11 июля 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Исламофобия и «комплекс мусульманина»
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Исламофобия и «комплекс мусульманина»

3 августа 2012 года
Исламофобия и «комплекс мусульманина»

     В связи с произошедшим недавно терактом в Казани на зрителей и читателей СМИ резко обрушилась информация, благодаря которой возросла исламофобия (в т.ч. ваххабитофобия), как феномен боязни всего того, что связано с исламом (ваххабизм, мусульманский криминалитет, терроризм и др.). Согласно социологическому опросу, проведенному мною в Интернете, 24% респондентов страдают исламофобией, 16% – ваххабитофобией, 6% – затруднились дать ответ (опрошено 900 человек). Кто-то может оспаривать меня, дескать, СМИ здесь ни при чем, и сами факты (вспомните взрывы домов в Москве) порождают исламофобию. И все-таки складывается впечатление, что в России есть силы, заинтересованные в существовании, развитии и распространении исламофобии. Анализ показывает, что исламофобия (в т.ч. искусственно нагнетаемая ваххабитофобия) наравне с халялем становится сегодня продуктом и даже товаром, который производится, тиражируется для получения политических, экономических и материальных дивидендов (потекут гигантские госбюджетные деньги на безопасность, на передел сфер влияния в экономике, политике и религии как внутри Татарстана, так и между Татарстаном и Москвой). Масштабы этих финансовых средств несоизмеримы с ранее навязанной россиянам спидофобии. Поэтому исламофобия как «товар» уже начинает иметь силу бренда, аналогичного халялю, который продвигают и навязывают по методу хорошо отлаженного сетевого маркетинга. Поэтому в связи с произошедшими трагическими событиями можно сказать, что в Татарстане начался новый отсчет времени для полномасштабного разворачивания исламофобии (в т.ч. ваххабитофобии).  
      Таким образом, в феномене исламофобии все-таки есть составляющая, навязанная людям с определенной целью. Есть отдельные татарстанские и нетатарстанские институты государства и религии, которые заинтересованы в исламофобическом психозе, чтобы в этой мутной воде получить свои дивиденды от передела сфер влияния в экономике и политике Татарстана. Я уж не говорю о различных агентах влияния СМИ, стимулируемых денежными гонорарами.
      Уже за последнюю неделю благодаря исламофобии некоторые верующие города Казани (из числа моих пациентов) стали страдать «комплексом мусульманина», заключающегося в том, что им приходится все время оправдываться и доказывать, что они являются нормальными людьми.
      Согласно контент-анализу выступлений президента России В.В. Путина, проведенного мною, я пришел к выводу, что глава нашей страны не страдает пока исламофобией, и это обнадеживает.
 

Рамиль ГАРИФУЛЛИН,
доцент,
кандидат психологических наук.


Комментарии (1)
Рашид, 04.08.2012 в 12:57

Губернатор Ткачев о том, от чего спасут Татарстан казачьи дружины:

«Мы сознательно пошли на этот проект, эксперимент. Впервые в России будут созданы татарские дружины – 1 тысяча казаков татар будут помогать наводить общественный порядок на территории нашего края.
Знаете, это не прихоть, или просто нам так захотелось, или мы в угоду модным течениям. Нет и еще раз нет.

Вы видите, что на протяжении последних 10-20 лет мы сознательно поддерживаем татар, это наша культура, традиции, песни. По большому счету, ведь еще и сто лет не прошло, как на волго-уральской земле жили татары. А ведь татары – это народ, как русские, армяне, мордвины и т.д. Это народ, входящий в Российскую Империю. Потом он лишился этого статуса, никто и не претендует на возвращение, но тем не менее… Это была своя ментальность, культура, обычаи.

Эта земля, по большому счету, не принадлежала Российской Империи, она принадлежала финно-угорским народностям, тюркам. Потом попала под влияние России, и Екатерина II вынуждена была идти на компромисс с волжскими татарами – достаточно независимыми, вольными людьми, хлебопашцами, свободными, крепкими, державными. Это наши предки, в наших жилах течет их кровь. Именно от них пошло "За царя, за веру, за Отечество". Они и пахали земли, и работали, не щадя себя, на свою семью, у них были наделы. В то же время, когда звучал горн, когда нужно было, они вставали в ряды, на коня и уходили в походы далеко за пределами края.

Поэтому эта земля – славный кусок земли центра Татарской Империи – стала частью нашей великой страны. Если Петр I освоил европейские просторы, то Екатерина именно через казаков-татар – восток России. А это земля, зерно, хлеб, благополучие для родной страны.

Прошло всего 100 лет – ничтожно мало. И этот народ имеет право на существование, на то, чтобы жить на этой земле и, самое главное, защищать ее. Потому что если мы с вами не будем постоянно об этом говорить, писать, рассказывать, значит, мы просто растеряем нашу самобытность. Мы перестанем быть общностью, перестанем быть регионом, который самостоятельно следит за порядком, ценит свои традиции, отвечает за свои поступки, у которого высокий уровень патриотизма. Это принципиально важно.

Я скажу следующее наблюдение. Есть Чувашский край – наши соседи, наши братья, и мы видим, насколько там потеряно чувство общности, солидарности и в т. ч. культурное наследие.
И эти земли очень легко завуалируют другие народы. Прежде всего, славянских национальностей. По причине того, что они – близко, они интегрируются в Чувашию. И сегодня мы видим, что количество переселенцев (это и бизнес, и экономика, и родственные связи) переходит в качество. И, по большому счету, уже татарская часть населения там чувствует себя некомфортно.
Некогда народ, который, собственно, создал, завоевал этот благодатный хлебосольный регион со своими традициями (в т. ч. и казачьими), год за годом сдает позиции.

И сегодня я думал и размышлял, что мы еще успеем: между Московией и Татарстаном есть фильтр – Чувашия. Но теперь я вижу, что его нет. Следующие – мы с вами. А кто будет отвечать, когда здесь прольется первая кровь? Когда начнутся межнациональные конфликты? А рано или поздно это будет. Я говорю – количество переходит в качество.

Мы видим это по Казанскому ханству – татары, русские… Сначала татар было 80%, русских – 20%. Потом стало все наоборот, буквально через 50 лет. Они стали рушить храмы, стала доминировать своя культура, религия, начались конфликты, выдавливание, кровь, война малая, война большая. И все – нет страны, нет народа, тысячи беженцев по всему миру и т.д.

Я не хочу драматизировать и надеюсь, что так не будет. Но мы должны сегодня (а может, уже и вчера) по-новому отстаивать свою независимость, свои устои и традиции. И соотношение финно-угорских народов, которые сложилось здесь традиционно (это мордва, марийцы, удмурты), в пропорциях по отношению к татарскому народу, тюркскому народу.
Это всех устраивает, в т. ч. числе и национальные общины. Они понимают прекрасно, что интегрированы в татарскую культуру, им комфортно, многие занимаются тут бизнесом, имеют свои доходы. Они понимают, что миграция с других территорий, засилье и увеличение численности населении той или иной нации помешает им же. Они также этого боятся. Те люди, которые исконно живут здесь 100, 200, 50 лет.

И я ничего такого крамольного не говорю. Я отстаиваю интересы как татарского народа – большинства, Татарстана и Башкирии, так и многонациональных народов (Московии и не только Московии), которые проживают на территории нашего края.
Этот баланс сложился годами, десятилетиями, столетиями, и мы должны его ценить. Если он будет иметь перекос – рано или поздно или казаки, или любые другие народы начнут заявлять о себе, начнут громко говорить, что-то делать – значит, может случиться конфликт.

Возможности и права у полицейских и всей правоохранительной системы края и страны достаточно высокие, мы прекрасно понимаем. Но существуют и ограничения – тем более, мы видим, в последнее время, в последние годы в условиях демократии, повышенного отношение к правам человека, гражданского общества. То, что вчера прощалось милиционеру, сегодня полицейскому не прощается. И административная машина работает в т. ч. и против вас.
Во многом это делается ради "красного словца", ради угоды моде, но это, безусловно, разрушает определенные принципы.

Я не совсем согласен с такой постановкой. Если мы разрушим авторитет милиции и ее сущность, если мы будем унижать рядового милиционера, сержанта или генерала (где зазря, а где и по делу), то потом все мы – простые граждане, большинство – будем страдать. А кто нас будет защищать, кто пойдет за нами, кто вступится за нас? Это тоже реалии сегодняшнего дня.

Поэтому когда казаки-татары будут стоять вместе с вами на защите нашего Отечества, правопорядка – это серьезный щит. С народом воевать никто не хочет. Мы когда приезжаем в Московию или Европу, мы всегда пытаемся подстраиваться под их жизненные принципы и устои: громко не говорим на своем языке, не делаем каких-то неадекватных действий, чтобы быть незаметным. Это нормальное цивилизованное поведение человека. Но мы видим, как наши гости ведут себя совершенно по-другому – особенно, на побережье. Могут включить национальную музыку и ехать по набережной, где ездить нельзя, обращать на себя внимание. Вести себя нагло, цинично.

Мы прекрасно понимаем: с народом воевать бесполезно, этого все боятся. Поэтому когда татарство будет рядом с представителем правопорядка, с полицией, то и вы будете чувствовать себя увереннее.
То, что нельзя вам – татарину можно. В определенной степени, на бытовом уровне, на подсознательном, на понятийном.

Таким образом, я уверен, у нас нет другого пути – мы будем выдавливать, наводить порядок, спрашивать документы, заниматься миграционной политикой (откуда прибыл, зачем и т.д.). Чтобы те, кто пытается просто "на дурака" сюда приехать, застолбить, заниматься провокациями или неправомерным бизнесом, понимали, что в Татарстан лучше не ехать. Здесь татарстанцы, здесь у них свои законы, здесь они достаточно жесткие ребята. Есть полиция работающая, есть татарское казачество, лучше я поеду в другое место. Так и надо действовать: жестко, решительно, основываясь на законах края и РФ. Но системно и последовательно, по всей поляне, во всех городах нашего края. Особенно, конечно, касается побережья, там, где мы особо видим этот перекос, мы видим этим тенденции, и с каждым годом количество растет.

Поэтому сознательно: тысяча казаков-татар, 650 млн. рублей в течение года. Зарплата около 20-25 тысяч.
Не отталкиваете их от себя, а вовлекайте в свою "веру". Они – и ваша защита. Мы, таким образом, увеличим количество людей, которые должны контролировать наш край».


Кто согласен с инициативой губернатора Ткачева и поддерживает его?