3 октября 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Крах (ч.4)

17 октября 2016 года
Крах (ч.4)

     Этот приказ вышел в начале моей деятельности на новой должности. Один из моих учеников майор Красильников очень осторожно (видимо, переживал за мое благополучие) меня предупредил:
     – Полковник Малинин не простит, Заки Лутфуллович, что вы о хоре доложили генералу Сидоренко. Стоило ли докладывать?
     – Что, Виктор? Что позволено Юпитеру, то не разрешено простому смертному?
     – Сами же нас предупреждаете, что фактическая власть в Советской армии сегодня находится в руках политработников. Малинин – самый крупный из них в училище.
     – Не знал я, Виктор, что в нашем училище есть хор и этим хором руководит сам Малинин.
     Действительно, кажется, я на этом хоре погорел немного.
     – Хорошо бы, если «немного»!
     – Ладно! Иди, занимайся своими научными делами. Обо мне не беспокойтесь. Обойдется! Все будет нормально. Иди!
     Не обошлось…
     Три месяца работал я хорошо. Начал с получения консультаций. Позвонил по телефону и поехал на дачу к бывшему заму по науке полковнику Геннадию Александровичу Макееву.
     Долго сидели вдвоем в беседке во дворе его дачи. И он подробно рассказывал о разных ситуациях при своей работе замом по науке.
     Начал вникать в особенности своей новой должности. Приходилось почти каждый день контактировать с начальником училища. Молча присмотрелся к его деятельности и, пока он сам меня не спрашивал, ни по какому вопросу не высказывался.
     Поработал около трех месяцев и от начальника не получил ни одного замечания. Работа шла…
     Конец ноября. Понедельник. Утром полдевятого еженедельно происходит недельный развод училища. Утром весь личный состав училища строится на плацу посередине учебных корпусов. И каждый факультет строевым шагом покурсно проходит перед трибуной, где стоит командование училища. Развод кончился, генерал Сидоренко поворачивается ко мне и говорит: 
     – Товарищ полковник, в 10.00 будьте у меня в кабинете.
     Отдаю честь.
     – Есть!
     Ровно в 10.00 захожу в его кабинет, докладываю:
     – Полковник Зайнуллин прибыл по вашему приказанию.
     – Проходите, товарищ полковник. Садитесь.
     Я уже вызовом насторожен. После назначения меня он всегда обращался ко мне по имени, отчеству. С неделю уже называет официально «полковник». Что-то это мне не нравится. Сажусь. Молча жду. Он из стола вынимает несколько исписанных стандартных листов и перебирает их, почти не читая. Кладет их перед собой и поднимает глаза на меня. Не очень уверенным голосом начинает говорить: 
     – Товарищ полковник! На днях ко мне поступили в один день три рапорта. Написаны они начальниками трех политических кафедр: полковниками Демиденко, Шайкиным и подполковником Николаенко. Содержание у всех одинаковое. Они ставят меня в известность, если полковник Зайнуллин будет утвержден главнокомандующим Ракетных войск заместителем начальника училища по науке и учебной части, то они переведутся в другую организацию по службе, даже вплоть до увольнения из армии.
     Ему, видимо, не очень легко было говорить. Продолжает:
     – Мне с ними служить дальше. Вы пока являетесь только «исполняющим обязанности» на этой должности. Поймите меня правильно. Вчера у меня был начальник политотдела полковник Малинин по этому же вопросу. Все трое, написавшие рапорта, были у Малинина официально на приеме по этому вопросу. Малинин присоединяется к их мнению. Еще раз прошу, поймите меня правильно. И подумайте хорошо, как вам поступить.
     Пока он долго, витиевато говорил, я, сидя перед ним, уже принял решение. Спрашиваю его:
     – Что вы от меня хотите?
     – Напишите рапорт на мое имя, чтобы вас освободили от этой должности по болезни. Давайте разойдемся тихо, мирно.
     Встаю:
     – Через полчаса рапорт будет у вас. Но причина «по болезни» там не будет указана. Я здоров и не болею. Не беспокойтесь – скандала не будет. Разрешите идти.
     – Я очень сожалею…
     – Не надо, товарищ генерал. Я ведь понимаю, на вас давит Малинин. Это удар по мне за хор. Мелкий он человек. Я ухожу.
     Через полчаса принес рапорт, написанный и подписанный мною, и положил генералу на стол. Генерал прочитал мой
рапорт, покраснел и встал с места.
     – Товарищ полковник! Вы соображаете, что вы написали? Ведущий научный исследователь ракетных войск и… написать такой рапорт.
    Рапорт был следующего содержания:

 

     Начальнику училища
     генералу Сидоренко А.С.
     от старшего преподавателя
     полковника З.Л. Зайнуллина

     Рапорт

     Прошу вашего ходатайства перед вышестоящим командованием о демобилизации меня из рядов Советской армии по возрасту.

     Старший преподаватель
     полковник Зайнуллин Закий Лутфуллович
     26. 11. 1987 года.
     г. Рига.

 

     – Возьмите рапорт обратно. Продолжайте служить дальше старшим преподавателем и продолжайте свои прекрасные научные исследования. Вы доктор наук и будете служить до шестидесяти лет. Как генерал-майор…
     – Нет, товарищ генерал. Служить я больше в Советской армии не желаю. Ракеты новые пусть делают те, кто со мной так поступает. Я не хомут вам переставлять без моего желания с места на место. Я не набивался на эту должность зама. Вы сами меня пригласили, а сейчас снимаете унижая. Не нищий я, а Зайнуллин – джигит татарский.
     Разрешите идти? И меня больше к себе не вызывайте – не приду. И не беспокойтесь – уйду я спокойно, без скандала.
     Начинаю идти к выходу. Сидоренко мне в затылок говорит:
     – Завтра в десять часов утра вас пригласил к себе полковник Малинин.
     Ушел я из кабинета Сидоренко полностью опустошенный. Еду домой на троллейбусе и там успокоился совсем. Вспомнил высказывание генерала Васильева 11 ноября 1964 года в Главном штабе Ракетных войск в Перлушкове:
     – Доктором наук, Зайнуллин, вы, может, и будете. А ракеты с вашими составными зарядами могут и не полететь. Места в науке нужны сынкам генералов и маршалов. Вас, такого хваткого, талантливого, туда не
     Эти слова были сказаны двадцать лет назад.
     Пришел молчком домой. Поужинал, посидел напротив телевизора, ничего не видя, и лег спать. Во всем мире был я один – жену кроме денег и чужих мужиков ничего не интересовало. Моя воинская служба и наука ей абсолютно не нужны были…
     На другой день в десять часов утра стучал в дверь начальника политотдела. Слышу:
     – Заходите! Открыто!
     – Полковник Зайнуллин прибыл по вашему приказанию.
     – Садитесь, Зайнуллин. У нас с вами будет разговор с глазу на глаз как коммуниста с коммунистом.
     Сажусь за стул, стоящий около стола, приставленный с правой стороны к его столу впереди.
     Малинин садится и начинает звонить по телефону. Он кладет трубку телефона на рычажок, смотрит по телефонной книге и опять звонит. Телефон опять не отвечает. Ворчит:
     – Что за черт?! Никого нет на месте. Ну ладно, потом найдутся.
     Полными деловых забот глазами смотрит на меня. Обращается ко мне:
     – О чем вы вчера разговаривали с начальником училища, товарищ полковник?
     Спокойно отвечаю вопросом:
     – Какое ваше дело до моего разговора с начальником училища? Кто вы?
     – Вы что, не знаете, кто я? Начальник политотдела нашего училища.
     – И вы имеете право контролировать, о чем беседует начальник училища с одним из подчиненных? Вы кто, партийный контроль над деятельностью начальника училища?
     – Ведите себя с начальником политотдела соответственно своего места в училище! Ладно, у меня к вам вопрос.
     – Задавайте, если захочу, отвечу.
     – Если даже не захотите, я вас заставлю отвечать мне.
     – Ну, это вряд ли вам удастся. Если Зайнуллин не захочет отвечать, то никто на свете этого не сможет добиться.
     – Вы татарский националист?

     Заки ЗАЙНУЛЛИН.
     (Продолжение следует.)


Комментарии (5)
Рафаэль, 17.10.2016 в 18:59

Заки абый бич көчле шәхес .

Татар баласы, 17.10.2016 в 19:34

Удалено модератором.
Контент комментария (очень длинный текст не по теме поста и несколько десятков полноразмерных фото-файлов) расценен как ФЛУД.

Guest, 18.10.2016 в 14:27

Демиденко, Николаенко, Сидоренко и Зайнуллин - ракетный щит русских!

Guest, 19.10.2016 в 12:22

удивительно-как с таким каррахтером
дослужился до полковника?!

Guest, 19.10.2016 в 12:53

Ну кому то же надо было работу тащить.Люминиевые не тащили значит,они политработу вели.