3 октября 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Каменный город в горной степи (Древний тюрко-татарский период Орского края) (ч.11)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Каменный город в горной степи (Древний тюрко-татарский период Орского края) (ч.11)

2 ноября 2014 года
Каменный город в горной степи (Древний тюрко-татарский период Орского края) (ч.11)

     Конечно, этот вопрос нужно решать на уровне правительства. Председатель союза татарских предпринимателей Анвар Искандаров записал это предложение в своем блокноте и сказал, что проблема будет изучена. Участники встречи выразили желание о возобновлении туристических туров «Волга-Урал» между Казанью и Орском, оказывается, они пришлись по душе людям. Анвар-эфенди Искандаров заявил, что задача тоже из решаемых. Он тоже выступил перед татарскими активистами города Орска и ознакомил их с рабочими планами областных национальных организаций Оренбурга, подарил ценную книгу Дэрдменда на двух языках, выпущенную в Казани. Я тоже подарила организации «Туган тел» свои книги, раздала газеты, прочитала свои стихи. Встреча завершилась совместным чаепитием и фотографированием на память. 
     Хочется отметить и то, что, оказалось, Казань почти забыла про Орск. Правда, несколько лет назад приезжали корреспонденты телевидения «Яна гасыр» («Новый век») и сняли передачу «Халкым минем» («Народ мой»), которая была представлена татарскому миру. По словам членов «Туган тел», писатели и историки из Казани никогда не приезжали сюда. Правда, Лирон Хамидуллин и жил в Орске, и приезжал сюда, и писал про это, но так как он не организовывал специальных встреч с народом, возможно, многие и не узнали о его приезде. Я и сама неоднократно собиралась посетить Орск, но приходилось, не доехав сюда, из Оренбурга возвращаться обратно. Выражаю огромную благодарность Анвару Искандарову за организацию этой поездки, которая явилась подарком и для меня, и для местных татар. Казанским писателям и историкам я бы посетовала тоже побывать в этих краях, они возвращались бы отсюда духовно обогащенными, расширился бы кругозор, а орчане обрадовались бы им от всей души.
     Была пятница, поэтому мы торопились в мечеть. Располагавшаяся в старой части города древняя мусульманская святыня встретила нас звучным азаном, мужские и женские залы были наполнены народом, пришедшим совершить молитву. Это Соборная мечеть, которую когда-то посещал Дэрдменд, его семья, свою деятельность она возобновила с 1990 года. Все мусульмане Орска: татары, казахи, башкиры, азербайджанцы, чеченцы, узбеки, киргизы – приходят сюда на намаз, стоя рядом, совершают намаз сунниты и шииты. Должность имама занимает наш сородич Талипзян-хазрат Азаматов, помогают ему казахские имамы. После совместного совершения пятничного намаза мы представились религиозным деятелям, объяснили, кто мы такие, выразили свою просьбу и подарили книги. Сначала Махмут-хаджи Бикмурзин прочел Коран, потом читали молитву за упокой души Мухаммедзакира сына Мухамметсадыка Рамиева-Дэрдменда. А предложение руководителей «Туган тел» о перепогребении горстки земли с могилы Дэрдменда под заводом – на татарское кладбище тоже было встречено с одобрением, они пояснили, что это не противоречит канонам шариата. После этого руководитель организации «Туган тел» Расим Валетдинов высказался о необходимости создания комиссии, состоящей из представителей татарской интеллигенции и религиозных деятелей, подчеркнув, что это дело следует претворять в жизнь совместно с администрацией. Также прозвучало предложение о необходимости приступить к сбору материальных пожертвований у народа для изготовления надгробного камня Дэрдменду на татарском кладбище. После решения данных вопросов казахские имамы позвали нас к чаепитию, затем с пожеланиями доброго пути проводили путешественников.
     Затем Расим-ага Валетдинов повел нас к дому, где проживал и умер Дэрдменд. Он находился недалеко от мечети, в старой части города. Вот оно – прочное одноэтажное строение на перекрестке. По словам Расима-эфенди, раньше здесь жили Бурнаевы. Перед нами дом предстал с захламленной территорией, в полузаброшенном состоянии. В последние годы здание принадлежало татарскому предпринимателю, депутату Ганису Борисовичу Ахметшину, но он обанкротился и выставил дом на продажу. Как утверждает Расим-ага, в последний путь Дэрдменда проводили именно отсюда. Однако Лирон Хамидуллин пишет иначе, указывает на другой дом. Хотя в последние годы жизни Дэрдменд поменял несколько домов, так что и то, и это здание могли быть его предсмертным пристанищем. Расим Валетдинов всю жизнь проработал на Орском механическом заводе, историю города знает хорошо, пишет книгу «Орские татары», поэтому у нас нет оснований не верить и ему. 
     Хотя могила Дэрдменда осталась под заводскими строениями, мы решили посмотреть и эти места. До войны город был представлен именно этой старой слободой, позднее же разросся и за Урал. И татарская деревня Ильяс со своим кладбищем – местом упокоения Дэрдменда – осталась под заводом и городом. Но почему же поэт в 1921 году не был похоронен на городском кладбище? Как пишет Лирон Хамидуллин, в те времена Орск каждый год страдал от весеннего половодья, все осталось под водой, даже кладбища. Это действительно так: в городе часто происходили наводнения и пожары, поэтому Орск постепенно «перебрался» на другой берег Урала, на более возвышенное место.
     Вот и мы теперь переходим реку Яик-Урал через большой мост, когда идешь из старого города, справа простирается огромная территория механического завода. Растянувшиеся на десятки гектаров железобетонные каменные конструкции, возвышающиеся до небес трубы, стоящие на постаментах у входа на завод ракеты «Катюши». Да, когда-то это был военный завод, куда муха не могла бы залететь, где днем и ночью производили оружие. «30 октября 1941 г. в Орск прибыли первые эшелоны с оборудованием и работниками Тульского патронного завода, на базе которого начал работать Орский механический завод», – пишут историки (Т.Г. Черкас. Хронограф города…).
     По рассказам местных и как видно из записей того же Лирона Хамидуллина, даже после войны на территории завода стоял один надгробный камень, говорили, что он принадлежал одному известному татарину. По словам Расима Валетдинова, этот камень, должно быть, стоял на могиле Дэрдменда. «А сейчас, наверное, он лежит в фундаменте какого-нибудь здания», – промолвил аксакал, грустно вздыхая. Мы пока не стали заходить внутрь завода, лишь сфотографировали снаружи, может быть, удастся еще побывать и там. Сегодня уже, оказывается, на Орском механическом заводе выпускают не ракеты, а холодильники. Во всяком случае, так говорят народу, что еще изготавливают там – неизвестно.
     Наша последняя остановка в Орске – краеведческий музей. В начале данной моей работы я предоставила некоторую информацию о нем, а теперь хочу остановиться подробнее. Музей очень современно оборудован, в то же время от него веет и древностью. Здесь в достаточно полном объеме представлены и 40-тысячелетний Великий Степной период, и эпоха Оренбургско-орской крепости, и остальные эпохи. Экспонатов, касающихся татар, немного, но все же есть. Как я уже писала, под стеклом размещена роскошная татарская одежда, вышитые калфак и ичиги, можно увидеть очень старинные фото мечетей, а также исторические фотографии, связанные с жизнью татар с начала ХХ века. Имеется фото Дэрдменда в черной тюбетейке, фото Мирхайдара Файзи с родственниками, сохранилась программа спектакля «Галиябану», еще есть фото татарских курсисток той поры.
     Разумеется, этого мало, очень мало для татар, оставивших столь глубокий след в истории Орска! Я уже не говорю о более древнем периоде, там нет места для татар. Во всяком случае, можно было выставить книги Дэрдменда и Мирхайдара Файзи, уцелели некоторые дома, построенные татарскими богачами – они и поныне стоят на месте, можно было показать народу хотя бы их фотографии. Возможно, в музейных запасниках хранится еще что-нибудь, связанное с татарами, но какой смысл, если их не могут обозреть люди? Мы подарили работникам музея ценную книгу Дэрдменда на двух языках, высказали свои пожелания и, попрощавшись, вечером двинулись в длинный путь.
     Сюда мы выехали из Оренбурга ранним утром, рассвет встретили уже в степи. А теперь встречаем закат, тоже в пути, огненный шар, поднимаясь и опускаясь между горами, бежит за нами по осенней степи. С одной стороны – воды Яика, с другой – Сакмары текут рядом, тюрко-татарский мир провожает нас своим Кувандыком, Саракташом, Алабайталом, Карайгиром, Чулпаном и Мухаммедьяром, Кызылъяром и Гайнуллой. Татарская история, подобная целой эпохе, открывает свои страницы в один, подобный векам, день. Сарматские курганы, разбросанные по степи, свидетельствуют о древней истории, Уральские горы, являясь свидетелем тюркских каганатов и татарских ханств, преклоняют колени перед степью. Как эхо эпохи рабства, в душе позвякивает звон цепей заключенных татар, в вечернем мареве на стороне заката как будто качаются тела повышенных татар.  

Все это – моя история – история татар...
Все это – моя жизнь – судьба моего народа...


     И в душе звучат вечно печальные стихотворные строки Дэрдменда – вечно таинственного татарского поэта.

У дедовских могил, душа моя, бессонно
Досадою отцов, их горечью дыши!
Здесь черная земля – вся из обид и стонов,
Чьи эти жертвы? Кто они – скажи!

Фаузия БАЙРАМОВА,
писатель,
кандидат исторических наук.


Комментарии (3)
Guest, 05.11.2014 в 11:30

ярый эле ФЭУЗИЯ бар!
эшлексезлэр эшен эшлэуче.

Кунак, 10.11.2014 в 09:36

Хорошо бы эти очерки об Орске-городе горной степи вышли на татарском и русском как книга для читателя.

Guest, 13.11.2014 в 22:53

Только на татарском!