СССР было намного престижнее, чем быть чиновником хотя бы и высокого уровня. Потом можно стать и академиком. Ведь это пропуск в избранную интеллектуальную элиту с международным престижем. Чиновников много, академиков мало. Так что ему очень хотелось, но в то время Москва сама решала, кого назначить ректором. Это мне рассказывал один из проректоров того времени.

Guest, 07.02.2017 в 23:19

Ну это смешно. Табеев был членом ЦК КПСС, посол в Афганистане соответствовал рангу первого секретаря обкома, а ректор Казанского университета, не был даже членом бюро обкома.Он подчинялся зав отделом науки обкома.

Guest, 07.02.2017 в 23:20

За что все-таки Табеева сняли с первого секретаря обкома?

Guest, 08.02.2017 в 15:02

Смешно не смешно, а такой факт был. Не я его придумал. Кто среди образованных людей знает Табеева или Мусина? Практически никто. А Рудольфа Нуреева или Альбину Шагимуратову знают во всем мире. И они общались и общаются не с безграмотными членами ЦК, а с президентами самых великих стран. Через 100 лет забудут и Шаймиева, а научные работы ак. Сагдеева читать будут. Кто сейчас знает, при каком царе жил Пушкин.?