15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

Нефть

23 ноября 2014 года
Нефть

     Официальные лица Саудовской Аравии признали в кулуарах, что не против пониженных цен на нефть, которые могут ограничить инвестиции в сланцевые месторождения и глубоководный шельф. Дешевая нефть «душит» диспропорциональную экономику России, и так наказанную западными санкциями, пишут СМИ, но даже это вряд ли повлияет на агрессивные попытки Путина сохранить большое влияние на Украине. 
     «Манипуляции» Саудовской Аравии с ценами на нефть могут потопить российскую экономику» – предостерегает «The Business Insider». Вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев обвинил эту страну в манипуляциях с ценами на нефть по политическим соображениям, в то время как агентство Reuters сообщило: официальные лица Саудовской Аравии признали в кулуарах, что их страну устраивают пониженные цены на нефть. 
     Снижение цен на нефть особенно тревожит Россию: ее экономике нужны высокие цены, чтобы держаться на плаву. Экономические показатели России и так замедлились под грузом санкций, введенных из-за Украины, и ослабления внутреннего спроса, пишет журналист Томас Хирст. 
     «Если прогнозы на рост не оправдаются и нефть продолжит дешеветь, это может вынудить российское правительство к унизительному отказу от обещанных бюджетных ассигнований и усугубить экономические невзгоды страны», – говорится в статье. 
     Вышеупомянутый материал Reuters называется: «Саудиты неофициально говорят нефтяному рынку: «Привыкайте к сниженным ценам». Журналисты Рон Буссо и Джошуа Шнейер пишут: «Это резкое изменение политики, возможно, задумано, чтобы замедлить экспансию нефтедобытчиков-конкурентов, в том числе компаний, которые добывают сланцевую нефть в США». 
     Венесуэла и некоторые другие члены ОПЕК призывают уменьшить объемы добычи, чтобы цены снова перешагнули 100 долларов за баррель. 
     Но, по словам «людей, проинформированных о недавних разговорах», как выражаются авторы, официальные лица Саудовской Аравии заявили на встречах с инвесторами и аналитиками, что их страна смирится с ценой барреля ниже 90 долларов, а, возможно, и с ценой в 80 долларов в течение одного-двух лет. 
     По предположению авторов статьи, новая позиция Саудовской Аравии объясняется желанием сохранить долю на рынке в ближайшие годы. По словам источников, саудиты, похоже, делают ставку на то, что снижение цен сдержит новые инвестиции и рост добычи в таких секторах, как сланцевые месторождения и глубоководный шельф. 
     Издание пересказывает также публичное высказывание Али аль-Омайра, министра нефти Кувейта. Он сказал, что сокращение добычи странами ОПЕК мало поможет поддержке цен, поскольку в России и США объемы добычи увеличиваются. На взгляд Омейра, цены должны остановиться на отметке 76 – 77 долларов за баррель. 
     Дешевая нефть – возможно, самая большая из многочисленных угроз, нависших над российской экономикой, утверждает «Business Week», уточняя, что с июня цены на нефть снизились на 23% с лишним, что ослабило рубль и пробило зияющую брешь в бюджете страны. Рубль «ведет себя как нефтевалюта», отметил Крис Уифер (Macro Advisory). 
     Поскольку Россия диспропорционально зависима от нефти и газа, падение цен может легко толкнуть российскую экономику к рецессии. «Вероятно, рост (российской экономики) останется положительным, если баррель нефти будет стоить больше 92 – 93 долларов, – говорит Чарльз Робертсон («Ренессанс капитал»). – При цене 90 долларов экономика будет сокращаться на 0,4% в следующем году, а при 80 – на 1,7%". 
     «Российская экономика переживает действительно сложный период, – пишет Ив Бурдийон в «Les Echos». – Причиной тому не только украинский кризис, который принудил западные страны отрезать крупные российские предприятия от финансовых рынков». Для России катастрофа – падение цен на «черное золото». 
     Растет недоверие к рублю, бегство капиталов, по прогнозам, составит в этом году 120 млрд. долларов (беспрецедентный уровень с 2008 года), с начала года рубль снизился к доллару на 18%, а инфляция выросла на 8%. Ускорение инфляции «тем более болезненно, что на прилавках магазинов поубавилось продуктов питания, так как Путин запретил их импорт из Европы в отместку за западные санкции», говорится в статье. 
     Автор считает весьма вероятным, что Центробанк повысит ставку рефинансирования, чтобы сделать более привлекательными финансовые вложения в рублях, «тем самым рискуя затруднить еще больше частные инвестиции, а следовательно, и рост». «Видимо, России и впрямь угрожает рецессия», – заключает корреспондент. 
     «Падение мировых цен на нефть, отчасти вызванное быстрым ростом добычи сланцевой нефти в США, может ударить по экономике стран-экспортеров России и Ирана сильнее, чем западные экономические санкции», – пишет обозреватель «The Los Angeles Times» Пол Рихтер. 
     «Ряд аналитиков полагает, что снижение нефтяных цен может быть долгосрочной тенденцией, так как мир активно осваивает технологии, при которых используется меньше бензина, например электромобили и более эффективные системы отопления», – отмечает Рихтер. Другим фактором является растущее использование технологии гидроразрыва пласта во многих странах. 
     Однако для России «цены на нефть имеют огромную важность». «Сокращение цен на нефть на две трети в середине 1980-х нанесло удар по СССР и способствовало его распаду в 1991 году», – напоминает автор, анализируя, как Кремль отреагирует теперь. 
     «Экономическое давление, как ожидается, не повлияет на агрессивные попытки Путина сохранить значительное влияние России на Украине. По его мнению, это не подлежит обсуждению. Но его политика вызывает напряженность в отношениях с российской элитой и бизнес-истэблишментом – двумя опорами, обеспечивающими Путину политическую поддержку», – рассуждает Рихтер. 
     Российские банки обратились к Путину с просьбой о финансировании, чтобы компенсировать воздействие западных санкций, но, поскольку выручка от продажи нефти составляет половину доходов его правительства, возможности Путина ограничены, говорится в статье. 
     «Путин обещал определенный уровень стабильности в олигархической системе, так что все это плохо аукнется для него», – считает Юджин Рамер, эксперт по России из США. Поскольку потребуется время, чтобы санкции достигли своего полного эффекта, падение цен на нефть «представляет сейчас большее беспокойство». 
     «Российский министр финансов заявил на прошлой неделе, что Кремль не сможет позволить себе рассчитанный на 10 лет план по модернизации обороны стоимостью в 720 млрд. долларов, который был приоритетным для Путина», – отмечает журналист.

(Инопресса.)

На снимке: Пол Рихтер.

Комментарии (2)
Guest, 24.11.2014 в 12:21

население пострадает опять,как всегда в россии.
богачи будут процветать как прежде.
а попробуй против-путина скинут сообща.
вот вам и защита социальная,путинская.

Аналитик, 25.11.2014 в 12:23

Космодром «Восточный»: к внеземным высотам воровства и коррупции


В сентябре 2009 года, в интервью «Независимой газете» относительно планов России построить новый космодром «Восточный» на Дальнем Востоке (См. НГ: «Россия растранжирит деньги в околоземном пространстве»), я сказал: «Это не что иное, как зарывание бюджетных денег, которое породит коррупцию и воровство».

Видимо, во многом по причине огромных возможностей по незаконному личному обогащению работы по строительству космодрома все-таки начались. Но не даром, говорили древние римляне, sunt certi denique fines – всему, наконец, есть предел. И воровству тоже. Это стало очевидно через 5 лет после того интервью.

Буквально несколько дней назад российские СМИ сообщили о задержании нескольких ключевых фигур, участвовавших в строительстве «Восточного». По сообщению газеты «Известия», был заключен под стражу главный инженер проекта по оснащению космодрома «Восточный» Сергей Островский. Данный арест был произведен в рамках следствия о хищениях бюджетных средств, выделенных на проектирование и строительство космодрома.

Но это лишь верхушка айсберга. Расследование воровства при строительстве «Восточного» началось двумя месяцами ранее, в конце сентября 2014 года. Тогда Следственный комитет РФ (СКР) возбудил сразу два уголовных дела о хищениях бюджетных средств, выделенных на строительство космодрома Восточный. В основу дела легли материалы, собранные ФСБ и Счетной палатой.

«Дочки» – подельницы

В октябре, как утверждает «Известия», сотрудники ФСБ и СКР совместно провели обыски по делу в офисах Федерального космического агентства, «Дальспецстроя» и ОАО «Ипромашпром» – дочерней структуры Роскосмоса. В рамках следствия были арестованы бывший глава «Дальспецстроя» Юрий Хризман и бывший главный бухгалтер этой организации Сергей Ашихмин. Им были предъявлены обвинения по ч. 4 ст. 160 УК РФ – это присвоение, либо растрата, совершенные в составе преступной группы В ОСОБО КРУПНОМ РАЗМЕРЕ.

Правда, это лишь начало. Как сообщил «Известиям» источник в Роскосмосе, следователи проверяют все фирмы, которые участвовали в проектировании «Восточного». Правоохранители пытаются отыскать случаи фиктивных контрактов с не менее фиктивными организациями, существующими только на бумаге.

Использование «дочек» для воровства бюджетных средств, выделенных на космическую деятельность, было успешно обкатано на проекте ГЛОНАСС. Как отмечают «Известия», «задействование цепочек подставных организаций – самый распространенный способ освоения бюджетных средств, выделяемых на проектные и исследовательские работы». В 2014 году суды уже вынесли ряд приговоров по таким делам, самое громкое из них – не трудно догадаться – было связано с ГЛОНАСС.

Так «Синертек» – «дочка» ОАО «Российские космические системы» и EADS Astrium постоянно привлекала к выполнению работ на средства Федеральной целевой программы ГЛОНАСС третьи компании. Одна из них была «Центр научных исследований и испытаний электронных компонентов» (ЦНИИЭК). Однако, как следует из текста приговора Мещанского суда, данный договор был фикцией, ибо ЦНИИЭК в принципе не мог сделать работу, которая была ему якобы поручена. В итоге проект был выполнен чисто виртуально, а «исполнители» получили 3,4 миллиона рублей, которыми они впоследствии поделились с заказчиками.

Совпадение, или тень Сердюкова над «Восточным»?

Если у России есть неприкрытый враг – государство, желающее уничтожить ее вооруженные силы – то оно давно уже должно было бы сделать бывшего министра обороны РФ Анатолия Сердюкова своим почетным гражданином, обеспечив его попутно пожизненным содержанием. Такой ущерб нанес Сердюков обороноспособности России путем коррупции и неприкрытого воровства.

Совпадением ли стало то, что уже упомянутый Сергей Островский был сотрудником 31-го Государственного проектного института специального строительства (ГПИСС), который получил широкую огласку в 2013 году в рамках расследования дела бывшей высокопоставленной военной чиновницы Евгении Васильевой – протеже Сердюкова?

Напомним, что Васильева была и остается одной из главных фигуранток дела о многомиллиардных хищениях бюджетных средств через холдинг «Оборонсервис». Чиновница обвиняется, также в том, что организовала продажу 100% акций ГПИСС по искусственно заниженным ценам двум компаниям: подконтрольной ей «Вита Проджект» и «Сосновоборэлектромонтаж». Впрочем, после начала следствия по делу ГПИСС новые собственники этой организации вернули ее в собственность государства.

Кому он нужен, этот «Восточный»?

Решение о строительстве нового космодрома, которому предстояло сменить Байконур в качестве главной космической гавани России, было принято в 2007 году. Эксперты, продвигавшие и отстаивавшие эту идею (если не думать, что они делали это в надежде получить свою долю от гарантированного «распила» средств при строительстве «Восточного»), обосновывали ее двумя главными обстоятельствами.

Первое – необходимость обрести независимость от Казахстана в области космической деятельности. Действительно, всем известно, что после неудачных стартов «Протонов», Астана вводила мораторий на запуски этих главных «добытчиков» коммерческих средств для российской космической программы. Мораторий снимался лишь после установления причин аварии и разработке мер по предотвращению ее повторения. Причина – высокотоксичное топливо, которое попадает в окружающую среду Казахстана при авариях «Протонов». Кроме того, Казахстан не оставил попыток поднять арендную плату за Байконур, которая в настоящее время составляет 115 миллионов долларов.

Второе обстоятельство – сделать «Восточный» своего рода стимулятором научно-технического и экономического развития всего дальневосточного региона, способствовать подъему его высокотехнологичной промышленности и усилить интерес высококвалифицированных молодежных кадров к жизни и работе в этом удаленном уголке России.

Надуманный характер этих обстоятельств был очевиден с самого начала. Во-первых, моратории на запуски «Протонов» после их аварий предусматриваются российско-казахстанским соглашением по «Байконуру». Во-вторых, если Казахстан будет по-прежнему возглавляться трезвомыслящими политиками, то он никогда не создаст для России условий, при которых она будет вынуждена покинуть этот космодром. Дело в том, что инфраструктура Байконура рассчитана на работу только с российской ракетно-космической техникой. Уйдет оттуда Россия – ее место на космодроме не сможет занять ни одна космическая держава без кардинальной перестройки данного стартового комплекса, а это не выгодно, ибо у всех таких держав есть свои космические гавани. Таким образом, без России Байконур вскоре превратится в «зону», описанную в романе братьев Стругацких «Пикник на обочине», а Казахстан лишится столь важного и престижного в современном мире статуса космической державы.

Стимулировать… застой?

Аргумент в пользу строительства «Восточного», как стимулятора научно-технического и экономического развития дальневосточного региона тоже ничего, кроме удивления вызвать не может. Ведь даже если предположить, что самые смелые идеи относительно перемещения значительной части ракетно-космической промышленности на Дальний Восток (чтобы не нужно было возить на «Восточный» спутники, корабли и блоки ракет-носителей) осуществятся – что будет разрабатывать и выпускать эта «перемещенная» промышленность?

Модифицированные «Союзы», «Протоны», или в лучшем случае ракету-носитель «Ангара», которая разрабатывается уже 20 лет, но которая пока совершила лишь один полет в своем «эмбриональном» (легком) варианте? Другими словами, все сведется в основном к воспроизводству технологий полувековой давности, пусть немного и «освеженных» в результате бесчисленных непринципиальных модификаций.

Самые амбициозные планы, имеющиеся у российских космических стратегов, не выходят за рамки повторения американской лунной программы «Аполлон», пусть и немного в «растолстевшем» варианте, включающем в себя строительство базы на Луне под неопределенные цели. Впрочем, возможно с «Восточного» российским инженерам и конструкторам будет проще добраться до США, куда они наверняка направятся с целью изучения наследия «Аполлона» с тем, чтобы не «изобретать велосипед».

Согласно проекту федеральной космической программы на 2016–2025 годы, запуск новой «Ангары-5» с «Восточного» с грузовым вариантом нового пилотируемого транспортного корабля (ПТК) запланирован на 2021 год, а пилотируемый пуск – не раньше 2024-го года, когда российским космонавтам уже некуда будет летать по причине сведения МКС с орбиты. Но даже и эти планы кажутся чрезмерно оптимистичными.

Не будем забывать, что новый пилотируемый корабль США «Орион» должен отправиться в свой первый автоматический испытательный полет 4 декабря этого года или через 10 лет после начала работ по его созданию. А первая пилотируемая миссия этого корабля планируется на 2021 год, то есть еще через 7 лет. Итого – почти 17 лет будут отделять «Орион» от его «закладки» до первого полета с астронавтами на борту.

Пассионарный Элон Маск, глава SpaceX, планирует первый пилотируемый полет своего «Дракона» не раньше конца 2015 года или через 11 лет после начала его создания. И это при том, что в США обычно не воруют деньги, выделяемые на строительство новой техники.

Российские же стратеги от космонавтики намерены отправить космонавтов на ПТК уже в 2024 году или через 10 лет, если считать от сегодняшнего дня, и это при том, что в работах по проектированию нового корабля практически «еще конь не валялся». Насколько это вероятно? Решайте сами, если до сих пор нет ясности даже с тем, какой носитель выведет ПТК в космос.

Не очень нужная «нужность»

В свое время заместитель министра экономического развития Андрей Клепач отметил, что главная проблема российской космической отрасли заключается не в устаревшей или недостаточной инфраструктуре, а в отсутствии разработок новых технологий и техники. Другим словами, проблема не в том, что НЕОТКУДА запускать, а в том, что НЕЧЕГО запускать, кроме архаичной техники, созданной еще на заре космической эры.

Самое интересное, что сомнительную нужность «Восточного» признает даже центральная власть. Это видно из графика его строительства. С Байконура первый искусственный спутник Земли ушел через 2,5 года после принятия решения о строительстве этого космодрома. Почему? Во многом потому, что больше просто неоткуда было запустить.

Решение о строительстве «Восточного» было принято в 2007 году. По имеющемуся в настоящее время плану, первый спутник должен быть запущен с него в 2015 году, то есть через 8 лет после принятия данного решения, а первый пилотируемый корабль (все тот же добрый, старый «Союз») лишь в 2018-м.

Нужны ли еще какие-нибудь комментарии?

О «Восточном» словами Карамзина

Говорят, что Николаю Карамзину принадлежит реплика, которая и по сей день кратко и четко объясняет положение дел в России. На вопрос: «Ну как там, в России?», он ответил: «Воруют». С тех пор прошло два века, но если ситуация в России и изменилась, то так, что сейчас Карамзин на тот же вопрос ответил бы: «Доворовывают».

Не нужно было быть Кассандрой, чтобы предсказать: «распилы» и «откаты» не минуют строительство «Восточного» так же, как и никакую другую сферу экономической деятельности в России. Более того, в сооружение космодрома они «вгрызлись» с особым вкусом, ибо там в качестве плодородной почвы для их расцвета сошлись два наиболее благоприятных для воровства и коррупции явления современной российской действительности – строительство и генералитет вооруженных сил (если не весь, то, по крайней мере, та его часть, которая связана с имуществом и хозяйственной деятельностью МО).

Вспомним приснопамятного «Пашу-Мерседеса» (первого министра обороны РФ Павла Грачева), вспомним Сердюкова и подведем итог этим воспоминаниям известной русской поговоркой: «Каков поп, таков и приход».

В интервью «Известиям» первый заместитель директора ЦНИИМаш по пилотируемой космонавтике, летчик-космонавт Сергей Крикалев отметил: «Большая часть ракетно-космической промышленности стала коммерческими предприятиями, цель которых – извлечение прибыли, а не получение результата».

О том, как нередко извлекается эта прибыль и как она влияет на положение дел в отрасли сказал в 2012 году в интервью Первому каналу Владимир Поповкин, в том время занимавший пост главы Роскосмоса: «Космическая отрасль могла бы работать эффективнее процентов на 20-25, если бы удалось победить воровство и обеспечить рациональное расходование громадных бюджетных средств, выделяемых на космическую деятельность».

Поповкин дал понять, что назвал минимальный объем ущерба от воровства: «Мне тяжело назвать цифру, какую воруют, потому что за нее надо отвечать. Я, честно говоря, никогда не занимался подсчетами».

Хищения на «Восточном» – то, что не должно было случиться даже в России

И все же, почему воровство в космической отрасли оставляет особенно тяжелое чувство? Не привыкли мы что ли к разваливающимся новостройкам, к асфальту на дорогах, не выдерживающему даже одной зимы, периодически просачивающимся в СМИ известиях о непрекращающемся воровстве на федеральном, региональном, муниципальном и прочем уровнях?

Привыкли. Но мы также привыкли и к тому, что Россия – великая космическая держава. Термин «космическая» в этом словосочетании без того, чтоб оно не потеряло смысл, можно заменить только на «нефтяная» или «нефтегазовая». Все остальное – «научная», «промышленная», «сельскохозяйственная» вызовет скептическую улыбку или откровенный смех.

Космонавтика – имиджобразующая отрасль России. Причем, решает данную задачу куда эффективнее Сочинской олимпиады. Современные олимпийские игры за свою более, чем столетнюю историю проходили в странах, которых при всем желании нельзя отнести ни к мировым научно-техническим, ни экономическим лидерам. Космонавтика дает основания хотя бы для претензий на ведущие мировые позиции в области науки и техники.

А если это так, то верховная власть России, так заботящаяся о ее престиже на международной арене, должна была бы быть кровно заинтересована во всемерном подъеме космической отрасли. И вроде бы такой интерес проявляется: данная отрасль является одним из главных потребителей средств из федерального бюджета. Но если значительная часть этих средств проходит мимо космонавтики прямиком в чьи-то карманы, то напрашивается двоякий вывод.

Первый – власть не в состоянии предотвратить коррупцию даже в особо важной с политической и стратегической точки зрения сфере (что ж тогда ждать в менее заметных образовании, медицине или соцобеспечении?). Второй был сделан пару дней назад британским журналом The Economist: власть думает о том, чтобы дать возможность обогатиться, в том числе и путем коррупции, членам своего внутреннего круга, не заботясь об экономике страны в целом.

Строительство космодрома – это великолепная, насыпанная до краев деньгами (власть ведь не жалеет средств на космонавтику) кормушка, к тому же рассчитанная на гарантированное пополнение из федерального бюджета в течение более десяти лет. А периодические демонстративные «посадки» призваны одернуть не в меру зарвавшихся «бизнесменов» от федерального бюджета, заодно создав видимость борьбы с воровством и мздоимством.

Юрий Караш

http://blogs.voanews.com/russian/karash/2014/11/24/%D0%BA%D0%BE%D1%81%D0%BC%D0%BE%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%BC-%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BA-%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D0%B7%D0%B5%D0%BC%D0%BD%D1%8B%D0%BC-%D0%B2%D1%8B/