30 августа 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Легенда – профессор Зубаиров
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Легенда – профессор Зубаиров

11 октября 2012 года
Легенда – профессор Зубаиров

     Министерством здравоохранения Республики Татарстан в 2008 году учреждено почетное звание «Легенда здравоохранения Татарстана». Одним из первых это звание получил профессор Д.М. Зубаиров. Первый диплом вручал президент республики М.Ш. Шаймиев. 
      По утверждению Петра Первого, «рыжим и корявым не должно власть над людьми иметь». История подтвердила в значительной мере это петровское высказывание.
      Профессор Зубаиров Дилявер Мирзабдуллович был красивый, высокий и большеголовый.
      Слово «был» горькое, особенно примененное к личностям масштаба Зубаирова вне зависимости от даты их рождения.
Власть Зубаирова распространялась на сотрудников кафедры биохимии мединститута – университета, которой он заведовал, и редакцию «Казанского медицинского журнала», одного из центральных медицинских журналов страны. Слово «власть» вполне корректное, на мой взгляд, может быть заменено словом «руководство». Власть Зубаирова была демократична, тщательно продумана и чрезвычайно эффективна. О научных заслугах Зубаирова упоминалось и ранее: его исследования о свертывании крови, ставшие классикой, упоминаются в серьезных работах, публикациях и монографиях и вряд ли интересны широкому кругу читателей. А вот отдельные эпизоды жизни, характеризующие Зубаирова как личность, мало или совсем неизвестны. Я осмелюсь коснуться их на основании своих личных впечатлений, рассказов его близких, друзей и знакомых, избегая стиля бытовой сплетни или сенсационных сообщений.
      Во дворе дома 12 по улице Достоевского идет сражение в домино! За столом пожилые мужчины, не чуждые «принять на грудь», среди них стройный молодой человек, интеллигентной незаурядной внешности: крупная голова идеально правильной формы. За высоким куполом лба – обширное пространство для мозга. Голова не напоминает ущербную тыковку, прижатую забором. Черты лица правильные, четкие, и если бы не добрая открытая улыбка, могли показаться аскетичными и даже суровыми.
      Это Диля, как его называют партнеры – Дилявер Мирзабдуллович Зубаиров, незаурядный ученый и кристально честный человек. Он не кажется чужеродным среди окружающих его людей, не стараясь изобразить снисходительность к «простому народу», он составляющая этого народа.
      Родословная Дилявера Зубаирова впечатляет своей значительностью и в известной мере иллюстрирует исторические коллизии, происходившие в Татарстане.
      Маму Дилявера звали Сеэкинэ, в переводе с фарси – спокойная, уравновешенная. Знавшие ее подтверждают эти присущие ей качества.
      Сеэкинэ из рода фабрикантов Юнусовых, на средства которых были построены мечети, детский приют. Им принадлежала большая усадьба и дом в мавританском стиле. Ныне в нем размещается 3-я горбольница. Сеэкинэ находилась в родственных отношениях и с другим известным родом – Апанаевых.
      Ближайшая площадь носила имя Юнусовых, затем была переименована в площадь Вахитова. Его гипсовая фигура просуществовала там недолго. Затем площадь переименовали в площадь Тукая, а с 1997 г. решением горисполкома ей возвращено историческое название. Дед Дилявера по отцовской линии – мулла по имени Мансур (в переводе с арабского – победитель, знаменосец). Отец Дилявера – заслуженный врач России–окулист по имени Мурза (в переводе с арабского – знающий, образцовый), участник финской войны, награжденный орденом «Красного знамени». Подобные ордена медикам не вручали. Его подвиг был уникален! С горсткой медработников Мурза Зубаиров отстоял землянки медсанбата, переполненные ранеными и обмороженными бойцами, от прорвавшихся финских лыжников.
      Страшная подробность обороны: бруствер был выложен из тел замерзших солдат.
      Необходимо упомянуть здравствующего родственника Зубаировых Султанбекова Булата Фаизрахмановича – крупного историка энциклопедической эрудиции, истинного патриота Татарстана, мудрого, доброжелательного. Знаком с творчеством Султанбекова – оно меня восхищает! Булат Фаизрахманович всегда толерантный, но умеющий идти против течения. В лихие 90-е сумел сохранить разумную позицию интернационалиста и не стал поддакивать этнорадикалам.
      Имя Дилявер (Дилавэр) в переводе с фарси означает победитель, знаменосец. Некоторые совпадения значений имен ближайших родственников с историческими событиями семьи Дилявера Мирзабдулловича Зубаирова являются своеобразным символом!
      Облик, одежда Дилявера Мирзабдулловича неизменно европейского склада, о таких людях можно сказать: «он всегда в галстуке». Дилявер носил шляпу, это подчеркивало интеллигентность и некоторый внешний консерватизм. В «окаянные годы» (термин И. Бунина) за опрятную одежду, не говоря о шляпе, могли и убить. Впрочем, шляпа в последующем стала атрибутом партийных функционеров.
      Зубаиров был доброжелателен без сюсюканья и добропорядочен без демонстративности во всем, от соседских отношений до научных оценок.
      В институте возник период повышенной «научной продуктивности», когда некий научный плейбой-стоматолог мастерил диссертации со скоростью кроликоразмножения, Зубаирова просили выступить в качестве оппонента: лица, от которых в определенной мере зависела работа кафедры биохимии. И Зубаиров выступил… Методики, использованные соискателем, общеизвестны не менее ста лет. Биохимические исследования, проведенные им, вполне достаточны для стоматолога.
      Зубаиров не был рубахой-парнем, и круг его друзей и близких знакомых не был безбрежен. Главным другом, главным человеком Дилявера Мирзабдулловича была жена – Галия Османовна, дочь известного профессора-физиолога Курмаева, родословная которого также имеет славные корни.
      Слова Галии Османовны: «Наша жизнь была счастливой, уважительное внимание и спокойствие отношений неизменно сопровождали нас. Мы любили друг друга! Наши взгляды были устремлены не только друг на друга, но и в одном направлении. Мы были рядом 60 лет».
      Считаю уместным высказать свои впечатления от кратких встреч и кратких телефонных разговоров с Галией Османовной: естественность, тактичность, ум, женственность. Отношения Галии Османовны и Дилявера Мирзабдулловича могут быть охарактеризованы одним словом – гармоничность! Большего счастья общения между мужчиной и женщиной не существует.
      Друг, друзья, близкие знакомые – категория человеческих отношений, являющаяся наиболее значимой в человеческом общении.
      Перевернута еще одна страница славной жизни, принадлежавшей Диляверу Мирзабдулловичу Зубаирову, незаурядному человеку, ученому, перешагнувшему своими исследованиями границы не только Татарстана, но и России.
      Смерть не может быть своевременной даже применительно к пожилым людям, особенно к людям яркого таланта и безупречной порядочности, не утративших разума, его гибкости и остроты!
      «О мертвых или хорошо или ничего» – сентенция древних, часто употребляемая и ныне, на мой взгляд, не свободна от ханжества. Достаточно примеров, опровергающих эту сентенцию. Рассмотрим трансформацию мнений от Бронштейна–Троцкого, Ульянова–Ленина, основателей нашей державы, до Бориса Ельцина, прогулявшей ее! От монаха Менделя до генетика Вавилова, не забыв и народного академика Лысенко, причастного к убийству Вавилова, а также заметных фигур с оттенком мрачной анекдотичности: Григория Распутина и Никиты Хрущева.
      Зубаиров открыт и ясен как в человеческом, так и в научном отношении, трансформации его оценки не произойдет!
      Мое отношение к Зубаирову имело прагматическое обоснование. Будучи практическим хирургом и защитив кандидатскую диссертацию, решил перейти в одну из клиник мединститута или ГИДУВа. Везде получал отказ, так как никому не был нужен сравнительно молодой оперирующий хирург, да еще и с неуживчивым характером. Спасибо моему однокашнику, доценту Р. Богданову, тихонечко от начальства пристроившего меня на 0,5 ставки на кафедру топографической анатомии. Думал ненадолго, оказалось, на всю оставшуюся жизнь. Для выполнения докторской диссертации мне нужен был не руководитель, а добрый советчик. Оглядевшись, выбрал наиболее значимого ученого, слово «яркого», пожалуй, подойдет лучше. Таковым оказался Д. Зубаиров. Ознакомившись с моим планом, Дилявер Мирзабдуллович существенно изменил его: сократив ненужные трудоемкие лабораторные исследования, выделив главное в работе. «Принципиальную новизну усматриваю в том, что вы рассекаете, разъединяете ткани вдоль, а не поперек, как принято в традиционных методиках оперирования, то есть вы разрабатываете хирургию отдельных оболочек, особенно выраженных в пределах желудочно-кишечного тракта».
      Я был поражен, как биохимик ясно представил и выделил направление моей работы. Я не ошибся в выборе консультанта! И в дальнейшем обращался к Зубаирову. Впоследствии Дилявер Мирзабдуллович, будучи редактором Казанского медицинского журнала, просил меня дать рецензии на некоторые статьи, присылаемые в журнал. Говорил: «Ваши клинические навыки сочетаются с теоретическими знаниями». Его просьбы всегда носили уважительный, доброжелательный характер.
      Было приятно услышать, что Дилявер Мирзабдуллович следит за моими публикациями в газетах и журналах, а сборник моих рассказов ему понравился. Это подтверждала и его жена.
      Я это сообщаю не из желания выцарапать свое имя на пьедестале крупного ученого, а с целью оттенить значимость Зубаирова как яркого ученого и безупречно воспитанного человека.
      При закрытом опросе студентов лечебного факультета, это происходило много лет назад, лекции профессора Зубаирова были признаны лучшими в институте, еще были названы два имени – профессора Добрынина и профессора Агафонова. Готов принять упрек в нескромности в свой адрес! Так как об этом больше никто никогда не упомянет.
      Друзья Зубаирова Д.М., поименно названные женой Галией Османовной: Андрей Оскарович Визель, старший научный сотрудник Института органической химии (ИОХ); профессор Владимир Феоктистович Богоявленский, Эрнст Галимович Улумбеков, Борис Газизович Садыков, Марат Мингазович Гимадеев, Герман Иванович Полетаев.
      Стараясь избежать разночтений, записывал под диктовку каждое слово друзей и знакомых, сказанное в адрес Д.М. Зубаирова.
      Лихтенштейн Абрам Овсеевич, доктор медицинских наук – «Легенда здравоохранения Татарстана», развивавший торакальную хирургию в районах республики и первый организовавший самостоятельное торакальное отделение в Казани, по сути, основоположник торакальной хирургии в нашем регионе.
      «Не отношусь к числу близких друзей Дилявера Мирзабдулловича, я, как и он – медик. Наше некоторое сближение началось в очереди за билетами на фильм «Братья Карамазовы». «Стараюсь попасть на премьеру, – сказал Зубаиров, – так как опасаюсь, что фильм снимут с проката, как бывало с некоторыми фильмами, выходившими из стандарта». Другая встреча связана с книгой Олжаса Сулейменова «Аз и Я», своеобразно толковавшего «Слово о полку Игореве». На следующей встрече обсуждался роман Орлова «Альтист Данилов», который я рекомендовал ему прочесть. Наши мнения не всегда совпадали.
      Были встречи, носившие профессиональный характер. Вопрос касался больного с нарушением свертываемости крови, так как Зубаиров разрабатывал эту проблему. Дав несколько советов, он тем не менее рекомендовал обратиться к практику, подчеркнув, что он сам – теоретик. Не всякий ученый способен на такой добросовестный совет.
      Моему ученику был необходим дефицитный препарат для исследовательской работы, он знал, что препарат имеется у проф. Зубаирова. Зубаиров поначалу отказал в моей просьбе, сказав: «Хороший аспирант всегда найдет нужный препарат». «Препарат находится в правой тумбе вашего стола», – сообщил я, не надеясь на успех. «Присылайте аспиранта», – рассмеялся Дилявер Мирзабдуллович. А смеялся он открыто и искренне, обычно бывал сдержан и немногословен. Мне известно, что Зубаиров начинал как патофизиолог, защитив докторскую, получил предложение заведовать кафедрой биохимии. Но прежде отправился в Ленинград в крупнейший институт биохимии, где прошел путь, овладевая тонкостями профессии от лаборанта до должности заведующего кафедрой. Только после этого принял кафедру биохимии Казанского мединститута.
      На ученом совете было предложено выдвинуть молодого татарского ученого на звание члена-корреспондента. Ответ Зубаирова: «Научное выдвижение по национальному признаку некорректно. За свои работы я получил звание доктора наук, мой возраст позволяет получить звание члена-корреспондента в перспективе».
      Наша последняя встреча была перед вручением Диляверу Мирзабдулловичу Зубаирову диплома «Легенда здравоохранения Татарстана». Обычно спокойный, Д.М. Зубаиров был немного приятно взволнован, говоря: «Ну я же не практический врач». Приведенные мной факты говорят сами за себя, и в комментариях, на мой взгляд, не нуждаются».
      Богданов Рефгат Закуанович, доцент мединститута–университета, отличим от персонажа Жванецкого не только близостью проживания к талантливому ученому, он и сам кандидат медицинских наук и располагает фотографией собственной персоны на фоне микроскопа.
      «Дилявер был несколько в стороне от шумной озорной ребятни, но не демонстрировал свое превосходство. Он был больше занят домашними обязанностями и музыкой. Мы слышали звуки фортепиано, доносившиеся из окна соседнего дома. В дальнейшем, уже во взрослой жизни, с удовольствием слушал классическую музыку в профессиональном исполнении Дилявер Мирзабдулловича. Он был разносторонним человеком в своих музыкальных пристрастиях. На банкете у своего приятеля Германа Полетаева он со своей супругой Галией танцевали, точнее, плясали в стиле «буги-вуги», удивив всех присутствующих. Тогда подобные танцы были под запретом. Помню, в день установления независимости Татарстана Дилявер заглянул ко мне с бутылочкой коньяка, мы пригубили его. Он был в великолепном настроении, я записал на этикетке дату ее распития. Постепенно я ее допил, но она осталась в семейном архиве.
      Химик Визель Андрей Оскарович, имеющий прямое отношение к медицине, фосфороорганические соединения могут предстать губителями всего живого, но некоторые их модификации – спасительные медицинские препараты, и создатель этих чудодейственных лечебных препаратов – Визель. Он из немцев, сын академика живописи и сам замечательный художник, его полотна близки по мастерству Шишкину и Левитану. Главное его качество, помимо таланта, – порядочность и деликатность.
      Записываю слова Визеля: «Мы с Дилей общались более полувека в разных условиях и ситуациях. Прошло два года со дня его кончины, ушли и незначительные мелочи жизни, сохранился обобщенный образ его личности – он характерен следующими чертами. Это человек на редкость гармоничный, как его внешний облик, так и форма эмоционального поведения. Всегда были адекватны место, ситуации его собственным морально-этическим принципам, строгий, требовательный, принципиальный, без излишней педантичности, гуманный преподаватель, глубоко эрудированный ученый с широким спектром интересов. В официальной обстановке – человек независимый и умеющий держать дистанцию. В дружеской обстановке – надежный, общительный, остроумный и доброжелательный – душа компании. В семейном кругу внимательный, заботливый, но и требовательный глава дома. Богатый, многогранный, четко регламентированный внутренний мир, включая прекрасное владение фортепиано в разных жанрах. Посещение концертов и выставок. Ритуально бескомпромиссная верность памяти предков и ушедших близких».
      Профессор Эрнст Галимович Улумбеков – наиболее значимый нейрогистолог России с отчетливым чувством справедливости и достоинства. Чуть-чуть напоминает великого полководца, тем более и роста они с ним одинакового.
Он путешествует. Объяснил по мобильнику цель звонка. «Я в плавании, и разговор со мной слишком для вас дорог, пришлю смску». «Удивительно красивый человек с прекрасными семейными корнями. Мощный интеллект и постоянно развивающаяся ментальность, счастливо нашедший себя в науке, которая ответила ему взаимностью». Сказано прекрасно и правдиво, на мой взгляд, и можно обойтись без дополнений.
      Мы услышали слова двух из шести друзей Зубаирова, я скажу и о тех, кого уже нет. Профессор Богоявленский Владимир Феоктистович, фамилия характерна! Воплощение интеллигентности, доброжелательности и высочайшей профессиональной компетентности. Профессор Садыков Борис Бахрамович – отличный профессионал, доброжелательный вежливый человек. Его манера пожимать дружески руку двумя ладонями располагала к нему, тем более что далеко не каждую руку он пожимал. Профессор Гимадеев Марат Мингазович был скромен без навязчивости, доброжелателен без наигранности, профессионально компетентен от трудолюбия.
      Упомянутые друзья и знакомые Зубаирова – это элита в профессиональном и общечеловеческом качестве, представленная очень разными, но во многом неразделимо сходными людьми. Это их порядочность, высокий профессионализм и любовь к своей родине, которую они украшают своим существованием. Именно они составляют прочную основу и еще сохраняемую славу мединститута–университета. Живые и мертвые. Я не впадаю в пафос, а говорю, что невозможно отрицать и опровергнуть!
      Говоря о ближайших друзьях Зубаирова, трое из которых русские, а трое татары, можно употребить словечко, набившее оскомину, «дружба русского и татарского народа», но в нем проступает некоторая бодряческая фальшивость, а вот слова о неразделимости русского и татарского народов, сказанные еще Тукаем, уместны.
      Подобные им профессора и не только профессора выступали в печати о недопустимости отделения Татарстана от России. Как-то в телефонном разговоре с Дилявером Мирзабдулловичем мы коснулись вопросов сепаратизма. «Сепаратистские тенденции незначительны и поддерживаются людьми, свободными от серьезных дел. Не следует на них обращать особого внимания». Зубаиров умер раньше убийства Якупова и случайно не убитого Файзова.
      Мне известен нравящийся Диляверу Мирзабдулловичу анекдот: «Родился молчаливый мальчик. Развивается нормально, но молчит. И, наконец, к радости окружающих попросил горчицы, как принято в Англии. Зачем говорить, когда все в порядке».
      Спокойствие и порядок необходимы ученому, но когда в средостении России – Татарстане убивают священнослужителей!..
      Среди спасителей татарского народа от людоеда, осьминога, насильника в лице России и ненависти к русским отчетливо проявились среди прочих бабуся татарской смуты, она же Жанна д,Арк татарского народа, как сказал некий журналист, – Фаузия-ханум, булькающая ненавистью недооцененной, по причине татарской национальности доктор наук Зайнуллин и анекдотичный Мухаметдинов, оберегающий татарские сперматозоиды от попадания в нетатарское лоно, путающий Гиляровского, известного журналиста и писателя, с Поддубным (великим русским борцом).
      Именно эти, так сказать, интеллигенты, демократы, ханум и эфенди унавозили свой огород пахучим национализмом в угоду своей амбициозной алчности, взрастив не только цветочки, но и ягодки. Капли человеческой крови похожи на ягоды! Свидетельствую это сходство как хирург-неотложник, не извиняясь за излишний натурализм. Так как убийство Якупова и несостоявшееся убийство Файзова – натурально.
      Молодой ученый Сулейманов намеревался выступить на VIII съезде востоковедов с рассмотрением путей и методов прорастания ваххабизма в Татарстане, но директор института КФУ Латыпов не допустил выступления Сулейманова. Сообщив с телеэкрана: «Сулейманов даже не кандидат наук и неуместен среди маститых ученых», оговорившись: «Молодые выступать будут, но это будут хорошие выступления хороших аспирантов». Выступление маститого Латыпова предвидел Петр Первый, издав указ от 4.10.1703 года: «Указую на ассамблеях и в присутствии господам сенаторам говорить только словами, а не по писанному, дабы дурь каждого всем видна была».
      Отступления политического характера от основной темы – не случайно, так как именно вам – эфенди и ханум, противостоят люди, о которых шла речь в данном рассказе.
      Завершая свое повествование, должен сказать и о детях Дилявера Мирзабдулловича. Сын Анвар – воспитанный молодой человек, врач, умелец, прекрасно водит машину, добросовестно работает в профессии. Ляля – среди подруг-студенток мединститута выделялась изысканной строгой привлекательностью и, как сейчас стало уместно говорить, – породой. Очаровательная умница! Ляйли Диляверовна – серьезный ученый, профессор-патофизиолог, у нее есть сын Шамиль, внук Дилявера Мирзабдулловича и Галии Османовны.
      Многое мной не сказано из-за масштабов статьи. Надо всерьез подумать администрации медуниверситета об увековечении крупного ученого и замечательного человека Дилявера Мирзабдулловича Зубаирова, академика АНРТ, заслуженного деятеля науки ТАССР и РФ, лауреата Государственной премии РФ, награжденного орденом Трудового Красного знамени. Я не советчик, администрации виднее.
 

А. АГАФОНОВ,
профессор.


Комментарии (5)
Гость, 12.10.2012 в 10:37

Вот сколько не читаю Агафонова, всегда одно разочерование. Он всегда в бочку с медом обязательно добавит ложку дегтя, нет представить оба эти продукта отдельно. Сначала накормит медом, чтобы потом ложка дегтя не показалась уж очень горькой. Жаль. Статья хорошая, но горечь дегтя вызывает разочерование.

Гость, 12.10.2012 в 14:06

вся статья неочем, написана только ради того чтобы хоть и не к месту но оскорбить Фавзию ханум, Зайнуллина и др. татарских патриотов. И сулейманов раиска дырявый какое он имеет отношение к легендарному профессору? газета превращается в забор, на котором все кому не лень пишут все что им захочется.
А вот это вот :"Многое мной не сказано из-за масштабов статьи." вообще перл. писал бы сразу татар патриотов расстрелять, манкуртов наградить! и не надо выдумывать и строить из себя деятеля озабоченным увековечением

Гость, 12.10.2012 в 14:49

Да давно в таком жанре пишет. Читал както статью его о его детстве, о родителях, дружбе с татарами. Так было умилительно я чуть слезу не пустил, но в конце он как всегда все обгадил.улыбка

Амир Замалетдинов, 11.04.2016 в 13:14

Много раз возвращался к статье моего уважаемого учителя А.А. Агафонова. Всё таки решился сказать правду, что Д.М. Зубаиров не был кристально честной личностью, а был как и все в пост Брежневский период приспособленцем к лживо бюрократической системе. Развернутая мной борьба за Перестройку в моём Алма-Матер привела к скоропостижной смерти 45 летнего декана лечебного факультета профессора Н.П. Резвякова, порядочного человека. Даже на уровне прокуратуры пытались возложить ответственность на меня за смерть декана. Профессор Зубаиров избрал откровенную ложь и отверг достоверный конкретный факт, исходящий от заместителя декана и лично от Резвякова,- чтобы защитить ректора от моей критики, что ректор Х.С. Хамитов по телефону попросил Зубаирова устроить пересдачу экзамена с "двойки" студенту-сыну руководителя строительной организации, работавшей в то время в институте. Почему развалился СССР? Да потому, что даже хвалённые интеллигенты, такие как Зубаиров, тоже были прочно срощены с властью ложью. Считаю, что профессиональная деятельность профессора Д.М. Зубаирова отражена в статье весьма правдиво. Извините меня мои учителя и коллеги, однако, "Платон мне друг, а истина дороже!".

Гость, 20.08.2017 в 08:58

Хочу просто поправить - Садыков Бахрам Газизович (в статье Садыков Борис Бахрамович), студенты звали Борисом Газизовичем