29 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Каменный город в горной степи (Древний тюрко-татарский период Орского края) (ч.7)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Каменный город в горной степи (Древний тюрко-татарский период Орского края) (ч.7)

18 сентября 2014 года
Каменный город в горной степи (Древний тюрко-татарский период Орского края) (ч.7)

     Как пишут краеведы, семье Дэрдменда в Орске пришлось жить в разных местах – и у родственников жены, и в арендованном доме. А во время жестоких столкновений за город между белыми и красными они проживали в окрестных селах и усадьбах. Вообще, нельзя утверждать, что последний период жизни Дэрдменда был спокойным – на эти годы приходятся и революции, и Гражданская война, и голод, ко всему прочему добавляется смерть взрослых детей от тифа.
     Несмотря на то что Дэрдменд в поисках душевного спокойствия и стремясь уберечь семью от постигших страну трагедий, вернулся в Орск, но благополучия он так и не нашел. К лету здесь начались страшные бои за город, Орск стоял в осаде в продолжение нескольких месяцев, переходя то к белым, то к красным. Власть поменялась четыре раза за год. «В 1918 – 1919 годах, в период Гражданской войны город выдержал трехмесячную осаду, затем четырежды захватывался воюющими сторонами», – написано об истории Орска на сайте «Википедия». В жизни Дэрдменда одна горесть обрушивается за другой. По воспоминаниям свояченицы поэта Асмы Рахматуллиной-Ибрагимовой, одного сына Дэрдменда Мурата мобилизовали на войну белые, а другого – Джагфара – красные. В итоге этих войн Мурат скончался от тифа, Джагфар лишился одной руки. Осенью 1919 года тиф также скосил беременную жену старшего сына Дэрдменда Шарифзаде, годовалый сын Башир остался без матери, на попечении у старших. (В будущем этот мальчик – Башир Рамиев – станет всемирно известным ученым, изобретет первые ЭВМ-компьютеры в СССР, станет доктором технических наук, удостоится звания лауреата Государственной премии.)
     Как повествует в своих воспоминаниях свояченица Дэрдменда Асма Рахматуллина-Ибрагимова, жившая в те годы в Орске, когда в город вступили красные, оренбуржские и орские богачи стали убегать вместе с белыми. Следовательно, из Оренбурга в Орск перебралась не только семья Дэрдменда, другие богачи тоже ушли от красных. Но когда красные добрались и до Орска, большинство татарских богачей снова присоединились к белым и покинули город. Но Дэрдменд остался... Попробуем оставить высокопарные выражения вроде: «Любил свою страну, остался вместе с народом» и посмотрим на реальную действительность. Как же должен был поступить в таких условиях пожилой мужчина – шестидесятилетний Дэрдменд – глава большой семьи, на которого уставлены взоры всех оставшихся детей и внуков, поэт тонкой души, личность, удостоенная в обществе большого уважения и почестей? Вместе с детьми и внуками пуститься вслед за дутовцами и войском Колчака на русской тележке и бродяжничать по свету? Что там ожидает его самого и семью? На эти вопросы Дэрдменд отвечает сам стихотворением, написанным как раз в эти смутные, кровавые времена:

Ликуют ангелы и счастлива страна,
Исходит злобою, плюется сатана.
Молчи, душа моя, стремленья затая!
Ты, может быть, жених, но свадьба – не твоя.
На жизненном пиру, – пойми, в конце концов, – 
Есть место у тебя: обитель мертвецов.

     Нам известны лишь несколько стихотворений этого периода Дэрдменда. По воспоминаниям свояченицы Асмы, остальные ненапечатанные произведения были украдены на вокзале вместе с чемоданом жены Джагфара. Несмотря на подавленное состояние и жизнь, наполненную горем, тревожное будущее, даже в таких условиях Дэрдменд пытается найти свое место в обществе. Как пишет Лирон Хамидуллин, в этот период он посетил и Казань.
     «Известно, что за период проживания в Орске он один раз был в Казани, – пишет он. – В январе 1919 года там прошла конференция, посвященная совершенствованию татарской письменности. И Дэрдменд, еще в 1910-е годы высказавший в печати свое мнение по поводу смены алфавита, был тоже на нее приглашен» (Дэрдменд…). Несмотря на то что в эти годы Орск был измучен бесконечными войнами, тифом, позднее – голодом, жизнь все равно продолжается. Уже в начале 1918 года здесь был организован Мусульманский совет, в 1919 году открылась вторая мусульманская библиотека, заработал татарский клуб, хочется верить: во всем этом есть вклад и Дэрдменда. После взятие города большевики стали вовлекать татар в организаторскую деятельность, некоторые были избраны на довольно ответственные места.
     «На I орском уездном съезде Советов 28 июня 1918 г. был избран уисполком, в состав которого вошли татары Мусин Мухаметсафа Сафич, Даутов Абдулла Мухаметзянович, секретарем был избран башкир Татлыбаев Зариф, – пишут историки. – Проводилась работа среди женщин-мусульманок: первое общее собрание с ними было проведено 27 сентября 1919 г. Организатором среди женщин-татарок была избрана Забирова Фатима. Продовольственный отдел города с октября 1919 г. возглавлял Даутов А.М. При Орском РКП (б) в 1920 г. была создана мусульманская секция, потом подотдел нацмен, просуществовавший до 1927 г. Первым председателем ее избран Амиров» (Т. Черкас. Орск: от крепости до города. – Орск, 2010). 
     Среди них, конечно, нет Дэрдменда... Отличающийся и по духу, и по воспитанию, он не мог примкнуть к татарам-большевикам. Но все же известно о его общении с комиссаром нацменов Абдуллой Давлетшиным, так как этот молодой человек в здании Восточного клуба Орска начал издавать татарскую газету.
     «Дэрдменд иногда приходил сюда, общался с молодым комиссаром Абдуллой Давлетшиным, – пишет Лирон Хамидуллин. – Будучи достаточно образованным человеком, в 1920 году Давлетшин начинает издавать в Орске национальную газету «Ирек йолдызы» («Звезда свободы»). В этой небольшой еженедельной газете размещались стихи, небольшие литературные зарисовки, новости литературы и искусства. Естественно, в кабинете комиссара можно было познакомиться и с газетами, полученными из центра...»  (Дэрдменд...).
     По данным исторических источников, газета «Ирек йолдызы» («Звезда свободы») издавалась в Орске в 1919 – 1920 – 1921 годы. В некоторых библиотеках сохранилось лишь считанное количество ее номеров: в Казани, в Центральном государственном архиве историко-политических документов Республики Татарстан – N12 1921 года; в Москве, в Государственной библиотеке Российской Федерации – N11 1921 года; в Санкт-Петербурге, в Национальной библиотеке Российской Федерации – N11 1921 года (Р.Р. Гайнанов, Р.Ф. Марданов, Ф.Н. Шакуров. Татарская периодическая печать (1905 – 1924). Казань, 1999). Как пишет Лирон Хамидуллин, один экземпляр газеты хранится и в Орском музее. Содержалась ли в них какая-нибудь информация о Дэрдменде, печатались ли в этой газете стихи поэта – неизвестно. Возможно, в этом направлении никаких исследований не проводилось.
     Таким образом, Дэрдменд прожил в Орске более трех лет. Сын Искандер, получивший достойное образование за границей, вернулся, чтобы поддержать отца. Далее этот ценный специалист оказался очень востребованным и для советской власти, его приняли на работу на золотые прииски (позднее он был арестован как «враг народа», скончался в ссылке). Возможно, именно в этот период Рамиевы все свои запасы золота (а их были тонны) сдали Советам, как пишут историки, «по своей воле». А я думаю: тогда никто не спрашивал желания человека. Если большинство зажиточных людей силой вытаскивали из собственных домов и расстреливали, приставив к стенке, конечно же, золото просто отобрали без всякого разрешения. Дэрдменд и не торопился возвращаться в Оренбург, хотя в 1920 – 1925 годы город являлся столицей казахской автономии. А казахи к богатым относились более снисходительно, особо не придирались. В то время к родовому имению Дэрдменда в Оренбурге еще не притронулись. Но последние годы жизни Дэрдменд провел в Орске, здесь жил, умер и здесь же был предан земле. Видимо, так было написано у него на роду. 
     Лирон Хамидуллин отмечает также, что ему приходилось слышать о том, что Дэрдменд во время голода оказывал помощь народу: «Например, во время встреч в Орске в 1960 – 1970 годы несколько человек, в том числе ветеран-коммунист Абдулла Давлетшин, в 20-е годы работавший в Обществе потребителей, поведали о том, что Дэрдменд по собственному желанию участвовал в деятельности то ли комиссии по принятию мер против голода, то ли в благотворительной организации. Но подтверждающие эту информацию документы пока не обнаружены», – пишет он в статье «Имеют свои следы в истории» (Братья Рамиевы. Казань, 2002).
     Конечно, это очень даже возможно, потому что Дэрдменд не из тех, кто мог остаться в стороне, наблюдая за трагедией народа. Пока твердо стоял на ногах и пока к нему прислушивались, он, наверное, старался бороться против голода как мог. Однако эта трагедия была слишком масштабна, почти неподвластна человеку. Голод покосил и Орск, люди погибали не единицами, а тысячами. «Новым испытанием стал голод 1921 – 1922 годов, – пишут историки. – В 1920 г. население города составляло более 16 тысяч человек, а к 1923 году оно сократилось до десяти с половиной тысяч» (Орск. Фотоальбом. Москва, 1995). И среди этих тысяч был единственный светоч нации, татарский поэт Дэрдменд – золотопромышленник Закир Рамиев. 
     Теперь же подробнее остановимся на причинах смерти Дэрдменда, так как в этих вопросах тоже имеется ряд противоречий. Как свидетельствуют официальные источники, осенью 1921 года Дэрдменд навестил в Оренбурге больную дочь, похоронил ее, на обратном пути в Орск сильно простыл и по возвращении скоропостижно скончался. «Пережитое горе, хлопоты долгой дороги, осенние холода совсем обессилили его, – пишет Лирон Хамидуллин. – Вернувшись, он проболел неделю и 9 октября 1921 года умер. Его похоронили на кладбище хутора Ильяс. Сейчас это кладбище находится в черте Нового Города, на территории одного из заводов» (Дэрдменд...).
     Здесь почти все верно, но вызывает сомнение выражение «проболел неделю». Для сомнения есть повод, так как своячница Дэрдменда Асма-ханум сообщает о смерти старшей дочери Дэрдменда Гульсум, то есть Уммегульсум, в Оренбурге весной: «В Оренбурге семья Гульсум-апы провела голодную зиму, весной зять Гариф достал на базаре, кажется, замерзший арбуз, – пишет она. – Гульсум-апа съела его на голодный желудок, начались колики, возможно, умерла от холеры (Рамиевы. Оренбург, 1999).
     В этом воспоминании самое важное сведение – смерть Уммегульсум в Оренбурге весной, значит, и Дэрдменд ездил туда в это же время. Не верить Асме-ханум у нас нет оснований: тогда ей уже было 16 лет, и она все отчетливо помнит. 

Фаузия БАЙРАМОВА,
писатель,
кандидат исторических наук.
(Продолжение следует.)


Комментарии (8)
Guest, 24.09.2014 в 07:47

Интересный текст. Спасибо Фаузие - ханум за просветительскую деятельность. Жизнь настоящих (!)татарских деятелей культуры и образования полна трагизма. Это несомненно.

Guest, 24.09.2014 в 09:22

несомненно и другое,постыдное :
вот фаузия,спасибо,на свои харчи
занимается фсем этим.
когда татарские официальные(акад.наук,институт литературы...)обязаны еще вчера!
имеем не очень много известных личностей.
-и ни один,даже ТУКАЙ добротно,АКАДЕМИЧЕСКИ не изучен!
-об ТУКАЕ,напр.,всегда говорится общими местами:
-типа НАШЕ ВСЕ(наподобие аса ПУШКИНА),
-типа ИКОНЫ татарской.
а биография и наследие исследованы КОЕ-КАК.
а надо бы под МИКРОСКОПОМ!
или хотя бы в бинокль(лучше - морской).

Guest, 25.09.2014 в 07:16

Усилия Фаузии -ханум ввести в широкое обсуждение татарскую литературу, и жизнь отдельных татарских авторов, несомненно, являются новаторством.
Это способствует прежде всего восстановлению татарской культурной среды в татарском сообществе, и очищению сознания татар от множества ментальных вирусов, способствующих их русификации.
Для сравнения возьмём текст от психолога и заслуженного деятеля культуры Татарстана - Рамиль Гарифуллин. Он, по сути, навязывает татарам обсуждение того, что не имеет прямого отношения к множеству проблем восстановления и полноценного развития татарской культуры. Таких примеров множество, к сожалению. Это показывает глубокую деградацию тех, кто потенциально мог бы способствовать очищению, и оздоровлению, культурной и ментальной среды татар.

Guest, 25.09.2014 в 07:29

По- моему,текст от Р. НУГМАНОВ, профессора, из той же категории, что и текст от Р. Гарифуллина.
У Нугманова сплошная схоластика.

Guest, 25.09.2014 в 15:16

нет своих кадров ярких.
в лудчем ыслучие фторичны.

Guest, 25.09.2014 в 18:01

Кыланма.

Фәүзия Бәйрәмова, 26.09.2014 в 14:09

Язучы белән очрашу

Чаллы шәһәренең 12нче татар китапханәсендә язучы, тарихчы, җәмәгать эшлеклесе Фәүзия Бәйрәмова белән очрашу булды. Бу очрашуның төп темасы - тарихчы Михаил Худяковның 120 еллыгы һәм язучы Фәүзия Бәйрәмованың яңа чыккан "Сахалин утравы һәм татарлар" китабын халыкка тәкъдим итү булды. Ике тема буенча да Фәүзия Бәйрәмова үзе чыгыш ясады, чөнки ул Михаил Худяков турында ике фәнни китап авторы, аның 2006 елны яклаган кандидатлык диссертациясе дә Михаил Худяков буенча иде.
Фәүзия Бәйрәмова Худяковның татар тарихына керткән зур өлеше турында сөйләде, аның "Очерки по истории Казанского ханства" китабына зур бәя бирде, татарлар турында мондый гадел хезмәтнең Худяковка кадәр дә, аннан соң да әле булмавын әйтте. Ул шулай ук үзенең бу көннәрдә Михаил Худяковның туган якларында - Малмыжда һәм Киров шәһәрләрендә булганлыгын, аларда бу бөек тарихчы мирасы буенча алып барылган эшләр турында сөйләде. Кызганычка каршы, Малмыжда Михаил Худяков туып-үскән йорт җимертеп ташланган, биредә аның исемендәге урам да юк, бары тик музейда соңгы елларда "Худяков укулары" дип аталган чаралар уздырыла башлаган, быелгысына Фәүзия Бәйрәмова да чакыру алган. Киров шәһәрендә исә үзәк китапханәдә Худяковның туган көнендә (1894, 15 сентябрь) китап күргәзмәсе үткәрү белән чикләнгәннәр, музейларында берни дә эшләнмәгән. Кызганычка каршы, быел Казанда да Михаил Худяковның юбилее берничек тә билгеләнеп үтмәде, бу бушлыкны Чаллы шәһәрендә үткәрелгән "Хакыйкатькә юл урау" дип аталган шушы очрашу азмы-күпме тутырды.
"Сахалин утравы һәм татаралар" дип аталган китабы турында да Фәүзия Бәйрәмова очрашуга килүчеләргә күп мәгълүмат бирде. Шунысын да әйтергә кирәк, бу китап - Сахалин утравы һәм андагы татар тарихы, милләттәшләребез тормышы турында беренче фәнни-популяр китап. Автор сөйләве буенча, анда утрауның борынгы төрки-татар чоры да, кытай-япон заманнары да, империя-каторга еллары да, совет чоры да, бүгенге көн дә киң яктыртылган. Китапта шулай ук катрожан татарларның һәм узган гасырның утызынчы елларында репрессиягә эләккән милләттәшләрнең исемлеге бирелгән, сугыштан соң Сахалинга күчерелгән авыл татарларының язмышы сурәтләнгән. Бу китабын язар өчен Фәүзия Бәйрәмовага Сахалин утравында айга якын яшәргә, анда татарлар көн күргән 8 шәһәрдә, 2 авылда булырга, йөзләгән милләттәшебез белән очрашырга, архивларда, музейларда, китапханәләрдә эшләргә туры килгән. Китапта шулай ук йөзләгән фото бирелгән, ахырында рус телендә саллы өземтә дә урнаштырылган.
Очрашуда язучы Айдар Хәлим, китапханә мөдире Алмазия Шәехова һәм башкалар чыгыш ясадылар, язучыга күп кенә сораулар бирелде, бу хезмәтләре өчен зур рәхмәт әйтелде. Чаллы шәһәренең 12нче татар китапханәсе язучылар белән мондый очрашуларны еш уздыра башлады, анда катнашучыларның саны да елдан-ел арта бара. Язучы-тарихчы Фәүзия Бәйрәмова белән булган бу очрашу да мәдәният елында матур бер истәлек, мәгънәле һәм файдалы бер чара булып шәһәр тарихына кереп калды.
Тарихи-мәдәни мирас фондының матбугат үзәге.
2014 ел, 25 сентябрь.

Guest, 27.09.2014 в 04:21

вот-вот.
фаузия бедолага старается на свои копейки.
а нашим жирным котам - до пизды дверца.