9 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Крах (ч.8)

26 января 2017 года
Крах (ч.8)

     Побелел Медведев. Охрипшим голосом спрашивает:
     - Откуда вы узнали об этом?
     - Бывший начальник училища генерал Михайлов предупредил: «Вы, Зайнуллин, дружите с полковником Медведевым. Будьте с ним поосторожнее. Он в прошлый месяц в кагэбэшном доме получил четырехкомнатную квартиру. Даже для меня это стало неожиданностью. Дружба наша окончена.
     - Зачем меня вызвал, что тебе нужно от меня?
     - Не думайте, что мне приятно с вами общаться. Генерал Сидоренко приказал мне сегодня в 11.00 привести вас к нему. Будьте здесь без десяти одиннадцать.
     Встаю:
     - Я же ему сказал, чтобы он не вызывал меня.
     - Он сказал, что вызывает по приказу генерал-лейтенанта Рюмкина - начальника НТК.
     - Тогда буду.
     Ухожу.
     В одиннадцать уже был в кабинете Сидоренко. Когда зашел к нему в кабинет, он что-то искал на столе среди своих бумаг. Когда я доложил о своем прибытии, искать перестал, посадил меня, сел и сам.
     - Вы сказали, чтобы я не вызывал вас и если даже вызову, вы не придете. До ухода на гражданку вы мой подчиненный, получаете денежное довольствие…
     - Не платите…
     - Не платить не имею права… получаете денежное довольствие, аккуратно приходите на службу…
     - Спасибо хоть за это.
     Помолчал, что-то обдумывая, и продолжал:
     - Что вам Москва отказала в переезде в столицу, моей вины нет. Это дело политработников Ракетных войск. Рюмкин не звонил. Но Яшин приказал узнать у вас, будете ли обращаться в Генеральный штаб за помощью.
     - Не буду я вам ничего говорить, про Генштаб Советской армии.
     - Хотите нас держать под напряжением?
     - Да! И буду держать! Вы вместе с дураком Малютиным, подзуживая Военный совет Ракетных войск против татарского националиста Зайнуллина, уничтожаете сегодня самое перспективное направление развития стратегических твердотопливных ракет. Вы с Малютиным оба тупые в науке, но хотите быть козырными тузами.
     Встаю на ноги:
     - Я, оказывается, зависим от ваших решений? Дайте указание врачу училища, пусть отправляет меня в госпиталь на «горизонтальные обследования». Лягу в госпиталь и стану для вас почти безопасным. Если я стану жаловаться на вас или на Малютина, ответ ваш будет коротким и основательным: «Зайнуллин лег в госпиталь на обследование перед демобилизацией. Он уже почти ушел из рядов Советской армии и никаких обязанностей по службе не выполняет». Отправьте меня в госпиталь и постарайтесь скорей избавиться от меня. И прошу вас, не трогайте меня больше. Для вас в первую очередь самый лучший вариант - это не трогать Зайнуллина!
     Встаю и молча ухожу. Новоиспеченный генерал Сидоренко не останавливает меня, остается сидеть молча… 
     Через три дня меня отвезли на санитарной машине в окружной госпиталь времен еще царя Петра I.
     Итак, я в госпитале…
     Пролежал я в окружном госпитале больше месяца. Подошел к финалу в воинской службе - торопиться было некуда. Много спал, ел - за тридцать шесть лет с гаком было о чем думать, о чем жалеть, было и о чем радоваться. Мучила меня только одна мысль: ученики остаются фактически без работы. Знал я крепко: с моим уходом направление исследований по составным зарядам в Рижском политическом училище прекратит действовать и моих учеников разбросают в разные стороны. Утешало меня только то, что они все кандидаты наук - не пропадут!
     Приходили в госпиталь из Татарского общества, рассказывали, как действуют и работают.
     Перед тем как ложиться в госпиталь, оформил все необходимые документы (после консультации в Министерстве культуры Латвии) и поставил наше общество на официальный учет в Министерстве культуры Латвии. И по нашей просьбе нашей организации Министерство культуры Латвии дало оплаченые три должности: учителя татарского языка, культорга и библиотекаря. Открыли мы воскресную татарскую школу. И для обучения прикрепили нас к латышской гимназии № 1. Эта гимназия была в самом центре города Риги, около памятника Свободы латышского народа. Латышские официальные органы так хорошо отнеслись к открытию Татарского общества Латвии, что мы только восхищенно изумлялись.
     В Прибалтике примерно год назад латыши организовали общество «Народный фронт», состоящее только из латышей. И этот настоящий латышский народный фронт повел открытую борьбу против великорусского шовинизма и, организовав весь латышский народ в единый фронт, начал борьбу вплоть до отделения Латвии от СССР.
     По вечерам я не отходил от телевизора. Латвийское телевидение было полностью в руках латышских патриотов-националистов, и я как настоящий татарин был полностью на стороне борющегося латышского народа. «Народный фронт» создал организацию «Анкол» (Ассоциация народов Латвии), куда вошли все общества национальностей, живущих в Латвии: поляки, немцы, евреи, цыгане, литовцы, эстонцы, крымские татары, мы - волжские татары, азербайджанцы, казахи, украинцы, белорусы, армяне, грузины и другие нации.
     Русские руководители-коммунисты в противовес организовали «Интернациональный фронт», который вел очень ожесточенную идеологическую, колониальную войну великорусского духа против «Народного фронта». «Народный фронт» поднял знамя борьбы за один-единственный государственный язык в Латвии - латышский язык. И в средствах массовой информации латышские ученые навязали сильную дискуссию по этому вопросу и начали брать верх. Тогда «Интерфронт» потребовал созыва форума народов Латвии, и со всеми нациями обсудил на этом форуме вопрос о государственном языке, приняв решение открытым голосованием. Надеялись крепко: «Русский дух победит».
     После моего выхода из госпиталя с утра в 9.00 начальник кафедры полковник Медведев зашел в преподавательскую, где я начал перебирать свои бумаги, чтобы лишние сжечь. Не здороваясь:
     - Товарищ полковник Зайнуллин! Прекратите возиться со своими ненужными бумагами. Пойдете со мной - вас вызвал начальник политотдела полковник Малютин.
     - Когда заходите в преподавательскую с утра, надо здороваться, Медведев, с нами…
     В преподавательской сидели четверо.
     - Вы, Зайнуллин, недостойны, чтобы я с вами здоровался. А остальные обойдутся без моего «здравствуйте». Вставайте, пойдемте со мной, хватит, отдохнули в госпитале. Пора отвечать за свои действия против партии.
     Завел меня в кабинет Малютина и докладывает:
     - Товарищ полковник! По вашему приказанию привел полковника Зайнуллина.
     Малютин смотрит на меня пустыми бесцветными глазами и говорит:
     - А вы, Зайнуллин, почему не докладываете о своем прибытии? Устава не знаете?
     - Это вы не знаете устава, товарищ полковник. Я к вам в кабинет не прибыл, а меня привели по вашему приказанию. Привели! Когда заключенного приводили к следователю, то всегда об этом докладывал конвоир: «По вашему приказу, господин следователь, привел заключенного Зайнуллина». В этом случае роль конвоира выполнил Медведев и доложил вам.
     Медведев возмутился:
     - Это оскорбление называть меня конвоиром. Я начальник кафедры, прошу вас, Зайнуллин, не забывать об этом.
     Малютин машет левой рукой:
     - Идите, товарищ Медведев. Вы свободны.
     - Есть быть свободным.
     Щелкает каблуками и уходит.
     - Ну-ус! Так называемый Зайнуллин! Садитесь вон на тот стул.
     Напротив его стола приткнут по длине другой полированный стол. В конце его на пол поставлена четырехножная табуретка без спинки. Она единственная в кабинете. Видимо, внесена откуда-то специально для меня.
     Молча сажусь.
     - Итак, Зайнуллин! Время отдыха для вас в госпитале кончилось. Решили спрятаться в госпитале и думали, что мы про ваш предательский поступок относительно русского народа за это время забудем.
     - В госпиталь я лег на обследование перед демобилизацией по приказу генерала Сидоренко. По приказу! Вы, товарищ полковник, начальник политотдела училища, почему обсуждаете и осуждаете приказ начальника училища? Если вас компартия поставила негласно держать под контролем своего же политработника генерала Сидоренко, вы думаете, что имеете право осуждать приказы начальника училища? Я сегодня же спрошу генерала о вашем осуждении его приказа. Что он скажет. Интересно мне.
     - Ничего я не осуждаю. Это ваш татарский мозг думает так. Тут вам не наука ваша, я вам рога обломаю и не дам вольнодумствовать.
     - Вы умеете ломать рога? Вот не думал! Вы что, работали на бойне и резали скот? И там вас научили ломать рога?

     Заки ЗАЙНУЛЛИН.
     (Продолжение следует.)


Комментарии (0)