6 января 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Исповедь ровесницы сталинских репрессий
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Исповедь ровесницы сталинских репрессий

18 декабря 2013 года
Исповедь ровесницы сталинских репрессий

     Я принадлежу к той категории жителей страны, которых называют пенсионерами. Когда наступает время политических игр, называемое выборами, нас считают электоратом, который голосует за Зюганова, Жириновского или за властьимущих. Некоторые игроки считают нас балластом общества, который тормозит реформы. У нас, в России, принято считать людей оптом, без учета индивидуальных особенностей. Они глубоко ошибаются.
     В молодые годы нас называли строителями коммунизма. Работали « за себя и за того парня». Надо добавить :за мизерную зарплату, ничтожную – после вычета всех налогов, взносов и т.п. Зато морально поощряли, т.е., стимулировали. Почетных грамот и тому подобной макулатуры почти у каждого полный чемодан.
     Мне кажется, что некоторые люди, в том числе и моего поколения, не поняли, что такое коммунизм. Для некоторых – халявная жизнь. Поэтому тоскуют по тем временам.
     Говоря об этом недалеком прошлом, политологи, историки, философы, экономисты, вышедшие из шинели Дзержинского, кителя Сталина, могли бы сказать народу правду : почему развалился СССР, почему не смогли «построить» коммунизм? От главной причины отводят к следствию, подставляя под удар Горбачева, Ельцина, ЦРУ и т.п. Хочется спросить: а где вы были, товарищи идеологи? КПСС? Ученые – рекламщики коммунизма? Есть у кого спросить: КПРФ – правоприемница КПСС, организатора и вдохновителя всех наших бед, находится при власти. Бывшие чиновники – партийцы «остепенились» и спокойно сидят в РАН, в престижных вузах страны. Некоторые еще и «возникают» на телеэкранах и пытаются критиковать «лихие» 90-е. На мой взгляд, 90-е годы не были бы лихими, если бы 70 – 80-е не были бестолково застойными, 60-е бездарно волюнтаристскими,  50-е – хищно-милитаристскими, 40-е – роковыми,репрессивными,18 – 20-е – братоубийственными.
     Эти этапы большого пути не прошли бесследно для людей, в том числе и для моего поколения. Мое поколение (1936 – 39) можно назвать ровесниками сталинских репрессий, детьми войны, шестидесятниками, могильщиками тоталитарного режима, власти КПСС, перестройщиками. Иначе быть не могло. Есть законы природы: на всякое действие есть противодействие и закон бумеранга. Короче: что посеешь, то и пожнешь. Эти преступления не только исторический факт, но и человеческий фактор. Никакие достижения техники, прорывы в космос, создание смертоносных оружий не могут компенсировать эти напрасные жертвы. Цель не достигнута, средства не оправдали себя. Идея – авантюра, идеология – туфта. Крах идеологии, деградация КПСС, экономическое и политическое банкротство – основные причины распада СССР, социалистического лагеря в целом.
     «Сильная рука» не должна быть по локоть в крови. Глава государства (а не страны) не должен трудиться «как раб  на галерах». В сильной руке должна быть дирижерская палочка, образно говоря, чтобы управлять оркестром строго по партитуре (Конституции). Оркестрантов должны подобрать из компетентных людей, а не из числа друзей, земляков и т.п.
     У государства по-прежнему 2 союзника: армия и флот, способные показать только «кузькину мать». До симфонического оркестра еще далеко, пока фальшиво играет только военный духовой оркестр. Симфония только между церковью и властью. При этом мечтают о втором сроке, хотя никто еще их не вызывает на «бис».
     От всего этого берет тоска, страх. Вновь «пудрят» мозги молодежи. Кто-то пытается доказать, как хорошо было в Советское время. Некоторые уводят в средневековье, разжигая национальную исключительность, амбициозность и прочие нездоровые чувства. Пытаются убедить в том, что мы строили капитализм. При этом либо не знают, либо сознательно занимаются вульгаризацией капитализма. Рыночная экономика – это еще не капитализм. Капитализм – общественная формация, определенный этап развития человеческого общества. Его не строят сверху искусственно, декларацией. Это плод длительного периода развития общества при определенных условиях. Деление различных стадий развития общества – метод научного познания, абстракция. Не все страны развиваются по этому пути. Жизнь общества втиснуть в рамки одной науки, на мой взгляд, вульгаризация.
     В результате такой вульгаризации мы получили общество в 90-х годах, которое можно назвать вульгарным коммунизмом. Теоретики коммунизма не оставили «рецептов» как выйти из коммунизма в капитализм. Это так же виртуально, как геометрия Лобачевского. Мы только и дискредитируем все известные в мире общественные формации, а свой путь привел в тупик.
     Государство Российское завело нас, малочисленные народы, добровольно или насильственно собрав под свое крыло, в болото, как Иван Сусанин. Разве можно упрекнуть союзные республики за желание жить своим умом? Некоторые уже доказали свою самодостаточность. Надо радоваться за них.
     Поэтому нельзя осуждать рост национального самосознания малочисленных народов при резких поворотах истории России. На кочках болота жить не так комфортно, особенно отдельным «винтикам» общества.
     Эта статья появилась под впечатлением услышанного из уст моей подруги Ягудиной Гульджихан Залялетдиновны, которая ушла из жизни 30.01.2013 года. Ушла замечательная женщина, незаурядная личность, видный общественный деятель РБ. Я обещала ей, что напишу о ней и наших мироощущениях в газету, в ту, которую она больше всего любила, – в «Звезду Поволжья». Ее в Татарстане знали многие.
     Оказывается, ее деда по отцу репрессировали в 1937 году. Отца тоже арестовали. Двух братьев-близнецов, шестилетних Марвара и Сарвара, бросили в погреб. От переохлаждения Марвар скончался. Ее мать добилась освобождения мужа на похороны сына. Ночью они тайно покинули деревню. До наступления холодов скитались по тайге. Когда мать узнала, что ждет ребенка, захотела вернуться домой. Ночью прибыли в Раевку (ж/д станция в Башкирии) на оси вагона товарного поезда. В Раевке их приютила подруга матери.
     13 марта 1938 года родилась девочка, которую назвали Гульджихан (в этот день расстреляли Бухарина).Вскоре отца к себе на работу взял давний друг – директор Раевского консервного завода, пасти скот. Летом жили в шалаше, а зимой – в землянке. Здесь родились еще одна девочка и мальчик, но они не выжили. Когда началась война, отца взяли на фронт. Он погиб «За Родину, за Сталина» в 1942 году.
     Ее мать никогда не работала, хотя была здоровой молодой женщиной, дожила до 90 лет. Она ничего не простила у Советской власти, не хотела ей служить.
     Об этой истории Гульджихан узнала только в конце 90-х годов прошлого века из уст брата Сарвара. Они от нее скрывали, боялись, что проговорится.
     У меня иногда спрашивают: как ты стала антикоммунисткой с такой биографией?
     Действительно, на первый взгляд, у меня нет для этого оснований.
     Родилась 31 марта 1937 года. Отец тогда только начал работать начальником политотдела в одном крупном Совхозе Альшеевского района. Бывшего начальника (Яковенко) репрессировали. Отец чувствовал  себя очередной жертвой. До этого он воевал с басмачами. Окончил медресе, изучал Коран. Советская власть использовала мусульман против своих единоверцев, когда «усыновляла» Среднюю Азию. Когда началась война, папу взяли в офицерскую школу, оттуда – на фронт. Он погиб 26 августа 1944 года в Варшаве, уже не за Сталина и не за Родину, а за чужую землю – будущую часть империи Сталина. Поляки его не забыли. Польский писатель Ян Пшимановский включил его имя в книгу «Память».
     Погиб в возрасте 35 лет, оставив вдовой 28-летнюю жену и 4-х детей сиротами: 1936, 37, 39, 42 года рождения. Вопреки всему, «всем смертям назло» мы выжили.
     В школу я пошла в 1945 году. В 1947 году взял меня к себе папин младший брат, который после войны начал работать директором 7-летней татарской школы. В 1947 году был страшный голод. Для меня этот год был самым страшным в моем детстве. Такую нищету никогда в жизни не видела. Люди умирали семьями от голода и мышиной лихорадки. У одного моего одноклассника кожа была как рыбья чешуя от авитаминоза.
     Мой дядя прошел тоже всю войну с врожденным пороком сердца. Иногда он говорил мне: Райся, много знать вредно, это мыек (усы) все видит и слышит. Затем добавлял: вот немец умеет жить! Ушел из жизни в 57 лет после инфаркта.
     Описать человеческую скорбь, трагедию тех лет невозможно. С этой болью люди живут до конца, затем – дети, внуки. Народная память неистребима. 
    После шестого класса (1951 г.) я вернулась в свою семью и с 7-го класса начала учиться в Раевской башкирской СШ N1. В этой школе с 1-го класса училась Г. Ягудина. Мы оказались в одном классе. С тех пор до конца ее жизни мы были друзьями-единомышленниками.
     С 1 октября меня избрали председателем учкома (ученического комитета – один из элементов демократии). В 8 – 9 классах – секретарем комсомольской организации. Первые уроки демократии я прошла в этой школе. Были учителя, у которых можно было учиться жить, не только получать глубокие знания. Требование тогда было высокое, программа обширная. Ежегодно сдавали по 10 – 12 экзаменов. Отсев был большой. В одном классе некоторые сидели по 3-4 года. Был естественный отбор. Например, учитель физики и математики в первый год своей работы на второй год оставил весь 9-й класс, кроме троих. Они вынуждены были продолжить учебу в Уфе. В СШ N1 в 1952/53 учебном году не было выпуска. Мы тогда учились в 8 классе, выгнали 2-х учителей: физики (он был электромонтером), анатомии. Так мы добились нового знающего физика и математика. Весной умер Сталин. Было страшно, все плакали.
     Обучение в СШ N1 тогда было на башкирском языке по всем предметам, кроме русского языка и литературы. Гульджихан трудно давались математика и башкирский язык. За 9 лет она не научилась говорить по-башкирски. Ей казалось, что башкирское произношение родных слов как искажение татарского языка. Она не смогла преодолеть это – психологический барьер. После 9-го класса перевелась в русскую СШ N2 повторно на 9-й класс. Я окончила СШN1 в 1955 году с отличием.
     В 1962 году я окончила физико-математический факультет БГУ, Гульджихан – Московский библиотечный институт.
     Меня направили в Бирский госпединститут на кафедру математики. Мы стали шестидесятниками. Это было время надежд на лучшую жизнь, выход из нищеты, реализации возможностей. Возможности были. В то время мы поступали в институт (вузы) по большому конкурсу, сдавали по 5 вступительных экзаменов. Знания получали основательные, глубокие, обширные. Как известно, знание – сила. Оно дает энергию и уверенность, что позволяет противостоять неприятностям, отстаивать свою правоту. Одним словом : бороться и побеждать. Только так можно было сохранить честь и достоинство.
     Падение системы образования началось с 1968 года. Тогда отменили экзамены в школах, кроме выпускных классов. Заменили старые опытные кадры молодыми неопытными «дипломированными». Из школ ушли директора школ, завучи с дипломом педучилища. В начале 80-х прошлого века мы пережили 2-е эхо войны. В вузы стали поступать дети родителей, родившихся в годы войны. Принимали всех желающих независимо от уровня знаний. Количество вступительных экзаменов сократили до минимума, критерии оценок пересмотрели без сожаленья. Опустили планку ниже плинтуса. План приема и выпуска не позволял отсеивать профнепригодных после экзаменационной сессии. Шли на сделку с совестью. При этом поставили задачу подготовить в школах «всесторонне развитую личность», в вузах – «высококвалифицированных» дипломированных специалистов.
     Пединституты в то время злые языки окрестили «деревообрабатывающими» предприятиями – принимали «дубы», выпускали – «липу», «каждый атом хочет стать кандидатом».
     По всей стране процветали процентомания и надувательство. Ее величество «корочка» решала все. 
     В настоящее время наше общество и все человечество нуждается в ассенизаторах, надвигается экологическая катастрофа. Со времен застоя и до сих пор работу школ оценивают по количеству выпускников, поступивших в высшие учебные заведения. В результате мы лишились ремесленников, портных, обувщиков и др. Поэтому наши дети и сами ходим в китайских шмотках и обносках Запада (second hand). Идет модернизация, реформа всей системы образования, РАН. Никто не упоминает при этом АПН (академия пед. наук, с 1966 г.). Несут ли они  какую-либо ответственность перед обществом?
     Некомпетентность одних, беспринципность других, амбициозность и беспечность («после меня хоть потоп!») власть имущих привела общество в такое состояние.
     Например, за время учреждения Нобелевской премии в области фундаментальных наук лауреатами этой премии стали в России: по физике -13, по химии – 1, по физиологии – 2. Итого 16. В США: по физике – 91, по химии – 64, по физиологии – 95. Итого 250!
     Вот показатель эффективности работы РАН. Я далека от мысли, что в этом виновата только АН. Хотела сказать, что на фоне всеобщей безнравственности, при диктаторском режиме даже АН бессильна. Как атрибут мощи государства, величия России, она работает на оборону. Поэтому ее влияние на жизнь общества, на модернизацию промышленных предприятий, на перестройку психологии человека (роль гуманитарных наук) ит.п. ничтожно мало.
     Существование АПН, РАН, вузов, многочисленной армии ученых, «остепененных» специалистов не гарантируют от невежества.
      Наличие музеев, театров, домов культуры, литературы, искусства, деятелей культуры – от бескультурья.
     Наличие «святой церкви», роскошных храмов, различных культовых сооружений, духовенства, служителей культа не могут удержать от грехопадения даже самих «святых» отцов. Нравственность падает безудержно. Никто не в силах остановить. Значит, церковь тоже неэффективна.
     Нравственность – следование 10 заповедям Библии. Других критериев нет! Человечество ничего лучше не придумало. Внедрить эти заповеди в сознание людей – задача религии. Иначе зачем она нужна?
     С началом перестройки мы с Гульджихан с головой окунулись в общественную работу, каждая по мере возможности, по своим убеждениям. Она руководила женской общественной организацией «Сахибжамал». Как член женсовета РБ она имела большие возможности для просветительской работы. Выступала по радио и телевидению.
     Были делегатами I и II-го съезда татар по РБ в качестве статистов. Считалось, что учителя татарского языка, «видные», «авторитетные» деятели литературы и искусства проблемы татар знают лучше, знают пути их решении: переложить их на плечи учащихся школ.
     Воспитание наше не позволило нам стать националистами.
     К концу ХХ века мы оказались опустошенными духовно, нравственно и экономически. Все этносы пострадали одинаково. Поэтому, по моему убеждению, не надо было на первый план выдвигать этнические проблемы. Надо было добиваться экономической самостоятельности. Другими словами, проблему сохранения генофонда. Этнические проблемы можем решать сами.
     С такими словами, в таком духе я обратилась с высокой трибуны третьей Всероссийской конференции Федеральной национально-культурной автономии татар (ФНКАТ), состоявшейся 24 марта 2007года в г.Казани, к делегатам.
     Я глубоко убеждена в том, что язык невозможно сохранить и развивать только повышая его статус. Язык – зеркальное отображение действительности. Чтобы сохранить язык, надо в него «завернуть» ценную информацию, как, например, латинский язык. Язык развивается только при развитии общества и личности. Это – аксиома! Каждый раз при поворотах судьбы России поднимается национальный вопрос. Язык – это яблоко раздора, что способствует управлять по принципу «разделяй и властвуй!»
     «Разделяющие» провокаторы всегда готовы щекотать народ до смерти, как Шурале, играя на национальных чувствах, на пороках и слабостях отдельных людей, на несчастье и трагедии народа.  Не надо поддаваться на провокации. На каждого Шурале должен быть свой Былтыр, готовый прищемить не только руку, но и язык. Жить надо своим умом.

Р. БАДРЕТДИНОВА.


Комментарии (3)
Шрек, 19.12.2013 в 15:59

"Воспитание наше не позволило нам стать националистами"
-------------------------
Человек, причисляющий себя к какой-либо нации, естественным образом является националистом.
Если этот националист говорит на своём национальном языке и ничто не угрожает его национальной культуре, то национализм данного человека не "виден", т.е. никак себя не проявляет, находится как бы в "спящем" режиме. В случае же угрозы или притеснений языку и культуре, национализм выходит из "спящего режима", пытаясь любым способом защищаться.
По-видимому авторша ошибочно путает националиста с нацистом, который ищет привилении только своей нации за счёт других, и у которого нет "спящего" режима.
В остальном полностью согласен.

Алмаз улы, 24.12.2013 в 14:17

Статья сильная! Сильная и правильная! Согласен со Шреком, не надо путать национализм, направленный на защиту прав и свобод своего народа, с шовинизмом, заявляющем об исключительности своей нации и презирающей другие народы.

Guest, 25.12.2013 в 07:42

Статья интересна. Эмоциональна. Проникнута душевной болью, переживанием за историческое прошлое. В 1947 г. были отменены хлебные карточки. СССР одна из первых отменила их. По словам, живших тогда, это было праздником. Посудите сами: входишь в магазин, а там хлеб на полках и без карточки, бери и ешь сколько душа пожелает.
Непонятно духовное опустошение человека умного, сильного, волевого, инициативного. То ли от того, что строили дворец, а получился коровник - ни коммунизма, ни перспектив - уже сегодня. Одним словом, по словам автора - болото. И в конечном, итоге Шурале , в образе национальных провокаторов - это боль и страх перед грядущими событиями, перед гражданской войной или национально - освободительной. К сожалению, у автора нет ответа на вопросы,которые ставит автор и которые завуалированы , законспирированы - тяжелое наследие сталинизма как следствие большого террора. Можно считать данную статью исторической исповедью. Было интересно узнать как и чем жили люди этого поколения. Спасибо за статью !