17 июня 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Красный пророк: возвращение (к 75-летию гибели М.Х. Султан-Галиева) (ч.8)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Красный пророк: возвращение (к 75-летию гибели М.Х. Султан-Галиева) (ч.8)

2 июля 2015 года
Красный пророк: возвращение (к 75-летию гибели М.Х. Султан-Галиева) (ч.8)

     Что касается Турана, мифического общетюркского, евразийского государства, то оно было идеей фикс Султан-Галиева, постоянно пропагандируемой им устно и письменно. Он явно переоценивал сплоченность этих народов и особенно желание их к объединению в единое государство. Это был своего рода «панславянизм» в тюркском варианте с теми же «практическими результатами». Вся дальнейшая история тюркских народов, включая и те, что входили в СССР, подтвердила «мифичность» туранизма. Возможно, идеализация Турана – его наиболее крупная политическая ошибка. Не зря известный татарский историк и политик Хади Атласов, хорошо знавший тюркский мир и его менталитет, называл Туран султангалиевской политической «маниловщиной». И еще одна провидческая заметка, не имеющая конкретного отношения к национальному вопросу. Он пишет, что недопустима «Хищническая и непродуктивная с точки зрения общих интересов человечества эксплуатация естественных богатств земного шара». Не забудем, писалось это, когда об этом не задумывались самые прогрессивные умы, лозунгом не только большевиков было взять у природы все возможное и не ждать от нее милостей, а об экологии и разных там «Гринписах» слыхом не слыхивали, все это человечество начнет понимать только к концу ХХ века. Можно Султан-Галиева назвать и первым «экологом», по крайней мере в СССР. Особо предупреждал Султан-Галиев от попыток «низведения республик» в обыкновенные российские провинции или губернии. Кстати, перед образованием СССР, выполняя, очевидно, заказ сверху, бывший предсовнаркома Татарии С. Саид-Галиев, переведенный Сталиным после политического «краха» на такую же должность в Крым, официально заявил, что не видит разницы между Тульской губернией и Татарской или Крымской республиками. Продолжая эту мысль, он посоветовал «мелким» республикам «самоупраздниться» и стать областями. Впрочем, пренебрежительное отношение к автономным, «мелким», по его терминологии, республикам он демонстрировал, как и его единомышленник, занимавший руководящие посты в Башкирии, Шамигулов, неоднократно. Очевидно, не случайно, когда перед образованием ТАССР он и Султан-Галиев были у Ленина и Саид-Галиев заявил, что создание республики поможет изжить национальный вопрос, вождь резко поправил его, сказав, не «изживать», а «разрешать» и это принципиально разные вещи. Но эта «саидгалиевская новация» тогда была сочтена преждевременной, и ожидаемых лавров и преференций ее автор не получил. 
     Особенно знаменательно предсказание Султан-Галиевым создание при распаде СССР государства Великороссия, которым и является теперешняя Российская Федерация. Будто бы Беловежский сговор явно не святой «троицы» ликвидаторов СССР через 70 лет предвидел. Но на то он и пророк. 
     Полагаю, что этот документ стал известен руководству СССР и в первую очередь Сталину и другим членам Политбюро. В следственном деле Султан-Галиева имеются показания от 13 августа 1929 г. об истории появления этого документа, который он теперь называет «тезисы», а не «наши соображения», и обсуждении его в 1924 – 1926 гг. с целым рядом своих единомышленников. В их число входили К. Мухтаров, А. Енбаев, И. Фирдевс, О. Дерен-Айерлы, М. Будайли. Но в показаниях он касается теперь только обсуждения ими колониального вопроса и старательно обходит свои размышления о судьбе СССР и его неминуемом распаде. А именно это было наиболее опасным и «крамольным» прогнозом. Не случайно вскоре Сталин в письме Кагановичу употребит выражение «Султан-Галиев и его банда». Отсюда и все дальнейшие злоключения и трагедия Султан-Галиева после декабря 1928 г., закончившиеся в ночь на 28 января 1940 г. Но до этого была полнокровная политическая жизнь: чтение лекций в КУТВ, на которые приходили студенты всех отделений, в том числе и будущие крупные руководители восточных компартий, и консультации для коммунистов зарубежного Востока, теоретические публикации в журналах и газетах, многие крупные государственные посты, определяемые большим «фавором» у Сталина. Не случайно на 4 совещании по национальному вопросу в 1923 г. в ответ на упрек в дружеских отношениях с Султан-Галиевым и получении от него писем глава делегации Туркестана, кандидат в члены ЦК ВКП (б) Турар Рыскулов (его кандидатура также рассматривалась в качестве «главного националиста», но Сталин выбрал Султан-Галиева) четко и жестко сказал: «Я имел о Султан-Галиеве такое же представление, какое было у самого ЦК… мы его считали человеком, которому больше всего доверяли»». В первую очередь под словами о представлении о нем ЦК и «больше всего доверяли», конечно, имелся в виду Сталин, выдвинувший его на крупные государственные посты. 

Б.Ф. СУЛТАНБЕКОВ,
профессор.

(Продолжение следует.)

На снимке: М. Х. Султан-Галиев.

Комментарии (1)
Башкир, 06.07.2015 в 08:01

Меня всегда поражал примитивизм всех этих казанских "профессоров". Султан-Галиев, оказывается, эколог, пророк и туранист одновременно. ЛГБТ тоже он начал продвигать? Примитивщина казанская.