17 июня 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Конгресс (ч.8)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Конгресс (ч.8)

14 августа 2014 года
Конгресс (ч.8)

      Они выразили такие же теплые чувства благодарности и сожаления о моем уходе.
     Вообще было очень много сказано в мой адрес в эти дни.
     Ровно через месяц после съезда конгресса, т.е. 29 сентября, в моем компьютере зафиксированы мои мысли по поводу приближающейся переписи населения. Естественно, я, не имея возможности непосредственно вмешаться в ее подготовку, внимательно следил за событиями у нас в республике и соседнем Башкортостане. К сожалению, взаимоотношения между нашими республиками обострялись. Накануне я слушал по башкирскому радио выступление председателя Союза писателей Башкортостана Раиля Бикбаева, целиком посвященное предстоящей переписи. Он выразил отрицательное отношение к одной публикации в нашей прессе, где говорилось, что башкиры – это выдумка большевиков. Досталось от Раиля и некоторым этнографам и публицистам.
     В тот же день в 21 час программа «Юлдаш» Зульфии Насретдиновой из Нуриманского района была посвящена предстоящей переписи и состояла из интервью с представителями этого района. Здесь и учительница башкирского языка, и ее ученики. Все они выразили гордость за принадлежность к башкирской нации. Учительница в восторженных тонах сказала, что хотя ее муж татарин, но она своих детей запишет башкирами.
     В тот же день на ГТРК состоялась передача, посвященная татарам Башкортостана. Ее вел весьма талантливо острый на язык журналист Ирек Муртазин. Он сказал, что отрицательное отношение к татарам в Башкортостане первым обозначил Шакиров и поднял его, не побоявшись даже Москвы, на самую высокую точку Рахимов. Муртазин четко и со своими комментариями проанализировал обсуждение этого вопроса на заседании ТОЦ и особо остановился на судьбе директора Белебеевской татарской гимназии Нурмухамета Хусаинова, особо отметив его бесстрашную защиту татарских интересов.
     Далее мной также на татарском языке записано следующее: «Вот идет передача радио «Эхо Татарстана». Роберт Миннулин остановился на татаро-башкирском вопросе. Римзиль Валиев взял интервью у представителя Татарстана в Турции, посвященное переходу татар на латинскую графику. Сегодня Римзилю Валиеву надо было больше внимания обратить на предстоящую перепись. Мы в этом вопросе работаем намного хуже, чем башкиры».
     Между прочим в моем докладе татаро-башкирским взаимоотношениям было уделено специальное внимание. Подчеркнуто, что перепись – это дело одного дня и что у каждого дня наступает утро. И мы в это утро должны остаться такими, чтобы могли прямо и смело смотреть в глаза друг друга.
     Однако этого не случилось. И количество татар в Башкортостане уменьшилось, и ухудшились наши взаимоотношения.
     В последующем уже после моего ухода из конгресса наши президенты, озабоченные сложившейся ситуацией, создали две комиссии из представителей интеллигенции. Комиссию со стороны Башкортостана возглавил в последующем министр культуры, директор Института истории, языка и литературы Ильдус Илишев. Нашу комиссию было поручено возглавить мне. Туда вошли Роберт Миннулин, директор Института языка, литературы и искусства АНТ Нурмухаммет Хисамов, ректор пединститута Джамил Нигматов, председатель Союза писателей Фоат Галимуллин.
     Мы провели ряд интересных и весьма полезных встреч в Казани и Уфе, составили план совместной работы. Однако по непонятным причинам наши встречи прекратились. О наших встречах и ходе работы комиссий я информировал президента Татарстана М.Ш. Шаймиева. Эти письма сохранились, и я их постараюсь перевести на русский язык и опубликовать.
     До последнего съезда конгресса я нигде ничего не говорил и не писал о своей работе в качестве председателя исполкома ВКТ.
     Этот пятый по счету съезд был посвящен его двадцатилетию. Я полагал, что там будут участвовать те, кто стоял у истоков конгресса. Однако не была приглашена туда Лиля Сахаповна Нарбекова, работавшая руководителем аппарата исполкома и посвятившая всю себя становлению конгресса. Впрочем, она всегда заботливо относилась к моему сменщику. Предложение о его привлечении в нашу работу исходило именно от нее.
     Не было здесь и ректора Уфимского пединститута Эдуарда Хамитова, не было и заслуженного учителя школы Удмуртии Масхута-аги Гаратуева, создавшего образцовую национальную организацию татар Удмуртии. Странно, что не было и заместителя председателя исполкома Римзиля Валеева, обеспечивавшего информационную составляющую деятельности конгресса. Вообще можно было бы назвать и некоторые другие забытые имена.
     В докладе ничего не было сказано о первом десятилетии деятельности конгресса. Как будто ее вовсе и не было. Не были даже упомянуты лица, стоявшие у истоков конгресса. А надо было бы специально обозначить прекрасные деяния Розы-ханым Туфетуловой, бывшей не только заместителем председателя исполкома, но и организатором женской организации «Ак калфак». Ни одним словом не была упомянута Таэмина-ханым Биктимирова, находившаяся в постоянной связи с регионами проживания татар, оказывавшая им всю необходимую организационную помощь. Выступая в печати и по радио, она систематически освещала национальную жизнь на местах.
     В Самарской области неустанную работу по организации национальной жизни вел Равиль-ага Ягудин. Наверное, не было ни одной татарской деревни в области, ни одной школы, где бы ни бывал этот замечательный человек. Он смело входил в кабинеты больших начальников, ставил там и решал проблемы национального образования. В немалой мере его усилиями в Самаре была воздвигнута соборная мечеть. Его сегодня нет среди нас. В докладе были упомянуты имена некоторых наших видных деятелей, ушедших за эти годы из жизни. Однако он не был упомянут докладчиком. Не названо было также и имя раньше времени ушедшего из жизни замечательного сына нашего народа, председателя Национально-культурной автономии Санкт-Петербурга вице-адмирала Марса Джемаловича Искендерова.
     Нет, мы не умеем дорожить живыми и не помним тех, кого уже нет среди нас! Досадно, но это факт.
     Не собираюсь давать оценку в целом съезду и выступлениям на нем. Были отдельные весьма интересные и толковые выступления. В целом же ни в докладе, ни в подготовленной концепции развития татарского народа я ничего нового не услышал и не увидел.
     Однако на некоторых тезисах выступавших не могу не остановиться. Это прежде всего тезис всеми уважаемого председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина. Я его слова о том, что раньше руководство конгресса не проявляло должного внимания к деятельности религиозных организаций, воспринял как камень, брошенный в нашу сторону. Возможно, я ошибаюсь. Если да, то пусть уважаемый хазрат поправит меня.
     Между прочим вот что он говорил в 1997 году на втором съезде конгресса: «За прошедшие пять лет исполком Всемирного конгресса татар, проявляя заботу о каждом из нас, проделал очень много полезных дел. За это мы выражаем искреннюю благодарность господину Индусу Тагирову и молим Аллаха дать ему счастливую и долгую жизнь!».
     Впрочем, не обо мне должна идти речь, а в целом о делах, проделанных в первое самое трудное десятилетие деятельности конгресса. В том числе и связанных с взаимоотношениями с религиозными организациями.
     Не могу не сказать о том, что перед днями памяти в целях сохранения межконфессионального мира и согласия мы в церквях проводили встречи с представителями православной религии, в том числе и с самим Анастасием. С тем, чтобы трагическое событие 1552 года было адекватно воспринято всеми конфессиями нашей республики.
     Я всегда писал и говорил, что татар после этой трагедии от полного исчезновения спасла только наша религия и что она и сегодня должна стоять на страже нации. Не я один, но и все руководители конгресса всегда говорили об этом. И не только говорили, но сделали немало для того, чтобы в стране был межконфессиональный мир, уважительное отношение самих имамов друг к другу. Приходилось выезжать в Уфу и Москву для достижения мира и согласия в нашем доме.
     Однако, как ни жаль, в выступлении уважаемого председателя Совета муфтиев России Равиля-хазрата об этом ничего не было сказано. Не были обозначены и такие нынешние проблемы, как постепенный уход из мечетей татарского языка, вытеснение оттуда самих татар. Хазрат был и остается нашим другом, но истина дороже.
     12 декабря 2012 года мне из Москвы позвонил Албир-хазрат Крганов и сообщил, что 17 декабря в Общественной палате России в рамках евразийских чтений состоятся общественные слушания «Пути сохранения национально-религиозной идентичности татар России в современных условиях» и попросил меня приехать и выступить. Я согласился, и мы вдвоем с сотрудником газеты «Ватаным Татарстан» Рашитом Минхазевым поехали в Москву. С нами ехал и вице-президент АНТ, руководитель татарской молодежной организации «Салат» Джавдет Сулейманов.
     Организаторами этого представительного форума, кроме Московского муфтията ЦДУМ России, Духовного управления мусульман г. Москвы и центрального региона, выступили Общественная палата Российской Федерации, Московский государственный лингвистический университет, Московский центр Льва Гумилева и Национально-культурная автономия татар г. Москвы.
     Там были представители Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Белоруссии и даже Приднестровья. В первой половине дня выступили председатель Национально-культурной автономии татар России Ильдар Гильмутдинов и представитель постпредства республики в Москве Алмаз Файзуллин. Много было представителей московских национальных организаций. Странно, но там не было представителей Государственного совета республики и ВКТ, которым были посланы официальные приглашения. 
     Конференция открылась ровно в 10 часов утра вступительным словом Албира-хазрата Крганова. После официальных приветствий слово было предоставлено мне.
     Очень похвалил мое выступление видный писатель, лауреат многочисленных литературных премий Ямил Мустафин. В нем были такие эпитеты: «прекрасная речь», «речь – музыка», «это гигант». А в перерыве стоявшим рядом с ним активистам он говорил: «Вот у кого надо учиться!».
     Может быть, мне и не следовало писать об этом. Однако пусть читатель меня простят, не удержался. Давно не слышал каких-либо хвалебных слов в свой адрес.
     Были на слушаниях весьма интересные и содержательные выступления. Так, тепло было воспринято присутствующими выступление, посвященное проблемам национального воспитания подрастающего поколения, руководителя молодежной организации «Салат» Джавдета Сулейманова.
     Выступавшие с болью в сердце говорили о разногласиях в мусульманской умме страны и призывали религиозных деятелей прекратить всякого рода раздоры и недоумения. Интересно, что русский человек профессор Лингвистического университета, особо остановившись на проблеме межнациональных отношений, заявил, что русские в национальных республиках должны изучать язык коренной национальности.
     Не могу не сказать несколько слов о деятельности Албира-хазрата Крганова. Этот умный и образованный человек, оставив образцово налаженную мусульманскую жизнь в Чувашии, согласился стать муфтием Москвы и Центрального региона. Он знал и хорошо понимал, что проблем в мусульманской умме российской столицы и московской области более чем достаточно. Однако взялся за это трудное дело. Он всеми силами ищет и добивается взаимопонимания не только среди татар-мусульман, но и всей общественности российской столицы.
     В тот же день, пожелав хазрату успехов в его благородной деятельности, мы расстались с ним. Он часто звонит и рассказывает о ситуации в столице и о своих делах. А этих дел у него много, ибо он ко всему прочему и член Общественной палаты России. Сидит в одном кабинете с Николаем Сванидзе. Они часто советуются. Кроме Сванидзе, к нему обращаются за советами и другие члены Общественной палаты.
     Впрочем, членом этой палаты является и представитель Мордовии директор научно-исследовательского института при правительстве республики Валерий Анатольевич Юрченков. Он в свое время защитил кандидатскую и докторскую диссертации на нашем совете по угро-финской истории и историографии. В настоящее время является членом совета, где сам защищал свои диссертации. В Общественной палате тесно общается с Кргановым. А я с ними обоими поддерживаю постоянную связь.
     Меня часто приглашают активисты молодежной организации «Азатлык», приходится присутствовать и на некоторых мероприятиях Татарского общественного центра. Проблем и здесь немало. А где их нет? Но они решаемы. Требуется только совместное желание и конкретные дела государственных и общественных организаций. Так, как это было в 80-е и 90-е годы прошлого столетия.
     Я же оптимист, верю в это и говорю: «Dumspiro, spero» – Пока живу, надеюсь!

     Индус ТАГИРОВ,
академик АНТ.


Комментарии (4)
Guest, 14.08.2014 в 21:51

ринат закиров-работник в обкоме.
таковым остался.
чисто КЛЕРК.
вреда нанес много - ВКТ нынче никто НЕ УВАЖАЕТ.
диверсия против народа- тагирова поменяли на ХОЛУЯ.
один-ноль в пользу империи.

Общество-Сабантуйно-Фольклерных-Татар-Всего-Мира.Татарстана.,, 18.08.2014 в 19:06

Хороший был конгресс

Общество-Сабантуйно-Фольклерных-Татар-Всего-Мира иТатарстана, 18.08.2014 в 19:08

Мы победим

Guest, 19.08.2014 в 22:41

тАГИРОВ - ОТЫГРАННЫЙ МАТЕРИАЛ. Он был адекватен в период перехода от совка к госкапитализму. Сейчас он не интересен властным структурам и не оригинален в мыслях. То есть его идеи не приемлемы как Москвой с ее сателлитами в нац. республиках, так и национальной ориентированной интеллигенцией. Для одних он излишне радикален, для других излишне закостел в гос. играх.
На самом деле, конечно, Тагиров великолепный партократ. Он интеллектуал, но при этом любезный придворный. Думаю, он прекрасно понимает все, что происходит вокруг. Выражает только он это как то уж по советски, закодировано, по эзоповски.