11 июля 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Крах

29 августа 2016 года
Крах

     Конец мая 1985 года.
     Со второй попытки мне удалось защитить свою докторскую диссертацию со счетом 21:1.
     Должность начальника военного высшего училища генерал-майорская. И он в возрасте шестидесяти лет уходит в отставку. Генерал Михайлов родился в июне 1924 года. В мае 1983 года он вызвал меня к себе и обратился с необычной просьбой:
     – Товарищ полковник! В Генеральном штабе заместителем начальника Генштаба маршала Ахромеева по науке служит генерал-полковник Махмут Ахметович Гареев. Он очень положительно относится к вам и вашей научной работе. Помогал вам вернуться в наше училище из Серпухова и создать научную лабораторию. У меня к вам есть личная просьба.
     – Я весь внимание, товарищ генерал. Слушаю вас.
     – В следующем 1984 году летом мне исполняется шестьдесят лет. И я должен буду уйти в отставку. Попросите генерала Гареева, чтобы он помог мне остаться еще на два года служить — до 1986 года.
     Я задумался: надо ехать в Москву в Генштаб!
     Послушался я Михайлова и поехал в Москву. На второй день после приезда попал к Гарееву и изложил просьбу Михайлова. Выслушал Гареев меня очень внимательно, подробно расспросил о моих исследованиях над составными зарядами и спросил:
     – Заки, как я понимаю, генерал Михайлов очень продуктивно и основательно помогает тебе в научных исследованиях?
     – Да, Махмут-абый! Очень много помогает. Условия работы для моей группы отменные.
     — Хорошо. Поможем ему.
     И Михайлов получил продление по службе еще на два года.
     И вот наступило лето 1986 года. В сентябре генерал Михайлов должен уходить в отставку.
     В конце мая из ВАКа звонят начальнику училища и сообщают, что полковник Зайнуллин 23 июня 1986 года должен прибыть в ВАК для получения диплома доктора технических наук. После поступления этого звонка из ВАКа вызвал меня Михайлов к себе. Шагаю по коридору и думаю: «Зачем вызывает? Будет давать инструктаж, как мне держаться в ВАКе?». То, что Михайлов начал мне говорить, для меня было полной неожиданностью.
     — Привезете диплом доктора наук, и вас ожидает повышение по должности. Заместитель мой по науке по возрасту уходит на гражданку. Вы будете назначены приказом Главнокомандующего Ракетными войсками на эту должность. Послужите год на этой должности и обратимся к Главкому о присвоении вам генеральского звания. Вы это звание заслужили, и Главком о вас знает только с положительной стороны…
     Остановился и смотрит на меня глазами, отражающими усиленное мышление мозга.
     — Спасибо, товарищ генерал. Если назначение пройдет успешно, думаю, буду достойным замом у вас. Займемся ракетами с составными зарядами уже с новыми правами и возможностями. Будут с большим успехом летать наши ракеты с составными зарядами. Мы с вами добьемся этих полетов.
     — Вот и хорошо. У меня к вам опять личная просьба.
     — Слушаю вас, товарищ генерал.
     Голос немножко как будто бы подсел.
     — Надо опять попросить генерала Гареева о продлении мне срока службы на два года. Вам он не откажет. Сделаете?
     Просить повторно, что просили два года назад? Внутри начинает появляться какая-то неуверенность: «Повторная просьба о продлении?».
     Но ей крепнуть не даю: «Генерал Михайлов в 1979 – 1986 годах очень много нам помогал. В политическом училище мы с его поддержки создали фактически уникальную техническо-научную лабораторию фотоупругости. Ни в одном техническом училище нет такой лаборатории. Уверенно говорю:
     — Что в моих силах и возможности я все сделаю. После ВАКа добьюсь приема у генерала Гареева. Думаю, Гареев нам поможет, не откажет.
     Поехал в Москву за дипломом доктора. И по вопросу Михайлова…
     Мы опоздали…
     Гареев меня принял. И по мере моего изложения просьбу о продлении Михайлову срока служба еще на два года, по тому, как Гареев меня слушает, я внутренне почувствовал: «Положительного результата не будет!».
     Так оно и вышло.
     Когда я кончил излагать свою просьбу, Махмут-абый некоторое время посидел молча. Потом тихим голосом сообщил:
     — С просьбой вы опоздали. И я забыл — заботы нахлынули. Назначили свояка генерал-полковника Волкогонова. То ли Сидоров, то ли Сидоренко. Полковник и какая-то блатная шишка в вашем Прибалтийском округе. Поздно, Заки, езжай к себе в Ригу.
     Когда я приехал в Ригу и доложил Михайлову о ВАКе и собирался сказать о неудаче с ним, он меня перебил.
     — Дальше не надо докладывать. В Москве что-то усиленно возятся с этой должностью начальника училища. Мы, кажется, опоздали с выходом на Гареева.
     Посмотрел на меня глазами, из которых на меня повеяло холодом.
     — Езжайте завтра в командировку в Таллин. Будете агитировать молодых эстонских парней для поступления в наше училище.
     — Товарищ генерал. Я недавно приехал с госкомиссии из Академии Дзержинского, очень устал. Разрешите немного отдохнуть после большой нагрузки.
     Не глядя на меня, сказал пожестче:
     — Я повторяться должен, что ли? Это мой приказ. Езжайте в Таллин.
     Из Таллина приехал через 23 дня. И когда доложил Михайлову, что прибыл и задание выполнено, он меня ошеломил новостью:
     — Заместителем начальника по учебной и научной части в нашем училище Москва назначила начальника нашего учебного отдела полковника Кондитерова. Я не смог настоять на вашей кандидатуре. Моей вины, что не вас назначили, совсем нет. Это первое.
     Есть и вторая неприятная новость для нас. Начальником нашего училища назначен полковник Сидоренко из политуправления нашего, Прибалтийского округа. Он вчера прибыл принимать должность, мне представился, и я сдаю дела.
     Я стою ошеломленный: «Новый начальник уже прибыл. Значит, вопрос о его назначении был принят в апреле-мае. Мы действительно опоздали».
     В начале июля генерал Михайлов попрощался с училищем: вынесли знамя, построили личный состав, сказали прощальные речи, училище прошло парадным строем по плацу.
     Уход Михайлова был очень сильным и страшным ударом по нашей научной группе…
     Новый начальник был полковник Анатолий Савич Сидоренко. Среднего роста, худощав и рождения 1944 года — ему всего 42 года. При представлении стало нам известно, всю службу в Советской армии был политработником в Прибалтийском военном округе и армейскую службу совсем не тянул — сидел на контроле командного состава и инженеров.
     После поступления на должность дней через двадцать полковник Сидоренко вызвал меня. Разговор повел задушевным голосом и подробно расспрашивал о моей службе и о нашем научном направлении.
     — Генерал Михайлов дал вам отличную характеристику. Подробно рассказал о новом научном направлении, которое вы, полковник Зайнуллин, создали в Ракетных войсках. Оказывается, вы являетесь ведущим специалистом в Ракетных войсках и в науке по зарядам твердого топлива для ракет стратегического назначения. Мне очень приятно, что такой крупный ученый будет служить в нашем училище. И в дополнение ко всему этому, вы хоздоговором для училища, оказывается, каждый год зарабатываете сто пятьдесят тысяч рублей. Это очень хорошо. Генерал Михайлов мне сообщил, что на научные нужды вы тратите пятьдесят тысяч, а сто тысяч рублей отдаете в распоряжение начальника училища. Это правда?
     — Правда, товарищ полковник.
     — Здорово это! Я с таким явлением встречаюсь впервые.
     — Товарищ полковник. Если возникнет необходимость, на эти сто тысяч мы можем добавить еще столько! Наша научная лаборатория фотоупругости очень нужна своими исследованиями двум ведущим КБ в Москве. И они нам заплатят еще по нашей просьбе.
     — Эти КБ создают подвижный вариант стратегических твердотопливных ракет?
     — Да.
     — Это очень хорошо. Вы как работали при генерале Михайлове, так и продолжайте. С моей стороны всегда будет хорошая и большая помощь.
     Перед уходом в отставку генерал Михайлов расформировал кафедру N12 и закрыл ее. Все преподаватели оказались за штатом, в том числе и я. Начальник кафедры Юрий Прохоров был демобилизован в возрасте 50 лет, а майор Березняк, зять генерала Глущенко, был переведен в Харьковское училище на должность старшего преподавателя. Должность полковничья. Блат вечен и никогда не ржавеет и не подводит. В основном блат помогает расти генеральским тупым сынкам. По прибытии в училище Сидоренко через неделю поставил меня на должность старшего преподавателя. И я на трех факультетах начал вести занятия по ракетному двигателю и по устройству самой твердотопливной ракеты.
     В жизни нашей научной группы почти нечего не изменилось. С приходом нового начальника училища я у него бывал реже и только по вызову. Но уровень научных исследований не понизился и результаты наших исследований не снизились.
     В феврале 1987 года вызвал меня в Генштаб Советской армии генерал-полковник Гареев. Его интересовал вопрос: «Что положительного дает применение твоих составных зарядов из нескольких видов твердых топлив?». Я попросил у него сутки, чтобы составить короткую информацию по этому вопросу. Он согласился и назначил мне встречу у него на завтра в 16.00. Составил я две справки для Гареева.
     Первая справка по его вопросу.
     1. Технологическими (усадочными) усилиями на местах концентрации напряжений в процессе изготовления заряда из двух видов топлива создаются отрицательные напряжения сжатия. Эти напряжения от действия внутреннего давления двигателя после запуска ракетного двигателя сначала снимаются до нуля и только после этого в этих местах начинают появляться напряжения растяжения. Они опасны для РДТТ1. Но появляются позже и меньше по величине. Наличие технологических напряжений сжатия в составном заряде позволяет повысить рабочее давление ракетного двигателя с 60 атмосфер до 110 — 120 атмосфер. Это повышение давления в камере сгорания дает увеличение тяги ракетного двигателя на 70 — 80%. Используя увеличение тяги, повышается дальность полета ракеты, и можно почти в два раза увеличить массу боевого блока при оставлении постоянной дальности полета ракеты.
     2. Использование составного заряда из двух видов твердого топлива в ракете дает увеличение коэффициента наполнения ракетного двигателя с 86 до 96 — 98%. Масса ракетного двигателя уменьшается на 15 — 18%, что позволяет увеличить дальность полета ракеты на 11 — 13% при ее уменьшенной массе. Или оставляя дальность полета без изменения, становится возможным увеличение массы боевого блока ракеты (боевого заряда) до 20 — 25%.
     После некоторого колебания составил я для Генерального штаба и вторую справку. Она была короткая и состояла только из одного вывода, без цифр. Вот ее содержание (пишу на память!).
     Вторая справка в Генштаб.
     «Твердотопливные ракеты стратегического назначения 8 к 95 и 8 к 96 являются двух– и трехступенчатыми. В их двигателях применены четырехлучевые щелевые заряды из одного вида твердого топлива и коэффициент наполнения у двигателей этих ракет 86%.
     При изготовлении двигателей этих ракет топливо в тестообразном состоянии (жидкое) заливалось в камеру сгорания с образованием поверхности горения. Топливо полимеризовалось в термопечи при +90-+110°С и переходя из жидкого в твердое состояние жестко скреплялось с внутренней боковой поверхностью камеры сгорания. Топливо пытаясь усаживаться под воздействием жесткого корпуса камеры сгорания ракетного двигателя получает напряжения растяжения уже в процессе изготовления (затвердевания в термопечи в процессе полимеризации). Из завода заряд твердого топлива выходит с технологическими напряжениями растяжения и при дальнейшем хранении, эксплуатации, перевозки все время находится под воздействием этих усилий (напряжений) растяжения. Топливо заряда при хранении, перевозки может расслоится, открепится (отстать) от корпуса ракетного двигателя. Это приводит к появлению дополнительной поверхности горения в двигателе. При запуске двигателя давление в камере сгорания станет больше расчетной, и двигатель может разрушиться (взорваться!).
             Стратегический запас твердотопливных ракет (Второй, третий залп) хранится в центральных базах Ракетных войск. Необходимо срочная проверка ракет 7-10 лет давности изготовления на целостность заряда и на отсутствие отставание топлива от корпуса двигателя. Причиной отставания могут быть технологические (усадочные) напряжения, появляющиеся в заряде на заводе при изготовлении ракетного двигателя».

     Заки ЗАЙНУЛЛИН.
     (Продолжение следует.)


Комментарии (6)
Guest, 30.08.2016 в 06:30

Вместо того, чтобы дать Героя России на Заки завели уголовное дело и он вынужден был уехать из Казани в родную деревню в Башкортостан. Инакомыслящих всегда преследуют, но творческий человек по определению инакомыслящий и неудобный.Даже премию Тукая ему не дали.

Guest, 30.08.2016 в 06:39

Татары в основном полковники, генералами их редко назначают. Обычно в советское время было много ограничений.

Кунак, 30.08.2016 в 15:45

Guest, 30.08.2016 в 06:39
Татары в основном полковники, генералами их редко назначают. Обычно в советское время было много ограничений.

Да, это было так. Ещё при союзе, слышал через глушилку по Азатлык радиосы. По указанию Сталина в ВОВ татарина выше полковника не присваивать. Выдвинувшихся в генералы, при не возможности затушевать заслуги.

Guest, 02.09.2016 в 15:08

Guest, 30.08.2016 в 06:30
Вместо того, чтобы дать Героя России на Заки завели уголовное дело и он вынужден был уехать из Казани в родную деревню в Башкортостан. Инакомыслящих всегда преследуют, но творческий человек по определению инакомыслящий и неудобный.Даже премию Тукая ему не дали.
================================================
Он не инакомыслящий, он хам, т.к. оскорблять всех женщин, называя их печатно проститутками, может только хам. Даже если он доктор наук. Одно другому не мешает. Поэтому ему не дадут Тукаевскую премию.

Guest, 05.09.2016 в 14:51

..поэтому ему не дадут тукаевску...
нет,дружок,всё ж таки НЕ ПОТОМУ.
и ты об том знаешь,
но решил тявкнуть,как велит сердце твоё чёрное.
или - служба.

Бывший ученик , 26.01.2017 в 06:40

При всём уважении: в 1986-87гг не поздновато ли было ссылаться на ракеты 8к95 (так и не принятую, кстати, на вооружение) и 8к96 (мобильный вариант, не пошедший в серию) - обе 60-х годов разработки?
Возможно, ЗЛ путает их с 8к98? Та действительно стояла на вооружении до 1987г.