11 июля 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Несправедливая Россия
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Несправедливая Россия

9 августа 2012 года
Несправедливая Россия

     После состоявшегося в Казани пикета активистов «Справедливой России» с требованием отправить в отставку с поста лидера «Справедливой России» Николая Левичева (на пикете собравшиеся отправили Левичеву в подарок живого попугая Ару) и принятого партийными инакомыслящими открытого письма к Сергею Миронову мы попросили бывшего председателя исполкома татарстанского отделения «Справедливой России» Азата Ислаева прояснить ситуацию. 
      – Скажите, в чем причина такого неожиданного и мощного внутреннего кризиса в «Справедливой России»? Почему Фарита Фарисова, вполне динамичного лидера крупной организации, неожиданно отправили в отставку?
      – Я сразу хочу сообщить, что настроения несогласия с позицией Левичева наблюдаются не только в татарстанской, но и во многих других региональных организациях. Просто наша организация, в которой более 15 тысяч членов, одна из самых больших в партии, поэтому события, которые в ней происходят, вызывают большой резонанс. Мы вторая по численности региональная организация после московской. Поэтому пользуемся относительной самостоятельностью. Когда наша команда во главе с Фаритом Фарисовым приходила в организацию, мы сразу поставили условие большей самостоятельности. И мы сразу заявили, что неизбежно будем действовать исходя из национальных особенностей Татарстана. Мы сразу заявили, что будем изменять лицо «Справедливой России» в Республике Татарстан. Начали менять структуру – это вызвало некоторое недовольство со стороны старых кадров. Мы перешли в положение конструктивной оппозиции, не хотели просто огульно критиковать власть в Татарстане. Нужно отдать должное нашей власти, мы живем где-то лучше, чем в других регионах России. Мы стремились быть объективными. Численность партии сразу стала быстро расти, у нас было на момент нашего ухода 15800 членов. Конечно, мы, придя в «Справедливую Россию», провели некоторую кадровую чистку. Но убирали таких людей, которые были не совсем адекватны с нашей точки зрения. У нас была нормальная работа. На выборах в Госдуму мы показали достаточную принципиальность. У нас тогда произошел крупный конфликт с Левичевым. Нам неожиданно первым номером списка по Центральному округу навязали господина Усова, предпринимателя из Екатеринбурга, депутата гордумы Екатеринбурга, председателя общества ветеранов войны в Афганистане. Мы его сняли из списка кандидатов. Мы были не согласны с позицией навязывания извне федеральным руководством партии кандидатов. Позиция федерального руководства была очень простая: кандидаты не должны быть из регионов, чтобы власти никак не могли на него воздействовать. Подоплека была, на мой взгляд, проще. Кандидатами в регионах становились люди, которые были ближе к руководству, это была стопроцентная кандидатура Левичева.
      – В прессе было много статей, в которых писали, что средняя цена проходного мандата в Государственную думу была где-то примерно 5 миллионов долларов.
      – Я считаю, что дыма без огня не бывает, что-то рациональное в этих сведениях было. Считаю, что мы можем говорить об этом, потому что нас неожиданно стали обвинять в финансовых нарушениях, якобы имевших место. У нас все местные организации в Татарстане выступили против Усова, и нам помог в восстановлении справедливости Сергей Миронов.
      – Условно говоря, вы не позволили кому-то из федерального руководства партии провести хороший бизнес.
      – Думаю, что да.
      – Тогда чему вы удивляетесь? Теперь получаете по «заслугам».
      – Неприязнь Левичева к Фарисову стала видна невооруженным глазом. Причина была еще в том, что Левичев не воспринимает людей, которые пришли вместе с Мироновым из Совета Федерации. Он считает их конкурентами, и поэтому многие из них вынуждены были уйти. Яркий пример – это Охота, он был руководителем аппарата в Совете Федерации, теперь обычный помощник депутата Государственной думы.
      – Почему же Миронов так быстро сдает своих близких людей?
      – Для меня ситуация необъяснимая, непонятная. Фарисов с 2007 года был близок к Миронову. Он был его советником. Фарисов даже поставил на кон свои отношения с руководством Чечни, ему предлагали в 2007 году баллотироваться от Чечни. Возможно, так много на нас грязи вылили, что Миронов решил отстраниться. Миронов не высказался ни за, ни против, просто молчал. А мы ведь набрали по центральной группе 10,58% голосов в Татарстане, по нефтяной группе и Набережным Челнам мы набрали около 4%. Средний процент по нашей региональной группе в Татарстане был 7,6%. Для получения депутатского мандата в Государственной думе нам не хватило чуть более 3 тысяч голосов. Собрали мы 69,5 тысячи голосов.
      – Обычно в таких случаях партия присоединяет голоса из других регионов и кандидат проходит. У КПРФ прошло два кандидата, им голосов подбросили по решению Зюганова, он заявил, что в Татарстане принципиально важно иметь депутатов Госдумы коммунистов. Но также важно было иметь своего депутата Госдумы от Татарстана для «Справедливой России». Это Левичев вам не «подбросил» голосов? Самый последний конфликт разразился из-за позиции Фарисова по Рафгату Алтынбаеву?
      – Перед выборами в Госдуму мы некоторых председателей местных отделений отстранили от формирования местных избирательных комиссий. В том числе и по Казани. То есть комиссии на выборы формировали под жестким контролем аппарата регионального отделения. Результат не замедлил сказаться, мы в семи районах Казани набрали примерно 11,5%. Но среди руководителей местных отделений было недовольство. Недовольство достаточно простое – эти люди привыкли на выборах зарабатывать хоть какие-то деньги. Их убрали от кормушки, но нам был важен результат. Было и несколько значимых заявлений Фарисова. Первое заявление было по министру МВД Нургалиеву. Тогда фракция «Справедливой России» в Думе поставила вопрос об отставке Нургалиева. Наше татарстанское отделение приняло заявление, что мы не видим причин для постановки вопроса о немедленной отставке Нургалиева. Оно было негативно воспринято, хотя мы об этом узнали только в мае, а наше заявление было в марте. Далее, на конгрессе депутатов «Справедливой России» мы выступили с заявлением, что в провале президентской кампании виноват центральный аппарат партии, который буквально провалил эту кампанию. Мы могли получить гораздо больше тех позорных голосов. Миронов как кандидат в президенты получил в два с половиной раза меньше голосов, чем сама партия.
      – Но это понятно, на выборах в Думу «Справедливая Россия» соревновалась с медведевской «Единой Россией», а на президентских выборах Миронов соревновался со своим другом Путиным. Каждый процент голосов, приходивший к Миронову, уходил от Путина. Поэтому Миронов здесь занял прагматичную позицию, он не был заинтересован в своем высоком результате.
      – Миронов первый поздравил Путина с победой. На президентских выборах у нас никакого финансирования из центра не было. Если на выборах в Думу мы распространили больше 6 миллионов агитационных материалов, то на президентских выборах – примерно 100 тысяч на всю республику. В 60 раз меньше. Почему же нас потом стали обвинять в том, что мы ослабили результат на президентской кампании? Далее пошло уже «дело Алтынбаева». Рязанское отделение «Справедливой России», когда он вышел из партии, обвинило его в предательстве. В Татарстане из 15 тысяч человек в партии примерно 10 тысяч или пришли вместе с Алтынбаевым, или были его сторонники. И наше отделение должно было признать его предателем? Вышел человек из партии, он же не крепостной, не навечно в нее записался. И что это за фразеология – «предатель партии»? Я скажу прямо, у нашей команды отношения с Рафгатом Атынбаевым были не самые теплые, и он по-своему пытался влиять на жизнь нашего отделения. Тем не менее мы не могли себе позволить обвинить его в предательстве партии. Это некрасиво, это непорядочно, это не по-мужски в конце концов.
      – Это его конституционное право – вступать или выходить из любой партии.
      – В конечном итоге мы заявления по Алтынбаеву не сделали. В общем, не без участия госпожи Байгильдеевой началось недовольство местных отделений. Они обратились в центральный аппарат, и там в срочном режиме организовали проверку центральной ревизионной комиссией партии в Татарстане. Комиссия приехала к нам в конце мая с четко определенными поставленными задачами. Решение о проверке составлялось спешно, в нарушение устава нас о проверке не предупредили. Изучили внимательно деятельность отделения с 2007 года. Я с одним ревизором 8 часов говорил. В каких финансовых нарушениях нас можно обвинить, когда у нас соглашение с Москвой, что мы находимся на самофинансировании? Мы этим ревизоров «убили». Ревизоры встречались с Богачевым и Гибадуллиным, но они ушли еще в 2010 году и в работе отделения с тех пор не участвовали. Официально нас сняли «за массовые фальсификации документов, предоставляемые в центральный аппарат партии». И госпожа Байгильдеева ссылается на выводы центральной ревизионной комиссии. Однако самое интересное, этого акта никто не видел. По уставу его нам должны предоставить для ознакомления. Но даже в центральном аппарате его не видели. Нас в конце концов стали обвинять, что мы «целовались взасос с властью в Татарстане». Но Фарисова назначали с таким трудом. Четыре попытки было, четыре раза переносилось избрание. Мы прошли путь в отношениях с властью от полного неприятия к конструктивному диалогу. Активисты начали не бояться за свой бизнес. Говорить о том, что мы прогнулись под власть, – неправильно, мы боролись в трудных условиях, искали компромиссы. Впервые у отделения партии появились свои депутаты в муниципальных образованиях. Впервые появились члены территориальных избирательных комиссий.
      – Понятно, что конфликт с Левичевым зашел далеко и, наверное, стал необратимым. Сколько человек уйдет вместе с вами и Фарисовым из местного отделения партии?
      – Здесь дело не в количестве, а в качестве и активности этих людей. Это основной костяк партии, опытный, проверенный. Это проблема всех партий, качество людей. Заявлено может быть много, но эти люди не активны, а только списки. 27 июля на пикет за отставку Левичева пришло около 100 человек. Уже вышли из отделения партии 6 депутатов муниципальных органов и 27 членов территориальных избирательных комиссий. Меня как члена Центризбиркома Татарстана уже исключили из партии. Достаточно символично – мы отправили самого большого живого попугая в республике господину Левичеву. Попугай Ара высотой 1,2 метра, живой, это был взнос одного нашего бывшего члена партии. Отправили попугая с курьером.
      – Это метровый попугай. Наверное, дорогой, тысяч сто рублей стоит? Но у меня другой вопрос: сейчас 500 человек в России может создать партию. Но они все почему-то со штабом в Москве. Почему бы Фарисову и вам, вы люди активные, не создать федеральную партию с центром в Казани? Вы люди молодые, зачем вам эти бесконечные гири в виде сидящих над вами «левичевых»? Как говорил Мао Цзэдун – на чистом листе бумаги можно написать самые красивые иероглифы. Если центр партии будет в Казани, то из-за того, что антимосковские настроения очень сильны, только на этом бренде можно пройти в Думу. А если добавить в партию умных людей и включить в программу партии развитие федерализма, регионализма, реальной социал-демократии, элементов интернет-демократии – то в условиях подъема народной инициативы, который сейчас ощущается, вы можете и 15% завоевать.
      – Как вариант возможно и такое развитие событий. Понятно, что мы не уйдем из большой политики. Мы получили хороший опыт и будем идти вперед. Но сейчас мы не хотим принимать поспешных решений и возьмем некоторую паузу. В течение последних нескольких лет из-за разногласий с Левичевым ушло более половины руководителей региональных отделений «Справедливой России». Мы постараемся проконсультироваться и с ними. Но страницу «Справедливой России» мы уже перевернули.
      – После событий двух последних избирательных кампаний плотина рухнула. Идет подготовка к активным действиям. Сейчас стала важна инициатива снизу. Люди, которые имеют моральный авторитет, а не административный ресурс, гораздо ценнее. Аппаратных фигур много, а авторитет среди народа имеют очень немногие. «Справедливая Россия» все-таки превращается в партию вчерашнего дня, как и «Единая Россия». Народу надоел политический балаган. В настоящее время власть переходит на улицу. Власть не просят, ее берут. Востребованы люди, адекватно мыслящие в ситуации, с глубокими нравственными устоями. Гораздо интереснее создавать свою партию. Вы же креативный средний класс. Модернизация страны невозможна без креативного среднего класса.
      – Нам, новому поколению, неизбежно придется брать часть власти в свои руки, иначе страна зайдет в тупик и все не дай Бог может кончиться очередной революцией.
 

Беседовал
Рашит АХМЕТОВ.


Комментарии (1)
Гость, 12.08.2012 в 21:12

Ахметшин вроде не бывший глава разведки Израиля, но говорит его определениями:"В настоящее время власть переходит на улицу".

Не иначе как состоит в штате Моссада.