11 июля 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Махновщина
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Махновщина

28 июня 2012 года
Махновщина

     Весной 1918 года бывший каторжник Махно в свои 28 лет впервые ездил по городам центральной России, Астрахань, Царицын, Саратов, Казань, Тамбов, замкнув круг в Москве. Махно искал встречи со своим кумиром Петром Алексеевичем Кропоткиным. Она состоялась. Кропоткину понравился шумно-крикливый Махно. Вожак мирового анархизма напутствовал: «Вы – редкий человек на Руси, берегите себя».
      Махно содержал семью Кропоткина до 1921 года, до смерти Павла Кропоткина.
      Нестор пошел в Кремль к Ленину. Пропуск ему сделал Яков Свердлов. Разговор с вождем большевиков был длинным и поучительным. Ленин выспрашивал, чего не хватает, чтобы крестьянские бунты вылились в повсеместные восстания и слились с красногвардейскими отрядами. Назвав анархистов самоотверженными, но близорукими фанатиками, Ленин попросил Махно не принимать это на свой счет, говоря, что считает его самого «человеком реальности и кипучей злобы дня». Махно был очарован Лениным. Ему предлагали остаться в Москве, но он рвался драться с немцами, и он выехал на Украину в Гуляйполе.
      Махно Нестор Иванович (26.10.1889 - 25.07.1934) родился в г. Гуляйполе Запорожской области в крестьянской семье, окончил церковно-приходскую школу. Недолго учительствовал в селе Петровском Бердянского уезда. В 1905 году вступил в анархическую группу, участвовал в террористических актах, «экспроприациях». В 1908 году за тройное убийство и ограбление Бердянского казначейства приговорен к смертной казни, замененной, как несовершеннолетнему, бессрочной каторгой. Отбывал наказание в Бутырской тюрьме, затем каторга. На каторге Нестор становится неуправляемым. Пассивно он относится ко всему окружающему, часами, как маньяк, возится со своими кандалами, пытаясь их снять. Каторжан пугало необычайное выражение его глаз, в которых отражалась безмерная злоба ко всему и ко всем. Освободился в 1917 году в феврале. Уехал в Гуляйполе. В апреле 1918 года создал вооруженные отряды и начал партизанскую войну против австро-германских оккупантов и гетмановских властей. Отличался личной храбростью и жесткостью. В 1919 - 1920 годах воевал то против белогвардейцев и петлюровцев, то против Красной армии. Трижды менял свои приоритеты. После установления Советской власти на Украине занял резко враждебную позицию против диктатуры пролетариата.
      Осенью 1919 года революционно-повстанческая армия батьки Махно (РПА) крушила части Деникинской армии, затем боевые части наступали на пятки белой армии в Крыму. Махно буквально спас большевиков. В то время когда Деникин достиг Орла и угрожал Москве, лихие махновцы вырубали в его тылу лучшие офицерские полки. В начале 1919 года у батьки было приблизительно 20 тысяч штыков и до 8 тысяч сабель. Через полгода – уже 40 тысяч штыков и 15 тысяч сабель…
      В дневнике офицера, захваченного в плен, имеются свидетельства о страхе перед махновцами: «…Было действительно страшно: налети Упырь со своими тачанками, да еще в чистом поле, – мы бы и десяти минут не продержались. Махно – это вам не красная чухна. Это людоед божьей милостью, и таврическую степь знает, как собственный карман...»
      Отряды Махно представляли собой конницу с пулеметными подразделениями на тачанках, что придавало им большую подвижность и маневренность (изобретение самого Н.М.). Кто хоть раз видел батьку Махно, тот запомнил его на всю жизнь. Небольшого роста с землисто-желтым, начисто выбритым лицом, с впалыми щеками, с черными волосами, падающими длинными прядями на плечи, в суконной черной пиджачной паре, барашковой шапке и высоких сапогах. Небольшие темно-карие глаза с необыкновенным по упорству и остроте взглядом, не меняющие выражения ни при редкой улыбке, ни при отдаче самых жесточайших приказаний, – глаза, как бы все знающие и раз навсегда покончившие со всеми сомнениями, вызывают безотчетное содрогание. Махно – человек воли, импульса, страстей, которые бешено кипят в нем и которые он старался сдерживать железным усилием под холодной и жестокой маской. По первому впечатлению это – больной туберкулезом человек, но никак не грозный и жестокий атаман, вокруг имени которого сплелись кровавые легенды.
      В ноябре 1919 года Нестора Махно свалил тиф. Попытка начдива «стальной» дивизии повстанческой армии Махно Полонского (внедренного к батьке ОГПУ) взять власть над повстанчеством закончилось расстрелом. «Разведка» армии – бывший эсер Попов и анархист Лев Зеньковский (Лева Задов) поймали мятежного начдива.
      Новая власть не могла допустить существование необузданной самочинной армии. Поэтому 26 ноября «без объявления войны» красные напали на поредевшие части РПА, потребовали разоружиться и сдаться. Махно на требование ответил, что считает предложение со стороны красных войск о разоружении плодом печальных недоразумений, оскорбляющих повстанческую армию. Махно согласился на сотрудничество, сохраняя самостоятельность.
      Все человеческие чувства давно заглохли в Махно. Его не трогают ни слезы женщин – а к ним он падок, – ни плач детей, ни клятвы мужчин. Ко всему следует добавить неизмеримо болезненное тщеславие, которым, несомненно, болел Махно. Он не выносил никакой конкуренции, ни даже намека на нее. Никто не смеет, не может быть грознее, это значит и жесточе, чем он, «батько Махно».
      Перед тем как перебраться в Румынию, Махно рассредоточил оставшиеся подразделения. К августу 1921 года крупных подразделений практически не осталось. Отряд, руководимый самим Нестором Ивановичем, куда входили наиболее верные соратники, в том числе жена «батьки» Галина Кузьменко и Лева Задов с братом Даниилом, 26 августа близ Ямполя в составе полусотни всадников обезоружил погранзаставу и, перейдя Днестр, сдался румынским властям. Другие отряды позднее влились в Красную армию. В конце 1921 года крупной операцией советских войск остатки бандитских групп в Екатеринославской, Полтавской и Харьковской губерниях были ликвидированы.
      Потянулись тяжелые годы эмиграции. Братья Зеньковские-Задовы проживали в Бухаресте, зарабатывали на хлеб насущный сезонными работами.
      Имеется несколько версий того, как братья Задовы осуществляли переход на сторону Советской власти. Возможна версия, что Лева Задов выступил с радикальным заявлением. «Ребята, – сказал он, – ну его к черту, этот террор! Пошли сдаваться!». Известный чекист Медведев в своих мемуарах рассказывает о «выкупе», который приготовил Лева. Задов и его товарищи смогли достать клад, зарытый в Дибровском лесу на «черный день». Лева решил сдать махновский клад советским властям. Медведев подробно описывает, как Задов, абсолютно точно указав заветное место, участвовал в «раскопках» и самостоятельно извлек из неглубокой ямы многопудовый(!) котел, набитый кольцами, кубками, браслетами и другими награбленными ценностями. Были попытки Махно вернуть себе и другие зарытые клады «золотого арсенала Махно» через своих эмиссаров. Но тогда их встретили чекисты.
      Жизнь интернированных была тяжелой. Бараки, кишевшие вшами, раненые без лекарств и перевязок, кукурузная похлебка на обед ломали психику. После объявления амнистии в 1921 году доверчивый командир Белаш вернулся из-за границы в советскую Россию, а в 1923 году был расстрелян ВЧК.
      В 1935 г. Сигуранца нанесла советскому ОГПУ удар, который оно не получало ни от одной из контрразведок мира. Среди арестованных были ценнейшие советские агенты. Конечно, переход братьев Задовых был запланирован ВЧК задолго и, вероятно, имел двойную, если не тройную подоплеку в игре нескольких разведок. В них зачислили в качестве главных виновников сокрушительного провала Льва Николаевича Задова-Зеньковского и его родного брата Задова-Зотова, оба они являлись главными кураторами «румынского направления» в Одесском ИНО. Братья Лев и Даниил признались в том, что «кроме румынской разведки они еще работали с английской, турецкой и японской спецслужбами…»
      25 сентября 1938 года на закрытом заседании, продолжавшемся ровно 15 минут, выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССР приговорила Льва Задова и его брата к расстрелу. В тот же день приговор был приведен в исполнение.
      Командарм революционной повстанческой армии, анархист божьей милостью батька Махно обладал огромным военным талантом. Он громил деникинские войска под командованием кадровых генералов и красные части, которыми командовали другие генералы-академики. 26 августа 1921 года бежал в Румынию, потом переехал в Польшу (1922), потом во Францию (1923), где работал сапожником и типографским рабочим, написал два тома воспоминаний. Среди многочисленных талантов Махно был и поэтический. В его стихах – пулеметы, тачанки, шашки, поверженные враги – белые и красные. Умер 25 июля 1934 года. Причиной смерти стал туберкулез, заработанный еще в Бутырках.
 

Б.Р. МИЛИЦЫН.


Комментарии (1)
Гость, 29.06.2012 в 03:16

Россия... Как можно любить то, что вас ненавидит? Как можно гордится тем, что вам не принадлежит? Как можно ненавидеть тех, кто желает вам добра? У вас нет никакой ответственности, свободы, прав. Вы их попросту не заслужили. Вы живёте в стране, которая каждый день вас имеет во всех позах, и самое омерзительное, что вам нравится это. Вы - рабы от природы. Вы всегда будете мечтать о сильной руке, которая вам обеспечит рабский труд, бесправие, голод, насилие, беззаконие. Вы готовы каждый день целовать ноги старым трусам, которые убили вашу надежду на светлое будущее.