6 января 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Мои года – мое богатство
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Мои года – мое богатство

9 января 2014 года
Мои года – мое богатство

      В истории строительства автогиганта КамАЗ и новых Набережных Челнов заметное место занимает Ринат Риязович Гилязов, выходец из простой Зеленодольской рабочей семьи. 20 декабря нынешнего года ему исполняется 70 лет. Сегодня он живет и здравствует в Казани.
     Трудовую деятельность он начал на машиностроительном заводе им. Горького мастером цеха после техникума, продолжая учебу на заочном отделении политехнического института. Участок по сборке плавающих танков, где работал мастером Ринат Гилязов, всегда занимал на заводе первые места. В 1965 году Рината избрали секретарем заводского комитета комсомола с правами райкома. Он показал себя настоящим вожаком молодых рабочих. Заметили его организаторские способности в высших партийных кругах. Вскоре его забрали в Зеленодольский горком комсамола заведующим организационным отделом, позже избрали первым секретарем горкома ВЛКСМ. Энергичного, грамотного красавца Рината Гилязова примечают и в комсомольских и партийных верхах республики.
     В 1969 году его избирают вторым секретарем обкома комсомола. Это были горячие дни работы комсомольских строек на востоке республики. Ударными темпами строились Нижнекамский нефтехимический комплекс и город Нижнекамск, Нижнекамская гидроэлектростанция. Началось грандиозное строительство автогиганта КамАЗ и автограда. Рината Гилязова, курирующего рабочую молодежь в республике, обком партии и обком комсомола определяют ответственным по Набережным Челнам по комсомольской линии.
     Именно в эти дни Ринат Гилязов на челнинских стройплощадках близко познакомилсяи с первым секретарем Татарского обкома партии Фикрятом Ахмеджановичем Табеевым, человеком легендарным в Татарстане. Именно у этого человека Гилязов воспринял многие человеческие качества и очень благодарен ему.
     Безусловно, очень заметный след в жизни Рината Гилязова оставил Раис Киямович Беляев. Он многому научился у этого неординарно мыслящего, богато одаренного человека. Позже их жизненные пути шли рядом, паралельно, до ухода из жизни легендарного Раиса.
     Все комсомольские друзья, товарищи Беляева и Гилязова были вовлечены в дело строительства КамАЗа. Более 90 процентов комсомольского актива республики было направлено в Набережные Челны. Был создан штаб ударной комсомольско-молодежной стройки. Тысячи татарстанских комсомольцев со всех районов республики были направлены на строительство КамАЗа. Большое значение этой стройке придавал ЦК ВЛКСМ в Москве, который организовал направление тысяч комсомольцев со всех областей, краев и республик огромного Советского Союза.
     Ринат Гилязов принимал непосредственное участие в их трудоустройстве, устройстве их быта. Все это делалось быстро, организованно.
     В 1972 году Ринат Гилязов заканчивает политехнический институт и получает диплом инженера. В это же время на стройплощадках КамАЗа Гилязова встречает Ф. А. Табеев и говорит, «Хватит тебе ходить в комсомольцах. Переходи в орготдел обкома партии. Будешь заниматься теми же вопросами, – строительством КамАЗа».
     Два года в обкоме партии прошли незаметно. Гилязов значительное время проводил в Набережных Челнах. Жизнь и проблемы растущих паралельно автогиганта и автограда знал назубок. Главное, узнал сильные характеры мужественных людей всесоюзной стройки. Другие сюда и не приезжали...
     В 1974 году после майских праздников Рината Гилязова на стройплощадках КамАЗа встречает первый секретарь горкома партии Раис Киямович Беляев и говорит:
     – Ринат, я к тебе давно приглядываюсь. Парень ты смышленый, порядочный. Будешь работать рядом со мной. Председателем горисполкома. Я с Табеевым этот вопрос обговорил. Он благославляет...
     – Какой же я мэр города? Четыре месяца назад мне исполнилось тридцать лет...
     – Для молодого растущего города нужен именно такой молодой мэр, как ты, -  парирует Беляев. – Не забудь и о том, что Табееву было 32 года, когда его избрали первым секретарем татарского обкома партии...
     В те годы самолеты из Набережных Челнов в Казань летали через каждый час. Вечерним рейсом Гилязов улетел в Казань. Утром в половине восьмого он уже сидел в кабинете Табеева.
     – Ринат! Хватит тебе курировать. Надевай хомут на шею и алга! Будет необходимость – поможем, – сказал первый руководитель республики.
     Вот с такими напутствиями главного руководителя республики Гилязов улетел в Набережные Челны. 15 мая 1974 года состоялась сессия и его избрали председателем исполкома городского Совета, по теперешнему – мэром города. И с первого дня он окунулся в сложную жизнь большого строящегося города. За что не возмись – все главное. Не хватало родильных домов. В то же время надо было обустроить новые кладбища. По титульному списку на КамАЗе было заложено возведение многих тысяч квадратных метров жилья. А многие объекты социально-культурного назначения вообще не были предусмотрены. Более сорока тысяч горожан жили во временных поселках из вагончиков. Названия – то их были какими! «Молодежный», «Энтузиастов», «Солнечный», «Надежда» и т.д. При общем советском дифиците на всё и вся надо ьыло оперативно решать проблемы со снабжением населения продуктами питания, мебелью, одеждой и т.д. 
     За короткое время вышли четыре совместных Постановления ЦК  КПСС и Совета Министров СССР по развитию Набережных Челнов. До их выхода председателю горисполкома Гилязову много раз приходилось обивать пороги десятков кабинетов в ЦК КПСС, Совете министров СССР и РСФСР, Госплане, Госстрое, Госснабе страны.
     Вскоре в Набережные Челны целыми железнодорожными эшелонами пошли предметы народного потребления, а продукция сельского хозяйства оставалась на месте. Именно в те дни в автограде укоренилось понятие «Московское снабжение». Дефицитными тогда легковыми автомобилями практически все челнинцы были обеспечены полностью. Некоторые ушлые ребята на этом сумели «наварить» целые состояния.
     По объектам социально-культурного назначения руководству горисполкома приходилось идти на разные хитрости. Например, училище искусств и педагогический институт строили под видом общежитий для учителей и врачей, а рынок в новом городе – под видом ангара. Огромный спортивный комплекс на берегу Мелекески возводили как объект промышленно-культурной зоны.
     С первых дней строительства повелось так,что за возведение Нового города отвечало руководство КамАЗа, а за жилой район гидростроителей – УС «КГЭС» и дирекция строящейся ГЭС. В результате получилось так, что старая и новая части города оказались отрезанными друг от друга. Трамвайную линию от старого города проложили в стороне.
     – Это я считаю большим просчётом первых дней строительства, – вспоминает сегодня о делах тех дней Ринат Риязович. – Проложи трамвайную линию через Орловку в Новый город, транспортная ситуация в городе была бы другой. Впоследствии мы за счёт средств зоны затопления Нижнекамской ГЭС и строящегося КБК построили три моста через речку Челнинку, через железнодорожную ветку и овраг. Тогда обе части города были соединены транспортной магистралью...
     В те дни много было противников возведения КБК в городе. Даже первый секретарь горкома партии Р.К.Беляев сначала был против. Лишь один Р.Р. Гилязов предвидел перспективность этого предприятия и помог его размещению. Именно с целью заполнения пустот между двумя частями города он вынес решение об отводе земли для возведения жилья работникам КБК, которое сегодня расположено по обеим сторонам Набережночелнинского проспекта.
     Из старой части города в новую в те годы ездили по объездной первой дороге. Это 17 километров. Вот почему Ринат Риязович Запомнил на всю жизнь дату 6 ноября 1983 года, когда через вновь построенные мосты автобусы и другой транспорт начали ходить прямиком в Новый город.
     В первые годы строительства чуть не допустили глупость. В первоначальный генплан города включили размещение нескольких промышленных объектов между Новым городом и рекой Кама. Новый состав исполкома во главе с Р.Р. Гилязовым отстоял прибрежную зону. В город постоянно приглашали представителей из проектных институтов градостроительства, проводили выездные заседания и вносили коррективы. Много было споров в отношении ширины проспектов. Некоторые были против просторных улиц. Однако жизнь показала, насколько дальновидным было руководство города, настаивая проектирование города с широкими проспектами. Сегодня Набережные Челны самый красивый и ухоженный город во всём бывшем СССР. И жить в нём очень даже комфортно.
     – Я очень благодарен судьбе, что мой жизненный путь в годы работы в Набережных Челнах пересёкся с судьбами многих уникальных людей, – вспоминает сегодня Ринат Риязович.
     С блеском в глазах вспоминает он о своём соратнике и наставнике – легендарном Раисе Беляеве. Это был действительно крупный организатор, настоящий вожак, умеющий многое предвидеть, просчитывать. Самым главным его качеством было умение подбирать, воспитывать кадры. Все удивлялись его жизненной энергии. При всей его горячности, Беляев был справедлив. Все руководители предприятий и учреждений города, работники горкома партии и горисполкома его очень уважали. Беляев и Гилязов дружили. Ездили вместе на охоту, отдыхали семьями. Но при этом не было панибратства. Когда его подчинённые в чём-то недорабатывали, Беляев сильно ругал их, иногда выносил и партийные выговоры. Потом положение выправлялось и вчерашним виновникам он говорил: «Ладно, скажу, чтобы выговор не заносили в учётную карточку. Молодцы, что дело выправили. Мы вам благодарны...»
     Под самый новый 1979 год стояли трескучие морозы. И тут случилась большая беда: произошла авария на ТЭЦ. Чуть не заморозили многотысячный город. Вместо новогодних праздников всё руководство города во главе с Беляевым и Гилязовым трое суток занимались устранением аварии. Тогда вышли с малыми потерями. Люди очень ценили человеческие качества своих руководителей.
     Человеком, который сильно поддерживал и по-братски помогал Гилязову был Йолдыз Вагизович Курмашев, первый секретарь Тукаевского райкома партии. В те годы развитого социализма город и район работали в единой связке. Город несмотря на сложные проблемы периода становления, здорово помогал хозяйством не только Тукаевского, но близлежащих районов, ибо от этого во многом зависело продовольственное обеспечение. В частности, многое сделали для совхозов «Ворошиловский» и «Новотроицкий». Горисполком постоянно выделял благоустроенные квартиры специалистам районного звена. В дни посевной или уборочную компанию тысячи челнинцев трудились на полях района. И.В. Курмашев с благодарностью воспринимал помощь горожан.
     Тепло отзывается Ринат Риязович и о своем первом заместителе в Набережных Челнах Б. Г. Мурясове:
     – Биктимер Гиззатулович был одним из талантливых специалистов и руководителей по организации городского хозяйства. Отличительной чертой этого человека является высокая порядочность, безграничное трудолюбие. Этот человек очень высококомпетентен, отлично знает людей, умелый руковоитель. Нас с Мурясовым объединяло рвение к делу, построенные на основе порядочности.
     Заметный след в становлении автограда оставила заместитель  председателя горисполкома Гульсабира Махмутовна Хакимова. В том составе горисполкома она была самой опытной, компетентной работницей по социальным проблемам и вопросам культуры. Она была человеком высокой культуры и образованности. Она полностью курировала возведение школ и больниц и их дальнейшую деятельность. Она же приглашала на работу врачей, учителей и устраивала на работу и их быт.
     Среди работников команды Гилязова нельзя не отметить Розу Гильмеевну Корневу, эту удивительно обоятельную женщину. Она была секретарем горисполкома. Все заседания горисполкома готовила она. Все документы проходили через нее. Она умела работать с депутатским корпусом, была очень трудолюбивым и исполнительным работником.
     – Мне, как председателю горисполкома было легко с Корневой работать, – вспоминает сегодня Гилязов. Немного задумавшись, он произносит – как же я могу забыть такую яркую личность как Марина Ивановна Майна. Ее строительно-монтажный участок был одним из первых на стройке. Она выросла до заместителя начальника СМУ. Вскоре нам дали дополнительную единицу на должность заместителя председателя горисполкома по сносу временных жилых поселков, жилья и объектов, которые попадали под возводимое водохранилище ГЭС, а также по учету и распределеню жилья. Я, не задумываясь, предложил на эту должность М. И. Майну. Р. К. Беляев со мной согласился. Она с честью справилась с этим участком работы.
     С волнением и с некоторой долей ностальгии вспоминает Ринат Риязович о легендарных руководителях тех лет,с кем ему рука об руку решать сложнейшие задачи. Это – начальник «Камгэсэнергостроя» знаменитый «Батя» – Евгений Никонорович Батенчук, заместитель министра автомобильной промышленности СССР – генеральный директор КамАЗа Лев Борисович Васильев и его заместитель по строительству Виктор Васильевич Перцев, руководитель ДСК Марат Шакирович Бибишев.
    Не все в городе понимали нестандартное мышление и принципиальное поведение Бибишева. Но на него всегда можно было положиться. Он еще в «застойные» годы предлагал коттеджное строительство. Дома такого типа по проспекту Чулман в автограде, стоящие сегодня, – его затея. Бибишев дружно работал с главным проектантом автограда Рубаненко Борисом Рафаиловичем.
         Если бы не было хорошо организованного тыла в горячие дни строительства автогиганта и города, вряд ли были бы такие ошеломляющие успехи. Розничная торговля и общественное питание в те дни были организованы в наилучшем виде. Горпищеторг возглавлял Анвар Мирзанурович Мирзануров, а трест столовых – Гарапша Хасанович Шигапов. Активные участники Отечественной Войны, они и на строительстве КамАЗа чувствовали себя как на фронте. Было сделано все для нормальной жизнедеятельности строителей. Ведь и у строителей желудок определяет настроение...
     – Я бы мог продолжать и продолжать список своих соратников по КамАЗу, – говорит Ринат Риязович. – К сожалению, всех не перечислишь. Но я всех помню, скучаю по ним и по годам совместной работы. Я благодарен судьбе, что в 30 лет я стал мэром крупнейшего в СССР и удивительно современного города...
     Говоря о тех днях, ни в коем случае нельзя забывать, что великую стройку на Каме возводили представители более ста национальностей. Все шло слаженно, дружно, даже не было намека на разногласия на межнациональной почве. Радует, что эти драгоценные традиции сохранились и укореняются...
     Инициатива размещения огромного автогиганта со всей инфраструктурой в Набережных Челнах полностью принадлежит тогдашнему первому руководителю нашей республики, первому секретарю обкома партии Фикряту Ахмеджановичу Табееву. Это отражено в моей книге «Фикрят Табеев» и других публикациях. Тогда Генсек ЦК КПСС Л.И. Брежнев по инициативе Ф.А. Табеева дал добро на строительство автогиганта на Каме. Так Фикрят Ахмеджанович оставил челнинцам большой, ухоженный мегаполис и крупный промышленный узел.
     Он же, Ф.А. Табеев, спас доброе имя Набережных Челнов в середине семидесятых, когда уже видны были контуры большого современного города и энергично продолжали строить вторую очередь КамАЗа.
     Это было время какой-то странной болезни, можно сказать, эпидемии по маниакальному переименованию городов страны, в честь деятелей международного коммунистического движения. С началом стройки автозавода старинный городок в Куйбышевской области Ставрополь на Волге переименовали в Тольятти, в честь Пальмиро Тольятти, видного деятеля итальянского и международного коммунистического движения и Генерального секретаря Итальянской компартии. Чуть позже город Чистяково в Донецкой области переименовали в Торез – в честь крупного деятеля французской компартии, Мориса Тореза.
     В кабинетах ЦК КПСС Ф.А. Табеев с ужасом узнал ошеломляющую новость: готовится документ по переименованию города Набережные Челны в город Лонго, в честь известного деятеля итальянского и международного коммунистического движения Луиджи Лонго после П. Тольятти.
     Фикрят Табеев, заново возродивший старые Челны, бросился спасать свое детище. Он прорвался на прием к Л.И. Брежневу и начал его уговаривать, по народному «лапшу на уши Генсека вешать»:
     – Леонид Ильич! – Зачем переименовывать новый автоград заграничным именем. Ведь челнинцы с первых дней стройки город связывают с Вашим именем. Они очень благодарны лично Вам за то, что такую крупную, невиданную по масштабам стройку разместили в Набережных Челнах. Они даже между собой говорят что живут в городе Брежнева...
          Маневр удался блестяще. Брежнев дал команду прекратить дальнейшую работу по переименованию Набережных Челнов. Но... Видимо в жизни существует некая мистическая сила. Ведь через несколько лет Набережные Челны стали Брежневым. Ладно хоть не Лонго! Ходили бы сегодня мы лонговцами. Может лонговичами. Как бы здорово звучало: лонговичи, москвичи...
          Необходимо подчеркнуть,что челнинцы тепло принимали личные поздравления Леонида Ильича по случаю трудовых свершений. «Камский автомобильный комплекс и вместе сним строящийся новый город Набережные Челны, отвечающий последним достижениям отечественного градостроительства, – писал в одном из своих приветствий в адрес челнинцев Л. И. Брежнев, – это впечатляющий пример динамичного роста экономики, расцвета способностей и талантов наших людей. Я глубоко убежден, что пройдут годы, но все советские люди будут с гордостью вспоминать о трудовом подвиге на Каме».
          10 ноября 1982 года сообщили трагическую весть: умер Л. И. Брежнев. Естественно, челнинцы близко восприняли эту весть. Его роль в историческом развитии страны никак нельзя приуменьшить. Да и в судьбе Набережных Челнов, как вы уже знаете, он принял самое непосредственное участие.
          Кончина Леонида Ильича для челнинцев имела свои последствия. Сразу после похорон Ринат Риязович с младшим сыном Ильдаром прогуливался возле дома. Вдруг на улицу выходит его супруга Альсина-ханум и говорит:
          – Ринат! Я тебя поздравляю. Ты председатель исполкома горсовета другого города. Города Брежнева.
          Гилязов в недоумении побежал в квартиру. Никаких разговоров, никаких ходатайств в вышестоящие инстанции горисполком не делал. Не было запросов из сфер татарстанского руководства. Он позвонил Раису Беляеву домой. Думал, может он владеет ситуацией. Оказалось, что и он слыхом не слыхал о намерениях руководителей страны. Москва протрубила по СМИ и все! Так город на Каме, с красивейшим и старинным названием Набережные Челны в одночасье стал Брежневым. Ладно хоть не Лонго!
          Челнинцы к переименованию своего города отнеслись без особых эмоций, если не сказать равнодушно. Раз партия сказала – быть посему. Правда многих покоробило сообщение, что город переименовали по инициативе жителей Набережных Челнов.
          На другой день после сообщения в Набережные Челны первым рейсом прилетели Председатель Президиума Верховного Совета Республики Батыев Салих Галимханович и второй секретарь обкома партии Дергунов Василий Сергеевич. Состоялся митинг на улице Гидростроителей у готиницы «Татарстан» по случаю переименования города. Митинг вел Раис Беляев. Однако невооруженным глазом было видно недоумение горожан. Не от неуважения к личности Брежнева, а от того, что все произошло по принципу: «без меня – меня женили...».
          Самое интересное для Рината Гилязова началось в последующие дни. Горисполком завалили телеграммами, письмами писатели, художники, скульпторы со всех концов СССР, предлагая свои произведения, картины, изваяния, посвященные Брежневу. Купите, мол, брежневцы, вещички на память о выдающемся государственном деятеле современности. Гилязов делал вежливые отказы-отписки. Все-равно в исполком еще долго шли без предоплаты вещички о вожде. Некоторые «творческие головы» из Москвы предлагали создать в городе музей Брежнева.
          Чехарда с переименованием нанесла бюджету города, организациям и учреждениям огромный финансовый ущерб. Везде в срочном порядке пришлось изготовлять новые печати, штампы, менять вывески и т.д. и т.п.
          Ринат Риязович Гилязов в 1974 году приехал в город Набережные Челны тридцатилетним молодым человеком. Тогда в городе проживало 150 тысяч человек. (Следует отметить,что в год начала стройки в 1969 году в Челнах было 38 тысяч чеовек). Уехал в 1984 году сороколетним мужчиной из города Брежнева, в котором проживало около 600 тысяч жителей. Построив прекрасный автоград с многоэтажными домами, современными школами, детсадами, он уехал в Казань министром бытового обслуживания населения, сдав мэрские дела первому секретарю Комсомольского райкома КПСС Юрию Петрушину.
          В одной отдельной публикации даже сотой доли не расскажешь о героических днях становления автограда, о его людях. Здесь можно было бы подробно рассказать об открытии первого вуза КамПИ, о прекрасном развитии службы быта и сфер торговли, общественного питания и т.д. «Пусть не обижаются челнинцы, что я многих не мог назвать поименно, – с сожалением говорит Ринат Риязович. – Одно я с уверенностью, искренне и от чистого сердца говорю: «Друзья юности, я вас всех помню, дорожу памятью тех героических незабываемых лет...»

Ягсуф ШАФИКОВ,
писатель, публицист,
первостроитель КамАЗа,
общественный деятель.

     Коллектив редакции газеты и автор публикации от имени своих читателей поздравляют Рината Риязовича Гилязова с 70-летним юбилеем и желают ему здоровья, благополучия в семье.


Комментарии (5)
Шрек, 09.01.2014 в 18:50

Пока будут подобные статьи, восхваляющие "героическое прошлое", до тех пор татарская молодёжь будет в "ступоре". А как же иначе?
С одной стороны молодёжь видит татар-"героев", восхваляющих себя за строительство светлого будущего, а также татар-"героев", нацепивших на себя побрякушки и "бьющих" себя в грудь, утверждая "Мы победители в войне, мы за вас кровь проливали".
А с другой стороны молодёжь видит угасание татарской нации.
Вот молодёжь и в непонятках. Как же так? Вот же они, живые герои-отцы и деды, но почему же тогда беззащитны татарский язык и татарская культура от исчезновения? Молодёжь никак не поймёт, как же так получилось, что герои не смогли защитить свою нацию, тогда какие же они герои?
В свою очередь настоящие татары-ветераны, душой болеющие за нацию до сих пор никак не поймут, что для того, чтобы сдвинуть молодёжь в сторону борьбы на защиту своей культуры, им ветеранам, необходимо отбросить свою гордыню прочь и покаяться перед молодёжью. Сказать: "да мы не смогли защищать нацию, потому что, были оболванены советской пропагандой; нас дурили; пользовались нашей доверчивость; пользовались нашей безграмотностью из-за переводов из одного алфавита в другой и т.п.".
Может быть тогда молодёжь будет смотреть на своих предков по-другому, как на жертв империи и ,естественно, поймёт кого надо защищать: империю или нацию

Guest, 09.01.2014 в 21:44

"...Может быть тогда молодёжь будет смотреть на своих предков по-другому, как на жертв империи и, естественно, поймёт, кого надо защищать: империю или нацию"
-
Да, с молодежью надо работать, объяснять ей все это.
Ведь молодежь подвергается зомбированию при помощи СМИ, а татарская интеллигенция с ними совсем не работает в этом плане!

УУСТИК, 10.01.2014 в 12:22

после того,как выгнали беляева(усманов г. и.,1секр.обкома),на беляева и гилязева в челнинских газетах полился компромат:имеют 2хэтажные дачи в заповедной зоне!другого не могли,кажется,сходу откопать.как это сегодня смешно!когда нынешнее начальство показывает мировые рекорды всегоNETCAT_SMILE_SADпо списку...)

Guest, 11.01.2014 в 21:18

"...татарская интеллигенция с ними совсем не работает в этом плане!"
_________________________________________________
Тат. "интеллигенция" живет на подачках местной власти. А последняя отрабатывает свой вассалитет.
Для настоящих интеллектуалов "лифтов" нет в этой системе, они исключены. Соответственно нет свежей новизны, прорывов в культуре, искусстве, политических идеях... После нас хоть потоп.

Guest, 17.01.2014 в 12:03

Унылое говно - по другому и не скажешь. Это сленг современной молодежи. И слава Всевышнему, что она не читает подобные опусы с такими персонажами