9 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Миграция из Чечни
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Миграция из Чечни

22 августа 2013 года
Миграция из Чечни

     «Frankfurter Allgemeine» публикует репортаж с белорусско-польской границы, через которую, по словам немецкого полицейского, в неделю переправляется «одна чеченская деревня, а каждый месяц – небольшой городок». Большинство затем пытается в нарушение закона пробраться в Германию и получить там убежище. 
      Как пишет корреспондент Михаэль Людвиг, у билетных касс вокзала белорусского города Бреста со времен распада СССР всегда было людно: челноки с клетчатыми сумками ездят в Польшу на закупки. Недавно появилась еще одна характерная деталь: «большие чеченские семейства, женщины в платках или хиджабах и длинных юбках по щиколотку». Около восьми часов утра в пятницу Людвиг, по его словам, застал на вокзале больше сотни выходцев из «северокавказской богадельни Российской Федерации», и такая же картина здесь наблюдается ежедневно.
      По данным МВД Германии за первые 6 месяцев 2013 года ходатайство о предоставлении убежища в Германии подали 9957 граждан России. Почти 90% из них приехали из Чечни. За весь прошлый год было подано всего 3200 заявок.
      Президент Белоруссии Александр Лукашенко «неоднократно грозил открыть шлюзы нелегальной миграции, если Запад не прекратит политические нападки на Белоруссию», говорится в статье, и в прошлом году наконец-то приказал «ослабить пограничный контроль для выезжающих на территорию ЕС». По словам полковника белорусской пограничной службы, с которым побеседовал Людвиг, в настоящее время на территории Белоруссии ждут удобного случая просочиться на Запад более 20 тыс. человек («Мы это все знаем, и все у нас под контролем», – гордо говорит полковник). По его данным, в прошлом году в Польшу выехало 19 тыс. человек; 11 тыс. выслали обратно, но 8 тыс. смогли остаться. «Что Польша делает с чеченцами, которых она пускает на свою территорию как лиц, просящих политического убежища? – недоумевает полковник. – Их восьми центров временного пребывания... при любом раскладе недостаточно, чтобы принять такую толпу людей».
      В тамбуре поезда, направлявшегося из белорусского Бреста в польский Тересполь, Людвиг встретил Мовлади, чеченца из пригорода Грозного. Тот рассказал, что «все документы и деньги у его семьи в Москве украли», остались только заграничные паспорта, правда, без шенгенских виз. Ему нужно было придумать «правдоподобную историю» для польских пограничников.
      По прибытии на польскую сторону границы из поезда сначала выпускают всех тех, у кого имеется разрешение на въезд в страну. Чеченцев же после длительного ожидания в вагоне прогоняют через живой коридор из «пограничников в резиновых перчатках и бронежилетах». В здании вокзала проводится допрос. Спустя несколько часов поезд отправляется обратно в Брест. В нем едут те, кто не смог убедительно обосновать свою потребность в убежище, в том числе Мовлади.
      В Бресте эти люди будут дожидаться следующей попытки. Местные жители «неплохо зарабатывают на мигрантах», отмечает корреспондент. Одни пользуются тем, что чеченцы очень боятся опоздать на поезд, и «впаривают им билеты по завышенной цене», другие сдают им жилье и продают еду.
      На риторический вопрос белорусского пограничника Людвигу ответил другой собеседник, немецкий полицейский Роберт Фишер, направленный в Польшу от европейской пограничной службы Frontex для наблюдения за допросами потенциальных беженцев. По его данным, две трети из тех, кому удалось попасть в Польшу, тут же «исчезают» и направляются дальше на Запад, в основном в Германию, хотя по закону обязаны дожидаться решения по своему ходатайству об убежище на территории Польши. Фишер убежден, что многие потенциальные беженцы рассказывают выдуманные истории, но, «во-первых, руки у полицейских связаны Женевской конвенцией о статусе беженцев», а, во-вторых, польским пограничникам попросту не хватает людей, чтобы проверять приезжих по базе Eurodac, позволяющей установить личность по отпечаткам пальцев. «В результате многим чеченцам удается... добиться въезда в Польшу с новыми историями и другими документами». Кроме того, полагает Фишер, в переправке чеченцев через границу «замешаны большие деньги».
      Как рассказал «Frankfurter Allgemeine» неназванный тележурналист из Варшавы, «польское правительство в принципе не беспокоит, что чеченцы «диффундируют» в Германию». Те, у кого не получается преодолеть новое препятствие с первого раза, нередко предпринимают новые попытки, говорят в варшавском представительстве Frontex. Стимул понятен: «С недавних пор чеченская семья с тремя детьми, подавшая ходатайство о предоставлении убежища в Германии, имеет шанс получить доход, о котором большинство людей на Северном Кавказе могут только мечтать. Молва об этом распространяется со скоростью лесного пожара, поскольку связь с теми, кто пока остался дома, у выехавших налажена отлично».
 

Михаэль ЛЮДВИГ.
(«Frankfurter Allgemeine».)


Комментарии (0)