29 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Неполноценных этносов нет (ч.4)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Неполноценных этносов нет (ч.4)

28 апреля 2015 года
Неполноценных этносов нет (ч.4)

     Словом, все необходимые данные для белого расиста (хотя ХХ век показал, что расизм может быть и желтым, и черным). Он неукоснительно добивался, чтобы те, у кого была хоть малейшая капля «черной» крови, занимали на лестнице жизни самые низшие ступени. Но, как говорится, бог шельму метит. Внезапно у него обнаруживается негритянская кровь, и он оказался в шкуре беспощадно преследуемого.

Осуществилась ли любимая идея императора Александра III?

     Идейным предшественником «обеспокоенного» тем, что Москву населят не только люди «правильной» национальности, был Александр III, пожалуй, самый яркий шовинист из всех российских императоров. Любимым девизом царя был «Россия для русских», что дало неограниченные возможности для дискриминации «инородцев». Развернулось наступление на автономию Финляндии, элементы автономии Прибалтийских губерний, была уничтожена «отдельность Кавказского управления от центральной власти», преследовался украинский язык, всему удмуртскому народу было предъявлено обвинение в человеческом жертвоприношении.
     Александр III был уверен в том, что «жиды всюду проникли, все источили». Все меньше оставалось мест, где разрешалось селиться евреям. Волна «еврейских облав» обрушилась на Москву летом 1882 года, когда царь подписал «временное положение о евреях», запрещавшее им селиться в столичных городах. Из Москвы было удалено более 10 тысяч евреев. Однако многие из них в скором времени за взятки получили «виды на жительство». (Эта ситуация во многом напоминает сегодняшнюю Москву, только на роль «мальчиков для битья» назначены лица других национальностей.)
     Правда, царь и не думал выселять татар из Москвы. Видимо, понимал, что без них она утонет в собственном навозе – московскими дворниками были преимущественно татары, в особенности нижегородские. В 1892 г. из Москвы было выселено 17 тысяч евреев-ремесленников, что дезорганизовало в ней жизнь. (Обратите внимание на то, как целеустремленно ковал Александр  III наиболее активные кадры для будущих революций.)
     Некоторые историки утверждают, что массовая эмиграция из России началась после Октябрьской революции и Гражданской войны. Это не соответствует действительности. Первая и она же массовая эмиграция начинается именно при Александре III. Сотни тысяч россиян бежали за океан, спасаясь от национальных и религиозных притеснений, погромов, нищеты, голода, безнадежности, невозможности обеспечить детям достойное образование, а себе – достойную жизнь; некоторые из этих мотивов эмиграции россиянам известны и сегодня. Шовинизм и национализм, идея «Россия для русских», ставшие ведущими принципами правления Александра III, отказ от великих реформ своего отца порождали все новые проблемы в многонациональной империи. Они оказались бомбой замедленного действия, которая детонировала при его сыне и разнесла вдребезги империю Романовых. Деятельность Александра III была оценена Львом Толстым как попытка «вернуть Россию к варварству». 

Чему изумилась Европа?

     Монголы-завоеватели давным-давно растворились среди завоеванных ими народов. Русское княжество оказалось в подчинении Золотой Орды, расположенной в основном на Средней и Нижней Волге. Поскольку вся многовековая история России проходила вместе с тюркскими народами: или жили рядом, или находились в одном государстве, имели общих правителей. Посмотрим, какова была Московская Русь после свержения власти Золотой Орды, где жили «Махмудовы и Ахмедовы». Отметим, что Московская Русь была «открыта» Европой в какой-то степени всего лишь на 6 лет раньше Америки. Великий русский историк Ключевский красочно описывает, как в 1468 г. некий немецкий рыцарь Поппель каким-то образом попал в Москву. Вид столицы неведомого Московского государства поразил его «как политическое и географическое открытие». Воротившись домой, Поппель рассказал германскому императору Фридриху II, что за Польско-Литовскою Русью есть еще другая Русь, государь которой будет, пожалуй, посильнее и побогаче польского короля. «Изумленная Европа, в начале царствования Ивана III едва ли даже подозревавшая о существовании Московии, затиснутой между Литвой и татарами, – писал Карл Маркс, – была ошеломлена внезапным появлением огромной империи на ее восточных границах». Не забудем, что «иго» было свергнуто в 1480 году. Неужели всего за 6 лет независимости Руси выросла «империя», изумившая всю Европу?

Русские историки о роли «Махмудовых и Ахмедовых»
в становлении Российского государства

     Начнем с В.О. Ключевского: «Прежде всего татары стали в отношении к порабощенной ими Руси, устранявшие или облегчавшие многие затруднения, какие создавали себе и своей стране северно-русские князья. Ордынские ханы не навязывали Руси каких-либо своих порядков, довольствуясь данью, даже плохо вникали в порядок, там действовавший. Да и трудно было вникнуть в него, потому что в отношениях между тамошними князьями нельзя было усмотреть никакого порядка. Если бы они были предоставлены вполне сами себе, они разнесли бы свою Русь на бессвязные, вечно враждующие между собою удельные лоскутья. Но княжества тогдашней Северной Руси были несамостоятельными владениями, данническими «улусами» татар; их князья звались холопами «вольного царя», как величали у нас ордынского хана… Гроза ханского гнева сдерживала забияк милостью, т.е. произволом, хана не раз предупреждала или останавливала опустошительная усобица»  [5].
     Н.С. Трубецкой (1890 – 1938), лингвист и этнограф: «…сожительство русских с туранцами (прежде всего с тюрками. – Авт.) проходит красной нитью через всю русскую историю. Если сопряжение восточного славянства с туранством есть основной факт русской истории, если трудно найти великоросса, в жилках которого так или иначе не текла бы и туранская кровь…, то совершенно ясно, что для правильного самосознания нам, русским, необходимо учитывать наличность в нас туранского элемента, необходимо изучать наших туранских братьев. Между тем мы до сих пор мало заботимся об этом; мы склонны всегда выдвигать наше славянское происхождение, замалчивая наличность в нас туранского элемента, даже как будто стыдясь этого элемента…
     Московское государство возникло благодаря татарскому игу… «Свержение татарского ига» свелось к замене татарского хана православным царем и к перемещению ханской ставки в Москву. Даже первоначально значительный процент бояр и других служилых людей московского царя составляли представители татарской знати… Русская государственность в одном из своих истоков произошла из татарской…»
     П.Н. Савицкий (1895 – 1965): «Прежде всего укажем следующее: без «татарщины» не было бы России. Нет ничего более шаблонного и в то же время неправильного, чем превознесение культурного развития дотатарской Киевской Руси, якобы уничтоженной и оборванной татарским нашествием… в отношении к размерам материальным Русь начала ХIII в. являет картину ничтожества: в сравнении с Западом – различие масштабов десятикратное, стократное; подлинная «отсталость», возникшая не вследствие, но до татарского ига!

О.К. ВАЛИТОВ,
профессор, доктор философских наук,
кандидат исторических наук,
заслуженный работник культуры БАССР,
заслуженный деятель науки РФ. 

(Продолжение следует.)

На снимке: И. В. Сталин.

Комментарии (11)
Расим, 28.04.2015 в 08:50

Хронический комплекс неполноценности. Постоянное апеллирование к сказкам о том, что татары были хозяевами России. Надо смириться со своим нынешним положением - у параши.

Ильдар, 28.04.2015 в 21:34

расимка зачем ты своими провакационными коментами разжигаешь здесь костер ненависти? Родился я СССР и друзья у меня разных национальностей , в том числе и русские, башкиры и еще много кого- НЕ вижу причин их ненавидеть только за то , что он не той национальности!!!!в государственном строительстве России принимали участие люди самых разных национальностей и в разные периоды Россия перенимала опыт разных стран( в том числе золотой орды, как то взымание налогов, почтово - ямская служба и еще много разного).Ну а постоянное напоминание , что якобы; татары были хозяевами страны; то это придумано не татарами точно! Можешь посмотреть разные источники и среди них ты не увидишь татарских фамилий .Нравится кому-то , что у него хозяином 300 лет был татарин его дело))) Я же Уважаю достойных людей разной национальности!

Аналитик, 29.04.2015 в 11:15

Россия — нация или империя

Изображение
Возможности манипуляции массовым сознанием неоднократно испытаны и проверены на практике во многих странах мира, а уж в нашей-то «вертикальной» стране слова лидеров, тиражируемые СМИ, особенно значимы. Кому-то даже начинает казаться, что с помощью внушений можно быстро «перепрограммировать» массовое сознание.

Однако у информационного манипулирования есть свои пределы. 1990е годы дают немало примеров, показывающих ограниченные возможности информационного воздействия на изменение ценностных ориентаций населения. В то время либеральная идеология преобладала в СМИ, однако массированная информационная атака в либеральном духе не привела к всеобщему освоению населением соответствующих ценностей. Демократия в раннем постсоветском обществе воспринималась в основном лишь как инструмент для достижения высокого уровня жизни — «как у них». Когда же романтические надежды не оправдались, началось движение общества в сторону традиционализма и новой легитимации авторитарно-вертикального управления. Да и в 2000-х заметен разрыв между целями информационного давления на общество и полученными результатами. Например, несмотря на часто повторяемые государственными каналами картинки, свидетельствующие о все более прочной стабильности в стране, социальная тревожность населения нарастает, и одним из ее проявлений стала ксенофобия.

Сегодня в российском гуманитарном дискурсе существует два крайних и примерно в равной степени неадекватных подхода к динамике ценностей и самоидентификации. Один из них базируется на методологии примордиализма и эссенциализма с немалой долей мистицизма и допускает фатальную извечную предопределенность культурных свойств и ценностных ориентаций различных народов и цивилизаций. Отсюда вытекает идея роковой «судьбы народа», с которой мне не раз приходилось полемизировать. Сейчас же я полемизирую с другой крайностью — с чрезмерным конструктивизмом, которому свойственно переоценивать роль внушения и преувеличивать пластичность массового сознания под воздействием слова и других информационных инструментов. Оба подхода приводят к весьма упрощенным представлениям о процессе формирования нации.

Бенедикт Андерсон назвал нацию «воображаемым сообществом». Действительно, первый этап формирования наций — это создание образа единого гражданского «мы» в масштабе страны. Однако любое воображение должно опираться на некую реальность, иначе созданный образ либо быстро тает (как, например, иллюзии перестройки), либо сталкивается с противоположными представлениями. В Грузии воображают, что Абхазия — часть единой грузинской державы, а в Абхазии господствует совершенно иное мнение, и 80 проц. местных жителей могут нащупать в своих карманах российские паспорта. Впрочем, наличия паспортов или других формальных признаков гражданства недостаточно для того, чтобы вообразить себя частью единой нации. Во многих странах существуют сепаратистские тенденции; в некоторых государствах (например, Великобритания, Канада) сепаратистские партии, не преступающие правил политической деятельности, разрешены законом. Понятно, что сепаратисты, обладающие всеми правовыми признаками гражданства, не считают себя частью той нации, из которой хотят выделиться. Эрнест Ренан еще в XIX веке дал определение, которое с тех пор стало каноническим: «Нации — это ежедневный плебисцит». Из этого определения вытекает, что нации не конструируются по воле правителей, не задаются раз и навсегда формальным правовым статусом гражданина — они самоопределяются в ходе социальной практики, и процесс этот непрерывный.

Политолог Валерий Тишков полагает, что нацией можно назвать любое территориальное сообщество, то есть население, «демос», вне зависимости от типа политического режима, в котором этот «демос» существует. Свобода от политических ограничений, в свою очередь, позволяет некоторым аналитикам и политикам конструировать причудливые интеллектуальные гибриды вроде «имперской нации». Так, популярный политолог Станислав Белковский предрекает, что «в 2004—2008 годах должны были быть заложены основы российской нации. У нашей нации есть единая судьба — имперская». Наталия Нарочницкая тоже «не отрицает позитивный опыт построения гражданской нации», который, по ее мнению, неизбежно перерастет в России «в спокойную имперскую сущность, свободную от страхов и ощущения собственной уязвимости перед чужими и разрушительными идеями». Тишков не считает империей ни Советский Союз, ни тем более современную Россию (см. статью Валерия Тишкова на с. 21—41 в этом номере Pro et Contra). Белковский и Нарочницкая, напротив, полагают, что Россия была и остается империей, но лишь подпорченной в период либеральных преобразований и под влиянием Запада. Однако и в том, и в другом случае идея гражданской нации подменяется противоположным, имперским, концептом державного единства.

Характерно, что попытки придать империи образ государства-нации (nation-state) неоднократно предпринимались еще в царской России, по крайней мере, со времен уваровского проекта «официальной народности», который, по мнению Бенедикта Андерсона, являлся «ответом правящих групп, преимущественно династических и аристократических, на угрозу исключения или маргинализации последних в воображаемом сообществе». Однако эти проекты оказались безуспешными. «Имперская Россия, — пишет Роналд Суни, — сделала попытку расширить поле применения официального национализма, сначала в виде бюрократической централизации, а потом в виде культурной русификации, для подавления нерусского национализма и сепаратизма, а также в целях идентификации династии и монархии с русской «нацией». Но все эти разнообразные и часто противоречивые попытки раздирались противоположными тенденциями, прежде всего мощным противовесом в виде наднациональных идентификаций России с империей».

Одной из важнейших причин провала попыток выдать империю за государство-нацию стала, по мнению американского антрополога, неспособность «русской элиты предложить ясную идею русской нации, разработать идентичность, не сводимую к религиозному (православному), имперскому, государственническому или узко этническому началу». Хотя российские образованные слои еще в XVIII столетии освоили слово «нация», в России, по мнению Суни, «до второй половины XIX века по-прежнему отсутствовало параллельное западноевропейскому понятие нации как политического сообщества, где народ выступает в качестве источника легитимности и суверенитета». Согласно сценарию официального национализма, народу предоставлялась возможность любить державу и повелителя, но не позволялось легитимировать царскую власть. Похоже, и нынешняя образованная российская элита пытается представить современные версии державничества и официальной народности в качестве проекта гражданской нации. Не сомневаюсь, что эти попытки окажутся еще менее успешными, чем те, которые предпринимались в XIX столетии.

В модернистских теориях, близких моей позиции, понятия «империя» и «нация» рассматриваются как противоположности, как полюса дихотомии, которая обозначает один из основных векторов исторического развития государства и общества. «Империя, — отмечает Доминик Ливен, — по определению является антиподом демократии, народного суверенитета и национального самоопределения. Власть над многими народами без их на то согласия — вот что отличало все великие империи прошлого и что предполагают все разумные определения этого понятия». Примерно так же трактует империю и Марк Бейссинджер, определяя ее как «нелегитимное отношение контроля со стороны одного политического сообщества над другим или другими». Егор Гайдар тоже считал важнейшим свойством имперского государства его политический режим, а именно то, что в нем «imperium — власть доминировала в организации ежедневной жизни».

Формула «власть без согласия народов» не обязательно означает, что эта власть основана исключительно на насилии. Она лишь показывает, что имперский порядок функционирует независимо от воли граждан и их ассоциаций, например этно-территориальных сообществ. Что касается территориальной экспансии, которую некоторые исследователи считают важнейшим признаком империи, то, на мой взгляд, это свойство империй не универсальное, поскольку исторически ограничено лишь периодом их расцвета. Римская империя в последние века своего существования, Османская и Российская империи в течение более полувека на исходе своей жизни исключительно теряли завоеванные территории и заботились лишь о сохранении имперского наследия, но всё же оставались империями не только по самоназванию, но и по типу политического режима.

В противоположность империи государство-нация основано на доктрине «народного суверенитета», которую на протяжении вот уже нескольких веков развивали европейские мыслители от Жан-Жака Руссо до Юргена Хабермаса. Сама идея гражданской политической нации исторически возникла как рефлексия по поводу роли общества по отношению к государству. Суть ее хорошо известна: не государь, а народ (общество) представляет собой источник власти, суверенитета; не народ служит государству, а государство является «слугой народа», проводником его коллективного национального интереса. Наиболее точное определение политической нации дал Карл Дейч: «Нация — это народ, овладевший государством и сделавший его орудием реализации своих общественных и, в этом смысле, национальных интересов».
Ныне подобные трактовки нации, безусловно, доминируют в политологической теории, которая подчеркивает что «народный суверенитет» — это не столько достигнутое состояние, сколько процесс, пики которого отнюдь еще не пройдены ни в одной из стран мира. Политическая нация — это не государство, и не население государства — «демос», и даже не просто гражданское общество, это еще и общность, скрепленная едиными культурно-ценностными узами, единой гражданской идентичностью.

Такой тип идентичности не может сложиться только под воздействием образования, пропаганды и внушений, для его формирования необходимы определенные институциональные предпосылки 17. Важнейшей из них является рост численности и влияния «третьего сословия», или — в современной редакции этого термина — «среднего класса». В этом отношении тенденции, которые имеют место в современной России, противоположны ожиданиям тех, кто рассчитывает на утверждение в российском обществе ценностей гражданской нации. Подобный вывод напрашивается из аналитического доклада «Городской средний класс в современной России», подготовленного по материалам исследований Института социологии РАН за 2006 год. Предыдущее аналогичное исследование было проведено в 2003м, и, по оценкам социологов, за три года произошли заметные перемены: доля среднего класса среди взрослого городского населения снизилась с 25 до 20 процентов. Однако еще важнее то, что за короткое время радикально изменилось социальное наполнение среднего класса: процент предпринимателей в его составе сократился с 13 до 6 проц., а доля госслужащих, наоборот, возросла с 49 до 54 процентов. Такой состав российского «третьего сословия» во многом определяет преобладание в его среде вовсе не гражданских, а подданнических ориентаций. Материалы того же исследования ИС РАН указывают на значительные различия в социально-политических позициях нашего и западного среднего класса относительно государства, демократии и политической оппозиции. Как показывает исследование, российское «третье сословие» относится к государству как к генератору жизненных смыслов, а не как к арбитру, следящему за соблюдением правил. Больше половины респондентов отдают приоритет интересам государства, а не интересам отдельной личности. Еще одна любопытная деталь: 42 проц. опрошенных полностью и 45 проц. частично разделяют экзотическое для европейца мнение: задача политической оппозиции — оказывать правительству помощь в работе, а не критиковать его.

Все это мало похоже на гражданскую нацию как «общество, овладевшее государством».

Эмиль Паин

Guest, 02.05.2015 в 18:39

Учиться у Ленина



"Ивашек" надо дурить.
Без одурачивания "Ивашек" мы власть не захватим"



http://maxpark.com/community/4560/content/1685041

Расим, 05.05.2015 в 13:16

Татары были хозяевами России? Чингисхан - татарин? Не смешите мои пятки, торгаши-лавочники! Цену вам башкиры знают!

Расим, 05.05.2015 в 17:18

Башкиры и русские обречены жить на общей земле.Мы создадим государство,которому не будет равных на земле. Постепенно мы изменим свою монголоидную внешность на русскую и русские будут к нам башкирам лояльны и доброжелательны. А татар мы вместе с русскими сделаем своими рабами.

Guest, 05.05.2015 в 23:35

От Аналитика тоже чё-нить накатай, я верю ты справишься.

Расим, 06.05.2015 в 10:25

Псевдорасиму, татнацику:
Расим, 05.05.2015 в 17:18

Башкиры и русские обречены жить на общей земле.Мы создадим государство,которому не будет равных на земле. Постепенно мы изменим свою монголоидную внешность на русскую и русские будут к нам башкирам лояльны и доброжелательны. А татар мы вместе с русскими сделаем своими рабами.
______________________________________

Ты дебил? Таких рабов нам не надо. Вырежем вас всех!

Расим, 06.05.2015 в 11:58

От настоящего Расима,придурку.
Недолго тебе и твоей татарве прыгать осталось,годик-полтора и сдуетесь.Валите с наших земель пока не поздно.Башкирская рука тяжелая.

Кунак, 07.05.2015 в 09:00

Расим, 06.05.2015 в 11:58
От настоящего Расима,придурку.
Недолго тебе и твоей татарве прыгать осталось,годик-полтора и сдуетесь.Валите с наших земель пока не поздно.Башкирская рука тяжелая.

Татары на Зауралье РБ не претендуют, и столицу вашу Сибай
И сколько ты тяжелой рукой замочил татар в подъездах. Счёт? Блефовчик.


Расим, 10.05.2015 в 17:47

Как ФСБ ослабится, начнём резать татарву.