17 июня 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Неуслышанные предупреждения… (ч.2)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Неуслышанные предупреждения… (ч.2)

15 декабря 2016 года
Неуслышанные предупреждения… (ч.2)

     Не исключено, что действия Ельцина и его сообщников вполне соответствовали тайным замыслам самого Горбачева, очевидно, намеревавшегося использовать их «в темную» для достижения двух своих главных целей. Но он просчитался, сложилась ситуация, которая четко описана русской пословицей «Хвост начал крутить собакой». Его негодование к начавшим «свою игру» сообщникам ярко выражено в книге «Михаил Горбачев наедине с собой», вышедшей в 2012 г. Он называет в ней беловежское соглашение предательством, причем почти прямым текстом пишет о нетрезвом состоянии Ельцина во время «работы над ним». А созданное вместо СССР, за сохранение которого высказалось на референдуме 17 марта 1991 г. большинство граждан страны, не совсем понятное, скорее напоминающее «клуб по интересам» СНГ он иронически назвал «облаком в штанах». Да и октябрьские события 1993 г. в Москве он именует уже расстрелом парламента при попустительстве или прямой помощи западных государств. С этими заключениями М.С. Горбачева можно согласиться. Но при этом вспоминается крыловское: «Речей не тратить по-пустому. Где нужно власть употребить». А слов «по-пустому» он произносил неимоверное количество. Добавлю, что некоторые обстоятельства, предшествовавшие главной «сделке-капитуляции конца века» 8 декабря 1991 г., пока так и остаются одной из загадок истории. В связи с приближением 25-летия этого печального события мы стали узнавать все новые и новые подробности о них. Были уже две публикации рассекреченных документов, включая американские, приоткрывающие «Беловежские тайны» и последующую попытку Б.Н. Ельцина отдать Японии несколько островов Курильской гряды. После указанного события последовали лихие 90-е годы: полный демонтаж СССР с «парадом суверенитетов», колонну марширующих на котором возглавил Ельцин. Затем последовал запрет КПСС и тотальное разворовывание: «прихватизация» общенародной собственности через «ваучеризацию-чубайсогайдаризацию российской экономики и политики, развал ряда стратегических отраслей промышленности, в том числе авиапрома и набиравшей темпы электроники, в том числе и компьютерной, включая создание плазменного экрана и пр.
     Что касается национальной политики, то главным достижением считаю его договоренности с президентом Татарстана М.Ш. Шаймиевым, позволившие предотвратить «чеченизацию» событий и дать республике возможность внести свой весомый вклад в сохранение целостности России. Будем считать, что это был не частый «момент просветления политического разума» у Б.Н. Ельцина. Отсюда, в целом, положительные воспоминания в республике и даже учреждение в РТ теннисного кубка его имени.
     Правда, были две попытки спасти СССР, закончившиеся неудачей. В августе 1991 г. произошло плохо подготовленное выступление против «ельцинщины» группы видных партийно-государственных деятелей, назвавших себя ГКЧП – Государственный комитет по чрезвычайному положению, поддержанное в некоторых регионах. Это были честные люди, считавшие, что Горбачев искренне пытался сохранить СССР, еще в марте создав своего рода «антикризисную комиссию», которая, однако, бездействовала. Они, не представлявшие всю глубину разложения части правящей верхушки страны в период «перестройки, ускорения и гласности», не оценили в должной мере охватившие общество эйфорию и зомбированность людей популистскими лозунгами, поверивших демагогии лидеров либеральной тусовки. Некоторые из них, как теперь выясняется, имели свои личные корыстные интересы в распаде партии и государства. ГКЧП действовал нерешительно и ограничился громковещательной декларацией и «декоративным» вводом танковых подразделений и другой бронетехники в Москву. Офицерам, командовавшим ими, категорически запрещалось применять оружие против агрессивно настроенных толп, заполнивших улицы и площади столицы. Спецслужбы почему-то получили приказ свыше не препятствовать приезду Ельцина из загородной резиденции в Москву, чем тот и воспользовался для мобилизации своих многочисленных сторонников, веривших тогда его лозунгам о борьбе с партократией и демонстрации личной скромности и бескорыстного служения демократии. Выступление ГКЧП практически только укрепило «ельцинщину» и деструктивные силы, активно поддерживаемые Западом. Сразу после поражения и самороспуска ГКЧП последовала транслировавшаяся по телевидению торжественно-траурная церемония: похороны трех сторонников Ельцина, ставших жертвами ДТП в транспортном тоннеле, где они, нарушая все правила безопасности, пытались помешать движению бронетехники. Вся страна слушала и видела дрожащий от подступавших слез голос Ельцина и его скорбное лицо, когда он произносил слова прощания с этими несчастными ребятами. А потерявшего всякий контроль над властными структурами и практически уже «квази» президента СССР М.С. Горбачева он заставил подписать 24 августа указ о посмертном присвоении им звания Героев Советского Союза. Их именами и закончилась славная история этого, самого почетного и высокого звания советской эпохи. Замечу, что в последний год своего «правления» М.С. Горбачев весьма напоминал кумира демократической России в начале 1917 года А.Ф. Керенского, о котором знаменитая поэтесса и публицист Зинаида Гиппиус зло, но довольно метко написала: «Керенский – вагон, сошедший с рельс. Вихляется, качается болезненно и без красоты малейшей. Он близок к концу, и самое горькое, если конец будет без достоинства». Завершение карьеры этих кумиров действительно прошло «без достоинства». А сколько было ожиданий от обоих. Какие дифирамбы им пели в начале 1917 года наши прадеды, а потом мы сами в середине 80-х годов. Правда, судьба М.С. Горбачева, «сошедшего с рельсов истории», оказалась благополучней, чем его предшественника, умершего в Нью-Йорке, отказавшись принимать пищу, в состоянии депрессии, вызванной неизлечимой болезнью.
     Но действия ГКЧП, оказывается, были только безуспешной имитацией сопротивления, хорошо спланированному не без участия западных спецслужб агрессивному наступлению реанимированного дикого капитализма и «увертюрой» перед по-настоящему кровавым контрреволюционным путчем, организованным Ельциным «сотоварищи» в октябре 1993 г. Тогда было жестоко подавлено сопротивление высшего органа России – Верховного Совета – установлению его единоличной власти. Ельцинский «путч», в отличие от робких действий гекачепистов, был жесток и закончился расстрелом из танков горящего «Белого дома» где размещался Верховный Совет России, и гибелью, только по официальной версии, более ста его защитников. Хотя есть достаточно достоверные сведения, что были кремированы и захоронены многочисленные неопознанные трупы защитников парламента, приехавших из других регионов России. Все три события: беловежский сговор, ГКЧП и расстрел парламента до настоящего времени вызывают диаметрально противоположные оценки как в России, так и в мире. Ожесточенная полемика разгорелась недавно в связи с открытием в Екатеринбурге «Ельцин-центра», которое «освятили» своим присутствием и речами представители так называемой либеральной общественности и некоторые его «соратники». Посетил это мероприятие и президент РФ В.В. Путин, которому пришлось с огромным трудом преодолевать последствия лихих девяностых годов как в области внутренней, так и внешней политики, назвавший в свое время ликвидацию СССР крупнейшей геополитической катастрофой конца ХХ века. Автор, как и многие граждане России, согласен с оценкой этого помпезного мероприятия одним из политологов, опубликованной недавно в «Комсомольской правде». Ее концовку полезно перечитать накануне 25-летия ликвидации СССР: «Чтить память Ельцина? Невозможно запретить это тем, кто хочет это сделать. Но пусть они этим занимаются не за счет государства. Пусть сбрасываются нынешние и прошлые олигархи. Но тратить на это государственные 7 миллиардов? Россия и без этого дорого заплатила за президенство Ельцина… И почему-то ни одна из либеральных персон, которая считает расходы на Крым или на операцию в Сирии с присказкой «лучше бы раздали пенсионерам, детям», не употребила эту формулировку по отношению к Ельцин-центру. Так ведь государство будет еще и будет содержать его, выкладывая около 100 миллионов рублей ежегодно. Площадь экспозиции Центрального музея Великой Отечественной войны – 16 тысяч 600 квадратных метров. Площадь Третьяковской галереи со всеми пристройками – около 36 тысяч квадратов. Ельцин-центр раскинулся на 88 тысяч квадратных метров. Это нормально?». Подавляющее большинство граждан России, прочитав эти цифры, считает, что, конечно, это не только не нормально, но и кощунственно по отношению к памяти героев войны и выдающемуся памятнику культуры народов России – Третьяковской галерее. Наверное, прав автор и в том, что «персонажи» журнала «Форбс», обладатели многомиллиардных состояний в долларах, роскошных яхт, приближающихся по размеру к крейсерам, дворцов за рубежом, тешащих самолюбие покупкой футбольных и баскетбольных команд и прочим антуражем нуворишей, могли бы без всякого ущерба построить этот помпезный комплекс и оплачивать его содержание. 
     Но вернемся к сентябрьскому Пленуму 1989 г., который после знаменитого «Четвертого совещания ЦК РКП с ответственными работниками национальных республик и областей» в 1923 г. стал единственным в истории СССР обсуждением национального вопроса на столь высоком уровне с участием всех руководителей ЦК компартий союзных и большинства обкомов автономных республик и ряда государственных деятелей. Он проходил в обстановке резкого обострения межнациональных отношений, перераставших в кровавые столкновения в Нагорном Карабахе, Узбекистане, Казахстане, агрессивного сепаратизма в прибалтийских республиках. На все это накладывали свой отпечаток еще два недавних трагических события: землетрясение в Армении, приведшее к многочисленным жертвам, и самая большая в истории «техногенная катастрофа» в Чернобыле. Пленум и выступления на нем действительно стали последним предупреждением о грядущих экстремальных событиях, которое, к сожалению, не было услышано ни руководством КПСС, ни обществом. На нем, кроме членов Политбюро и ЦК КПСС, руководителей правительства и Верховного Совета СССР, секретарей ЦК компартий союзных и обкомов автономных республик и административных областей, присутствовали лица, не входившие в состав высшего руководства, но активно работавшие в области национальной политики, а также ученые и журналисты. И, в частности, А.И. Вольский, направленный в качестве представителя ЦК, своего рода «миротворца», в самую тогда «горячую точку» национального противостояния – «Нагорно-Карабахскую автономную область», формально еще входящую в состав Азербайджана, но фактически уже отделившуюся от него. Не излагая все выступления на пленуме, подробнее остановимся только на одной из самых спорных проблем того времени – ранжировании республик на союзные и автономные, которое служило предметом дискуссий еще при образовании СССР в 1922 г., на Четвертом совещании 1923 г. и вновь обсуждалось во время принятия Конституции СССР в 1936 г.

     Б. СУЛТАНБЕКОВ.
     (Продолжение следует.)

На снимке: Юрий Андропов.


Комментарии (0)