4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Марш-бросок спецназа Чингисхана (ч.7)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Марш-бросок спецназа Чингисхана (ч.7)

4 декабря 2017 года
Марш-бросок спецназа Чингисхана (ч.7)

     Нынче на территории Монголии живет около миллиона человек. Около пятисот тысяч живет в Улан-Баторе. Их в расчет можно не принимать, потому как урбанизация резко увеличивает емкость среды обитания, но овец пасти в городе невозможно. Вот мы и имеем максимальную численность населения, которую могут прокормить монгольские степи - полмиллиона человек, да и то притом, что в двадцатом веке всю степь издырявили сердобольные русские гидротехники артезианскими скважинами и увеличили емкость среды обитания монголов раза в три. А пятьсот тысяч населения могут дать всего лишь двадцать пять тысяч боеспособных воинов, то есть пять процентов от численности населения. Гумилев пишет о двадцати процентах… Чушь несусветная! Если хотя бы пять-десять процентов народа постоянно воюет, то экономика этого народа неизбежно приходит в упадок. Вообще-то, согласно Гумилеву, у монголов не было никаких причин скакать завоевывать мир. Потому как в тринадцатом веке как раз был благоприятный период в смысле увлажнения степей. Да и монголов было не так уж и много - всего, согласно Гумилеву, 1200000 человек. Если верить Гумилеву, то Чингис отправился завоевывать весь мир, получив удар из космоса, а по-русски говоря - моча в голову ударила. То есть он разъезжал по Великой степи в компании нескольких сотен нукеров и какой-то идеей баламутил мирных и незлобивых кочевников, которым как раз жилось очень даже не плохо. Уважаемый Лев Николаевич, какой лозунг кидал в массы товарищ Чингис, что целые народы снимались с насиженных мест и кидались кого-то завоевывать за тысячи километров? В ваших работах нет ответа на этот вопрос… Силой загонял в свое войско? Но подневольное войско абсолютно не боеспособно и разбежится при первой возможности. Поставим вопрос иначе: а был ли вообще на свете этот страшный и ужасный Чингисхан?
     Из мирных, доброжелательных степных жителей, в гостях у которых я неоднократно бывал, живя в Забайкалье, выросло чудовищное пугало мирового масштаба лишь благодаря усилиям писателей-беллетристов. Историки всего лишь перевели на русский язык китайские сказочки про какого-то Железного царя, завоевавшего весь мир, произвольно истолковали русские летописи, чтобы подогнать их под новую версию истории. Но вот писатели уж постарались! И началось это буйство патриотомании на костях бедных, ни в чем не повинных монголов как раз после войны тысяча девятьсот двенадцатого года. Так всем патриотам хотелось показать исконный патриотизм русского народа, что отметали реальность с размашистостью, идущей вразрез со здравым смыслом. А ведь еще и в восемнадцатом веке патриотизм был понятием достаточно отвлеченным: в средние века рыцари служили разным королям, нисколько не руководствуясь национальным признаком, а только одним - лишь бы платили больше. Не отставали от них и русские князья и витязи: служили и европейским королям, и восточным владыкам, а одного русского князя даже занесло на Кавказ в мужья к царице Тамаре. А если посчитать, сколько иностранцев служило русским царям, поневоле подумаешь, а кто же служил европейским государям?
     Законы природы обойти невозможно, а потому и правда: не прибегала на Русь какая-то мифическая орда из далекой Монголии. Все это татаро-монгольское завоевание Руси не более чем европейские истории, неведомыми путями залетевшие в Китай и там переведенные на китайский язык. (Потому как только из китайских источников европейцы узнали о Чингисхане.) Да еще безбожно исковерканные многочисленными копированиями. Любой лингвист знает, что обратный эквивалентный перевод с китайского невозможен. В тринадцатом веке на Русь пришел противник, имевший превосходство в вооружении над русскими воинами. А так как до самого двадцатого века на территории России невозможно было вести сколько-нибудь серьезную завоевательную войну из-за невозможности снабжения войск продовольствием и фуражом, то у этого таинственного противника имелась пятая колонна на Руси. Надеюсь, пример с Наполеоном убедит маловерных? Итак, для завоевания Руси в тринадцатом веке необходимы и достаточны три условия:
     1) Противник должен обладать превосходящими людскими ресурсами, и источники пополнения должны быть расположены достаточно близко.
     2) Противник должен иметь оружие, превосходящее русское или хотя бы равное.
     3) Противник должен иметь пятую колонну на Руси. Базы отдыха, базы и пути непрерывного снабжения фуражом и продовольствием. Ибо при малейшем перебое в снабжении фуражом и продовольствием, особенно в зимнее время, произойдет массовый падеж лошадей и тягловых животных, в результате чего армия потеряет боеспособность.
     Вот по этим признакам и следует искать того могучего врага, который скрывается под личиной мифических монголо-татар.
     Поэтому версия Валянского и Калюжного кажется более правдоподобной, нежели официальная, что под личиной татаро-монгол скрываются рыцарские ордена. А так называемое татаро-монгольское нашествие не более чем продолжение Четвертого крестового похода, усугубленного жесточайшей русской междоусобицей. А этот кентавр - татаро-монголы - мог возникнуть весьма просто. Татары испокон веку жили рядом с русскими. Антропологически татары весьма близки славянам. Они лишь слегка почернели, когда в четырнадцатом веке приняли мусульманство и принялись возить невест из Персии и Турции. Как водится родичам, они часто воевали и с русскими, и в союзе с одними русскими князьями против других. В восемнадцатом веке в руки российских ученых-историков попались китайские сказочки о монголах. В ранних трудах сначала монголы одни приходили на Русь. Но все больше и больше находилось свидетельств, что в Батыевом войске никаких монголов не было. Отсюда один шаг - пристегнуть мифических монголов к реальным татарам. Так и родился эдакий кентавр из двух народов: одного реального, а другого мифического.
     Мне, например, кажется очень правдоподобной такая версия: Александр Невский, тогда еще просто Александр, со своим отцом приняли католичество, призвали в союзники рыцарские ордена, призвали в союзники своих соседей татар и принялись рьяно объединять русские земли вокруг Владимирского княжества. А потом, видимо, папа римский за участие своих крестовых воинов потребовал слишком высокую плату, и Александр, все еще не Невский, порвал договор с папой и вступил в союз с германским императором. Вот и становится понятным, почему на Русь навалились Тевтонский орден и орден Меченосцев. Они непосредственно подчинялись папе, вот и явились на Русь наказать отступника. Понятно, почему и новгородцы выступили с Александром. У него был могущественный союзник - германский император - а Новгород входил в Ганзейский союз, покровителем которого как раз и был Фридрих Второй. То, что происходило дальше, вполне согласуется с последовательностью событий традиционной истории, только на место монголов необходимо поставить войско германского императора. Дело в том, что Фридрих люто враждовал с папой, они по переменке то и дело отлучали друг друга от церкви. Разгромив Тевтонский и Ливонский ордена, Александр, уже Невский, призвал своих привычных союзников - татар во главе с царевичем казанским по имени Батый (а может, он был простым полководцем? А может, он был царевичем астраханским?), Фридрих прислал ему свое войско, и вот с этим огромным войском Александр и прошел огнем и мечом по Европе, именно по областям, подвластным папе. Вот так татары навели ужас на Европу, потом к ним пристегнулись мифические монголы, и отпало германское войско. Но это произошло уже значительно позже в трудах историков. После столь победоносного похода политическая обстановка резко переменилась, Фридрих умер, вот и пришлось Невскому ехать на поклон в Орден, а не в Орду. И после князья русские ездили вовсе не на берега Амура, а в Ватикан.
     Можно продолжать упорствовать и верить каким-то безответственным китайским сочинителям, сочинившим сказку о каком-то великом Железном царе, и российским историкам восемнадцатого века, которые приняли эту сказку за чистую монету, но любому человеку, живо интересующемуся историей, «Другая история Руси» доставит немало удовольствия: столько там собрано интереснейших фактов, и как оригинально интерпретируются факты, всем известные.
     Впрочем, господа Валянский и Калюжный не первыми усомнились в реальности татаро-монгольского нашествия. Первым был академик Н.А. Морозов, еще в 1923 году написавший многотомный труд, где и обосновывает свои сомнения. Но коллегам-историкам работа Морозова показалась такой несусветной ересью, что даже, несмотря на академическое звание, при жизни он ее не смог опубликовать. Работа была опубликована только в 1995 году.

     Сергей ЛЕКСУТОВ.


Комментарии (0)